Зря Мишка в губернаторы пошёл

     «Блажени изгнани правды ради яко тех есть Царство небесное» - эти слова восьмой заповеди блаженства я увидел на стилизованном под часовню мемориале, воздвигнутом на месте гибели бывшего алтайского губернатора М.С. Евдокимова по случаю годовщины трагедии.

     Губернатор… Мы так и не смогли привыкнуть к его административному чину, для нас он остался заслуженным артистом России, киноактёром, режиссёром, алтайским самородком. А старожилы села Верх-Обского его вообще никогда не величали по отчеству, здесь он просто Миша.

               ПО ЗАКОНАМ ЖАНРА

     Валерий Золотухин как-то рассказывал, что Евдокимов жаловался ему на коррупцию: Беру-ут! И на самом высочайшем уровне. Они ждут от меня чемодан денег. А я и сам не беру, и давать не умею». А тут ещё им была затеяна пря с краевым Советом: те задумали, было, серьёзно поднять планку денежного содержания чиновников, так губернатор, вместо того чтобы подмахнуть проголосованный закон, отчитал их на весь край: «Закон о зарплате чиновникам я не подпишу, пока мне не покажут, что выросла заработная плата у простых тружеников». Ну и какое взаимопонимание после этого можно встретить? В общем, нашла коса на камень с отягчающими для косы обстоятельствами.

     В такой ситуации по законам жанра герой всегда погибает. Возле памятника у поворота на Плешково я насчитал сорок семь молоденьких берёз. И лет ему было сорок семь…

     Верх-Обское. А паломники всё едут и едут. К Евдокимову. Не наврали – приехала и Клара Новикова, и Регина Дубовицкая… Поговорить бы, да разве ж пробьёшься к ним. И надо ли? Вон мужичок в телеге с мягким ходом пытается разогнать ленивую кобылу… Инвалид со своей женой на «Оке» торопятся («Солнце-то, вона, уже высоко») за грибами… Весёлая компания в предвкушении пельменей расположилась за столом под черёмухой… Вот у кого надо брать интервью. Так как знают они своего земляка без купюр с самых младых ногтей: «Мишку-то? Да кто ж его здесь не знает. Тебе налить?.. Ленка, ты ведро-то с медовухой марлей накрой, а то завтра эти же мухи похмеляться прилетят».

     «КРАСНАЯ МОРДА». РАССКАЗ ПЕНСИОНЕРА АЛЕКСАНДРА ГРИГОРЬЕВИЧА ЛИТВИНОВА

     «Знал ли Мишку? Чего же не знать: вон ихняя хата, вот моя. Мы с его отцом – он сварщиком тут работал – друзьями были, рыбачили вместе на Катуни. Таймень, нельма, лещ, щука… Сейчас что-то не стало этой рыбы. А Мишка бегал ко мне, учился играть на гитаре. Дядь Саш, говорит, как это вы так пальцами перебираете? У него шесть струн, он «боем» играл, а у меня семиструнка, тут переборами надо. Сохранилась та гитара, а как же, вот думаю в музей сдать.
 Таким юмористом был. Да все у нас любили его. Постоянно в самодеятельности выступал. Маврикиевну и Авдотью Никитичну одновременно играл. За ту и за другую сразу. Спорт любил, пел.

     И потом, когда артистом стал, постоянно с концертами приезжал. Вот здесь по улице с аншлаговцами гулял. И рассказывал со сцены… Так все в его рассказах нашенские. А манеры брал в основном с Ивана Кураева, разговаривал, как он. «Красная морда» тоже наш, верхобской.

     Он мужик наш. Посмотри: стал большим человеком, знаменитым, а нисколько не изменился. Всегда старался помочь. Асфальт проложил, кладбище – ещё не был? – он огородил, дом для одной семьи выкупил и подарил, стадион сделал. Не было в нём этой барской заразы. Мы так теперь жалеем. А ты откуда? Что-то никто из газет и телевизора меня ни о чём таком до тебя не спрашивал».

     «МИШКА, ЁПТВА…». РАССКАЗ ИРМЫ ЭВАЛЬДОВНЫ ГОРХОВОЙ, БЫВШЕЙ СОСЕДКИ

     «Наши семьи такими дружными были. У них семеро детей, у нас девять, ну как родные. Сначала они на Центральной жили – того дома уже нет, снесли – потом сюда переехали. Мы с его матерью постоянно на родительские собрания бегали вместе. Моя дочь Женька с их Костей – это младший поскрёбыш – училась. Мой брат Алексей учился с Сашкой Евдокимовым, а сестра Ольга – с Мишкой. А мы привыкли, по другому и не называли никогда, Мишка и всё тут. Вообще, тогда народ другим был: все бедные, все одинаковые.

     Он с детства смешил людей, языком молол всегда здорово. И в кого он такой?

Помню, работала я на свёкле. Школьники летом тоже ходили на свёклу. Ну, я тяпаю; оглянулась, а он чего-то отстал от всех. Я ему: Мишка, ёптва… Ты погоди, ты чего там записываешь? Матерки-то не вздумай. Мишка, кричу, такую мать, чего отстал? Он на тяпку сел верхом, и-го-го, всё прополол, догнал быстро.

     Простым был и добрым. Таким и остался до самой смерти. Когда заступил на губернатора, все у нас воспряли духом. Но сильно переживали, боялись, что с ним может что-то произойти.

     … Все разъехались, только Татьяна в родительском доме здесь осталась. Костя в Бийске, Сашка в Новосибирске… А вон двоюродный брат, тоже Сашкой звать, идёт. Сашк, эй, Евдокимов, ну-ка иди сюда, скажи чего-нибудь, тут из газеты».

     «ТОЛЬКО ЕГО НЕТ». РАССКАЗ АЛЕКСАНДРА ПЕТРОВИЧА ЕВДОКИМОВА, ДВОЮРОДНОГО БРАТА

     «Таланты его стали проявляться с детства. До армии он нам тут такие концерты устраивал: пел, пародировал, людей смешил, спортом увлекался. Мишке много талантов было дано. А в его рассказах односельчане угадываются. Ну вот «красная морда», например, есть у нас такой Серёга Семыкин – здоровый, морда такая вся красная, особенно когда из бани. В клуб часто городские наезжали, поэтому случались драки.Ну, Серёга как кулачищем размахнётся…
     Только зря Мишка в губернаторы пошёл, жив бы сейчас был. Братья, сёстры, друзья приехали, все в его доме собрались. Только его нет».

               ВСЕ СОБРАЛИСЬ?

     А на стадионе собрались тысячи поклонников Михаила Евдокимова. Стоят, сидят, лежат, балансируют, облепив металические ограждения. С пивом не пускают, и что придумали: за «оборонительной линией» стадиона есть гаражи с замечательными плоскими крышами человек десять – видать из одной компании – затащили на один из них стол, стулья, разложили припасы, сидят, пиво потягивают, таранькой и колбасой закусывают – правительственная ложа, не меньше. Морды у всех уже красные, но ведут себя вполне корректно: сверху на людей не плюются, матюгами не матюгаются, лёгких телесных повреждений никому не наносят. И милиция их не трогает: не было приказа с гаражей шугать.

     Голос Ельцина со сцены: «Ну что, дорогие россияне, все собрались?» Ну, не совсем Ельцина, но похож здорово. Когда-то Евдокимов, ещё познавая школьные предметы, мог передразнить любой голос. За что ему крепко доставалось. Вычисляли быстро: а кто у нас тут пародист? Как-то позвонил завучу и голосом директора приказал отменить занятия. Телефонировал в школу и от имени отца объяснял причину пропуска «сыном» занятий. Или звонил на работу родителям и голосом опять того же директора объявлял им благодарность за достойное воспитание сына.

     Ну что, дорогие россияне, все собрались? Пройдём на деревенское кладбище, где нашёл последний покой народный губернатор Михаил Сергеевич Евдокимов. Там у входа – часовенка. А на часовне выбиты слова. Прочтём и подумаем.

     «… Почему в тоске?
     Ты рисуешь боль кровью на песке.
     Ты идёшь туда, где тебя не ждут.
     Ты один всегда –
                и Король и Шут…»


Рецензии
Спасибо земляк за добрые слова о Михаиле,душевный был мужик.Пришлось с ним однажды встретиться.Будем помнить!

Иван Гейгер 2   27.09.2013 13:05     Заявить о нарушении
Вообще Алтайский край - это такие талантливые люди. А к Шукшину какое паломничество. И такие замечательные люди. Я горд, что мои корни в алтайской земле, хотя сам живу в Кузбассе. Но бываю на родине моих предков.

Александр Матвеев Керлегеш   27.09.2013 19:46   Заявить о нарушении
Сам Бог велел Вам писать,поскольку такие замечательные у Вас земляки.Даже от названия Алтай таким теплом веет.Удачи Вам ,хорошие у Вас корни.

Лариса Тарнавич   17.03.2014 11:26   Заявить о нарушении
Спасибо, Ларисочка, за пожелания.

Александр Матвеев Керлегеш   17.03.2014 19:52   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 2 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.