Каин

Рассказ


 Толян  Кастрюков  проснулся на рассвете  с тупой головной болью и ломотой во всем теле. Голова кружилась, руки тряслись крупной дрожью. Да – а-а. Перебрал он  вчера хорошенько. А с кем пил-то? С трудом вспомнил, что с Васькой пили паленку, потом подрались.  Толян повернулся на бок и охнул от боли.  Болело лицо, ломило и корежило всего  -  словно на нем черти горох молотили.

 Мужчина   с трудом  встал,   подошел к зеркалу, глянул на  небритое лицо, заросшее густой черной щетиной  и увидел два  больших синеватых кровоподтека, красовавшихся  под глазами.  Ну и фонари!
Д - а – а. Удар был страшенный. Но и Ваське досталось – Толян   первым поддал ему такую пилюлю под дых, что тот загнулся в углу, потом оклемался и отомстил подлым ударом.  Но ничего  - Васька еще получит свое. А теперь,   где  бы похмелиться?   И куда пойдешь с  такой  рожей?

 Смотреть на своё отражение в зеркале больше не хотелось.  Толян озабоченно потер щетину и  перевел глаза на небольшой портрет,  стоящий  на комоде.   На старой фотографии  он был снят  в пять  лет  в матросском  синем костюмчике.

Ах,  каким он был хорошеньким в раннем детстве!  Черноглазый, смешливый, курносенький,  с шапкой  темных кудрей, единственный сын  у Тамары Петровны Черновой – бухгалтера электрических сетей.  Настоящий сынок – баловень,
 хотя  мать была женщиной строгой, серьезной,  гордой,  с твердым,  неуступчивым  характером. Из-за гордости своей и характера она и с мужем не ужилась. Частенько  родители  выясняли отношения,  а потом после очередной ссоры мать собрала отцу чемодан и выставила за порог.
  Отец ушел и не вернулся, вскоре нашел другую  женщину.

Пришлось Тамаре растить сына одной без отца.  Ничего  не жалела  она для Толика:  покупала ему шоколадки, игрушки, книжки и  новую одежду «с иголочки».  Строгая на работе с сослуживцами,  дома она таяла от любви к  шалуну - сынишке.  А когда Толик пошел в школу,  матери всё казалось, что  учительница  слишком строга  и мало уделяет внимания ее  ненаглядному дитяте.

 Тамара Петровна  провожала сына  в школу,  а  потом до самого звонка   стояла перед учительским столом, заискивая перед строгой учительницей.   Затем  бежала на работу,  сломя голову,  а   сын  рос шалопаем.  Неглупый от природы, он ленился учить уроки,  а  все больше гонял футбол на пустыре  или зимой катался с горки и часто дрался с ребятами.

   Тамара  по целым дням была на работе   и контролировать, чем занимается Толик, не могла. Она  приходила вечером, отстояв очередь, чтобы побаловать сына, готовила ужин, наспех проверяла уроки и присаживалась к телевизору. Личной жизни и романов с мужчинами она себе не позволяла -  единственной отрадой  был сынок…


* * *


 Так и прошла ее молодость, быстро, как сон, а  сын вырос крепким, сильным, красивым  и очень походил на своего отца,   а  характер имел такой же твердый и неуступчивый,  как у матери.   И тоже страдал из-за  характера.  Первые уроки  Толик получил в армии,  когда унижал более слабых мальчиков, а одного чуть не забил до смерти, маленького смуглого паренька.  За это попал в дисбат,  да и то благодаря матери -  она нашла сильного заступника для своего сынка,  сумела разжалобить. Заступник  кому-то позвонил,  и вместо тюрьмы сын оказался на стройке.

 Домой  Толик  вернулся ожесточенным, стал выпивать с ребятами и  часами  катался на новеньком мотоцикле, купленном матерью.  Он летал на нем так, что у матери уходила в пятки душа.  И вскоре разбился,  долго лежал в коме, а потом получил инвалидность, но пить и драться не бросил,    и  частенько доставалось ему  по-полной.

Мать говорила ему:
- Опомнись, сынок. Найди себе девушку, женись – ты же  у меня  красавец.
А сын развязно отвечал ей:
- А чё? Я тебе мешаю? Ну, уйду я, уйду. Тебе легче будет одной? А дрова  кто колоть будет? Пушкин? Ты же у нас интеллигентша. А может, сама замуж захотела? Родного сына гонишь из дома.
Лицо матери багровело. Покрывалось красными пятнами, но она сдерживалась и тихо ему отвечала:
- Да кто тебя гонит? О чем ты говоришь? Какой замуж? Я и смолоду из-за тебя замуж не вышла,  а  теперь тем более. Иди вон картошечки тушеной поешь, а вечером пирожки с мясом испеку. И сын шел на кухню – поесть он всегда любил. Даже во время запоя,  а они с годами становились всё чаще…

 Толян  так и не женился – женщины обходили его стороной. Соседи знали его крутой буйный нрав.  Мать старела, все чаще болела, а с сыном стали случаться припадки:  Толян пьяный падал,  куда и где придется, терял сознание  и бился в судорогах. Он знал, что пить ему нельзя, но не боролся с пагубной привычкой, а пил всё подряд.

Однажды зимой он запил в самые сорокаградусные морозы,  стал приводить  домой собутыльников,  а когда пропил свою пенсию,  стал требовать деньги у матери. Она отнекивалась, уговаривала непутевого сына:
  - Так я же   деньги на топливо  отложила  - сходи,  посмотри в сарае  - уголь кончается.
 - Дай деньги!  Я же не все прошу -  похмелиться надо – душа горит! -  кричал сын,  и
 мать  покорно вытащила деньги,  дала,  раз и другой, и третий.  Толян  уходил и гулял где-то с дружками до самого утра,  а  рано утром бил ногами железную дверь,  вопя:
- Открой, открой дверь,  старая ведьма!   Чего лежишь, как колода?

 Бедная мать  с трудом вставала с постели и раздетая шла открывать Толяну дверь. А тому  все было мало.  Он ругал мать, почем свет стоит – самыми непотребными словами,   потом  шарил по кастрюлям,  доставал колбасу, жадно ел и ложился спать до вечера. А вечером всё повторялось…

Вскоре деньги,  отложенные на топливо,  кончились,  но Толян не унимался, а все требовал деньги.  Однажды он совсем разошелся и  избил старую мать до синяков,  заодно переколотил  посуду.  На шум прибежали соседи, вызвали  полицию, а хитрый  Толян убежал, как заяц,   к своим дружкам.

Мать слегла,  дня два она  лежала в холодном доме, кое-как обогреваясь калорифером, голодная, не в силах поднять голову, а когда  сын появился, сказала ему:
-  Каин ты, Каин. Я скоро умру, моченьки моей нету,  а ты на кого останешься? Погубишь ты себя своей пьянкой. И нет тебе моего благословения.
- Плети,  плети,  старая  дура.  Помрешь – я   молодуху  сюда приведу.  Только свистну,  сразу прибежит. Ты всегда мне мешала. Лежи пока, помирай, - и Толян отправился искать выпивку.

 Вечером с ним случился тяжелый припадок, он разбил себе голову при падении,  и  долго бился в судорогах. Мать стала стучать в стенку соседям.   Те  вызвали скорую помощь  и обоих  отправили в больницу.  Мать увезли в  кардиологию,  а Толяна -    в психиатрию.
Вскоре Тамаре Петровне  совсем стало плохо, она переживала за дом и  за непутевого сына так сильно....

В глубине души  мать  жалела его.  При мысли, что он без нее пропадет, у  пожилой  женщины  поднималось давление и щемило сердце. А  через  несколько дней  случился обширный инфаркт,  и она умерла.  Похоронили  Тамару Петровну  дальние родственники  да сердобольные  соседи,  сын  же в это время лечился от приступа белой горячки…

 И было ему время одуматься,  да куда там!  Месяца через два  Толян  уже пил с Васькой Черновым  настойку боярышника,  которая   свободно продавалась почти в каждом магазине на окраине города. Пили, морщились, закусывали луком, потом  балдели  в пьяном угаре,  иногда дрались.



* * *



 Так пролетели весна и лето.   Наступила осень, зарядили дожди,  потом ударили первые морозы. У Толяна  в сарае не осталось ни  угля, ни дров, а ему всё было нипочем. Вот и после этой драки он   только и думал о том:   во  что бы то ни стало отомстить обидчику  – Толян  знал,  что  Васька пойдет на мировую,  может,  даже принесет похмелиться,  и вот тогда он ему покажет, где раки зимуют…

  Толян стал с нетерпением поглядывать в окно.  На улице  крупными хлопьями падал первый снег.  Холодный порывистый ветер раскачивал  ветки рябины под окном. Мимо  дома шли люди  с автобусной остановки, но Васьки среди них  не было.  А может,  занять у кого? -  подумал  выпивоха.
Он  пристально стал  вглядываться   в лица прохожих.  У кого бы занять, у кого? – настойчиво билась мысль в Толяновом,  воспаленном алкоголем мозгу.

А,  вот идет краля. Кто это? Катька Сидорова, разведенка.  Ишь,  цаца,   какая! В дорогом пальто и затейливой шляпке. Да как идёт! Призывно постукивает каблучками кожаных  модных сапожек. На плече модная сумка на тонком  ремешке. А денег,   поди,  полно! И  фигурка  ничего себе – стройная,  подтянутая,  несмотря,   что в годах уже -  вместе в школу бегали когда-то.

  - Вот бы такую в постель – небось  горячая,  согреет,   -    подумал  Толян и   выскочил на крыльцо, приветливо заулыбался,  замахал рукой:
- Привет, Катюха. Куда спешишь так?
- Домой тороплюсь, -  отвечала Катька, приостанавливаясь возле дома Толяна.
- Да брось. Кто тебя там ждет  кроме кошки? Может,  заглянешь ко мне ненадолго -  чайком угощу,  -  Толян спустился с высокого крыльца и подошел  к Катьке.
- Да ну тебя. С какой стати я пойду к тебе?
- Не хочешь – не надо. А денег не займешь сотню?
-  Ты что?  Откуда у меня деньги?  Два кредита плачу.
  - Не ври. Это у тебя- то нет денег? А одета,  как картинка, -  ухмыльнулся Толян  и немытой  рукой коснулся ее груди.
   - Тебя это не касается, как я одета, - сказала, как отрезала  Катька  и  пошла мимо, покачивая крутыми бедрами. Надежды Толика на быструю выпивку лопнули, и он крикнул ей  вдогонку:
 - Да пошла ты,  лярва деловая, возомнила о себе тоже!  Кому ты нужна?  Я  помоложе себе найду,  -   Толян смачно плюнул ей вслед и тут увидел Ваську. Тот выходил  из магазина   напротив остановки и чего-то прятал за пазуху.

- Фанфурики! – мелькнуло в  разгоряченной Толяновой  голове, и  он  почти бегом пошел навстречу приятелю.
 - Привет,  братуха, -  заулыбался  Васька и подал ему  руку. Рука почему-то была в  засохшей крови.
- Здорово. А ты чего,  порезался  что-ли?
-  Не – а, - мотнул головой Васька, - свинью зарезал у  Шуры Лаптевой.
- Много заплатила?
- Да так себе.  Мяса кусок дала  да сто пятьдесят  рублей
- Маловато. Ты похмелиться взял? Башка трещит. Просто раскалывается.
- Да я к тебе и собирался заглянуть. Нехорошо вчера получилось, - вздохнул Васька и виновато отвел глаза.
 - Пойдем ко мне,  потолкуем, - Толян ликовал в душе, не подавая вида дружку.
 У Толяна они  нарезали мясо  крупными кусками  и быстро нажарили свежатинку в большой чугунной сковороде. Когда запахло вкусным мясом, Васька поставил на стол несколько  флаконов боярышника,друзья похмелились,  поели мяса,  вскоре сковорода была пуста.  Вроде бы кореши и помирились, но Толян был с детства злопамятный,  и желание отомстить  за  вчерашнее в нем не угасло.  А наоборот росло с каждым глотком спиртного.
 Хмель уже бился в нем тяжелой, мутной  волной,  и чесались литые кулаки. И когда стало невмоготу сдерживать себя, он заорал тощему  Ваське в лицо,
- Ах ты,  гад! Ну,  счас урою тебя!  Потом схватил  собутыльника  за грудки и с  неистовой силой стукнул головой об стену, а стервенея ударил еще и еще.

 Толян пнул  Ваську  еще пару раз,  выпил последний флакон боярки, схватил зачем-то нож и выскочил на улицу.   Он куда-то бежал, кричал,  слышал какие-то голоса, потом упал.

Очнулся Толян уже в больнице, в той же палате психиатрического отделения, где лежал зимой.  Он лежал под капельницей, а рядом была сиделка.   Толян спросил у нее:
- За что меня сюда упекли?
 - Так ты же человека убил. Не помнишь что-ли?   Толян мучительно пытался вспомнить, как он сюда попал  -  и не  мог. Какие – то обрывки воспоминаний  остались в его отравленной алкоголем голове.

 Он снова закрыл глаза.  Внезапно,  всплыло из небытия  лицо матери, как живое – она укоризненно качала  седой головой и говорила ему:
- Каин ты,  Каин. За что Василия  убил? Вы ведь росли вместе. Вот  и останешься теперь в психушке на всю жизнь. И поделом,  -  лицо матери исчезло, а вместо него возникла пляшущая голова  чертика с рожками, потом чертей стало несколько,  и все были почему-то похожи на Ваську.
- А-а-а!  - закричал Толян и забился в судорогах, срывая капельницу.
В палату вбежала медсестра и поставила  Толяну укол, от которого он надолго забылся.
А за окном лежал девственно чистый белый снег, и стайка  красногрудых снегирей клевала на яблоне стылые ранетки.


Рецензии
В этом рассказе описана страшная история потерянной жизни. Тамара, мать, взрастившая непутёвого сына, всю жизнь стремилась заслужить его любовь, потакая всем его желаниям и прихотям. Итог очевиден. Почему-то люди считают, что если мать воспитывает своё чадо в строгости и не позволяет ему распускаться, то эта мать не особенно любит своего ребёнка. Я же, напротив, считаю, что именно такая мать заслуживает уважения, ибо она не боится потерять любовь своего сына или дочери, не заискивает перед ними, но действует исключительно в их интересах.
Неужели каждая такая история не учит наших выпивох, что ни один процесс не стоит на месте и что в один прекрасный момент их бесславная жизнь может закончиться весьма печально?
С уважением и признательностью за Ваши усилия, Татьяна, противостоять неумолимому бичу значительной части населения - пьянству,

Алла Валько   09.10.2020 22:36     Заявить о нарушении
Спасибо большое, Алла. История реальная описана в рассказе и герои -реальные люди. Дом сейчас этот пустует, забор валится - мать и сын в мире ином.

Татьяна Шмидт   09.10.2020 17:46   Заявить о нарушении
На это произведение написано 39 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.