Очередь за дефицитом

     Прикормленные нынешней властью социологи, занятые всевозможными опросами населения, с немалым удивлением обнаружили необъяснимый для них факт – число граждан, вспоминающих с ностальгией о брежневских временах, в последнее время значительно увеличилось. Социологи никак не могли понять: чем их привлекает время повального дефицита товаров и длинных очередей за всем необходимым?

     И никто не догадался им подсказать, что сограждане, ограбленные правящими ныне олигархическими кланами, почувствовали себя обделенными жизненно необходимыми благами. Наблюдая с горечью за небывалым всплеском коррупции во всех ветвях власти и повальным воровством, они в настоящее время с тоской вспоминают те времена, когда в обществе соблюдалась хоть какая-то социальная справедливость, а правящий слой не бахвалился неправедно нажитыми капиталами перед простыми людьми.

     А неизбежные очереди воспринимались тогда всеми как некоторые мелкие неудобства в их жизни. В этих очередях были и свои плюсы – в них люди общались между собой, знакомились, и наверняка немало семейных пар образовалось после таких знакомств.

     Если главе семейства удавалось после долгого стояния в очереди принести домой килограмм молочных сосисок (больше килограмма в одни руки тогда не продавали), то в глазах своих близких он становился героем и мог как кормилец, целый день ходить с высоко поднятым носом. А сейчас никакой романтики не наблюдается - сосиски продаются разных сортов, и можно  хоть несколько килограммов этих мясных изделий  принести домой – никаких эмоций со стороны близких не будет.

     С умилением можно было в те годы наблюдать за опрятно одетыми старушками, занимавшими очередь у газетных киосков задолго до появления в продаже газеты «Вечерний Ленинград». Скорее всего, купленную ими за две копейки газету они даже не читали, но зато имели возможность встретиться с такими же любительницами газетных новостей.

     Эта очередь была для них своеобразным клубом на свежем воздухе, где они могли обменяться последними новостями. Ведь тогда телевизор был большой редкостью в семьях, и пожилые люди не могли получать ту порцию лапши, которую сейчас вешают пенсионерам на уши  словоохотливые телеведущие об их якобы счастливой и безоблачной жизни на шесть тысяч рублей мизерной пенсионной подачки в месяц, назначенной нашим вороватым правительством.

     А сколько забавных и невероятных историй происходило тогда в очередях – об этом можно было написать не одну книгу и сочинить не одну поэму. Об одном таком курьезном происшествии и пойдет речь в этом рассказе.

     В самом конце июня месяца на галерее второго этажа центрального универмага Ленинграда «Гостиный двор» выстроились несколько длинных очередей из желающих приобрести возможный дефицит. В том, что он обязательно поступит в продажу, никто не сомневался – этим днем заканчивался не только месяц, но и конец квартала, и всегда в такие дни продавцы универмага баловали покупателей даже дефицитными импортными товарами.

     Одна из этих очередей змеей извивалась по галерее Садовой улицы, уткнувшись своим началом в пока еще закрытую дверь. Никто не знал, что именно будут продавать. Продавцы могли «выбросить» на прилавок всё, что угодно: от импортной модной обуви до туалетной бумаги. И любые дефицитные товары, поступившие тогда в продажу, моментально расхватывались покупателями, даже если особой надобности в них не было. «Авось когда-нибудь этот дефицит понадобится» - здраво рассуждали они, радуясь удачной покупке.

     И в этой очереди все томились в ожидании того счастливого момента в их жизни, когда товароведы и экономисты универмага, подсчитав недостающие проценты для выполнения плана, дадут команду продавцам выполнить его и даже немного перевыполнить, осчастливив покупателей каким-нибудь вожделенным для них ширпотребом.

     Во время длительного стояния кое-кто отлучался ненадолго по срочному делу, а когда возвращался, то не находил места, где стоял.
     - За мною стояла девушка в голубой кофточке, где она сейчас? - опрашивал всех растерянный индивидуум.
Все пожимали плечами, не помня ни самого претендента на место в очереди, ни какой-то девушки в голубой кофточке.  Дело иногда доходило до разборок и скандалов.

     И в таких случаях неизбежно появлялась спасительница – солидных размеров дама с внушительными формами. Такие дамы с характерами несостоявшихся прокуроров всегда в те времена пытались наводить порядок в очередях.

     - Граждане, - громогласно объявила она, - давайте организуемся, ведь мы же все сознательные люди. Давайте составим список всех, находящихся здесь в данный момент, и станем отмечаться через каждый час. Тогда каждый из вас сможет ненадолго отлучиться, и не будет бояться  потерять свое место в очереди.

     Все согласились с этим разумным предложением. Дама с характером прокурора достала откуда-то тетрадку, стала обходить всех и записывать в нее фамилию каждого будущего покупателя, а некоторым из них, на их ладошках, даже рисовала заветные номера.
     - В час дня мы сделаем перекличку, а кто не явится на нее, того вычеркнем из списка, - объявила тем же громогласным голосом.

     Когда в час дня произошла перекличка, то кое-кто из списка на ней не присутствовал. И их безо всякого сожаления  вычеркнули из числа возможных кандидатов на высокое звание покупателя дефицита. Но если после этого кто-то из них появлялся на галерее и пытался восстановиться в очереди, то его безжалостно отправляли продолжить прогулку.

     Особенно возмущался один чернявый паренек, настойчиво ходивший за дамой с тетрадкой и уговаривавший ее восстановить его в списке очередников.

     - Я – Петров, опоздал всего лишь на пять минут на перекличку, а вы меня вычеркнули из списка. Посмотрите в тетрадь: моя фамилия  записана в ней под пятьдесят третьим номером.

     Но дама с характером прокурора твердо стояла на принятом ею решении:
     - Вы, молодой человек, опоздали, и мы вас вычеркнули. Я же предупреждала всех не опаздывать на перекличку!
Стоящие в очереди граждане поддержали ее. Они понимали, что дефицита может всем не хватить, а лишние претенденты на него были нежелательными конкурентами для них.

     Через час была произведена еще одна перекличка, и снова несколько человек  были удалены из списка. И по странному совпадению в нем под номером пятьдесят три  вместо Петрова уже стала фигурировать фамилия самой дамы: Сидорова.

     Наконец дверь в начале очереди распахнулась, и продавцы универмага выложили на прилавке долгожданный дефицит – югославские колготки. Дама с тетрадкой стояла у самого прилавка и сверяла фамилию каждого покупателя со своим списком.
Очередь двигалась довольно быстро, и к заветной двери уже приблизился пятидесятый покупатель, когда откуда-то появился чернявый паренек и стал втискиваться в нее.

     - Я - пятьдесят третий по списку, и моя фамилия Петров, посмотрите внимательно в тетрадь, - обратился он к повелительнице очереди.
     - Нет здесь никакого Петрова под таким номером, а есть Сидорова -  это моя фамилия и моя очередь.
Спор усиливался и стал перерастать в скандал.

     В это время по галерее проходили два милиционера.
     - В чем дело, граждане, почему шумим? – спросил один из них с сержантскими нашивками на погонах.

     - Этот молодой человек пытается без очереди купить колготки, - с возмущением в голосе высказалась дама, указывая пальцем на чернявого паренька.

     - Ничего подобного, это она вычеркнула меня из своего списка, а вместо моей фамилии вписала свою под номером пятьдесят три. Вы можете легко проверить этот факт, - доказывал паренек право на покупку дефицита.

     Но милиционеры ничего не стали проверять, а обратились к будущим покупателям, длинная цепь которых протянулась вдоль стены галереи:
     - Граждане, эти двое стояли в очереди?
     - Нет, - ответила пожилая женщина с громадной сумкой в руках, - они ее не занимали.
     - Конечно, не стояли, - подтвердила шепелявым голосом стоящая за ней старушка. Да они же наверняка любовники, и решили обманом купить дефицит. Мало того, что тайком крутят шашни, так еще захотели всех нас перехитрить.

     Это был удар ниже пояса, и дама чуть не захлебнулась от возмущения. А сержант обратился к ней и пареньку:
     - Вы, граждане, отойдите в сторону и не мешайте производить торговлю. И никакие списки не нужны – здесь живая очередь.

     Когда милиционеры ушли, чернявый паренек обратился ехидно к даме:
     - Ну что, любовница, провалилась афера с твоими описками?

     Он хотел еще что-то добавить издевательским тоном, но разъяренная женщина сняла с ноги босоножек и тигрицей накинулась на него. Она со всего размаха хотела ударить его  этой обувью по наглой улыбающейся физиономии, но паренек успел отклониться в сторону, и удар пришелся по его плечу. Видя, что та второй раз замахнулась на него, не стал испытывать судьбу и спешно ретировался.

     Окончательно не пришедшая в себя от возмущения дама уныло посмотрела на очередь. Покупатели стояли плотно друг за другом и не нуждались в ее списке. И тут заметила, что к прилавку приближается в розовой блузке полная женщина, стоявшая раньше за ней.

     - Женщина, вы меня помните? Вы занимали очередь за мной перед тем, как я стала составлять список? – обратилась она к обладательнице розовой блузки.
Та, смерив ее взглядом с головы до пят, ответила с вызовом:
     - Вас здесь не стояло!

     Бывшая повелительница очереди оценила взглядом ее необъятные габариты и поняла: на абордаж такую особу не возьмешь. И вынуждена была покинуть галерею универмага, с горечью проклиная неудачный день. Югославские колготки, голубая мечта любой женщины в те времена, ей сегодня не достались.

     Становиться в конец длинной очереди она не стала из гордости, да и надежды купить вожделенный товар у нее не было никакой – набежало слишком много желающих обзавестись столь привлекательным дефицитом.

     Травмированную душу утешало лишь упоительное сознание того, что она, уже немолодая женщина, была заподозрена в наличии у нее молодого любовника, почти юноши, лет двадцати. Значит, кто-то верит в ее способность быть привлекательной для мужчин. Что ни говорите, но осознание собственной соблазнительности было для нее, дамы «бальзаковского возраста», гораздо важнее, чем не доставшийся ей дефицит, даже привезенный из самой Югославии.

    И она, выбросив в мусорную урну уже ненужную ей тетрадь, с высоко поднятой головой и с гордым видом победительницы покинула здание универмага.
 


Рецензии
Михаил!Сегодня тринадцатое,пятница и рецензий у Вас тринадцать.Чтобы не случилось
трискаидекафобии всё нормализую, и пишу четырнадцатую.
Помню,как ещё в хрущёвские времена мама,испуганная моим отсутствием в очереди за яйцами,кричала:«Яйца кончаются,а ты, как истукан, стоишь в воротах и изображаешь Яшина.
Они бегают целый день(про дворовую футбольную команду)Отыщат получше,у тебя хоть синяков поменьше станет.
Помню,(это уже развитой социализм)как герой добычи,обвешанный,как пулемётной лентой гирляндами туалетной бумаги запрыгнул последним в переполненный в часы пик трамвай.
Дальше уже получился натуральный анекдот.Конечно, шпагатная верёвка лопнула.Он ринулся на амбразуру и стал собирать разбросанное сокровище между ног спреснёных воедино пассажиров.
Поднялся такой шум и гвалт,который бывает в курятнике,когда туда забирается лиса.Женщины кричали:«Нахал он прямо под платьями!»Мужчины подливали масло в огонь:«Дёрнете его за это самое».
Как в настоящем сражении он ,наконец,потный, красный с оборванными пуговицам,держа треть добычи,соскочил на остановке,поливая всех родным трёхэтажным и грозя кулаками.
Весёлое было время,содержащее все три источника,три составных части марксизма!
С глубоким уважением

Лев Коган   13.11.2015 23:21     Заявить о нарушении
Лев, мы сейчас можем вспоминать время торжества развитого социализма даже с некоторой долей ностальгии. Ведь раньше любой глава семьи, выстояв очередь и сумевший купить целый килограмм сосисок, придя домой с ними, мог чувствовать себя по крайней мере победителем и мог рассчитывать на восхищение домашних. А сейчас он может принести домой из супермаркета хоть несколько килограммов мясных деликатесов - никакого восторга у них не почувствует.
Полностью согласен с Вами, что то время было по-своему веселое, о чем можно судить по огромному количеству ходивших среди наших сограждан анекдотов, не совсем лицеприятных для руководителей нашим государством.
С уважением - Михаил.

Михаил Дышкант   13.11.2015 23:58   Заявить о нарушении
На это произведение написано 14 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.