Отжени от меня уныние

   В девять вечера я выключаю телефон.
    
   После девяти – время кроссвордов, кино, кубка Стэнли и Интернета. Моё личное время.
   Друзья звонят раньше, а клиентам вообще не положено давать номер своего телефона.
  «Не положено». Мало ли что не положено!


***

   И куда девается память?
 
 - Юджиния, ты не знаешь – что я хотела тебе сказать? Вот только перед твоим приходом думала о чём-то важном – и не помню.
 
 - А где ты думала: в спальне? В гостиной? На кухне?
 
 - В спальне.
 
 - Пошли туда.

 - Ой, вспомнила! Откуда ты знала?

 - Это все знают: нужно пойти на старое место. Обстановка поможет.

 - И ты забываешь?

 - Конечно. Мне ведь тоже не двадцать пять.


   Ах, Патриша, Патриша... удивительная моя клиентка, женщина странной судьбы.
 
   У всех в жизни так: то взлёт, то падение. А у неё если взлёт –  модельер дочери короля европейской страны; если падение –  чужая одежда, по чужим  документам – за океан. Взлёт – владелица  бутика, а потом  –  одиночество, нарушаемое только болью.
 
   Это она сказала мне как-то:
 
 - Ну, что ты все бегаешь? Тебе ведь не двадцать пять. – И со вздохом: - Тебе уже двадцать шесть.
 
***

   В новой стране всё сложилось удачно: работа, любовь, долгожданный ребёнок, удача... А потом Патриша упала. Прямо на улице. Прошла обследование; узнала, что у нее генетическая болезнь, справляться с которой еще не умеют. Возненавидела всех – и себя. Не выдержал муж; подальше уехала  дочь; замолчал телефон. Она не хотела лечиться: «Я вам не подопытный кролик»; забросила увлечение - кисти и краски; перестала читать и смотреть телевизор.
   
   
   Депрессия – это болезнь. Не блажь, не дурной характер. Её нужно лечить – медикаментами, спортом, гипнозом, акупунктурой...

   Да знаю я это, знаю! Учила в колледже, читала умные книги.

   Но знаю и то, что депрессия – замкнутый круг: одиночество – нежелание жить – уныние - жалость к себе - близким трудно с тобой,  тебе с ними – болезнь - одиночество...
   И по кругу, и по спирали.
   Вниз, вниз и вниз.

   Да сколько же можно – вниз? Есть ли донышко у этого низа?

***

   Патриша позвонила мне утром в субботу:

 - Юджиния, с тобой всё в порядке? Я звонила весь вечер. Что-то случилось?

 - Ничего не случилось, Патриша. Просто в девять я выключаю свой телефон.

 - Я не знала. И боялась, что ты и сейчас не ответишь.

   Я повесила трубку и только тогда поняла, что Патриша позвонила мне в первый раз за почти три года.
 
   Она долго не открывала. А когда открыла, я ахнула: в незнакомом сиреневом платье, с причёской, на каблуках...

 - Патриша?

 - Я так и думала, что ты приедешь, - сказала она. – Не удивляйся... я сама удивляюсь. Скажи - я красивая?

 - Да. И молодая – лет двадцать пять. Хотя нет, не надейся: уже двадцать шесть.


   Я так и не знаю, что случилось тогда с Патришей. То ли донышко оттолкнуло ее – и швырнуло наверх; то ли она поняла, что пока есть хоть какие-то силы, нужно рвать этот замкнутый круг, чтобы - вверх! только вверх! Как когда-то.

   Патриша прожила еще несколько лет. Медленно, по чуть-чуть заставляла себя вернуться к жизни, и оказалось, что её не забыли. По вечерам она звонила мне: ни о чём, просто так – чтобы не быть одинокой.

   Уныние ушло не само. Она гнала его прочь, как поганую черную тварь. И победила.
 
***

   В девять вечера я выключала телефон.
   


Рецензии
Спасибо, Женечка, за вновь обретённую надежду! Мне тут было очень плохо. Один мой старый знакомый сказал бы - "Это возрастное, пройдёт!" Читай, пройдёт с возрастом и с жизнью. Грустно и смешно.

Обнимаю,
ТА

Татьяна Александровна Андреева   19.11.2021 19:29     Заявить о нарушении
Таня, знаешь секрет?
Всё плохое - самочувствие, настроение, отчаяние... - нужно валить на погоду, ну, и на возраст немного.

Только не на себя!

С улыбкой,

Евгения Серенко   19.11.2021 21:34   Заявить о нарушении
Спасибо за мудрый совет, солнышко!

Твоя, Таня

Татьяна Александровна Андреева   29.11.2021 18:57   Заявить о нарушении
На это произведение написана 91 рецензия, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.