Искушение

                Три часа ночи. Девушка сидела в полупустом баре. Одна за столиком. Играла старая музыка ее юности, музыка первой любви и девичьих наивных грез, роем кружились воспоминания, и щемило сердце. Ольга смотрела на пустые стулья за своим столом и думала о тех, кто мог бы быть на этих местах. В голове проносились их имена. Как же много их было в ее жизни! Тех, кто мог бы быть сейчас рядом. Но никого нет… И позвонить не кому. Даже не смотря на то, что с большинством она общается до сих пор, и есть номера в записной книжке…
                Листает телефонный  список, но никому позвонить не может. У многих уже своя семья, или девушка, а кому-то просто на работу рано вставать и в столь поздний час не позвать составить ей компанию. А кого-то и самой видеть не хочется. А кто-то просто не поймет ее одиночества, им все равно… 
                Ну, почему столько светлых чувств в ее душе к ним, а они даже не помнят, не звонят, не зовут?!
                И вот она одна за пустым столом. С бокалом мартини. И думается, что это не последний такой вечер. Возможно, это только начало, и впереди будет еще много таких одиноких ночей в баре. С ощущением, что никому не нужна и никому не интересна.
                И такая пустота, и тоска, огромной дырой зияет в ее душе!
                С мужьями ей не повезло. И со временем она даже стала находить плюсы своего одиночества, называя его свободой. И пользовалась ею по полной. И редко когда бывала одна.
                А вот сегодня… что-то захандрила.
                Подумаешь, в кои-то веки вдруг оказалась в одиночестве! Ерунда, прорвемся!

                И правда говорят, что удача любит смелых. Вот подумала о том, что все еще получится… и…

                …В уже опустевшее кафе зашел посетитель. Подошел к барной стойке. Заказал коньяк и кофе. В ожидании перебросился несколькими фразами с барменшей. Он был таким же завсегдатаем, как и Ольга, но к тому же еще и другом владельца заведения.
                Оглядев зал, Грек подсел за столик девушки.
                – Здравствуй, чего одна? – спросил Алексей.
                – Да вот… – неопределенно пожала плечами Ольга  – А ты чего так поздно один?
                – А я с гостей иду. Но домой как-то пока не хочется. Вот решил зайти… Ты Мартини пьешь, взять тебе еще?
                – Да я вроде уже уходить собиралась…
                – Да брось, посиди еще, составь мне компанию!

                Банальное начало беседы, скованность в общении у Ольги определялась тем, что она слишком сильно старалась скрыть свою радость и желание.
                Грека она знала давно. Но каждый раз, когда он появлялся в поле зрения, с ней происходило что-то невероятное. Всё переворачивалось внутри, животная страсть просыпалась в ханжеской ее душе. С первого же взгляда на него, ею овладевали непреодолимые желания быть ближе. Даже ревность, если он мило беседовал с другими. Она следила за каждым его жестом, словом. Ловила взгляды и улыбки. Просто видя его, уже ощущала пульсацию внизу живота и влажность.
                Он не был красив, и намного старше нее, хотя внешне невозможно было определить сколько ему лет. Около тридцати, хотя по паспорту гораздо больше. Кто-то говорил, что ему давно за сорок. Лицо словно высеченное из камня с грубыми чертами и выдающимся носом с горбинкой, за который Леша и получил свое прозвище.
                Но это был такой человек... К нему тянуло как магнитом. Что-то такое исходило от него... Мужественность, сила, опасность. А для Ольги это сочетание было тем искушением, противостоять которому она не могла. Кто бы что ни говорил, в том числе и ее разум и рационализм. Это было выше ее сил, парализовывало волю.
                Но случайные встречи в знакомом баре или на улице были редкостью. И ещё реже случалось, чтобы они общались, оказываясь за столиком в одной компании. Но когда всё же удавалось, она никогда не отказывалась от знаков его внимания, и каждый был для неё событием. Хотя она тщательно скрывала это от него, лишь легкими намеками выдавая свой интерес. А для него это совсем ничего не значило.
                Это был тот редкий, уникальный случай, когда она хотела мужчину неосознанно, против своей воли, на уровне подсознания, а потому дико и яростно. И ничего не могла с собой поделать.

                И сейчас, все его внимание принадлежало ей. Нонсенс!
                Она чувствовала себя словно кролик под гипнозом удава.
                Поддержание разговора было сложной задачей, когда все мысли её сводились к чувственным ласкам с этим мужчиной. Но она держалась.
                Они много говорили о жизни и судьбе, пытаясь понять, познать друг друга. О любви и разочарованиях.
                И незаметно Ольга теряла контроль за своими словами, все более откровенно раскрывая душу. Да и Мартини был далеко не первый. Расслаблял и снижал присущую ей бдительность.
Долго они просидели вдвоём. Но время было не замечаемо. Жалюзи на окнах уже в три часа были опущены, и создавалось впечатление бесконечности ночи. А часы уже однако показывали шесть утра. Но, как известно, счастливые часов не наблюдают, вот и Ольга потеряла счет времени.
                А когда организм вдруг сообщил о малой потребности, девушка пошла в уборную, общую для мужчин и женщин. Изрядно нетрезвый Грек встретил её на выходе. И всем своим корпусом вдавил обратно, сжимая в стальных объятьях. Он жадно и дерзко пожирал её губы, а руки беззастенчиво пробирались под легкую блузку. Ольга растерялась и почти сдалась. Он говорил, что хочет её прямо сейчас. И ноги подкашивалась от этих слов. Она и мечтать не могла о подобных признаниях от него! Сжимал ее грудь, теребя соски под тонкой тканью. А другой рукой сжимая ягодицы, пальцами пытаясь подобраться к заветному местечку. Его возбужденный орган упирался ей прямо в чувствительный бугорок. Инстинктивно она прижималась к нему все сильнее и стала тереться о выпирающую плоть, еще больше заводя обоих.
                Грек был столь возбужден и страстен, что не оставалось сомнений, что он возьмёт её прямо здесь, в туалете ночного кабака. Весьма пикантно! Но не для Ольги!
И она нашла в себе мужество отказать ему, хотя вся её суть кричала: «Хочу!», а тело говорило: «Возьми!». И он видел это! Слишком явно все её чувства отражались в глазах. Слишком откровенно трепетало и откликалось на его призыв предательское тело женщины.
                Но Ольга отказывала ему! Почему?!

Он все эти годы видел её неравнодушие. Чувствовал импульсы желания, даже более того, вожделения. Хотя внешне она всячески старалась это скрывать. Но мужчина был достаточно опытен, и его невозможно было провести. Он отдавал честь её выдержки и никогда не делал попыток сблизиться, дабы не дразнить. Он был уверен, что стоит ему намекнуть на секс, как она согласится безоговорочно.

                И вот она ему отказывала! Недоумение, граничащее с оскорблением его мужского достоинства, его эго, будило в нем спортивный интерес охотника. Но орешек оказался не по зубам. Несколькими фразами она поставила его на место. Пришлось отступить. Хотя после этого она еще говорила ему о своем отношении и своих желаниях, видимо желая смягчить свой отказ и оправдаться:
                – Я хочу тебя, но не буду. Не хочу быть одной их многих, павших под натиском твоей сексуальности. Ты готов спать с кем угодно, не заботясь об этической стороне вопроса. Тебе даже не важна внешность жертвы, фигура. Я не могу позволить себе оказаться в этом списке. И при этом признаюсь - я хочу тебя! Так, что разум отказывает! И пусть я ещё об этом пожалею, но не стану одной из многих.
                Ольга в порыве слабости, рассказала ему всё, что чувствовала к нему. Как сердце замирало каждый раз при встрече и горячей волной возбуждение окатывало её. И что сейчас она идет против себя, следуя жестким принципам. И он понял. И отступил.

                И действительно, в последующие встречи Ольга замечала особое уважение к себе со стороны Алексея.

                Но в то утро он ещё долго и страстно целовал её у дверей закрытого кафе.
                А Ольга всю дорогу до дома корила себя за ненужную гордость и удивлялась себе. Какая же дура! Ах, какой долгожданной могла быть эта ночь! Ну, зачем она ему отказала?! Это чувство досады вперемешку с чувством удовлетворения силой воли своей (она отказала ему! утерла нос такому мужчине!) бродило гремучим коктейлем в ее душе.


Июнь 2013г.


Рецензии
С интересом прочла Ваш рассказ!!! Понравилось!!!

С теплом,

Сильвия-Софи   20.11.2013 19:02     Заявить о нарушении
Благодарю Вас!))))

Чувственный Ветер   20.11.2013 23:31   Заявить о нарушении
Инстиктивно почувствовав, что после этой скоропалительной "случки" Грек просто забудет о ней, тем самым вытерев свои ноги о её тогда к нему положительном отношении, героиня решила не допустить этого, самой совершить микрокастрацию этой половой связи. Ну, что ж, ну больно! Зато неприобретение не является утратой! С уважением


Сергей Гвоздев   11.07.2014 20:24   Заявить о нарушении
Там, где появляется философия - там исчезает чувственность и страсть. Надо выбирать что-то одно.

Станислав Афонский   12.07.2014 23:12   Заявить о нарушении