Кукарача

 
 Кто мстил, кто дождался дня расплаты с обидчиком, знает, как утихает душа, утоленная возвращенной болью. Мне кажется, секрет необычайной судьбы Эвиты Перон заключался именно в этом. Она жаждала реванша, и жизнь дала ей беспроигрышную возможность - власть.
Умна, хитра, дальновидна – как любая нормальная женщина. Ее таланты – это она сама, на достижение цели работает каждый волосок, коготок, позвонок, крошка в углу рта, шелест юбки, сверкнувшие ненавистью глаза, ложбинка у шеи, взмах нетерпеливой руки… Своими талантами Эвита Перон воспользовалась сполна, даже сверх, заплатив мучительной ранней смертью.
Как только не величала потрясенная Аргентина молодую женщину, бывшую всего-то любовницей полковника Хуана Перона. И матерью нации, и королевой третьего мира. Бедные поклонялись ей как святой, считая воплощением Богородицы, богатые обзывали кукарачей.
В 1945 году Перон становится президентом только потому, что это было нужно Эвите. «Когда Перон выдыхается, - говорила она в узком кругу, - я возвращаю ему бодрость одним прикосновением своей руки к его яйцам!» Получив власть – а девушка не страдала скромностью и пользовалась высшими полномочиями как собственными, - она подтерла следы юности: статус незаконнорождённой в нищей семье, опыт проститутки, неудачи незадачливой актрисы, а затем методично принялась гнобить богатеев. Несите ваши денежки! – велела она, и те понесли.
 (Странно, почему Эвиту Перон не славили в СССР – ведь она осуществляла мечту всех неимущих, была деятельной их заступницей. Может, Сталин ревновал к запредельной популярности?..)
К ней могла явиться любая старуха и попросить новую электроплитку, и фонд Эвиты покупал плитку. Ее приглашали на свадьбы и в крестные – она шла. Организовала в стране небывалое строительство – это обеспечивались жильем, школами, детскими садами бедняки. Отстояла для аргентинок избирательные права. И можно не сомневаться – незаконорожденным, несчастливым проституткам и нищим актрисам в помощи тоже не отказывала, карая заодно их обидчиков. Она дала приют бежавшим из Европы нацистам, Папа Римский удостаивал ее разговорами.
На Эвиту реально молились, а она выходила к толпе в шикарных шубах и, потрясая драгоценностями, кричала: «Это твои драгоценности, мой народ!»
В общем, небывалая женщина, гениально сыгравшая одну, но главную роль – Матери аргентинского народа. Она и умерла – в сакральные 33 года. Когда ее доедал рак, напротив дворцы повисла растяжка «Да здравствует рак».
После смерти слава Эвиту не оставила.
А я всё думаю: почему мое сердце холодно к ней? Что-то мешает, хотя не мешает вроде ничего. Может, латино – не моя стихия?...


Рецензии