Игра

Наступила поздняя ночь, когда Рой Мэйрис возвращался домой с работы, тяжело ступая по покрытой гравием дороге. Фонарные столбы по обе стороны освещали ему путь.
«У нашей фирмы был корпоратив», – мысленно стал объяснять парень. Тяжело соображать после нескольких выпитых рюмок виски. Он с трудом передвигал ногами, постоянно запинаясь. Когда парень прощался с коллегами по работе, его босс предложил довезти до дома, но он отказался. Видимо, побаивался садиться с начальником за руль, потому что тот был не только не в состоянии вести машину, но и просто нормально ходить для него уже казалось трудновыполнимым. Конечно, не говоря уже о его едва понятной речи, с которой он несколько раз подходил к Рою, пытаясь что-то у него спросить.
Он готовился к длинному разговору с женой, но тут же вспомнил, что она уехала на все выходные к родителям. Покачиваясь и постоянно спотыкаясь, он довольно улыбнулся.
Улица выглядела совершенно пустынной, что не удивительно. Ночью здесь всегда тихо и безлюдно, изредка можно встретить одиноко шатающегося по городу пьянчугу. Рой делал осторожные шаги, словно ребенок, готовящийся к своему первому хождению по земле. Вот уже показался его двухэтажный дом. Он потянулся к заднему карману брюк, чтобы достать ключи. Весь взъерошенный, в мятом пиджаке и галстуке на спине, Рой очень был похож на вампира, спешившего добраться до своего темного логова, прежде чем взойдет солнце.
Он поднялся по деревянным ступеням на крыльцо, придерживаясь за перила. Подошел к двери и собирался уже открыть, когда обнаружил на пороге черную папку, на которой было написано: «Не открывать». Он поднял ее с земли и осмотрел.
– От…открывать, – прошепелявил Рой, уставившись покрасневшими глазами на папку. Он сделал несколько неудачных попыток, прежде чем сумел вставить ключ в замочную скважину, затем открыл дверь и ввалился внутрь.
– И ты здесь, дружище, – парень поприветствовал своего кота, который, свернувшись клубочком, лежал на кресле. Он бросил ключи на стол и устало сел на мягкий диван. Черный пушистый кот громко мяукнул, спрыгнул с мебели и лениво поплелся на кухню. Продолжая сжимать в руке таинственную черную папку, Рой открыл ее и обнаружил груду листов и фотографий. Он взял первый попавшийся лист и прочел первую строчку, подчеркнутую жирной черной линией.
– «Дальше не читать». Если говорят не читать - значит нужно читать, – пробормотал он себе под нос, не без интереса продолжив изучать письмо. – 25 октября? Это же сегодня.

«25 октября 00:30
Рой Мэйрис прошел в дом и поздоровался со своим домашним питомцем. Он устало сел на мягкий диван и открыл папку, которую нельзя было открывать, тем самым нарушив первое правило игры. Не смотря на требование не читать листы бумаги в папке, он все же не послушался. Он нарушил второе правило игры. И, наконец, третье правило игры, которое гласит: «Не смотри на фотографии, находящиеся в черной папке». Вопрос для вас, мистер Мэйрис: Вы готовы остаться в игре и постараться больше не нарушать правила? В случае не подчинения вы будете дисквалифицированы.
С уважением С.А.Т.А.»

– Что еще за черт? – непонимающе уставился на листок Рой. – Откуда он узнал, что я буду делать?
Парень взволновано взял следующий лист и приступил к чтению.

«25 октября 00:40
Вы удивлены? Понимаю. Я вас прекрасно понимаю, но вы так и не ответили на мой вопрос. Вы готовы остаться и продолжить играть? Повторяю, в случае неповиновения я буду вынужден вас дисквалифицировать.
С уважением С.А.Т.А.»

– Да что, вашу мать, здесь происходит? Какая к черту игра? Нет, это все сон, просто бредовый сон, я сейчас проснусь. – Рой немного успокоился. Он закрыл глаза в ожидании спасительного пробуждения, но ничего не происходило. – На счет три я проснусь: Раз... два... три. – Он открыл глаза и с большим разочарованием обнаружил себя на диване рядом с проклятой черной папкой. Не хотя, он взял следующий листок и почувствовал, как по телу пробегает дрожь.

«25 октября 00:45
Это не сон, но было очень забавно за вами наблюдать. Если вы хотите остаться в игре, то не должны ни в коим случае смотреть на фотографии в папке. Вам должно быть интересно, что за игра? Вы азартны, мистер Мэйрис? Вы любите игры? Эта игра покажется вам по вкусу. Вынужден снова напомнить вам, что если вы нарушите хоть одно правило, мне придется исключить вас из игры. Надеюсь вы, в отличие от ваших друзей, будете более послушны.
С уважением С.А.Т.А.»

– Клянусь жизнью, когда я узнаю кто меня разыгрывает вы сильно об этом пожалеете! Слышишь меня, гребаный ублюдок, это не смешно! – Рой снова и снова прочитывал послание, заключенное на листке бумаги, словно пытаясь выявить в нем какую-то деталь или понять, кто мог так над ним подшутить. Он встал с дивана и осмотрелся по сторонам, проверяя комнату на наличие скрытой камеры видеонаблюдения, однако все было чисто. Кто-то определенно за ним следил и Рой убеждался в этом с каждой секундой, проведенной в доме.
– Пора кончать с этим балаганом! Мне завтра рано вставать, и я не хочу всю ночь провести, читая эти проклятые письма! Я отказываюсь играть! Эй, вы слышите? Я отказываюсь! Идите нахер со своей игрой... мудак! – закричал парень.
Он вдруг вспомнил про фотографии, которые, хоть и вызывали у него чувство отторжения и неясной тревоги, но тем сильнее крепло желание на них взглянуть. Он взял одну в руки. На ней было изображено совершенно пустое помещение с голыми серыми стенами. В центре комнаты одиноко стоял стул, на котором кто-то сидел - довольно солидного возраста мужчина, слегка полноватый. И Рой явственно узнал в нем своего начальника.
– Мистер Бульман?.. К-какого черта... – полушепотом сорвалось с губ у изумленного парня. Он всеми силами старался сохранять спокойствие.
Взял другой снимок. Можно было бы сказать, что это фото ни чем не отличается от предыдущего, если бы не темный силуэт, загородивший практически половину объектива камеры своей гигантской черной тушей, и еще мужчина, в лице которого читался невообразимый кошмар, который мог быть запечатлен только перед ужасной смертью. Рой с отвращением откинул снимок в сторону, пытаясь избавиться от мерзкого ощущения, словно что-то липкое вползло в его грудь. Только сейчас в его сознание ворвалась жуткая мысль, о которой он всеми силами старался не думать, чтобы не вызывать паники. По какой-то совершенно иррациональной причине он отчетливо знал, что находится в серьезной опасности. Но, что или кто угрожает ему – оставалось загадкой. И эта неизвестность пугала его до смерти.
Несколько погодя, Рой взял один из ближайших к нему листков.

«25 октября 00:50
Поистине, но должен признаться вам, что любопытство одно из главных врагов человечества. Вы нарушили третье и последнее правило. Сожалею, но вы проиграли. Вы подлежите дисквалификации и утилизации. Всего доброго, мистер Мэйрис.
С уважением С.А.Т.А.»

– Утили... что? Утилизации!? Это что еще за нахер!? Какой еще утилизации!? – вконец утратил самообладание он.
Рой растерянно принялся собирать листы, но они были все чистые, без единой буквы. Перебирая фотографии в поисках какой-либо зацепки, он просмотрел несколько сцен зверских убийств, где несчастные жертвы походили на разорванные куски кровавого мяса и полуобглоданные кости, лежавшие в с сырой куче какого-то тряпья.
Снимки были сделаны профессионально, с настоящим искусством, с идеального ракурса, где прекрасно было изображено предсмертное выражение ужаса на лицах каждого из жертв, словно фотограф получал жуткое удовольствие от своей садисткой игры, от работы, которую выполнял.
Внезапно Рой остановился на одном фото, вглядываясь в до боли знакомого ему человека, от чего вдруг все тело пробрал озноб. В груди бешено забилось сердце и снимок выскользнул из его ослабевших рук. Он едва сдерживался, чтобы не закричать. На картинке была изображена его жена, которая уехала на выходные к родителям и должна была вернуться буквально через пару дней. Поначалу так думал Рой. Но на снимке крупным планом было показано ее измученное заплаканное лицо, покрытое шрамами, грязью и запекшейся кровью. Он закрыл глаза, чтобы не дать себе окончательно убедиться в том, что его прелестная жена теперь мертва. Убита кем-то... или чем-то.
К горлу подступил комок рвоты.
– Нет... этого не может быть... это не правда! Я не верю! Нет!
Входная дверь со скрипом открылась, впуская ледяной порыв ветра. Парень с трудом повернул голову на звук. Спину обдало жаром, затем ледяным холодом, сомкнувшимся на всем потном дрожащем теле. Дикий ужас охватил его так крепко, что на время парень перестал дышать.
– Оно уже здесь, – невольно прошептал Рой.
Он готов был находиться где угодно, только не в своем мрачном, тихом доме, который каким-то образом стал для него тюрьмой, в то время как нечто чудовищное - упиваясь беспомощностью пленника - медленно приближалось. Со стороны стены послышались хлюпающие звуки, становившиеся все ближе и ближе. С кухни донесся жалобный крик кота. Маленький зверек зажался в углу шкафа и скулил.
Рой снова начал просматривать фотографии, пытаясь хоть что-нибудь придумать, но все мысли куда-то исчезли. Не осталось ничего. Кроме страха.
– Это всего лишь фотографии! Чертовы фотографии, я не умру!! – В его голову вдруг пришла безумная идея.
Дверь и прилегающая к ней стена начали странно покачиваться. Появилась огромная трещина, словно громадная сила долбила по ней и упорно рвалась во внутрь. Адское хлюпанье, перемежающееся с омерзительным жужжанием, разносилось уже по всему дому. Рою казалось, что этот звук находится в его ушах. Штукатурка отваливалась с оглушительным треском. Творился хаос. В комнате резко потух свет и он остался в кромешной темноте. Под ним словно происходило землетрясение. Оставались считанные минуты до того как стена бы рухнула и внутрь ворвалось нечто кошмарное, нечто ужасающее своем виде и форме.
Из последних сил он взял фотографии, что валялись в черной папке и стал одержимо рвать их на мелкие кусочки. Он порвал все, не оставив ни единого снимка. Возможно, это покажется сумасшествием, но у него не было другого выхода. Первое, что подсказывал ему внутренний голос: «На фотографиях показано, как ты умираешь, так уничтожь их пока не поздно!»
Удары по стене неожиданно стихли. Он сидел на диване, прислушиваясь к звукам, крепко сжимая руками дрожащие колени и не смел расцеплять хватку, словно от этого зависела его жизнь.
Наконец, когда наступило утро, первым делом Рой позвонил в полицию. Он рассказал офицерам, что с ним произошло, но ему не поверили. Пытаясь предъявить доказательства в виде листков с угрозами - они оказались абсолютно пустыми. Полиция расспрашивала соседей о случившемся, однако они утверждали, что не слышали никакого шума, и хоть трещины на стене дома Роя остались, этого было не достаточно.
После тех загадочных событий в нем многое изменилось. Он поседел, болезненно исхудал и страшится казалось бы безобидных вещей, оставивших в его памяти злые воспоминания.
Но бесспорно остается тайной и то, что его жена исчезла - просто растворилась в воздухе. Никто ее не видел, никто не знает, где она, также, как и где сейчас другие люди, которых видел в ту злосчастную ночь на проклятых фотографиях Рой. Возможно они мертвы, но он не перестает верить, что когда-нибудь она вернется домой, и все, что с ним приключилось в ту ночь было всего навсего кошмарным сном. Бреднями пьяницы. Он хотел бы в это верить...

Конец.


Рецензии
Это чудо, что герой остался жив. Любопытство иногда может привести к плачевным результатам. С уважением.

Нина Лесина   01.12.2013 01:31     Заявить о нарушении
Полностью с вами согласен. Любопытство до добра не доводит. Спасибо за отзыв.

Марк Крам 1   01.12.2013 07:51   Заявить о нарушении