Часть Третья. Глава Пятнадцатая

ГЛАВА ПЯТНАДЦАТАЯ
Друзья навек


   Этот человек с золотящимися кудрями и голубыми глазами мог легко сойти за звезду эстрады или мужского модельного бизнеса. В контурах его зрелого лица крылось что-то мальчишеское, нечто благородное и юное, на иной вкус даже ангельское. Где бы он ни появлялся, благодаря природной красоте и мягкой улыбке в момент овладевал вниманием женщин. Две сотрудницы службы ресепшн, с которыми он беседовал всего-то одну минуту, тоже попали под его чары.    
   -Признайся, Бетти, ты просто завидуешь, что такой сердцеед обратился ко мне, а не к тебе,- сказала младшая из них, когда раскрасивый гость скрылся за перголами возле лифтов. 
   -Ты глянь на его голубой костюм! Что-то я не припомню, чтобы у мистера Ската были знакомые среди таких типов. Все-таки нам не стоит пускать наверх каждого ряженого индюка.
   -Чего ты так взъелась, Бетти?
   -Он, конечно, красавец…- протяжно вздохнула Бетти, будто собираясь добавить что-то еще. Но вместо этого набросилась на свою сменщицу с претензиями,- Да, духи у него – высший класс, точно с ферамонами, но почему ты не спросила его имени? Что это за фон барон такой? 
   -И вовсе даже не барон,- последовал обиженный ответ,- смотри, в книге приемов я записала, сэр Валентайн Грей из Йоркшира.
   Девушки вместе раскрыли лежащий перед ними журнал. На белой странице и аккурат напротив имени гостя стояла роспись. Элегантная, почти вульгарная, сделанная голубыми чернилами. Голубоглазый блондин использовал собственную перьевую ручку, а сотрудницы ресепшн и заметить не успели, что ручка эта была покрыта венецианской эмалью, имея притом золотое перо.
   Видный гость, тем временем направившийся к лифту, сумел удивить не только дам в приемной. Шеф охраны первого этажа, бывший полисмен и человек патологически строгий, выглядел обескураженным, когда перекинулся с мистером Греем лишь парой фраз. Еще ни одному отставному полисмену во всем Лондоне не встречался столь обаятельный, но одновременно столь наглый человек. На вопрос, почему голубоглазый вздумал беспокоить квартирантов небоскреба утром в субботу, тот отшутился тоном если не принца, то, как минимум, члена Палаты лордов. Вот только речь его звучала с издевкой. Но шеф охраны в любом случае не мог перечить пропуску, предъявленному из замшевого кошелька – обладая этим документом, Грей имел право на равных говорить даже с главой Скотланд-Ярда.
   -Прошу вас, сэр,- отступил в сторону верзила, жестом предлагая гостю пройти в лифт.
   Глядя на шпили лондонских минаретов, всплывающих за высоким Биг-Беном, блондин думал о своем. В его памяти возник образ негритенка, которого он, несмотря на расовую ненависть к черным людям, долгие годы называл другом. Увы, вздохи и стоны обнимающейся парочки, зашедшей в лифт на седьмом этаже, мешали ему сосредоточиться. Мужчина в майке страстно сжимал груди темнокожей проститутки, чем возбуждал в сердце Грея молчаливое презрение. 
   -Боже, я лицезрею порок в его худшей сущности. Ничто не бесит меня так, как смешение кровей. Ох, неужели тебе, белому арию, пристало обнимать обезьяну? Мерзость, запредельная мерзость.
   Думы голубоглазого становились все тяжелее и решительнее с каждым оставшимся внизу этажом. Его терпению настал конец, когда африканка запустила руку в штаны своего клиента. 
   Выхватив из кармана нож-бабочку, он шагнул вперед со словами,- Разрешите показать вам, бесстыдники, за что мне дали мое прозвище! 
   Мужчина даже пикнуть не успел, как блестящее лезвие тотчас вспороло ему горло. Харкая кровью, он плюхнулся на живот. Вереща от ужаса, проститутка хотела было забиться в угол. Но нож достал ее раньше. Пальцы в белоснежных перчатках вцепились ей в волосы. Последовал удар. Затем мощный пинок. Затем еще четыре полных ярости удара. Раз за разом острая сталь втыкалась ей в плоть, пока жрица любви не испустила дух. Через минуту-другую загорелась табличка, оповещающая о прибытии лифта на последний этаж – огромный пентхаус с частными музеями и апартаментами. Убийца вытер нож о платье мертвой проститутки, после чего смачно плюнул ей в лицо.
   -Та-ак-с, а это как должно понимать?- расстроился он, обнаружив красное пятнышко на штанине.
   Будучи щепетильным во всем, что касается внешнего вида, блондин уже собрался нажать кнопку первого этажа, дабы быстро вернуться в отель и сменить костюм. Но все-таки вышел из лифта. Два мертвых тела, оставшихся позади, его ничуть не смущали. В худшем случае он мог стереть память всем охранникам в этом небоскребе. Забыв свои жизни до момента рождения, они бы ревели, как младенцы, не имея сил просто встать на ноги. А он, гламурный модник и бывший судовой хирург, как всегда остался бы вне подозрений и полисменских протоколов. Ведь его не поймали даже тогда, когда сто лет назад его гадкое прозвище было у всех на устах. 
   Дальнейший путь Грея представлял собой умеренно освещенный коридор. Казалось, бежевыми обоями с вертикальными полосами тускло-зеленого цвета здесь обклеили каждую стену и каждый уголок арочного потолка. Отсутствие меблировки компенсировали картины, запечатлевшие лики столицы Альбиона под струями вечного дождя, падающего сквозь туман. Как истинный патриот мистер Грей гордился умением ценить атмосферу викторианской эпохи, но ее умаляли электрические светильники, тут и там неумело вмонтированные в своды арок. 
   -Боже, как можно было установить здесь такую безвкусицу,- вслух сокрушался блондин, рассматривая витиеватое и похожее на цветок гладиолуса бра,- это же чистый модерн. Неужели дизайнер был слепым кротом? Мало того, что снаружи небоскреб выглядит как граненый стакан, так они решили и на отделке сэкономить.
   Заглядевшись на редкое полотно с шотландским пейзажем, он не заметил, как очутился возле сонных громил, играющих в шашки перед входом в нужный ему кабинет. Эти парни олицетворяли собой финальный рубеж перед грядущей встречей, неотложной, равно как и неприятной. Кудрявый красавец отвесил охранникам поклон.
   -Доброе утро, многоуважаемые блюстители порядка. 
   -Э… Мы не блюстители вовсе,- присвистнул Сид, с изумлением таращась в голубые глаза. 
   Голубые брюки и пиджак, манишка-подкладка в цветах британского флага, наконец накрахмаленная рубаха – судя по его туалету, представший перед Сидом гость только что прибыл из Вест-Энда, где час назад исполнял главную роль в мюзикле «Боже, храни Британию».   
   -Ты к кому?- пожевывая палочку-зубочистку, спросил Большой Ленни, которого ничуть не удивил яркий наряд незнакомца. 
   -Покорный житель Йоркшира к вашему начальнику,- улыбнулся Грей.
   -Приходи к двенадцати утра,- хмыкнул Сид, возвращаясь взглядом к доске и делая дамку,- если босс будет в настроении, то примет. 
   -Ах, боюсь, я недостаточно ясно выразил свои намерения. Видите ли, джентльмены, я человек занятой и не склонный к суете. Увы, мой утренний бизнес не терпит отлагательств. С вашим достопочтенным боссом мы что-то вроде друзей. Друзей навек...   
   Предчувствуя неминуемое поражение, Большой Ленни отвернулся к шашкам и загрустил при виде своих немногочисленных фигур,- Не тупи, приятель,- рявкнул он,- кем бы ты ни был, Скат не примет тебя. Он отходит от вчерашней вечеринки в «Лав-из».
   -Что за фарс! Либо мне это мерещится, либо вы сознательно приглушаете ноту нашего взаимопонимания,- вмиг озверел блондин. И даже не постеснялся выхватить нож-бабочку, еще недавно унесший две жизни.
   Сложно сказать, чем могла закончиться эта сцена, если бы не львиный бас, раздавшийся из-за стены,- Сид, Ленни, вы совсем ошалели? Семь утра, а вы горланите как в баре. Заткнитесь! Каждое ваше слово бьет меня прямо в ухо. Выключите рации, зачем я вообще вам их дал…
   -Тыща извинений, босс,- встрепенулся Сид, обращаясь к продолговатому устройству в своем нагрудном кармане,- у нас тут какой-то жаворонок в голубом костюмчике. Мы как раз собирались показать ему, где выход.
   -Голубой костюм?! Не троньте этого педика. Пусть войдет...
   Издав колкий смешок, мистер Грей подвинул охранников и распахнул двери кабинета, войдя в прихожую. Под его ногами зашуршал ковер. Где-то в стороне осталась тигриная шкура, окруженная щитами африканских людоедов. Мебели вокруг было немного, в основном шкафы и полки с антикварными безделушками. Часть помещения занимал аквариум, а там, шевеля плавниками, плавала исполинских размеров манта – Морской дьявол, заточенный в неволе. Но диковинный зверь не заинтересовал гостя. Кудрявый блондин остановился у стола, за которым, сидя в безразмерном кресле, дремал чернокожий амбал с бакенбардами и мушкетерской бородкой.
   -Где твои манеры, лысая обезьяна?
   Ничего не разбирая с похмелья, негр приподнял опухшие веки и водрузил перед собой два стакана. Затем опорожнил початую бутылку черной водки – в каждом получилось примерно по сто грамм. Он пододвинул выпивку гостю, но тот лишь поморщился.
   -О’Кей, не хочешь – не надо,- крякнул амбал, махнув свою порцию,- я и забыл, что ты пьешь только коктейли. Зачем тебе эти кудряшки, Джек?   
   -К твоему сведению это последний писк моды.
   -Старина Джек все-таки надумал сменить пол,- довольно оскалился хозяин кабинета.
   Но его шутка не сработала, хоть и казалась по-дружески веселой.
   -Меня уже сотню лет зовут Валентайном,- откинул волосы на плечо мистер Грей,- рекомендую записать это себе на лбу! Твое настоящее имя немногим лучше, а, Шоколадный Сэм?
   -Последним, кто называл меня Сэмом, был капитан корабля. Но, если забыть о прошлом, то сейчас ты реально смахиваешь на принцессу.
   -Твой мерзостный сарказм никогда не эволюционирует в достойное чувство юмора – ты так и не научился быть серьезным, боцман.
   -Просто зови меня Скатом,- сказал негр, потянувшись ко второму стакану. 
   -Ну, ежели так, то пускай мистер Скат расскажет старому другу, как поживает его криминальная империя.
   Промычав что-то невнятное, хозяин кабинета зевнул и потянулся. Размах его тяжелых рук (они чем-то напоминали стальные балки) играючи превзошел длину стола. А хруст пальцев, когда те сошлись на шее за головой, вышел, мягко говоря, оглушительным.
   -Не обращай внимания, что я такой кислый. Малость перебрал вчера.
   -Часом не за мое здоровье?
   -О, конечно,- хохотнул в ответ Грею Скат,- за тебя, такую принцессу, грех не напиться в стельку. Дела у меня идут полным ходом, сам убедишься, если найдешь время купить газету с криминальной хроникой. Лучше не томи и похвастайся, ты уже получил красный галстук?
   -Поразительно, сколь грубый негроид, а еще помнит знаки отличия,- цокнул языком голубоглазый,- нет, до агента Канцелярии мне далеко... Впрочем, тебе повышение тоже не светит.
   -Лишь бы не понизили,- буркнул себе по нос негр,- наш эвинкар – нимфоманка, обожающая купаться в крови девственниц. Может, из-за ее характера так сложилось, что в долбанной Англии никого не увольняют. Сразу выносят ногами вперед.
   -Тогда готовь себе белые тапочки,- с этими ядовитыми словами кудрявый блондин вынул из кармана миниатюрный предмет и швырнул тот на стол.
   Сонный амбал с большим удивлением взял подарок, который на проверку оказался флеш-картой,- Лучше бы ты купил мне виски или торт... Ну, что на флешке-то?   
   -Там видеозапись из московского банка. Если ты не в курсе, то Москва это столица России. Той самой России, в которой пьют, воруют, а еще коммунисты и китайцы. Извольте ознакомиться, мистер Скат!
   Скат вынул из верхнего ящика сигару, закурил ее, а потом включил компьютер, провода от которого тянулись вдоль ковра с Посейдоном к телевизору. Пока данные загружались на диск, хозяин кабинета приходил в себя, с удовольствием попыхивая стодолларовым никотином.
   Следующие десять минут он без интереса смотрел черно-белую запись, а его голубоглазый друг шагами мерил кабинет, наблюдая за барракудами в стеклянных трубах. Сами трубы были хитрым образом подвешены к потолку, но, огибая верхние полки шкафов, стремились вниз – в аквариум с мантой. Вылитая сонная птица, этот Морской дьявол помахивал крыльями-плавниками и пускал жабрами пузырьки. Разбегаясь в разные стороны, они лопались, как если бы неведомая машина создавала в воде эффект морского течения. Грей даже поймал себя на мысли, что эта манта напоминает ему чернокожего товарища – то ли своим размером, то ли какой-то исключительно рыбьей меланхолией.
   -Если ты видел достаточно, то я жду услышать твои оправдательные уничижения,- бросил блондин в тот самый миг, лишь погас экран.   
   -Сюжет дерьмовый как три пальца,- изрек негр, отключая флешку,- в Каннах с этим «шедевром» тебе светит последнее место. Ограбление банка парой недоумков? Эх, лучше бы ты принес мне торт.
   -Значит, ты решил строить из себя дурачка,- прыснули улыбкой гламурные уста,- у меня ведь есть несколько фотоснимков, на которых эти бандиты идут по правительственному коридору аэропорта Хургады.
   -Тоже город в России?
   -Нет, египетский курорт. Я потратил кучу денег, чтобы мой шпион в Канцелярии смог выкрасть копию этого видео. Ты понимаешь, каких змей пригрел на груди? В «Лав-из» я встретил одного из них, Ифрита!
   -Он так легко назвал тебе свое имя?
   -Он был пьян как портовый грузчик.
   -Вот и мне этот Ифрит сразу не понравился. Мутный тип… Другое дело его напарник Титан! Курит сигары, пьет ром – с таким парнем хоть в бордель, хоть на Луну.
   -Не трать мое время впустую, я даю тебе пять минут. Подумай о своих грешках, мистер старый друг.
   После этой реплики Грей опустился на софу. С самого начала он не рассчитывал на взаимопонимание и теплую беседу, но все-таки верил, что его товарищ, получивший монету и поднявшийся от второсортного боцмана до криминального авторитета, не рискнет защищать мелких бандитов. Тем более что бандиты эти успели нашуметь в Египте, убив какого-то агента из секретного подразделения Канцелярии. Шпион не смог получить доступ к информации о личности погибшего монетоносца, но сказал пару слов, которые от души позабавили кудрявого блондина.   
   -Ящик Пандоры, ха, надо быть ослом, чтобы поверить в такое,- думал он, ожидая, пока Скат примет решение,- я скорее проголосую за отречение королевы, чем куплюсь на эту выдумку. Шесть всесильных суперубийц, не подчиняющихся голосу эвинкаров? Уморительный фарс! Право, чем страшнее ложь, тем упорнее поддаются ей глупцы…
   -Сколько?- наконец подал голос мафиози.
   -Сколько чего?- не понял голубоглазый.
   -Сколько ты, Джек, хочешь за свое молчание?
   Откинувшись на софу, блондин расхохотался так звонко, что даже золотистые кудри его волос затряслись,- Пожелай я взятки, ни в коем случае не пришел бы к тебе лично,- смахнул он слезу,- моими руками касаться грязных денег – фу, ужасного ты обо мне мнения.
   -Тогда чего ради ты приперся в такую рань, арестовать меня хочешь?
   -Я все думал, зачем ты окружил себя рыбами, но теперь понимаю – у тебя рыбьи мозги... Как можно быть таким тупым! Твоя жизнь висит на волоске, ты побратался с незарегистрированными монетоносцами, а завтра что? Пошлешь чистосердечное признание в Совет и будешь тихонько ждать, пока тебя не отправят на виселицу? Я, наивная душа, явился сюда, желая спасти твою обезьянью шкуру, а ты со мной в игры играешь. Ты не достоин находиться со мной в одной комнате!
   Всего за несколько секунд тон обладателя голубых глаз кудрей стал в высшей степени истеричным – наглым, нервным, и поэтому едва ли выносимым. Грей, будучи в эту самую минуту заведенным как юла, не мог унять себя и остановиться, намереваясь в пух и прах разбить каменное лицо негра своими куплетами.
   -Так дела не делаются, старина Джек,- пробасил Скат, языком подвигая сигару в угол рта,- ты верещишь как резанный. Я не врач, но советую тебе принимать Валерьянку. С крикунами у меня базар простой – разок в почку, два раза в рыло. Если ты носишь британский флаг на груди, изволь соответствовать своим аристократическим замашкам или одевайся как нормальные люди! Ишь, принцесса выискалась.
   Теперь в кабинете воцарилась по-настоящему убийственная тишина. Даже Морской дьявол как будто притих, спрятавшись в песке среди искусственных кораллов. Было слышно, как где-то тикают часы, и играет музыка. За дверями раздавались голоса. Это Сид и Большой Ленни выясняли отношения за игрой в шашки.
   Мучительная пауза подошла к концу со словами блондина,- Ты взял под крыло опасных типов, но в действительности сей факт меня устраивает. Нам представляется легкая возможность сделать шаг вверх и попасть на следующую ступень. Я, разумеется, говорю о карьерной лестнице…
   -Кончай болтовню,- вдруг разозлился амбал,- что ты предлагаешь?!
   Голубоглазый гость взмахнул перстами и невинно произнес,- Ты УБЕШЬ их. Отправишь к праотцам Титана и Ифрита.
   -Угробить моих лучших боевиков? Я недостаточно пьян для такого – они пашут за целую бригаду, если продолжат в том же духе, то через год сделают меня главой управы Хакней. Ты еще помнишь, что я могу пользоваться своим талантом только в воде? Нет, Джек, с сухопутными монетоносцами я драться не стану. 
   -Зато ты бригадир Чистильщиков,- хитро прищурившись, напомнил негру блондин,- позови друзей в техноброне, они сделают все за тебя. Только сохраните головы! Я покажу их нашему эвинкару, пусть это будет вещественным доказательством чистоты твоих помыслов. Если тебя вызовут на Совет, скажешь прямым текстом – завладел доверием двух бандитов, чтобы разделаться с ними без лишнего шума. Я выступлю в роли поручителя, и мы оба получим красные галстуки. 
   -Нет, Джек, ни черта ты не понимаешь,- потушив сигару в стакане с остатками водки, загрустил негр,- цвет моего галстука, который я никогда не ношу, меня вполне устраивает. Я босс лондонской мафии, свободный человек. Я желанный гость на банкете у шефа полиции, меня дважды баллотировали в городской совет. Здесь меня называют Великим и Могучим. Ты можешь похвастаться чем-то подобным? Вряд ли... Но если забыть про Ифрита с Титаном, то какой кусок сладкого пирога мне придется отдать, чтобы решить проблему, которую ты так по-дружески мне подкинул?
   -В благодарность за свою моральную поддержку,- лукаво молвил голубоглазый,- я хочу два миллиона евро.
   -Походу, я все еще пьян,- ковыряясь толстым пальцем в ухе, нахмурился негр,- или у меня серные пробки… Хм… Про два миллиона ты пошутил, верно?
   -Дело не только в деньгах. В последнее время меня интересует прибыльная недвижимость. Я готов снизить расценку до одного миллиона, но тогда, будь любезен, отдай мне твой любимый свинг-клуб.
   От такого предложения хозяин кабинета аж поперхнулся и едва не упал вместе с креслом,- Джек, у тебя на башке не парик, а радиоактивная пиявка – думай, что говоришь! Я скорее нацеплю бежевый галстук и буду амбары от крыс охранять, чем перепишу на кого-то «Лав-из». Скажи честно, чего ты нюхал, или теперь модно закидываться таблетками? 
   -Лысая обезьяна, как смеешь ты ломать комедию,- взорвался мистер Грей, подскочив с софы,- довольно с меня твоих шуток! Ты перешел все границы! Знаешь, о чем я мечтаю? Взглянуть на тебя сквозь решетку карцера и помахать тебе не прощанье, вот так,- дрожащая от ярости рука в перчатке всколыхнула воздух. Жест получился точь-в-точь взмах топора, которым палач отсекает голову. Но это было только началом,- Я не собираюсь унижать себя дальнейшими беседами со слабоумным африканцем,- закричал блондин,- ты не стоишь даже унции моего внимания! Это конец, я ухожу! Прямо сейчас поеду к эвинкару, и пусть она прознает о твоих темных делишках. Надеюсь, к ужину тебя утопят в кислоте, ибо легкой смерти ты не заслуживаешь. А о девках из «Лав-из», что станут рыдать на твоей могиле, я позабочусь лично. О, устрою им настоящий карнариум – выпотрошу как цыплят. Прощай, спустивший свою жизнь в унитаз мистер Скат! 
   Дойдя до прихожей кабинета, голубоглазый схватился за дверную ручку, но тотчас остановился как вкопанный. Он услышал за спиной звук похожий на лязг оружейного затвора.
   С самого начала их разговора эта великолепная винтовка лежала в витрине возле кресла. Но теперь два блестящих ствола прижались к шее блондина, словно трубы, из которых грозила вылететь Смерть. Буковую рукоять, покрытую лаком, сжимали толстые как сардельки пальцы. Далее – мускулистая рука, широкое плечо, толстая шея. И наконец голова с бакенбардами, бородкой, и грустной ухмылкой.
   -Ты, Джек, всегда был отменным сукиным сыном,- вздохнул Скат,- но это не мешало нашей дружбе, помнишь? Чур никаких обид, просто бизнес. 

***


   -Я уверен, ты жульничаешь,- принялся в шестой раз расставлять шашки Большой Ленни.
   -Дело в том,- сжалился над ним Сид,- что я люблю выигрывать и умею играть, а ты надеешься на удачу. Вот, например, пистолет! Ты ведь стреляешь из него, четко прицелившись, а не тратишь патроны вслепую. 
   Тут Большой Ленни заскучал еще сильнее. Ему стало обидно за собственный смит-энд-вессон, которого он лишился, с треском продув четвертую партию. Все, что оставалось в его карманах, было мелочью и ключами от машины. Почесав затылок, он собрался сделать ход, как вдруг вспомнил,- Интересно, о чем там болтают Скат с этим педиком. Может, заглянем к ним?
   -Давай,- разразился зевотой Сид. А потом постучал в дверь своим набитым кулаком,- Эй, босс, вам завтрак принести?
   Что странно, на стук никто не ответил. Вместо этого охранников оглушил неожиданный выстрел, к счастью, пришедшийся поверх их голов. Стреляли из кабинета, прямо сквозь дверь. Звук при этом получился таким громким, как если бы кто-то пальнул из мортиры или ружья для охоты на слонов. Коричневая панель возле верхней дверной петли лопнула, точно целлофановый пакет с водой, пробитый дробью – в стене напротив тут же образовалось множество черных дыр размером с горошину.    
   Когда Сид и Большой Ленни ворвались к своему боссу, все уже было кончено. Никакой заварушки, никакого шума. Только труп в голубом пиджаке, некрасиво распластавшийся на ковре. Шея свежеиспеченного мертвеца казалась разорванной в клочья, а голова, отделенная выстрелом от позвонков, валялась под шифоньером. Скорее всего, ненароком закатилась туда. 
   -Вот это я называю оперативной работой,- похвалил ошарашенных гостей Скат,- вас и звать не надо, сами приходите.
   Красная лужа под телом мистера Грея быстро разрасталась. Практически доползла до тапочек негра, но тот, похоже, пребывал в самом веселом расположении духа.
   -Ну, что стоим, бесценные мои? Марш за работу!
   Метнувшись в кладовую, Сид принес дюжину полиэтиленовых мешков, в каких уборщицы выносят мусор. Большой Ленни меж тем вооружился скотчем и примотал ноги Грея к его груди.
   -Замотаем его как куль и спрячем в коробку из-под холодильника,- предложил Большой Лени,- там, в коридоре, вроде, стояла одна.
   Кивнув головой, Сид неуклюже шагнул к трупу и чуть было не поскользнулся на какой-то тряпке,- По-моему, я наступил на чей-то… Парик?!
   -Конечно, парик,- их босс отложил ружье, чтобы поднять с пола золотистую шевелюру,- эта дрянь свалилась с башки Джека.
   -Джек? Я думал, его зовут Валентайном.
   -Ты, Сид, не умничай, лучше займись делом.
   -Эй, босс, коврик-то ваш испорчен… Позовем румсервис?
   -Хорошая идея,- согласился амбал,- они пришлют кого-нибудь с пылесосом. Только с моющим! Пусть думают, что я разбил бутылку томатного сока. 
   -А труп куда?
   -Вы что, студенты Оксфорда и занимаетесь этим впервые? Пять с половиной евро стоит туристическая карта – любой тихий лесопарк на ваш выбор. Лопату возьмете у газонокосильщика. Бить ему морду не надо, сам отдаст.
   Покончив с указаниями, Скат склонился над обезглавленным мертвецом. Проверил карманы голубого пиджака и нашел всего три предмета – замшевый кошелек, серебряные часы на цепочке, и сомнительного вида пакетик с белым порошком.   
   -Какой сюрприз, никогда бы не поверил, что ты употребляешь,- изрек негр, закусив ноготь,- вот поэтому тебе, старина Джек, и снесло крышу… 
   Закатав рукава, Сид и Большой Ленни постарались на славу. Чтобы упаковать мистера Грея им понадобилось меньше трех минут. Тело, обмотанное скотчем, легко влезло в картонную коробку, «холодильник» был поставлен на тележку с колесиками, после чего охранники скрылись в коридоре. Но Скат почему-то велел им не трогать голову, а еще, что казалось особенно странным, учитывая его аппетит, отказался от завтрака.
   В полутемном кабинете стало тихо, как если бы на Лондон вдруг опустилась длань ночи и украла все живые звуки. Сидя в кресле перед пустой бутылкой и двумя стаканами, чернокожий мафиози даже не слышал своего дыхания. Он остановил взгляд на башке с голубыми глазами, которая была поставлена в настольную пепельницу и медленно наполняла ее кровью.
   Бывшему боцману хотелось повторить вчерашний вечер и напиться в стельку. Хотелось тискать силиконовую грудь Бренди. А потом изобрести, украсть, да хоть просто найти посреди улицы машину времени и повторить все сначала. Повторять снова и снова, только бы это сумасшедшее утро, когда он застрелил лучшего друга, никогда не наступило. 
   Скат опустил пятерню на голову Грея – хрупкую, безжизненную, с короткими черными волосами, до того скрывавшимися под кудряво-золотистым париком.
   -Нет, Джек, сукин сын здесь я, а не ты,- сказал негр.
   В его кулаке звякнула связка сувальдных ключей – хозяин кабинета направился к гардеробу, спрятанному позади аквариума. Внутри этого неуклюжего шкафа ютились мухи, там не было ни вешалок, ни полок. Лишь один забытый в гордом одиночестве сейф. Эдакий железный гроб, сделанный по технологии, что устарела еще до Первой мировой войны. Если судить по размерам, то в сейфе без проблем уместилась бы пара денежных мешков или ящик с золотыми слитками. Но за огнестойкой дверцей хранилось сокровище другого рода – скромный, давным-давно пожелтевший конверт. 
   Амбал оперся спиной на аквариум. Раздвинув ноги, он сел и сгорбился, словно от жжения какой-то старой раны. В его открытой ладони лежали серебряные часы. Те самые, что он нашел в кармане голубоглазого Грея. На внутренней стороне крышки, под которой спали остановившиеся стрелки, виднелись слова, нацарапанные гвоздиком – «Лучшему хирургу от худшего боцмана. Спасибо, что вытащил из меня пулю. Желаю удачи, старина Джек».
   -Фальшивый расист, все эти годы ты не расставался с ними... Мог давно выбросить,- прошептал Скат.
   Он набрал полную грудь воздуха. Бросая вызов собственному рассудку, вскрыл конверт. А из конверта, нетронутые временем, выпали вторые часы – точная копия первых. Отличалась только надпись под крышкой. «Лучшему боцману от никудышного хирурга. Тебя одного я готов назвать своим другом навек. Желаю удачи, Шоколадный Сэм».
   Сквозь холодные слезы негр-амбал рассмеялся, точно сумасшедший. Точно потерявший волю к жизни безумец.   


Рецензии