Первая глава

15
Из ничего родившись, атом,
Помноженный на триллион,
Встав между раем и меж адом,
И, обретя вселенский дом,
Он продолжал расти и солнца
Зажглись, украсив свет собой.
Господь благословил питомца -
И взрыв за взрывом лобовой.
И в столкновениях делилась
Звезда энергией. И свет
Летел сквозь млечность. И поэт
То мог воспеть. Такая милость
Дана поэтам. Но, отнюдь
Был до поэтов дальний путь.
16
Ещё сверхновые блистали,
Ещё гулял галактик строй,
И чёрных дыр провал местами
Напоминал пчелиный рой.
И хаос наполнял пространство,
И газ из облака планет,
И дьявола в помине нет,
Как человеческого хамства,
И этой лжи, идей оков,
Догматов, норм, противоречий,
И мир не знал ещё увечий,
Он просто был, как есть каков,
И без души горела плоть,
Какой создал её Господь.
17
Но вот настал час сотворенья
Из газа множества планет,
Стихий враждебных примиренья,
На них еще в помине нет.
Средь них Земля родилась. Солнце
Дало системы номер ей,
Прародина земных людей
От папуаса до японца,
Но миллиарды ещё взрывов
Атак блуждающих комет,
Смещенья магмы и разливов,
Пред тем, как вышел человек
На свет из тьмы противоречий
И принял облик человечий.
18
И вот баланс возник пространства,
Уравновешенный мечтой.
И без нажима, без упрямства,
А как само собой, до той
До точки  сжатия по кругу,
Мир расширялся, вдаль летел,
Напоминая Баха фугу,
И среди этой массы тел
Земля от лавы затухала.
Метеоритный дождь затих.
Принёс не только он металла,
Но и доставил бездну их,
Кристаллов жизни H2O
Глобальный замысел его.
19
Итак, прозрение планеты,
И океан покрыл простор.
Не пожалел бы я монеты,
Коль был бы там, чтоб снова взор
Я устремил на эти штормы,
Неукротимые шторма,
Когда под ними жизни формы
Родились. И уже тюрьма
Им уготовлена. Ещё бы
Плодись и жри собратьев и
От инфузорий до амёбы,
Морские жители земли
Решали этот давний спор
Что есть естественный отбор?
20
И вновь вулканы пировали
И суша вновь обнажена
Была приемлема едва ли
Для жизни, и как мать нежна
Вода морская океана
Плодила жизни, все они
Так развивались постоянно,
Что миллионы, словно дни
Промчались. И уже гиганты,
Морей глубины покорив
Неслись – развития гаранты,
На эволюционный риф.
А, между тем, из этих вод.
Из водорослей - кислород.
21
И фотосинтез дал надежду,
Для многочисленных лесов,
И гул вулканов на засов,
И снова жизнь плодилась между
Глобальных, жутких катастроф,
И твари выползли на сушу,
Но там нашли себе лишь кров,
Господь не дал драконам душу.
И только молча наблюдал,
За этим мира сотвореньем,
За остываньем и гореньем,
В раздумьях, что есть идеал?
В аморфном облака слезе
Пять восемь и один Глизе.
22
Итак, земли познали лавры
На миллионы короли
Причуда Бога – динозавры
Его шуты? Умора ли?
Уроды – взбалмошная шутка,
Плодились, жрали, для чего?
На тонны только грамм рассудка.
Глобальный замысел его,
Они входили изначально,
Чтоб укрепился новый вид,
Его пленительная тайна,
Та, что откроет миру стыд.
Но, а пока, их сроки грыз
Прапрародитель древних крыс.
23
Млекопитающее, Боже.
Его ты создал для мечты?
И шерсть еще на этой коже.
И страх за жизнь, когда меч ты
И щит, и оберёг от боли,
Когда он мал и так пуглив,
Вселенское добро ли? Зло ли?
На Мексиканский пал залив
Метеорит, послал его ты
Доисторический потоп
И вся планета стала гроб
Сезон открыл ты для охоты
Отдав иному звон литавр
И вымер грозный динозавр.
24
И двести миллиардов звёзд
Сквозь млечный путь на то взирали,
Пост сдан. И снова принят пост,
Казалось, тут не до морали.
Но в эволюционный путь
Вмешалась сила провиденья,
Как и с начала сотворенья
Творцу лишь ведомая суть,
Наполнен ею каждый атом,
И непокорный электрон.
Незыблем, кажется, так трон,
Но смерть приходит не с закатом,
Так царь земли познал сей ад
Шесть миллионов лет назад.
25
Земля вновь сбросила одежду.
Живой, разумный организм,
Плывя собратьев звёздных между,
Всегда надежды оптимизм
Давал. Пример долготерпенья.
Сносил удары и захват,
Когда сквозь пепел вновь растенья
Тянулись к солнцу. И вновь сад
Зацвел. И выжила планета,
Так, не впервой ей выживать.
Так до скончанья будет света,
Так, потеряв ребёнка мать
Оплачет скорбную потерю,
Но скажет – в жизнь святую верю.
26
Не утомил ли я рассказом?
И ваши не взорвал умы?               
Терпимо? Да, так с каждым разом,
К рожденью приближались мы.
Вновь миллионы за плечами,
И мамонт, слон сосущий грудь,
Явился миру, но, костями,
И он уложит в вечность путь.
И вымрет так же повсеместно.
Вновь смажет жизнь метеорит.
Красивый выход – если тесно,
Земля взрывается, горит,
И, чтоб добить наверняка,
Период супер-ледника.
27
Покроет землю коркой снега,
Лишь изощрённый ум поймет,
Как выжить, так родится «эго».
И тьмы рассудка треснет лёд.
Стих двадцать семь. Вот тут-то люди
И появились. Выход ваш.
Мозги сознания на блюде.
Прямоходящий. Вот типаж -
Эректус. Архантроп с дубиной,
Дикарь с зачатками души.
Имеющий язык звериный,
И страшен так, что свет туши,
И голод что ему и лёд,
И всё готово. Он грядёт.


Рецензии