Цукерова балка рассказ

"Цукерова балка - легендарный пост ДПС, на Юге России. Фильм рассказывает о жестокости и беспределе местных гаишников,
по отношению к приезжим гостям из регионов. Всё меняется, когда через знаменитую границу, проезжает девушка Инна..."

Основано на реальных событиях, местных легендах, и выдумке автора.

Оглавление:
1. Инна.
2. Служба.
3. Куш.
4. Беспредел.
5. Месть.
6. Расплата.
7. Фейерверк.

                Рассказ «Цукерова Балка»
Эпизод 1. «Инна»

Протокол 00428165
Подозреваемый (-ая) – Нуреева Инна Игоревна, 1986 г.р.
Причина досмотра: косвенные признаки наркотического опьянения.
Изъято: 5 таблеток «по виду, напоминающих сильнодействующий наркотик».
- И так, Инна Игоревна, что мы имеем… Вы едите на море, с целью распространения и продажи наркотиков, а так же, ежегодного собрания наркокурьеров.
- Но.. Подождите.. – Сказала Инна, которая находилась до сих пор в шоке, после унизительного досмотра ее белой «бэхи»: все немногочисленные вещи, были брошены сотрудниками ДПС прямо на асфальт, раскручены двери, сняты зеркала.

Она ехала всю дорогу одна, из Москвы, часто превышая скорость, избежав столько аварий, виновницей каких сама и могла являться, для того чтобы оказаться на побережье Азовского моря, открыв баночку пива, и вдохнув морской воздух. Потом посмотреть на бесконечность звёзд, и закрыть глаза, и… Принять самое важное решение в жизни. Она не видела море больше 5 лет.
Она устроила карьеру и немного  устроила личную жизнь, и наконец, вырвалась из лап своих менеджеров и домашних друзей. Она не спала 8 часов, преодолев множество препятствий, попалась здесь… На Цукерной Балке, посту между Ростовской и Краснодарской областью, самом зверском посту ДПС в России. Все кто знает это место, легендарного своим ментовским беспределом, стараются его объезжать.
Это как граница другого государства, Кубани, где до сих пор живут вольные казаки, так любящие Екатерину, за подаренную независимость. Но Инне было всё равно, она хотела на Юг. Она была на Юге, сидящая в подвале мусорского участка.
Теперь она понимала весь ужас ситуации, но шок, настолько вклинился в состояние ее дорожной бессонницы, что организм воспринял эту стрессовую ситуацию, как рядовую.
- Или вы едете употреблять наркотики для себя? Инна, вы употребляли «экстази» за рулем? – Перебил мент, и смачно поджог сигарету, бросив пачку на стол.
- Можно я закурю? – Спросила Инна.
- Пожалуйста. – Ответил Мусорок.
Там, на улице, при обыске ее машины, все остальные мусора казались зверями, лишь этот, главный у них, всегда улыбался и молчал. Был вежлив, как охотник, уже точно поймавший в лапы жертву с номером «199» .
- Скажу тебе сразу. Выхода у тебя нет – Затянулся Он. – Твоя статья, перевозка наркотиков – это 5 лет лишения свободы, плюс, можно приписать распространение, а так же управление транспортным средством в состоянии наркотического опьянения, всё это в целом 8 лет. Если это твой первый раз, то сроки скостят до 4 лет, там 2 года условно, и 1 год заключения в колоне общего поселения. При примерном поведении, полгода. Полгода, отсидишь точно. Либо штраф около 300.000 тысяч, и отсидишь 3 месяца. Плюс, отсидишь сейчас, сразу 15 суток до выяснения личности…
- Но у меня же есть паспорт, удостоверение… Как? – Спросила удивленно Инна.
- Так, а может ты их подделала? Вы, наркоманы, хитрый народ. Хм.. – Мент закурил ещё одну сигарету, поскольку тянул Он сильно, курить хотелось, удовольствие шло. – И так, Инна, три месяца тюрьмы, штраф, и 15 суток. Машина пока постоит на штраф.стоянке – день простоя 2.500 деревянных. А сейчас пока сдадим тестик на наркотики, хотя, если не хочешь, я могу пойти тебе на встречу, и сразу подпишем, что ты в кайфе. Ну и еще, конечно, у тебя будет судимость по нехорошей статье.
- Скажите… Может… Простите меня, пожалуйста? Я ведь… Первый раз… Не для себя. Сумка подружкина, я не знала… - Неловко сказала Инна, сама удивляясь своей выдумке, ведь она впервые начала отмазываться за всё время на ЦБ. Видимо, шок стал постепенно проходить, и чувство самосохранения начинало проявляться в работе.
- Инна, уже ничего нельзя сделать. Протокол задержания оформлен, факт установлен. А вы заставляете идти меня на должностное преступление. Вот видите, как тяжело работать простому милиционеру? Каждый день, в нашей стране кто-то нарушает закон, и каждый, клянется, что это в первый раз. Ну, кто-то же должен их наказывать, для их же блага? А то распустимся мы все, убивать друг друга начнем. Поймите, мы – милиционеры – выполняем тяжелую участь, служим на благо общество, а нас еще и ненавидят. Мы тоже люди, тоже живем, как умеем. Воруем, да – а кто не ворует? Но опять же, мы и воруем, как правило, у вас, для вашего  же, блага. Точнее, какое это даже воровство? Это взятки… Помощь простым людям. Вы нас сами развратили, своими мольбами простить! Какие вы – такие и мы, иначе мы вас не удержим. Понимаешь?
- Понимаю… - Тихо сказала Инна.
- Что я вам могу предложить… Дело очень серьёзное. – Они снова оба закурили. –Мы забираем все ваши деньги. Поймите, я не жадный, но в смене 12 человек, плюс начальство…  За такое дело, нам вообще ничего не достанется. То есть, видите, между нами… Вы платите даже не мне. Так же, заберем у вас что-то из лишних вещей. Айфон не нужен. Еще заберем руль от БМВ, это подарок для новой смены. Не беспокойтесь, мы вам прикрутим новый, от «девятки». Придумаем что-нибудь. И дадим денег на обратную дорогу.
В это же время в комнату, как по заказу вошел боец в камуфляже, и положил на стол деньги, и прочие документы.
- Инна Нуреева, 29 лет, москвичка (из Рязани). Менеджер ОАО «Кэпиталс…» Понятно. Ну что?
Картина, в которой находились двое людей была немного странной. Мент, сидящий в белоснежной форме, казалось, должен был попасть в один из советских добрых фильмов, и регулировать движение на перекрестке, добро улыбаясь детям. Инна, девушка с темными волосами, среднего роста, в белом платье по колено, с татуировкой на левой лодыжке в виде иероглифа, должна была пить пиво на берегу ночного залива.  Зачем судьба вот так сводит?..
- Однако, Инна… - Сказал, затягиваясь мент, - Вам все равно терять нечего, вы одна, где-то на окраине Ростова, в подземелье… Я могу пойти для вас на еще одну уступку. Только ради ваших прекрасных глаз, мы можете поблагодарить меня, и я оставлю вам руль.
- Руль?.. Спасибо… - Сказала Инна.
- Нет, этого мало… - Ответил Мент.
- Что я должна сделать? –Посмотрела она него.
- Минет. – невозмутимо сказал мент, и закурил четвертую или пятую сигарету за 15 минут. – Но вы можете отказаться, не хотите, не надо. Это ваше дело.
- То есть вы предлагаете мне, отсосать у вас за руль? Вы обули меня на 70.000, всё что у меня было, разодрали мою машину, облапали меня, заставили пописать в стаканчик. И теперь, предлагаете мне, отсосать за свой собственный руль?..
- Не хотите, не надо. И заметьте, это вы просили меня о помощи. Опять же, если хотите, мы можем вернуть все обратно, и сделаем как по закону. Хотите?
- Нет…  - Утвердительно сказала она.
- Тогда всё. До свидания. – Сказал мент.
Они просидели молча, еще полминуты, мент как бы ждал, вдруг она все же решится на благоприятный для него поступок, но она сидела в пространстве. Он предполагал, что может ее развести, но что-то ему мешало. Он встал, и ушел. После него, ей занимался товарищ в камуфляже.

Эпизод 2. "Служба".

- Классная группа, "Король и Шут", называется. Мы в армии с пацанами слушали. - Говорит Топчев.
- Топатыгин, ты завязывай со своими прелюдиями на тему вольной эзотерики - Улыбнувшись, сказал старший смены, Николай Егорович.
Дело в том, что Топчев, он же Топатыгин, или Топтала (и всё в таком духе), гадал на картах, расположившись на раскаленном от южного солнца, бордюре.
Он задавал вопрос, и бросал две карты на землю (если две красной масти, то ответ на гадание, будет "Да", если черной, то соответственно "Нет").
На шее бывшего солдата армии, висели наушники, из которых играла музыка.
Рядом сидел Пикащук (бывалый охранник), и тоже задавал свои вопросы.
Николай Егорович скептически улыбался.
- Это всё боярышник. Вот у нас в Староминской, бабуля есть, так она, если ты о ней только говорить начинаешь - уже тебя слышит.
Случай был. Собирался к ней один гражданин, мой знакомый: долго думал, идти или нет, боялся тёмной магии. И по ходу дела, много матерских слов обронил о старухе. Приходит к ней, а она с порога на него кричит: - "Что б ты сдох, черт лысый!"
- Да ладно, и чё, сдох? - Спросили парни.
- Нет, но облысел за неделю.
- Так, карты, скажите слышит ли меня щас эта бабка? - Задал вопрос, и бросил карты Топчев.
- Эй бойцы, пора за работу! - Крикнул в это время сержант Оганесян.
(На картах было две черной масти, "Да")
- Вот чеснок. - Сказал Егорович. И все разошлись по постам.
Был жаркий летний день августа.
Коля Топчев только что вернулся из армии, и сразу домой - в родную станицу Кущевку.
Служил он в Подмосковье, но нигде он не видел таких красавиц-девчонок, как в Краснодарском крае.
Все москвички - ему казались грустными. "Девушка не должна, не имеет права грустить. Иначе, что это за девушка тогда?" - Думал он.
Отслужил хорошо, достойно, на всю оставшуюся жизнь, возненавидел татар, в лице сержанта Даритзянова.
Дома - всё отлично, мамка и батька здоровы, сестра окончила школу, и почти поступила в Московский ВУЗ ("наверно, тоже станет потом грустной" - решил Колян, но его это сильно не взволновало).
Коляновский батя, устроил сына на Балку по блату.
"Пока будешь в охране, потом договоримся, тебя зачислят в батальон. Будешь служить, человеком станешь. При бабле." - Говорил батя.
Топчев просто за всем наблюдал, что происходит на посту. Он знал, что тут крутятся огромные "бабки", и люди, работающие здесь, "в теме".
Он очень хотел стать одним из них, это было бы для него настоящим фейерверком в его начинавшейся молодости.
Тем временем, пост был реально перегружен.
"Белые" гаишники, внимательно изучали приезжие автомобили, смотрели, и как бы думали "Пустить тебя что ли в мой край? Или нет?".
Красочные подсолнухи, встречающие гостей Края, проехавших добродушный Ростов-На-Дону, дают надежду, что мы скоро увидим море, и будем радоваться жизни.
Но это не совсем так, ведь на лицах служителей закона написано "00:00" - Времени нет, бесконечность, "мы никуда спешить не будем".
- Это как граница с другим государством. Ужас.  - Слышалось из одного автомобиля.
- Поувольнять бы этих гадов. - Говорили из другой.
- Добрый день! Сержант Петренко. Выйдите, пожалуйста, из машины. Приготовьте личные вещи к досмотру. - Представился мент.
- Здраствуйте... Скажите, а мы что-то нарушили? - Спросил мужчина, лет 50-сти, выходя из машины.
В машине, остались жена, и двое сыновей, малолетнего возраста.
- Это просто проверка. Откройте багажник. - Сказал Петренко.
- Подождите, пожалуйста, а на каком основании, вообще, вы имеете право осматривать мое имущество? - Спросил господин.
- Я же вам говорю, это просто проверка. Обычная практика. Вдруг, вы че-нибудь незаконное везёте с собой.
Петренко, как и большинство гайцов, говорил на Южно-Ростовском наречии. На сегодняшний день, без местного акцента, говорили только капитан Рюмов (он же, хозяин поста), и пришедший с армии Топчев.
- Постойте, нет у меня ничего незаконного. И я знаю свои права, и не обязан открывать вам багажник. Это возможно, лишь при наличии ордера на обыск.
А обыск, возможен, лишь в случае Судебного решения. А судебное решение, возможно, лишь в случае возбуждения уголовного дела. - Сказал мужчина.
- А... А.. А... А... - Проговорил, улыбчиво сержант, - Значит, законы знаем! Хорошо,с .
Мент по рации, передал следующее: - Позовите ко мне "молодых" (то есть рядовых).
- Значит так, гражданин Волков, из славного города Орла. Вы припятствуете, свершению правосудия, и у нас есть все основания полагать что в вашем автомобиле, содержится незаконный груз.
В это время вышла жена Волкова.
- Что здесь происходит? - Сказала Она.
- Гражданочка, руки на капот, пожалуйста. И вы то же, гражданин. - Сказал один, из подошедших сотрудников.
- Или будете оказывать сопротивление? - Добавил Петренко.
- Нет, что вы, но постойте! - Сказал Волков, и они вместе с женой, положили на капот руки.
Их начали обыскивать сотрудники ДПС.
Всё что было в карманах, клали на крышу их Фольцвагена.
- Откройте багажничек. - Сказал Петренко.
Волков подошел, и открыл багажник.
Петренко подошел вплотную к Волкову, и сказал: - Слушай, ты, москаль, ты мне тут права будешь качать? Качать их будешь в другом месте. Может тебе еще и понятые нужны? Так мы тебя ща колхозника приведём, он тебе все что хочешь подпишет, даже что ты инопланетянин, понял? Ты понял меня?
*Краснодарцы, называют москалями всех кто живет в Центральной России.
- Понял... - Сухо сказал Волков.
- Нашли что-нибудь? - Спросил Петренко, обращаясь к рядовым.
- Ща найдем - Сказали, улыбаясь бойцы.
- Что здесь происходит? Что вы себе позволяете? - Говорила жена Волкова.
Она находилась в совершенной панике.
- Эти фразы, гражданка-жена-гражданина, я слышу чуть ли не каждый день, и как правило, их говорят, заядлые преступники, которых мы ловим на посту.
- Да что вы, что вы! - Жена Волкова начинала еще больше переживать, и уже стала плакать.
- Петренко, что здесь происходит? - К машине подошел капитан Рюмов.
- Обыск за незаконые предметы, товарищ капитан. - Ответил Петренко.
- Так, что везете? Есть что-нибудь незаконное? - Спросил Рюмов, обращаясь к Волкову.
- Нет, что вы... Нет, мы просто...
- А почему багажник открывать не хотели?
- Да просто...
- Пройдемте в мой кабинет. Ваша женщина, может остаться в машине. Принесите ей кто-нибудь воды, пожалуйста. - Сказал Рюмов.
- Спасибо... - Ответил Волков, и пошел за капитаном.
Они проходили мимо другой машины, в которой так же шел обыск, у какой-то молодой пары: все вещи лежали на асфальте, один боец откручивал кресло,
другой заполнял протокол.
- Этого не может быть... - Подумал Волков. - "Как так, и почему я? За что? Господи, хоть бы все прояснилось..."
Гражданин Волков, находился в совершенно новом для себя положении. Еще никогда, никто с ним так грубо не обращался. Но закон он чтил свято.
Он верил в правовое государство, и первый раз за 25 лет, жена уговорила его отдохнуть в России (До этого были еще Советский Крым, или Заграница).
Волков был из богатой семьи штабных военных. И сам он был "пиджаком" (лейтенантом запаса, окончившим гражданский вуз).
Он коммерсант, совладелец небольшого предприятия в Орловской области, а  так же, знаток Японской кухни.
***
- Садитесь. - Сказал Рюмов, указав на стул, стоявший в метре от стола, где аккуратно лежала кипа бумаг.
- Вы извините, за них, просто у нас рейд сейчас. Трудно всем приходится. Лето, разгар сезона, все едут на море.
Мы тоже тут устаем, как собаки. Начальство нас дрюкает. Говорит, ищите, ищите... Ну вообщем, так все серьезно теперь...
- Ну что вы, я понимаю! Просто это какое-то недоразумение. Мы с женой ехали на море, тут тормозят на посту, и заставляют, чуть ли не раздеваться на глазах у других людей... - Говорил Волков.
- И вы нас поймите! За день, через границу проезжает тысячи, и больше, автомобилей.
Вот, смотрите, куча приказов... Выявлять потенциально-опасные элементы. - Рюмов указал на папку, но документы доставать не стал.
- Понимаю... - Проговорил Волков, опустив голову, и уставившись в мутный пол. (На самом деле он ничего не понимал, в прямом смысле - когда ты оказываешься в такой экстремальной ситуации, голова работает очень плохо, и задействуется, пожалуй, лишь 35% "соображалки").
- Это правда, что вы отказались открывать багажник? - Спросил спокойно Рюмов, при этом закурив сигарету.
- Правда...
- Что ж, это уже основание, для того что бы вас задержать. Сейчас в вашей машине, ищут. И будут еще долго искать. И возможно, что-нибудь найдут.
Не в этом смысле, что вы подумали. Не в самом плохом смысле. - Н, да... - Говорил капитан Рюмов, - Сидели бы дома, ели бы печеньки с чаем. Хм...
Или летали бы самолетом... Н, да...
Рюмов, сразу же, неспеша, закурил новую сигарету.
- Но я же ничего плохого не сделал... - Проговорил Волков. - Отпустите нас, пожалуйста. Хотите, мы поедем назад.
- Назад? - Сказал Рюмов, и улыбнулся.
Волков сам не понял, что он сейчас сказал, но именно в этот момент, только что, он совершил огромную ошибку. Он попал в "ловушку".
Он был у Рюмова в капкане, и Рюмов это знал.
Фраза "Отпустите меня, пожалуйста"  - Означало, буквально следующее "Я готов выполнить все ваши условия".
- Ну что же вы, неужели я сам в этом виноват? - продолжил Рюмов. - Я, неблагодарный превратник края. Можно сказать, плохой хозяин, плохой житель?
Помешал вашему отдыху, заставил развернуться... Скверно.
- Извините, я просто хотел что бы это по-скорее закончилось. Я не понимаю, честно, чего вы хотите и ждете. А у меня там жена, Господи...
Что же мне делать? - Спросил гость.
- И так, если сейчас ничего не найдут при поверхностном досмотре, то придется делать глубокий досмотр, с применением специальной техники.
Времени у нас мало, но специально для вас, я поторплю подчиненных. Что б до ночи не затянули.
- А что нам с женой делать? - Спросил Волков.
- Ждать. - Сказал Рюмов, и встав со стула, подошел к двери.

Волков пошел к жене, которая стояла возле дороги.
С их машины сняли знаки. У него забрали ключи.
Рядом стоял Топчев. В машине никого не было.
Надо было действительно ждать.

Волков посмотрел вокруг, и вдруг, на мгновение ему показалось, что все не так уж плохо:
Жизнь идет, люди едут. Может, не надо было выпендриваться? Да кто я такой... Да кто они такие...
Нехорошее чувство, собственной жалости охватило его, вцепилось в грудь на несколько секунд, и укусило.
Он был ранен своей собственной совестью.

***
Капитан Рюмов, залпом выпил стакан теплого черного чая, и громко поставил его обратно на стол.

- Вы кого мне привели? - Спросил он у Петренко. - Че за фраер? Вас че у чить надо по-новому?
Наберут вас непонятно откуда, Петренко, вы всю службу завалите. Никакой раскрываемости не будет у нас с такими темпами.
Это лох. Нулина, с него только на пиво пацанам и будет.
Какие тачки нам нужны, Семён?
- ну... Иномарки... Все, кроме наших, Донских, и чеченов... Если русские тачки, то что б молодежь сидела.
- Правильно, молодец. - Сказал Рюмов.
- Еще регионы, 50, 90, 77, 63, 78, 62, 47, 43, в основном... Ну, самые главные.
- Ясно, Орел мне больше не тормози сегодня, к черту их.
- Понял. Разрешите идти?
- Иди.

Эпизод 3, "Куш"

***
17:30
Топчев и Пикащук сменились на ужин.
- Слышал, ща микроавтобус попА обыскивали? "Травмат" у водилы нашли. Короче, отстегнул батюшка денег, видать, и дальше поехали. - Сказал Пикащук, прожовивая рыбу.
- Это понятно. Я этих попов, не очень уважаю если честно. Нет, есть конечно хорошие, но все же, все такие же люди, как и мы, грешные, типа. - Ответил Николай.
- "Повезло" нам сегодня с тобой Колян, в такую адскую смену попали. Теперь 2 дня всех дрючить будут.
- Че за смена? - Спросил Топчев.
- Ну, "Пегасы". "Петренко-Оганесян" - сокращенно. Или "пидарасы", по-другому. - Засмеялся Пикащук.
- Че они прям звери такие? -
- Да, крутые. Ни стариков, ни детей не жалеют. Главное - "бабки". - Ответил старый вояка Коляну.
***
На Цукеровой Балке, поднялся ветер.
Шесть часов вечера, и шесть часов утра - это лучшее время для того чтобы проскочить границу.
(У всех ментов - перерыв).
Двигатели автомобилей бьются волнущее, в ожидании, переезда стоп-линии.
Другие, что находятся за 5-6 мест от знака "Стоп", готовятся к "неизбежному".
Среди них, и водители фур - этих тормозят обязательно.
- Я просто даю сто рублей и еду дальше - Говорит Лёха на Камазе, кому-то из легковых.
- Да, везёт тебе, ты тут уже всех знаешь - Отвечали зеваки.
Важным ходом, вдоль границы поста, прошел капитан Рюмов, а за ним Оганесян и Петренко.
- И так, господа! - Сказал капитан, присаживаясь в свое кресло. - Всегда рад встрече с вами в одной смене. Умеете работать!
Что ж, мне звонил только что Большой. Послезавтра утром, на пересменку подъедет его курьер за кушем. Как обычно отдаем половину,
а все остальное на троих, плюс чаевые постовым. Ночью не беспределить. Водку не пить. В принципе, - Продолжал Рюмов. - План мы уже сделали,
по баблу. После часа ночи, каждый работает на себя. В принципе, у меня всё.
- Ясно, товарищ капитан. - Сказал Петренко.
- Отлично! - Добавил Оганесян.

***
Кто-то из проезжающих, расплачивался луком, кто-то московскими вещами, типа джинсов, кто-то бумагой, ручкой или карандашами.
Кто-то сразу предлагал денег.
Мент спрашивал: - Сколько? (Допустим 500 рублей).
Цена умножается в три раза.
- Суки, я вам не дам ничего. - Сказал Водила грузовика, своему напарнику.
- Да этот беспредел здесь всегда был, Николаич. - Ответил напарник. - Как Екатерина подарилу Краснодару независимость, так они сразу и оборзели. А мы к ним, видите ли в гости едем, а они с нас дань собирают на въезде. То они и название то, Екатеринодар - обратно хотят, суки.
Двум напарникам на грузовике не повезло заранее, у них был Кировский номер региона.
- Здрасти, сержант Петренко! Слушай, командир, хорошие окна везешь! Мне как раз на участке новые окна нужны. Ну вон туда, на пост ДПС наш! Подаришь может быть? - Мент дружелюбно стоял, смотря на водителей.
- Не могу, начальник. Окна любят счет. Меня начальство казнит. - Ответил Николаич.
- Да ладно тебе, мужик, подари! Жалко окон что ль? ну скажишь шо-нибудь начальству, скажешь на дороге украли, или вывалились.

- Нет, не могу начальник. Ехать надо. - Ответил водитель.
- Ну ладно, давай накладную. О, накладная не в порядке! нет печати вот здесь о транзите. Разворачивайтесь. - Сказал Петренко.
- Ну погоди, начальник. Какая печать? Ну может договоримся?
- Договоримся? Как? Взятку чтоль предлагаешь? - ответил мент.
- Ну обижаешь начальник,  я же со всей душой... - Николаич понял, что он струсил, а окна ему действительно были нужны. - Эх, ладно забирай одно окно, так и быть.
- Вот, другое дело! Только три окна. Видишь, нас уже другие бойцы увидели. Но я их задобрю. Всем по окошку. - Ликовал Петренко.
- Эх, эх...   - Сокрушался Николаич, выгружая пластиковые окна.
Дальнобойщики сели в машину и поехали дальше.
- Надо было сотню дать, как тот крендель говорил. - Промычал напарник.
- Вот суки, - Сказал Николаич и остановился на обочине. - Я больше всего на свете ненавижу ДПС. Не зря говорят, что после смерти они превращаются в собак, и лают на проезжающие машины. Особенно, эта "Сукерова балка". Хуже только, Аксайский пост при въезде в Ростов, там вообще полный беспредел.
- Ага, знаю, "Золотые ворота России", его называют. Там гаишники столько крови попили, что скоро Дон из берегов выйдет - Ответил напарник.
Николаич смачно сплюнул на дорогу, тронулся с места, и прочитал баннер, стоящий у дороги "Добро пожаловать в Краснодарский край!".
Тут же, пронеслась 99-ая Лада, чуть не задев грузовик "носом".
- Доездиется. - Сказал напарник. - Дорога ошибок не прощает. Самые наглые будут в кювейте.
- Бог с ним! Едем.

Эпизод-4 "Беспредел".

- Еще немного, еще чуть-чуть! - Пел Васёк, сидя за рулем своей новой мазды.
Около Васька сидела Юлька, блондинка, лет 18-19-ти на вид.
Возможно, вскоре они хотели пожениться, а перед этим решили съездить в выходные на море.
"Цукерова балка" - Показался в дали указатель.
- Ура! Мы уже близко, а смотри, только недавно был Ростов! Я же тебе говорил, ранним утром ты будешь плескаться в море! - Радовался Вася.
Вася - модный и "крутой", из подмосковного города, успешный студент и рэппер. С Юлей он познакомился в клубе, и он сразу понял, что хочет сделать из этой провинциальной девочки - настоящую даму, и только, для себя одного. И всё будет делать ради нее!
В машине громко играет какой-то ди-джей, накурено, и лишь немного приоткрыты окна.
- Смотри, вот дураки, - Говорит жена мужу, в соседней машине - Их менты только за то что они курят, могут повязать. Я читала, что курение - это первый признак возможного пристрастия к наркотикам.
- Не говори глупостей, - Ответил ей муж, - Молодежь!
Было уже совсем темно в крае. Только прожекторы поста освещали местность.
- Здрааасти - Проговорил Оганесян, - провожая жезлом машину с московскими номерами, указывая место. - Подальше, подальше, сюда, да.
- Доброй ночи! отдыхать едите? - Спрашивает старлей.
- Ага, на море, море, море! - Говорит Васёк.
- Замечательно, документы в порядке. Оружие, наркотики?
- Нет, нет, нет! - Сказал Вася и засмеялся. Блондинка рядом тоже улыбалась.
- Выйдите, пожалуйста, из машины. - К авто подошел еще один боец по имени Артур.
- Сейчас состоится личный обыск вашего имущества, на основании специального положения, действующего в Краснодарском Крае. - Говорит Оганесян,
Есть есть незаконные предметы, предлагаем сдать их добровольно.
- Какое положение, блин? - отвечает Васёк - Ха-ха, вы че, ребят? Мы же не преступники! - он пытался оставаться на позитиве, вопринимая ситуацию просто, как шутку.
- Вас девушка, я попрошу сдать тест на наркотики, вот вам стаканчик. - Сказал девушке Артур
- И что я должна делать? - Засмущалась Юля.
- Идите вот за здание, и наполните стакан.
- Вы че гоните, ребят? - Говорит Вася, облокотившись щекой на крышу авто. - Вы не имеете право! Ха-ха-ха!
- Вам тоже придется это сделать. - Сказал и ему Артур.
- Опа, смотрите-ка, у нас тут что-то в пакетике... - Оганесян достал пакетик с травкой, из бардачка в салоне.
- Ё-моё! Пацаны, да это лечебная, я вам клянусь! - Нервно посмеивался Вася.
- Вы не отрицаете факт найденной вещи при обыске? - Говорит Оганесян.
- Нет , но это не то что вы подумали! Это полынь, мне бабушка насыпала в дорогу, от давления.
- Посмотрим, эксперт все выяснит. - Оганесян отдал пакет Артуру. Артур только что закончил, обыск "с пристрастием", гражданки Юли.
Васю увели в участок, а ей указали сидеть в машине (ключи забрали), и принести анализ, как только она решится его сделать.
- Трава все равно не выйдет так быстро, девочка. Неделя, минимум. Так что не парься, и иди делай. - Сказал напоследок Оганесян.
***
Старлей постучал в кабинет к Рюмову.
- Евгений Романович, можно? - Сказал сквозь дверь Оганесян. - Здравия желаю, товарищ капитан.
Вот, приняли с пакетом зелени, похожей на анашу. Солн был прокурен весь. Москвичи. Оставляю вам, а мы пока пробьем машинку на предмет угона.
- Хорошо, Сева. - Ответил Рюмов, и указал на стул Васе, приглашая его сесть.
Только Вася присел, как в дверь снова постучали.
- Кто? - Спросил Рюмов.
- Товарищ капитан, там к вам этот, Волков просится, говорит уже почти два часа, долго ему еще ждать? - Спросил дежурный приоткрыв дверь.
- Спокойной ночи! - Сказал Рюмов - Закрыл дверь, быстро.
Дежурный улыбнулся, и закрыл дверь.
- Приказал "ждать" - Передал дежурный Волкову. Волков всдохнул и пошел к жене.
- Чаю не хотите? - Спросил вежливо капитан, - Замечательный чай, с Абхазии. Знакомые сегодня подогнали... - Усмехнулся Он.
- Нет. - Сухо ответил Вася.
- Жаль. Ваше дело. Так... - Закурил Рюмов. - В стаканчик соблаговолили?
- Да.
- Замечательно, Василий Маслов. Василий Михайлович.
- Да я вас порву, слышите? У меня такие связи в Москве, что вы тут офигеете, говно. - Усмехаясь сказал Василий, глядя в глаза капитану - Мне положен один звонок, и я его сделаю. Мой батя - известный адвокат, он знает самого Лужкого. Понятно?
- Все понты кончаются за Батайским семафором. Слышал такое? - Рюмов спокойно закурил вторую сигарету. - Москва есть Москва, а Ростов есть Ростов.
В Москве не сработают Ростовские понты, так же как здесь Московские. Ты заебешься звонить в Кремль, пацан. Сел на этот стульчик передо мной, всё - ты больше не человек - ты субъект. Такой мелкий надоедливый субъект для меня.

Вася в это время закашлял, а Рюмов закурил третью, и подставил стакан чая ближе к Васи.

- Пей, Вася.
Вася выпил.
- Вы звери, отпустите меня. - Сказал Василий.
- Через пару месяцев ты будешь свободен, Вася. Начнешь новую жизнь, не гламурную, а хорошую такую добрую.
Я тебе счастливый билет подарю, справка с зоны - называется. И ты будешь счастлив, Вась, правда! Вот ты че ща делаешь? В офисе сидишь, бумажками торгуешь, небось квартирку в Москве снимаешь, еле тащишь ее оплату на себе, кредитов неось навешал, может и тачку в кредит взял? Не высыпаешься по-любому, страдаешь от депрессий, непонимания и одиночества, да? Жалуешься, что темп жизни высок? Вот и до наркотиков докатился... - Говорил капитан.
- Я тебе Василий, жизнь спасу. С таким билетом не возьмут тебя газом торговать. Будешь грузчиком или трактористом, почувствуешь жизнь.
Поработал, подышал воздухом, посмотрел в поле, и радуйся!.. Вот она, Россия моя! Отдохнул, выпил. Опять поработал. Потому что, жить нужно для себя, Вася!
Вот вы все в Москву рветесь, и знаете что там плохо, а зачем гонитесь за всеми? Нет же там жизни. Грязь и деньги. А деньги та же грязь.
Но вот сейчас, Василий, эта грязь может тебя спасти. Сколько у тебя с собой грязи?
- Тысяч 30 рублей. Еще на карте десять. Мобильный телефон есть. - Ответил Вася.
- Мало. Так тебе трудно будет в новую жизнь войти.
- Хотя еще есть, точно! 36 тысяч налом где-то...
- Мало.
- Ну мать вашу! я не хочу ваш бред слушать! я хочу свою старую жизнь! Всё , я ухожу! Вы не имеете права! - Вася встал и начал уходить.

Он вышел из двери кабинете, прошел по участку и вышел на улицу. Казалось, никто не обращал на него внимания, и он мог смело идти, но в друг к нему подошла Юля.
- Мааска, тебя выпустили! - Проговорила она.
Тут же, Василия заломали двое бойцов и вместе с его криками утащили обратно в здание.
Теперь он оказался в подвале, где еще недавно допрашивали Инну.
А Юлю, тем временем успокаивал Артур.
- Тихо, девушка, не ревите, а то и вас придется закрыть! - Говорил Он.

- Да как же так? За что? Что теперь будет? - Смотрел она то на него, то на проезжавшие мимо машины, то на пожилую пару, сидевшуюся в припаркованном авто (это был Волков с супругой).  - Скажите, что теперь будет, скажите мне! - Говорила она Артуру.
- Скажу вам, тихо, тихо! Отойдемте.
Было уже примерно четыре утра, и машин стало совсем мало.
- Вашего спутника арестовали - Продолжил спокойным тоном Артур. - Скорей всего, это оценят как попытка к бегству. Еще тут наркотики. И машину пробивают на счет угона.
- Да не может этого быть! Я его давно знаю! Это бред, понимаете, бред... - Судорожно повторяла она.
- Я думаю, что его продержут здесь до завтра, а потом могут увезсти на Кущевку в СИЗО. Всё плохо.
- Нет... Нет... Нет... Вы можете его отпустить? Что можно сделать? Вы можете помочь? Пожалуйста... - Говорила Юля.
- Вряд ли. Я не могу. Нужно с капитаном разговаривать. - Ответил Артур.
Юля начала плакать: - Что я могу сделать? Я сделаю все что угодно отпустите его, мы просто ехали на море...
- Не знаю, не знаю... Ну что вы можете? - Усмехнулся Артур.
- Все что угодно, правда... - Стояла заплаканная девушка.
- Подождите меня здесь.
Артур ушел в участок, Юля осталась одна. Мимо нее прошел Топчев, и посмотрев, хотел что-то сказать, но не решился.
Он пошел спать. Время с 4:00 до 8:00 - было его время на сон. Вместо него на дежруство проснулся Пикащук.
- Подойдите сюда, - Позвал Артур. - Пойдемте со мной.
Они прошли в участок, он открыл какой-то кабинет, закрыл на замок дверь, и оставил включенной лишь настольную лампу.
Юля села на стул.
- Я помогу вам - Сказал он, снимая фуражку, и расстегнув верхние пуговицы рубашки.
***
Пост окутала приятная утренняя тишина...
Где-то вдалеке, слышалось пение птиц. Солнце просыпалось для того что бы светить, и всё живое просыпалось ото сна.
На границе не было ни одной машины, и всё вокруг, казалось бы, забывало о трудной ночи: столько слов, столько газов и тормозов, столько рук передавали друг другу деньги и документы.
В дежурке сидели Оганесян и Петренко.
- Как твоя жена, Сев? - Спросил второй.
- Ай нормально, дарагой, спасибо! Все хорошо, слава Богу. Второй дом уже сыну строим. Виноград скоро... - Тут разговор прекратился, и в комнату вошел Рюмов.
- Привет, привет - Поздоровался капитан. - Значит так, бабло для Большого готово. Завтра ждем курьера. Что у вас?
Менты выложили на стол деньги, Рюмов пересчитал их.
- Молодцы. - Сказал он, и начал делить всю сумму на троих.
- Так, у нас там пассажир Волков сидит еще, твой клиент Петренко. - Что б духу его сегодня у меня здесь не было. - Продолжил капитан. - Еще, дальтоников тех что с Мурманска, оформить и отпустить, бомжи хреновы, нечего с них взять. Так, Оганесян, что с этим москалем на Мазде?
- Сидит пока. Буйный он, на понтах.
- Одумается, надеюсь?
- Всё сделаем.
- Добро. А то не хотелось бы его на смену к Иванову завтра скидывать. - Подытожил капитан.

Эпизод 5. "Месть".

Юля проснулась около 12 дня, и еще ровно час просидела машине, на переднем сидении за рулем, глупо уставившись на знак "Стоп".
Затем, она отыскала в кресле, недоеденную пачку чипсов, которые не взяли менты, и неохотно съела их.
- Девушка, - в окно постучал старый охранник Егорыч. - Отгоните авто подальше немного. Другим негде встать.
- Нет ключей - Ответила Юля.
- Да что ж за ботва, - Охнул он, - Топтыгин помоги аппарат толкнуть.
Вместе с сидящей внутри Юлей, они откатили машину за здание поста.
- Надо было оставаться с Никитой - Подумала про себя Юля, и снова легла спать.

Ей снился Никита, ее одногрупник из института. Этот парнишка любил ее еще со школы, и возможно даже, именно поэтому поступил с ней в один ВУЗ, и даже попал в одну группу. Во сне он собирал для нее виноград, но каждый раз, когда она пробовола очередную ягоду, то та вдруг прокисала прямо у нее во рту, и она выплевывала ее. Вдруг, Никита представился ей в образе преподавателя, - строгий плащ, и помятая рубаха, он сказал - "Я просто человек. Все люди ошибаются".
Она неожиданно проснулась, и на часах было уже 17:01 вечера.
Из окна машины, с улицы, на нее улыбаясь глядет Вася!
Юля обрадовалась, вышла и со всей силы обняла его.
- Ты прикинь, тупые менты, продержали меня всю ночь в подвале, думаю я сломаюсь. Да я бы не сломался, я бы хоть сто лет сидел, просто тебя жалко. Отдал тварям почти все наше бабло - тыщ 40, блин. Ну десятка осталась, еще 10 на карте. На пару дней хоть отдохнем нормально. - Радовался и огорчался Вася.
Они сели в машину и начали отъезжать, но вдруг автомобиль заглох.
- Мать вашу! Вашу бабушку! - Маслов рассвирепел от злости, глядя на поплавок датчика бензобака. - Бензин слили! Охренеть! Нет, ну этого я не прощу.
- Стой, Мась... - Сказало было Юля, но его было не остановить.
Он вошел в отдел, и прямиком направился к Рюмову.
- Что вы себе позволяете? - Он насквозь открыл дверь и ворвался в кабинет капитана.
- Что такое? - Невозмутимо сказал Рюмов. - Хотите чаю?
- Да пошли вы все! Ваши слили у меня весь бензин! Это воровство! Это...
- Ну, во-первых, нам ваш бензин совершенно не сдался. На работу, нас привозят на автобусе, если интересно. А у меня 92-ой, а у вас какой? Если 95-ый, то нет, мешать бы не стал. - Капитан привычно закурил сигарету.
Маслов выхватил со стола пачку, и взял себе сегарету.
- Дайте мне зажигалку.
- Берите. - Ответил Рюмов. - А вот охранники могли. Они не в нашей компетенции, а скорее даже, дальнобойщики. Или местные пастухи, на продажу. Да воров то полно! Ха-ха-ха... Кстати, но коль вы обвиняете нас в воровстве, то всю ночь в машине сидела ваша подруга, что ж она не уследила? Или где она была по вашему?
Вася успокоился, и ему стало неловко за такое появление.
- Извините меня, я могу идти?  - Спросил виновато он.
- Ты хороший человек, Вася. Жизнь тебя еще не раз постукает и тогда ты станешь профи. - Ответил Рюмов. - Профи в жизни, это самое главное, это начинка человека. Это его опыт и знание.

 Ни должность, ни звания, ни связи, ни богатый папа, - никто тебе так не поможет и не продвинет, как твоя собственная искра мысли.
- Вы хотите сказать, что если бы вас сейчас решили вашего звания, этого вашего трона, вы бы чего-нибудь добились сами, без всего? - Осторожно спросил Василий.
- Конечно, и даже больше. Любого, вот абсолютно любого, возьми на посту, и уволь - так он сдохнет, бухая в одиночестве, ностальгируя по былым временам. Но только не я. - Продолжил Рюмов. - Скажи мне, Вася, зачем тебе жизнь? Для чего? Что бы проболеть где-нибудь в серединке, и тихо сдохнуть, оставив после себя справку?  Знаешь, в чем твоя ошибка, и ошибка всех других, кто не доволен своим положением? Вы боитесь, сказать "Да" или "Нет". Вы боитесь делать выбор, и боитесь выбирать по жизни. Поэтому, за вас выбирают и решают другие. Спроси-ка себя, - А чем я хуже других? Чем? Это у меня должна быть самая красивая девчонка, это у меня должна быть самая лучшая тачка, авторитет, мое слово, которое решает, в конце концов, это моя жизнь, и она должна быть моей, во всех ее смыслах. Понял?
- Вы философ... - Недолго помолчав, ответил Вася.
Уходя из кабинета, Маслов шел по кабинету и думал: Если бы Рюмов опять попросил сейчас денег, я бы с удовольствием их отдал. Так мне и надо. За то, что я лох. - Он вышел из участка, и посмотрел на свою машину, где сидела Юля - Странная сейчас была мысль. 
Маслов достал из багажника канистру и пошел вдоль трассы.
- Стой, ты куда? - Крикнула, догоняя его Юлия.
- Там заправка. Рюмов сказал. Ты где была ночью?
- Где... Здесь.
- Где, здесь?
- В участке, в машине...
- Что ты делала в участке?
- На допрос ходила.
- Какой допрос? Что ты гонишь? Что ты там делала? - Василий был немного взбешен.
- Ничего, просто говорили...
- Они тебя трахали, а? Они тебя трахали? Скажи мне! - оН ШВЫРНУЛ КАНИСТРУ на обочину. - Трахалась ты там?
- Да что ты такое говоришь, нет, нет! - Юля была в слезах.
- Что?
- Нет!
- Скажи мне правду!
- Да пошел ты!
Она развернулась, и пошла быстрым шагом в сторону поста.
Он догнал ее, резко развернул телом к себе, пытался обнять, но она вырывалась.
- Стой, стой. Извини. Спокойно. Хватит, я люблю тебя. - Говорил он ей.
Вдруг, ее глаза, наполнились какой-то дикой страстью, стали кошачьи-женскими, по-дьявольски ненавистными.
- Ну прости меня, Юлёк, прости...
- Отпусти меня, они же меня трахали... - Как-то наивно-гневно промолвила она.
- Не говори, не говори так, моя хорошая..
- Трахали, трахали. Трахали меня!
- Хватит, блять! - Он грубо тряхнул его нежное тело в своих руках.
- Что, не нравится? - Сказала она как-то сладострастно-дико - Ты же хотел этого?
- Замолчи.
- Всем отделением трахали, по очереди, трахали, конеечноо... - Продолжала она.
- Засткнись, сука, хватит! - Крикнул Вася.
Он опустил свои руки, она повернулась и ушла.
Он смотрел ей вслед, его сердце нервно билось, он гадал, куда она пойдет.
"В участок? Или дальше? Дальше по трассе? Или вдруг сядет в первую машину к незнакомцу? Надо ее остановить!"
Она села в их машину на заднее сиденье, а затем полностью там легла.
***
"- Вот дура. Вот же дура". - Думала про себя Юлия. - "Надо было оставаться с Никитой в Москве". 
Вася завёл машину, и они тронулись с места.
- Я везу тебя в Ейск, там сядешь на поезд, и поедешь в Москву.  - Строго сказал Василий.
Она молчала.
- Отец пришлет мне денег, и я останусь еще на пару дней один.
Она молчала.
- Как приедешь, собери свои вещи из квартиры, и можешь уходить.
Она все еще молчала.
- Я тебя не люблю. - Сказал он, и опрокинул на лобовое стекло козырек.

Эпизод 6. "Расплата".

- Август... Берег Азовского моря... Мечта... - Думала она. - Что есть мечта?.. Ай, ладно...
Она закрыла глаза и посмотрела на огромное количество звёзд, Млечный путь.
- О, этот воздух... Этот запах морской воды... - Говорила себе Инна.
Весь вчерашний вечер, она просидела в номере, который сняла на три дня, из-за отсутствия денег.
Она спала, ходила один раз в магазин, и в принципе, была довольно своей судьбой на сегодняшний день.
"И все-таки, я на море. Все-таки, мне еще нет 30 лет. Все-таки, я еще в какой-то степени, ребенок, и все еще впереди.
Да, обули менты, ну и ладно. Неприятности случаются, но жизнь продолжается. Ладно...
Я приехала сюда что-то решить, к чему-то прийти..."
И вот, она дождалась темноты, взяла бутылку шампанского, и пришла на морской берег.
Инна не смогла, а иначе просто не захотела открыть бутылку, и проста легла.
- Ах, наша славная станица! - Послышался веселый мужской голос.
Инна подняла голову. - Что?
- Наша славная станица! Как вам отдыхается? - Этот голос принадлежал крепкому мужчине, высокого роста, лет 45. С широким добродушным лицом, и расстегнутой рубашкой, из под которой, приветливо, выглядывал небольшой волосатый живот.
- Нормально, спасибо... - Сказала Инна, садясь на песок.
- А давайте познакомимся! Меня Серёжа зовут, я из Ростова, а вы? - Улыбаясь, говорил Сергей.
- А мы из Москвы, Серёжа! - Ответила Инна, и сама того не желая, улабнулась этому парню.
"Как давно, со мной, вот так просто никто не знакомился!" - Подумала она, и удивилась от своей внезапной радости.
- А пойдем в ресторан на берегу, выпьем чего-нибудь! А? - Спросил Сергей, не переставая добродушно улыбаться. - Осторожно, на береге кусаются крабы!
- Крабы? Ой, боюсь, Серёжа - Сказала Инна, и вдруг сама над собой засмеялась.
- Пойдемте... - Сергей подал ей руку, она встала, и они не спеша пошли по дороге.

Сергей не переставая о чем-то болтал, и смеялся, Инна смеялась ему в ответ, и ни одна плохая или хорошая мысль не могла вкрасться ей в голову.
Казалось, она была в гармонии со всем - с собой, с ним, с природой, с этим морем, со всем миром.

***
- А вот, вы говорите, вы одна! А я считаю, женщина не может быть одна. У красивой женщины всегда должен кто-то быть! - Говорил Сергей, наливая Инне вино.
Они сидели за столиком, вдвоем, в кафе на берегу моря.
- То есть, по вашему, женщина без мужчины совсем безнадежна? - Сказала Инна, красиво хлопая ресницами. (Она флиртовала так и раньше, где-то в ресторанах Москвы, но там у ее глаз почему-то не было такой красоты как здесь, сейчас)
- Инна, со мной можно говорить на "ты" - Сказал Сергей.
- Спасибо! - И они засмеялись.

***
- Я живу в этой избушке! - Вместе с Сергеем они подошли к ее домику.
- Инна, откуда ты такая? Появляешься такая красивая, в этих местах... Всего на два дня... Из избушки...
- Эх, Серёжа, обули меня менты на Цукеровой "палке" вашей, всё забрали - Инна говорила с грустью, но при этом держа улыбку - все деньги, даже руль у машины скрутили.
- У этой машины? - Сергей указал на БМВ, стоящий около дома.
- Да...
- Ну ладно тебе, не переживай. Хочешь я их накажу, приеду и весь пост нахрен постреляю, за тебя одну? Каждому лично в морду дам, за тебя. Хочешь?
- Нет, нет, не надо - Инна начала смеяться.
- Да я вообще для тебя весь мир переверну! Всех ползать на коленях заставлю, а сам перед тобой на колени встану! (Тут он встал на колени).
- Да полно вам, Сергей, это пустое. Зачем это лишнее притворство тут... - Сказала Инна, засмущавшись.
Она обняла дерево около дома, и как бы спряталась за ним.
- Извини, не буду - Сказал Сергей - Просто хотел тебя развеселить...
- Мне и так с тобой весело...
Он пододвинулся к ней ближе.
Взял её за талию, притянул к себе и поцеловал в губы.
- Ну я пойду... - Нежно сказала она ему. - Спасибо...
- Пока. Можно я завтра к тебе зайду?
- Посмотрим... А, заходи! - Ответила девушка.
Недалеко играла дискотека, и музыка всей базе отдыха мешала спать.
Сергей постоял полминуты, около ее дома, развернулся, и пошел.
***
- Здорово, пацаны! - Бодро крикнул Сергей, здороваясь со всеми за столом.
- Здорово, Серега!
- Привет! - Привет!
- Серега Рябчик пришел, наливай! - Крикнул какой-то качок.
- Давай наливай, пацаны. - Сказал Серега, укусив жёлтый помидор. - Тема есть. Кто со мной?
- Чё тема, Серег? Кого-то размотать надо что-ли? - Смеялись мужики.
- Почти. - Ответил Рябчик - За балку за пост сахарную, слышали? - так вот надо этот пост наказать. Они очень сильно обидели дорогого мне человека.
- Ну не вопрос, братан, сделаем! - Сказал качок Иван.
- Тем более, давно эти мусора беспределят уже. Я "За" - Согласился еще один мужик.
- Тогда давайте парни, собирайтесь. Пушки с собой, Димон, калаш. Можно два. - Сказал Серега.
- Че прям ща? - Спросил чей-то голос, и вся компания как-то притихла.
- Прям ща. - ответил Он.

Эпизод 7 "Фейерверк".

***
Два перегруженных джипа мчались с приличной скоростью по трассе, где из окон громко играла музыка...
Пацаны по дороге догонялись пивом, смеялись, подпевали песням, и обнимали друг друга.

***
Топчев с Пикащуком поменялись постами.
Проходя мимо друг друга, Пикащук подмигнул салаге: "Терпи, пару часиков всего осталось!"
- Слушай, Пикащук, а че эти уже второй день сидят в машине, чего ждут? - Николай указал на машину, где сидели супруги Волковы.
- "Пробивона" кажись ждут за угон ли еще что, да сами небось виноватые... - Ответил Пикащук.
Начал накрапывать дождь.
Рюмов полил цветок на подоконнике, и уселся в кресло.
"С ума можно сойти - Подумал он, - Сегодня, я заработал свою официальную годовую зарплату всего за один день.
Жена в порядке, дети тоже. Я счастливый человек."
Он посмотрел на пачку сигарет, но курить не стал. Накикув куртку, он вышел из отделения.
- Эх, Наташа, давай дадим им денег, и поедем уже домой! - Вздахая, сказал своей жене Волков.
- Да ты что, Алёша, как можно... Давай уж лучше просто уедем. Сходи забери ключи, и поехали, сбежим. Обратно другой дорогой поедем. Скажи, что попросили машину отогнать другие милиционеры, а сами сбежим, давай? - Сказала жена.
- А если нас догонят? Или поймают? В тюрьму на старости лет не охото... - Продолжил Волков, - Хотя, помнишь, Наташа, нам еще на трассе М-4 "Дон", говорили, что тут объезд есть, по другой дороге, правда чуть дольше... Да... Обратно, по ней бы могли.
Супруги неожиданно услышали как открылась задняя дверь автомобиля.
- Здрасти, ну как вы здесь? - Спросил Рюмов, усевшийся сзади.
- Здрасти, ждём... Как вы и сказали... - Ответил Волков.
- Хорошо. Ехать на море то еще не передумали? - Спросил капитан.
- Нет, надеемся скоро будем. А что там насчет угона машины? - Повернулся назад Волков.
- Собственно говоря, пришел к вам лично, принести свои глубокие извинения. - Рюмов протянул им ключи и водительские права. - Извините, Алексей Николаевич.(Он прочитал имя на правах). Желаю вам от себя лично, великолпного отдыха. И простите...
- Ну что вы, что вы, и вам спасибо! Мы все понимаем! - Удивленно ответил Волков.
- Он дьявол. Я не верю. Сейчас он отдал документы, а как только мы отъедем, они окажутся фальшивыми, или еще что-то - Серьёзно сказала жена Волкова,  как будто забыв, что катипан сидит в машине.
- Уж поверьте. - Ответил Рюмов.

- Наташа, хватит... - Добавил муж.
Вдруг на улице послышалась громкая музыка.
- Какого... - Начал было говорит Рюмов.
Два черных джипа остановились поперек дороги (один заехал на встресные полосы).
Люди из двух машин, выбежали с оружием, и как муравьи разбежались по территории поста.
- Мочить всех кто в форме!  - Крикнул один из нападавших.

Менты даже не успели опомниться, у многих было не заряжено оружие ("без магазинов легче носить", по их мнению)
Первые выстрели пришлись на дежурку (дежурный и его помощники упали намертво под огнем "калаша".
Двое из бандитов шли прямо по участку и стреляли в каждого кто встречался на пути, и был в милицейской форме.
Кто-то из них добрался до подвала, и никого не увидев, опрокинул киросиновую лампу на кипу каких=то бумаг.
Сергей Рябчик лично расстрелял "бригаду" Оганесяна. Слышались  только крики Сереги "Нравится, сука? Хорошо служить?"
Смертельную пулю получил Пикащук, и ранило в плечо старого Егорыча.
- Может вы сделаете что-нибудь, капитан? - Закричал Волков на Рюмова.
- Тихо, тихо сидеть! Ща... - Ответил Рюмов, и ужасающее почувствовал, что у него не было оружия, и даже его никогда не носил.
Джип, который остановился на встречной, оказался менее проворлив: Всех ментов сразу перестрелять не удалось.
Один из ростовских качков предложил менту подраться, вместо того чтобы выстрелить, когда мент кричал "Не убивайте!".
Естественно, качок победил мента (тем ментом был Артур, помощник Петренко), но тут частный охранник поста, выстрелил из пневматического оружия.
Охранника сразу убили.
Петренко бежал вдоль стоявший в пробке машин (движение намертво остановилось), спотыкался и падал, стучал в окна к водителям (но никто не открывал, все просто смотрели (только вылез один дальнобойщик, но помочь не смог). По иронии судьбы, бандит, по имени Гоша, стрелял в Петренко, но действительно попадал мимо. Хотя, ему даже нравился, убегающий мент.
В итоге, Петренко получил ранение в живот, но не скончался.
- Всё, поехали, ребят поехали! - Закричал Рябчик. - Собираемся братва!.
- Чё стоим, проезжаем, проезжаем, граница открыта! Добро пожаловать! - Гостеприимно показывал провожающие движения руками, Гоша.
Со свистом и криком, братва начала собираться.
Джип со встречи подъехал ко второму джипу.
- Стопэ, а это у нас тут че? - Самый здоровый парень из бандюков (Саня), заметил вылезающее тело из Фольйвагена Волковых.
Тело было в одной белой майке, но в ментовских штанах. - Я такие штанцы знаю, скрыться гадина, хотел?
- Стойте, стойте, это недоразумение, я дипломат! - Испуганно сказал Рюмов, и присел около машины. (Сам не понял зачем назвал себя адвокатом)

- Не врешь, точно? - Спросил Саня, опуская калаш.
- Нет, нет, точно... - Сказал Рюмов, поднимая свои руки над головой.

Тут из машины вышла Наташа, подошла к Сане и Рюмову, и сказала:
- Это мент. Самый поганый мент на свете.
Из калаша раздалось четыре выстрела в грудь Волкову.
- Благодарю, мадмуазель! - Сказал Саня, и залез обратно в джип.

Джипы тронулись, Сергей посмотрел на разрушеный пост, потом на своих парней и закричал: "А теперь все на море!"
- Ура! Ура! Даааа! - Громко заорали в одном джипе, другой весело начал им сигналить.
***
Топчев еле-еле проснулся, и встал с матраца, лежащего в их охранной каморке, метров в трехста от поста.
"Стреляли что ли" - Подумал он, и закурил сигарету.
Он был как "разбитое корыто", и неудивительно, что он спал как убитый в свои "4 часа сна", во вторые сутки подряд.
Зрелище, увиденное им,  поразило его:
Час ночи, а нет ни одной машины, нет пробки, всё тихо, и как-то необычаянно свежо, и даже видно звёзд, потому что на посту почти нигде не горел свет.
Сердце дембеля ёркнуло: по дороге, лежали окровавленые трупы ментов, ветер погонял лежащие на земле фуражки и документы, где-то вдалеке, стонал о помощи Петренко.

Волков, белым платком своей жены, стирал с машины последние капли крови, сотавленные Рюмовым (его лицо было накрыто его же курткой).
- А вы почему не уехали? - Зачем-то спросил топчев, своим спокойным голосом.
- Уезжаем... - Бодро вздохнул Волков. - До свидания! - Сказал он, и похлопал Топчева по плечу.
А Николай Топчев пошел обратно в свою каморку спать.
"- Во дела, - Подумал он, - Беспредела нет, только если ты сам беспредел."




Июнь - Ноябрь, 2013 год. Москва.


Рецензии