монолог машины

Seduce my mind and you can have my body. Find my soul and I’ll be yours forever.
Anonimus


- «Наивные, они думали, будто я ничего не понимала, будто они могли от меня что-то скрыть. Как будто они вообще могли укрыться где-то кроме меня.

Все их амбиции, страхи и горькая нежность расцветали внутри меня пышным цветом, как орхидеи в оранжерее зимой, прорастая до самого капота своей ненужной роскошью. С самого начала я догадывалась об их лучшем призвании – дарить друг другу силу и надежду, меняясь энергиями. Они несли в себе разочарование и такую страсть, от которой стыло масло в железных жилах.

Когда меня только купили, то я еще плохо разбиралась в людях, и была рада каждому пассажиру. Как резвая лошадка я готова была доставить любого в кратчайшие сроки.
Его тети, дяди, подружки, родственники – вообще не имело никакого значения. Но потом я стала замечать, что не все они одинаково влияют на моего хозяина. Некоторые вводили его в угрюмое состояние вынужденного обязательства, кто-то откровенно его раздражал, перед кем-то он и сам начинал лебезить так, что у меня запотевали стекла.

Она появилась почти с самого начала. В салоне при покупке были другие люди, потом его приятели, потом какие – то неопознанные пассажиры, но через пару недель нашей с ним жизни появилась Она.

Выйдя из ночного воздуха, тоже в черном как я, она запорхнула в машину, чмокнула моего хозяина в щеку, приветливо погладила мою панель, протянула счастливым голосом - какая краси-и-ивая и мы оба сразу полюбили ее. Я почувствовала, как повысился градус настроения моего хозяина, как он повеселел. Особенно мне было приятно, что расцветал он от того, что хвалят меня.  Нам стало уютно: им во мне, мне снаружи и мы помчались вместе по темным московским улицам.

Доехав по Воробьевых гор мой хозяин не удержался, откинул ее сиденье и впился зубами в ее белую кожу, светлевшую из черного платья, она  накинулась на него с тем же пылом. Я не знала как реагировать, лишь притушила фары и затаилась за тонированными стеклами. Они молча смешивали свою страсть, как сахар в  кофе с молоком, мешая его белые руки с ее черным платьем, сливаясь в стонах и нежной немоте. Напор смутил их самих, они не ожидали, что все будет так сильно и серьезно и это озадачило моего хозяина. Ведь у него уже была девушка – сдержанная, стройная и русоволосая, слишком правильная, с неприятным, скучным голосом. Он был к ней очень привязан, но вряд ли, еще любил ее.

Да, я научилась быть тонким психологом, а как иначе, ведь я проводила с ним больше времени, чем все его девушки вместе взятые, он вкладывал в меня денег больше чем в них, он любил меня совершенно искренне и поэтому я научилась понимать его с полувздоха.

Мы с ним были единым целым. Иногда только появлялась она. Я ей даже симпатизировала. Она была похожа на меня по духу – темная, стремительная, тонко чувствующая. Когда она садилась внутрь, все как будто оживало, мой обычно хмурый хозяин расцветал, начинал улыбаться и шутить и я чувствовала что ему хорошо, а что могло быть лучше для меня?

Тогда он покупал мне новые гаджеты, любовно протирал меня и отвозил в спа на мойку. Наверное только меня он и любил по настоящему. У меня нет соперниц, мы были существами разного класса  и порядка, которые воздействовали на его душу. Она  отличалась только тем, что была органической.

Вначале я все-таки  даже немного ревновала. Когда мы подвозили ее во второй раз, он не выдержал, притормозил где то в переулке и прямо среди бела дня снял платье с ее плечей и начал целовать ее лопатки, перемещалась ниже. - Но тут же светло, почти кричала я, вас увидят, детки!  У меня не хватит тонировки! Как заботливая мамаша я защищала их нравственность. Они, впрочем, сами вскоре остановились с сантиметре от успеха и разбежались еще на пару недель.

Да, виделись они примерно раз в три недели я уже выучила их расписание и если хозяин начинал волноваться уже когда заводил мотор я догадывалась куда мы едем.

Пару раз мы катали ее маленькую дочку – веселую и смешливую куколку, она трогательно обращалась с моим хозяином и он не знал как лучше себя вести – заботливо-предупредительно или снисходительно-равнодушно.

Иногда они встречались на ее квартирах и даже в офисе, он приходил оттуда растрепанный с глуповатой, съехавшей набок улыбкой. Он всегда погружался в глубокую задумчивость после этого и включал самые меланхоличные треки на моем радиоприемнике.

Но все-таки чаще всего их местом встречи была я. Я видела других, мне был уже не первый год и я понимала, чем отличается энергетика разных людей которых я перевозила.

Она запрыгивала в меня, такая живая, всегда в приподнятом настроении, нетерпеливо целуя его в ухо на всех светофорах. Летом она забывала во мне чулки, зимой поспешно стаскивая сапоги умела перемещаться на заднее сидение не открывая дверей, не запуская внутрь холода. Что они шептали, как они дышали, как яростно любили! Внутри меня было сияние аур как в храме бога Кришны. Столько пламенных разговоров, бешеных поцелуев, нежного, наполненного смыслом молчания не повидала ни одна машина и я знаю что особенная. Когда я смотрю на своих собратьев стоящих уныло в пробках, пусть я и обычный беспородный седан полупредставительского класса, зато у меня есть тайна! Они просто возят людей на работу и детей на дачу. Это умеет всякий. А умеете ли вы создавать атмосферу открытого космоса в любой дыре Подмосковья, мечтательно думала я?  Светясь синими панельными приборами в темноте так, будто это свет далеких галактик, а обыкновенное радио  - это некое божественное откровение, заменявшее им все слова.

Они никогда не говорили о своих чувствах,  я не знаю как у них там, у людей  принято, но мне определяющей на слух стук мотора и звуки движка это и не было нужно. По их сдавленным стонам и налаженному совместному дыханию я понимала, что они идеально подходят друг другу. Как бензин в двигателе внутреннего сгорания они наполняли друг друга движущей энергией, эффект от которой был сравним  по адреналину только с полетом ночью по идеально гладкой трассе.  Они не могли оторваться от этого чувства. Она всегда потом долго не могла уйти и я не знала как ей помочь. Мой хозяин не планировал никаких серьезный действий, она это понимала и не то чтобы это ее огорчало. Это ее убивало. Но разве кто-то покажет это без страха показаться смешным или глупым. Она скрывала. Не очень удачно впрочем.

Однажды они остановились на краю города в поле. Здесь можно было не опасаться, что кто-то заглянет в мои окна,  в случае  когда их накрывала страсть прямо у метро или ее дома. Я понимаю, что они так увлекались, что им было все равно, это я переживала, что вокруг люди. В поле было очень спокойно нам всем. Они вышли на воздух после и обнимались там глядя на полную луну, высокую траву и по марсиански загадочные линии электропередач. Во всем пейзаже как и в их жизни было что-то душераздирающе-безнадежное. Красота которую кроме них, никто, никогда не увидит.

Понимала их, наверное, только я. Вздыхая ночью под окнами хозяина, я прокручивала в голове эти почти порнографические со стороны картинки, но сколько в них было красоты не сказанных чувств. Почему они не хотели чтобы все было по настоящему? Мне было бы так проще и спокойней, я понимала бы почему и куда они едут по делам вместе, а не по отдельности, почему он хмурится, а она плачет.

Я впрочем видела их только счастливыми и  запомню такими. Светящимися от счастья внутри меня. Я была их отелем на час, их храмом любви, их чревом кита, где им было так уютно. Они были моим любимым сериалом, который я смотрела не часто, но все качественное не может идти в эфире ежедневно. Это были не новости, это было искусство. Очень хороший фильм или художественный сериал. После 15 серии я сбилась уже со счета и не помню сколько их было всего.

Иногда они говорили взахлеб и у них было не любовное, а деловое настроение.  С быстротой переключения скоростей они переходили с бизнес разговоров на поцелуи, обсуждение фильмов, поцелуи, проекты, жизнь, поцелуи и обратно. Получалось у них это виртуозно.

Часто она читала ему в машине вслух и тогда я тоже подслушивала с интересом. Я любила следить за этой любовной линией. В отличие от перевоза вещей с дачи и поездок по магазинам и техцентрам это было так романтично и интересно.
Я тоже чувствовала себя живым существом, мне было любопытно знать, что будет дальше. Их молчаливая любовь одушевляла меня.
А потом меня продали и я так и не знаю, чем закончилась эта история…»
 


Рецензии
"Они вышли на улицу после и обнимались там глядя на полную луну..."
А как называлась эта улица в чистом поле?
http://www.youtube.com/watch?v=XM47jgegPbQ
Всего хорошего.

Владимир Стрельцов 2   30.04.2014 13:57     Заявить о нарушении
На это произведение написаны 2 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.