Глава II. История Веры

Глава II. История Веры.
«Когда мне был год, я сильно заболела, мой слабый иммунитет не справлялся с какой-то болезнью, температура была высокой и не спадала, жар сводил меня с ума. Но я справилась, и болезнь ушла.
Мы жили в большом, светлом доме, а через пару домов жила моя бабушка, и она часто приходила к нам в гости и мы подолгу сидели с ней, и она рассказывала мне небывалой красоты сказки, это было самое счастливое время в моей еще короткой жизни.
Когда мне исполнилось пять, в страшной аварии разбились мои мама и папа. Помню их похороны и безутешное лицо бабушки. Я переехала к ней. Ее дом, конечно, не был таким большим, как мой старый, но по красоте он ничуть ему не уступал.
Первое время я много плакала из-за родителей, бабушка пыталась утешить меня, но сама еле сдерживала слезы. Потом все стало налаживаться. Но нет в этом жестком мире совершенства, ровно, как и полного счастья. Бабушка умерла. Вот тогда я плакала сутками напролет, горе мое было безутешно, все кто у меня был, все кого я любила, теперь были мертвы, у меня не осталось ни одного близкого…
Не стану описывать то время, что я провела в детском доме, как меня удочерили, как я оказалась в новой семье.
Мои приемные родители были очень хорошими людьми, а еще у меня появилась сестренка, ей было четыре годика. Она всегда смеялась, и была словно маленькое солнце в «нашей семье». При рождении меня назвали Верой, но это имя было мне чуждым…»
Тишину ночи и мое чтение нарушил телефонный звонок, я подошел к телефону и снял трубку.
- Да.
- Доктор, это Анна, медсестра из клиники. Простите, что так поздно, но я решила вам сразу сообщить, здесь девочка, что потеряла тетрадь. Она без сознания.
- Сейчас приеду!
Я схватил ключи от машины, положил тетрадь в сумку, оделся и отправился в клинику. Паркуя машину я увидел, что Анна ждет меня на крыльце.
- Анна, что случилось?
- Я сама не знаю, как объяснить. Я отошла за чаем, вернулась, а в холе стоит девочка, - Анна вздохнула, - она сказала, что хочет увидеть доктора, у которого ее тетрадь. Я сказала, что у вас выходной, и вы будите завтра, она сказала, «не успел» и упала без сознания.
Мы вошли в палату, где лежала девочка. Да, это была она.
- Не известно кто она и откуда, - сказала Анна.
- Вера.
- Что?
- Ее зовут Вера.
- Вы ее знаете?
- Не совсем, - я повернулся к Анне, - это она, та самая девочка, а имя я узнал из тетради, это ее дневник.
Шли дни, а она так и не приходила в себя, это была кома, но от чего и почему непонятно. Когда было свободное время, я часто подолгу сидел у нее в палате. Ее тетрадь все еще была у меня, но я не решался продолжить чтение. Но вскоре Анна убедила меня прочесть ее, ведь это могло помочь нам узнать кто приемные родители девочки, где она живет, и связаться с ее врачом для получения истории ее болезней, ведь мы не знали от чего ее лечить. И вот, когда у меня вновь выдалось свободное время я пришел в ее палату, сел рядом и открыл тетрадь.
«Все началось летом. Мой первый дом стоял на холме, на востоке было озеро, а вокруг большой лес с вековыми деревьями. Мы с сестрой, как обычно играли на лужайке за домом. Мама позвала нас обедать, сестра убежала в дом, а я осталась, чтобы собрать игрушки, и тут я услышала крики, а затем еле слышный стон и мольбы о помощи. Голос шел из леса. Бросив на землю игрушки, я посмотрела на дом, «кто-нибудь, помогите» раздалось вновь. Не утерпев, я побежала в лес. Сейчас я понимаю глупость своих действий, ведь это мог оказаться убийца или носильщик, а крики – это жертва, но все обернулось совсем по-другому. Я бегала по лесу в поисках его обладателя, но голос то звучал справа, то слева, а иногда раздавался позади.
- Где вы? – не утерпев, крикнула я.
- Сюда, - голос прозвучал совсем рядом, - иди в сторону солнца.
Я подняла голову вверх, солнце светило чуть правее моего прежнего курса. Я пошла по указанному направлению. Волк! Я увидела мертвого волка. Он лежал на мху, а из его шей торчал нож. Я подошла ближе, на земле лежала цепь и уходила за дерево. Подойдя ближе к дереву, я заглянула за него и увидела их, тех, кто звал меня. Это было двое мужиков, один постарее, седовласый, а другой помоложе. Нога седого была в капкане. Мой новый отец занимался охотой, поэтому я сразу поняла, что это капкан.
- Чего стоишь, помоги лучше, - рявкнул молодой.
Я подошла ближе и осмотрела капкан, так же я заметила, что молодой ростом едва доходит мне до плеча. Капкан был на среднего зверя, и я видела, как их можно открыть.
- Наступите на эту скобу, и он откроется, - сказала я молодому.
- Откуда тебе знать, как открыть его? Ты всего лишь дитя, - грубо ответил он.
- Бор, делай, как она велит, - сказал седой.
- Но она может ошибиться, вдруг тебе станет хуже.
- Да открой же глаза, она человек! – седой показал на меня, затем на капкан. – Это их изобретение.
Молодой буркнул что-то непонятное, но повернул капкан и наступил на него. Он открылся, седой вынул из него кровоточащую ногу. Я сняла с шеи платок, и перевязала его рану.
- Благодарю, - сказал седой.
- Благодаришь ее за то, что она с тобой сделала, - Бор вынул нож и приставил к моей шее, - это же ее капкан, иначе, откуда ей знать, как он открывается!?
- Прекрати, - седой попытался привстать, - негоже так за добро отплачивать.
Молодой подошел ко мне и посмотрел мне в глаза, я стояла на коленях.
- Что, решила гнома поймать?
- Нет, что вы…
Я вскрикнула не успев договорить. Гном убрал нож от моей шеи и полоснул по запястью и они оба исчезли, остался лишь мой окровавленный платок и нож. Из раны текла темная кровь. Встав и зажав порез, другой рукой я побежала домой. Я торопилась, но не добежала до дома, а упала на лужайке возле него, где мы играли с сестрой. Помню, как испуганно вскрикнула мама, отец взял меня на руки и понес домой, его руки тряслись от испуга, сестра плакала…
Очнулась я в больнице в маленькой белой палате. В кресле, рядом с кроватью, держа в руках мою любимую книжку сказок, спал отец. Я посмотрела на руку, она была перебинтована. Не сон. Да и не могло это быть сном ведь я всё отчетливо помню, правда до того как упала, далее всё как в тумане.
Присев на кровати я взяла отца за руку.
- Папа, проснись, па, - я знала что он не мой отец но называла его так, ведь ему это было приятно, я видела это.
Он приоткрыл глаза и сонно посмотрел на меня, потом словно ударенный током дернулся в кресле и придвинувшись обнял меня.
- Маленькая, как же ты нас напугала, - отец поцеловал меня и посмотрел в глаза словно ища ответ в них, - как мы за тебя переживали, что с тобой случилось?
- Па, ты мне веришь?
- Конечно, - он кивнул головой для большего убеждения.
- Тогда никогда не ставь больше в нашем лесу капканы, я вздохнула но продолжила, ничего не сокрыв, если бы не твой капкан то этого бы не произошло.
- Милая. Какие капканы я даже не знаю как они выглядят..."

- Александр Иванович, можно вас?
Я повернул голову в дверях стояла Анна.
- Да, подождите минуту, - я подошел к девочке и взял её левую руку и повернул, на венах виднелся старый глубокий шрам.
- Я как раз об этом хотела поговорить.
Мы вышли в коридор. Анна протянула лист бумаги.
- Наша пациентка, Вера сбежала из психиатрической больницы, это пришло по факсу, - Анна вздохнула, - длинные русые волосы, зеленые глаза, особые приметы ожог на плече и шрам на левом запястье.
Я опустил листок и посмотрел на медсестру.
- Ты уже звонила им?
- Да. Но я сказала что девочка больна и останется у нас. Они пришлют своего психолога и историю её болезни.
- Молодец, - я с улыбкой обнял Анну, - у нас ей будет лучше.
- Я тоже так решила.
Анна взяла факс.
- Да и ещё, у вас пациент из педиатрии, его приведут к вам в кабинет минут через десять.
- Спасибо, - свернув тетрадь я положил её в карман халата, - не знаю что бы я без тебя делал.
Она улыбнулась и ушла.
Я заглянул в палату Веры. Не знаю мне не верилось что у девочки шизофрения или что-то в этом роде. Просто она  пережила побольше чем многие за свою лишь начавшуюся жизнь. У неё сильное воображение, плюс умна она не по годам. Закрыв в палату дверь я пошел в свой кабинет.

Пока я осматривал пациента из головы у меня не выходил дневник девочки. Почему её отец так удивился услышав про капканы. И почему ответил что не знает о них. Все эти мысли не давали мне покоя.
- Ну что Вань совсем уже выздоровел, - я потрепал кучерявую голову мальчишки, - надоело наверно в больнице, домой хочешь.
- Хочу, - малыш улыбнулся,- но я к вам заходить буду.
- Заходи, но больше не болей. Хорошо?
- Хорошо.
Медсестра повела мальчика к выходу. Но я решил проверить пару мыслей.
- Ваня, а ты гномов боишься?
Мальчик остановился и повернул голову.
- Нет. Они в горах и лесах живут. А я туда не хожу, это далеко и мама не разрешает
Они ушли и я остался в кабинете один.
"Все же Вера права дети умеют верить в то во что не умеют взрослые а следовательно и замечать то, чего не замечаем мы". - подумал я.
Достав из кармана халата тетрадь и найдя нужное место я продолжил чтение.


Рецензии