Если ты поклонница

  По истертым ступеням Ксения поднялась на второй этаж, отперла обитую дерматином дверь, быстро скинула пальто, стряхнув снежинки на пол. Снег в этом году выпал рано, весело было смотреть, как от снежных хлопьев побелели   деревья и тротуары.
 -Это ты, Асенька? - послышался из комнаты старческий голос.
- А кто же еще , бабушка.
Ксения отправилась на кухню, зажгла под чайником газ, приготовила несколько бутербродов. Как только вода в чайнике  вскипела, девушка заварила чай и отнесла на  подносе   бабушке.

- Ты поздно стала возвращаться, Ася! - в бабушкином голосе прозвучали драматические ноты.
Ксения упрямо закусила губу, не желая давать отчет, куда ходила, с кем гуляла.
- Асенька, достань, пожалуйста, мой ридикюль,- попросила бабушка.
- Чай остынет, - пожала плечами Ксения и, стараясь не натолкнуться  на изъеденный жуком-древоточцем  буфет, подошла к секретеру,  достала парчовую сумочку.
Получив желаемое, бабушка выпрямилась, на ее бледном с голубоватым оттенком лице появилась торжествующая улыбка;  отодвинув седую прядь со лба, бабушка стала перебирать письма, но вскоре устало прикрыла тяжелые веки:
- Не могу найти ту тетрадку, о которой весь день думала. Поищи на  полке Ростана, может быть,  я рядом  с ним  сунула.
- А ты сегодня выполняла упражнение для ног? - резковато  спросила девушка.
- Нет, не могу, боль сильная, ногу не поднять. И потом не забывай, что от падения у меня рука тоже повреждена, и я лишена опоры, - быстро, словно  оправдываясь, заговорила бабушка.
- Ты всегда так, а если вообще не сможешь ходить?- 

- Почему ты говоришь со мной в таком тоне? Как поживает Костя?  Я его не видела целую вечность.
- Бабушка, он был у нас позавчера.
- Ты что-то путаешь. Знаешь, Ася, я только одного хочу:  чтобы   твой   брат  поступил в университет. А тебе надо поскорее выйти замуж.
- Ах, бабушка, странно ты рассуждаешь, я не думаю, что в наше время семья - это для женщины все. Нужна профессия.
- Я тебе советую иностранные языки.
Ксения отвернулась, вот ведь снова бабушка встревает со своими никому не нужными советами.
- А что  Олег, он тебе еще не сделал предложение?
Ксения тяжело вздохнула:
- Сколько раз  можно повторять: я не хочу замуж!
- Ты руками не размахивай! Я в твои годы тоже так говорила: не пойду да не пойду замуж. Стихи писала, философией увлекалась, женихов на расстоянии держала. Не веришь?
- Ты раньше ничего такого не рассказывала, бабушка.
- Ася, открой форточку, у нас душно.
Ксения выполнила просьбу, укутала старческие ноги пледом. Бабушка пожевала   тонкими губами.
- Так о чем мы говорили? Да,  в молодости я одним поэтом была увлечена, он был красивый, знаменитый, по нему многие вздыхали, я тогда встретилась с ним…
- И что же? - внучка  уставилась на бабушку, словно впервые увидела, - между прочим, ты могла бы мемуары написать.
- Найди мою голубую тетрадку, у меня  еще  несколько тетрадей потолще,  в коленкоровом переплете, так  ты их не бери.  Ах,  у меня в левом боку заболело!
 Всегда так, в кое-веки бабушка заговорила о чем-то интересном, и уже   бок болит. Она принесла старушке грелку и лекарство. И тонкую голубую тетрадку  нашла.
 Позднее, когда бабушка заснула, Ксения открыла тетрадку, исписанную изящным бабушкиным почерком.



***


Я стояла возле дома, каких много в этом районе, но этот дом  был для меня особенным:  в нем живет мой поэт.
 Стемнело, огни рассеивали темноту. У меня вряд ли хватит решимости подойти, заговорить с ним, кровь прихлынет к щекам, голос задрожит, слова пропадут при одном его  взгляде  на меня.
Тогда в Собрании,  где он читал свой новый цикл,   я почти не улавливала смысла стихов,  отдаваясь звучанию  его голоса, музыке строф.    Потом к нему хлынули потоком   молодые  почитательницы,    и я отошла в сторону.
И вот  я   здесь, в надежде увидеть своего кумира. Возможно,  он уже ушел  или  намеревается  поработать  дома. Несмотря на то, что похолодало, и я продрогла,  я упрямо продолжала стоять.  Мне повезло.

От  знакомого фасада  отделилась высокая фигура   в длинном пальто. Поэт  рассеянно   посмотрел по сторонам и   быстро направился  к главному  проспекту.   Я тихонько последовала за ним. Темным  подсвеченным  полотнищем трепетало городское пространство,   в поднебесье сгущались облака со звериным оскалом. Он шел-летел вперед,  мимо  завитков чугунных оград  к Неве. Я с отчаянной решимостью следовала за ним, хотелось зажать ладонями гулко бьющееся сердце, чтобы оно не выдало моего присутствия. Приблизившись к мосту, поэт внезапно обернулся, и  я,  увидев его пристальный  взгляд,  зажмурилась.

- Вы  кто, прелестная тень? 
Тень, приблизившись,   обернулась девушкой.
-  Это я написала Вам письмо.
Проницательные серые глаза  Поэта  хозяйничали в моей душе.
- Вы заблудились.   Вам не страшно одной? Позвольте, я провожу вас.
 
 Мы шли по пустынному мосту,  преодолевая дуновения   ветра.  Впереди  показались горделивые здания.
Бережно взяв меня за локоть, поэт провел меня в  освещенный  погребок, где в голубоватом прокуренном тумане маячили колоритные фигуры, усадил за столик.  официант принес нам   кофе. Поэт всмотрелся в мое лицо,  в тот момент   очень печальное.
 - Расскажите о себе.
Я поднесла к губам чашку тонкого  фарфора,с трудом  глотнула горький  напиток.
- Я пишу стихи.
- Я так и думал, - улыбка тронула его  губы, - продолжайте.
Я  вытащила из сумочки помятые листки, положила на стол.
- Вот, я хотела вам показать.
Он быстро пробежал глазами тонкую вязь строк, отложил листки, нахмурился. А я не могла отвести глаз от его безукоризненного лба, нервных рук, изящество которых подчеркивали белоснежные манжеты.
-Вы хотите стать поэтессой, так знайте, что сочинитель -это человек, называющий все по имени, отнимающий аромат у живого цветка.
Я  молчала . Он продолжал:
- Вы очень юны.  И  конечно влюблены.

Вспыхнув, я молча уставилась  в сторону, где возле изразцовой печи торчало чье-то лицо с нелепыми, словно наклеенными усиками. Из глубины погребка надрывно звучали скрипки. Сидящая за ближним столиком дама, бросавшая на поэта томные взгляды, поднялась и, затянутая в малиновый шелк, медленно стала приближаться.  Я  вскочила, выскользнула из  погребка.
Я шла домой, глотая слезы.  Моя  шубка плохо защищала  от  холода и  внезапно повалившего снега, взявшего в плен  город.
 
** *

Ксения  закрыла тетрадку. Вокруг  реяли,  цепляясь за резные  виноградные гроздья буфета,   романтические  образы.   Мысли девушки постепенно обретали стройность.
 Моя бабушка. Я знаю, что она привыкла к сочувствию   подруг,  считавших  её  страдалицей: ещё бы!  муж погиб в начале  войны, единственный сын умер совсем молодым... Но мало кто знал,  что бабушка  была  поэтессой,  а потом  даже  написала  роман!

Ксения склонилась над спящей старушкой, поправила сползший  с ног клетчатый шерстяной плед.
 Прости меня, бабушка, если  я бываю  груба с тобой. У меня это получается само собой, но я постараюсь исправиться.
Ксения вышла на улицу  подышать свежим воздухом.  Еще недавно город тонул в белом нашествии,  теперь обильный снегопад кончился. В маслянистой воде канала покачивались  отблески фонарей. На городских часах стрелка устремилась к цифре десять .
Ксения уходила. Дом за домом оставались позади; улицы, пересекаясь, создавали сложную канву города. Девушка думала  о   своём  кумире, о том, кем восхищалась  днем и о ком думала в долгие  ночные  часы, непрерывно  мечтая  о  встрече.


Рецензии
Спасибо Вам! Прочтение рассказа доставило удовольствие, и погружение в атмосферу происходящего!

Людмила Розеншильд   15.01.2021 21:05     Заявить о нарушении
Быть поклонницей и радостно, и грустно одновременно. Радостно, потому что ты приближаешься к таланту, и грустно, потому что он всегда впереди...

Ирина Качалова   16.01.2021 03:30   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 3 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.