Гипермаркет или ветер дальних странствий

(шурахт-провокация)

У поэта-адвентиста любого дня закружилась голова, и засосало под ложечкой. Он зажмурился, но это помогло ненадолго. Изголодавшееся любопытство и неудовлетворенная тяга к простым человеческим ценностям вынудили пиита взглянуть правде в глаза. А посмотреть было на что: за время творческого затворничества читатели продолжали совершенствовать гастрономические и бытовые пороки. Горы розовых до неприличия сосисок подпирали легкую недорогую крышу эдема. Незнакомые, интригующие запахи шастали по залу, подталкивая посетителей к кассе (в ее сторону поэт старался не глядеть).
Сунув дрожащие руки подмышки, он попятился прочь -  отдышаться и прийти в себя.  Тыльной, нежной стороной мениска почувствовал ласковое прикосновение чего-то мягкого («эротического» подсказало пробудившееся от летаргического сна естество). Иван Ко (творческий псевдоним) медленно повернулся. Прямо на него, распахнув широкие объятия, возлежала иностранка c многообещающим именем.
-   King`s Bed, - прочитал страдалец вмиг пересохшими губами, - Наверняка по латыни – современные цивилизации до таких масштабов не доросли. Минималисты, мать их! Все у них мелкое: машинки, кнопочки, пумпочки… Чувства, и даже – проза. Напишут, словно птичка какнула, ей-богу. Все торопятся, мельтешат, снуют под ногами, тьфу!
Поэт сплюнул ни куда-нибудь – как можно? – а в роскошную малахитовую пепельницу на кривых бронзовых ножках в изголовье античной красавицы.
-  Вырождаются великаны, - он расправил плечи под мешковатым пиджаком, - н-да, вырождаются.
Понежившись с полчасика на полюбившейся кровати,  Иван тронулся умом и дальше по нескончаемым лабиринтам неведомого изобилия.

В отделе сантехники он выпростал-таки одну руку,  потрогал блестящие краники и с опаской посидел на чудовищно роскошном унитазе с музыкальным сливом.  Устав прослушивать одну и туже мелодию («Танец с саблями»), несколько раз дернул за ручку и попытался просунуть в бачок мятую десятирублевку. Буржуйский девайс купюру в виду ея неконвертируемости не принял и мелодию не изменил.
-  На газах отыграемся, - пригрозил Иван и в знак протеста громко хлопнул крышкой.

В разделе «Корма для животных» его поджидал приятный сюрприз. Оказалось, что закусывать отечественный портвейн импортной куриной печенкой может себе позволить каждый третий борзописец.  Одну баночку Иван демонстративно опустил в корзинку, а три-пять распихал по различным полостям универсального гардероба:
-  До следующей победы на конкурсе должно хватить.

Его походка стала решительней, спина выпрямилась, и он уже вразвалочку – Боже! как мне это надоело – вышагивал вдоль хищных стендов и лукавых витрин.

Возвращаться домой не хотелось…

04.11.13


Рецензии