Глава I. Дождь

Если вы увидели не шляпу, а слона внутри удава, то вы именно те, кто поймет ход моей мысли на протяжении этих записок. Да, я считаю, что это не рассказ, ни повесть, ни воспоминание, это ближе к сказке. Так как выражение «сказка ложь, да в ней намек» подходит к моему размышлению. Больше, конечно, можно подчеркнуть этим выражением – «В каждой шутке есть доля правды», но да ладно, вы сами поймете…»

Глава I. Дождь.

«Уста младенца глаголят истину»

Весна. Но с каким-то резким оттенком осени. Вокруг сыро, серо, уныло, за окном туман и дождь… холодный, крупный весенний дождь. Было утро, четвертое мая две тысячи одиннадцатого года. Я сидел в комнате отдыха первого этажа нашей клиники. Да, теперь я понимаю, какой у меня был подавленный вид в тот день, мальчик, которого мы оперировали, умер на операционном столе, его крохотное сердце остановилось. Мы пытались реанимировать его, но все было тщетно. Я сидел и чувствовал, что еще минута, и я взорвусь.
- От чего ты так грустен?
Немного вздрогнув от неожиданности, ведь я не слышал, чтобы кто-то входил, я поднял голову и увидел перед собой девочку. Маленькую, с длинными русыми волосами и большими зелеными глазами. Она держала в руках тетрадь и смотрела на меня. И было в ней что-то необычное и неуловимое.
- От чего ты так грустен?
- Одному мальчику сегодня очень не повезло, - ответил я.
- Он что, заболел?
- Нет, все страшнее…
- Значит, он умер.
Девочка подошла и села со мной рядом.
- Знаешь, не так страшен черт, как его малюют, - она посмотрела на меня. – В смерти не так много горя, как все привыкли видеть.
Я немного шокировано посмотрел на свою собеседницу. Видимо ее родители частенько говорят на подобные темы, раз у нее такой багаж изречений.
- Я не боюсь смерти. Впрочем, как и все дети. Мы, в отличие от вас, взрослых, умеем верить. Я сирота, и никогда уже не встречу своих маму и папу. Они умерли вскоре после моего рождения и меня удочерили. Но я знаю, что после смерти обо мне позаботятся, а может я и родителей увижу, - она поднялась с дивана и подошла к выходу. – Не переживай за него, ему там лучше чем здесь, а своим горем ты лишь расстраиваешь его.
Скрипнула дверь, а я так и сидел и раздумывал над произошедшим. Слова девочки подвергли меня в шок. Я думаю, она и психолога бы нашего застала врасплох такими суждениями. Я решил пойти покурить и, встав, заметил на диване тетрадь, оставленную девочкой. Схватив тетрадь, я выбежал в коридор, ее нигде не было видно, я побежал к входу в клинику.
- Доктор. Вы кого-то потеряли? – спросила медсестра из регистратуры.
- Да. Не видели тут маленькую девочку лет восьми, десяти.
- Нет. Не видела.
- Она минут пять назад из комнаты отдыха вышла.
- Здесь она точно не проходила, - медсестра осмотрелась. – Возле комнаты отдыха лестница на второй этаж, в педиатрию, она скорее всего от туда.
- Спасибо.
Я поднялся в педиатрию, но там мне тоже ничем не помогли, ее никто не видел.
Время уже шло к ночи. Моя смена уже закончилась, я переоделся и пошел домой. На входе меня остановила медсестра.
- Ну что, нашли ту девочку?
- Нет. Все говорят, что не видели ее.
- Знаете, в педиатрии врачи и друг друга-то не знают, - она улыбнулась, - так что не удивительно, что они ничем вам не помогли.
- Возможно, - Я вспомнил о тетради, - да, Анна, скажите дежурным, если кто-то из детей будет искать тетрадь, пусть сообщат мне.
- Хорошо.
- До завтра.
- До свидания, доктор.
 Спустя минут сорок, я уже приехал домой. Поужинав, я прошел в гостиную. Проверил автоответчик. Пусто. Включив телевизор, я устроился с бутылкой пива за просмотр какого-то сериала. Из головы все не выходили слова той девочки. Я сидел, время шло, и вскоре я заснул.
Прошло уже пару недель, а хозяйка тетради так и не объявилась. Думаю, все когда-нибудь сгорали от желания прочесть чужое письмо или дневник, да, это не красиво и неприлично, но любопытство не даст покоя. Вот я и не выдержал, и решил, что девочка забыла о своей пропаже, раз не искала тетрадь, а раз так, то уже не страшно, если я ее прочту. Был выходной, где-то час ночи, я сел на кровать и в свете ночника открыл первую страницу тетради. На ней было, что-то написано. Что значили все значки с завитками, я не знал, но вот содержание второй страницы повергло меня в шок.
«Долго же ты сдерживался, чтобы не прочесть, и напрасно. Я уже говорила, что «это минус взрослых, что они не умеют верить, как дети». Ведь будь ты ребенком, ты сразу бы понял, что я не случайно оставила тетрадь, а нарочно, чтобы ты ее прочел. Ну да ладно, это мой дневник, когда будешь читать его, забудь свой истинный возраст и вернись в то время, когда ты боялся темноты, заглядывать под кровать и много чего другого. Итак, если получилось, я начну.
«Родилась я весной, четвертого мая. Туманным, серым утром, а за окном шел холодный, крупный весенний дождь…


Рецензии