Опорные точки композиции

Конкурс Копирайта -К2
СОДЕРЖАНИЕ

Сильные позиции текста
Название произведения
Эпиграф
Совпадение опорных точек и сюжетных элементов композиции
Перипетия
Эффектные художественные приемы и средства



Композиция любого художественного произведения всегда строится с таким расчетом, чтобы от начала к финалу читательское напряжение  усиливалось.
Автору не следует забывать, что важна не только идея сама по себе, но и форма ее подачи. Не только – ЧТО сказать, но и КАК сказать.
Еще Ломоносов советовал располагать доводы так, чтобы «чтобы сильные были напереди, которые послабее, те в средине, а самые сильные на конце».

Точки наибольшего читательского напряжения называются ОПОРНЫМИ ТОЧКАМИ КОМПОЗИЦИИ.
Это своеобразные вешки, которые  ведут  читателя по тексту, и в них же с наибольшей очевидностью проявляется идейная проблематика произведения.
Опытный автор -  в отличие от новичка – уже на этапе обдумывания сюжета определяется с расположением опорных точек, ибо они - ключ к пониманию логики композиции и, соответственно, всей внутренней логики произведения как единого целого.
Вот об этих волшебных точках и пойдет разговор.

Вообще-то, универсального рецепта нет, так как каждый автор имеет свой индивидуальный почерк (или, по крайней мере, к этому стремится). Плюс разные художественные стили диктуют свои требования к расположению и проработке опорных точек, свойственных именному этому стилю. 
Мы будем говорить о неких общих закономерностях, которые позволят дать определенные практические рекомендации по созданию оптимальной композиции.

Итак, опорные точки композиции - это:

сильные позиции текста,
кульминация, развязка http://www.proza.ru/2013/12/18/1868
повторы, противопоставления http://www.proza.ru/2013/12/19/1782 
перипетии в судьбе героя,
эффектные художественные приемы и средства.



СИЛЬНЫЕ   ПОЗИЦИИ   ТЕКСТА

к ним относят формально выделенные части текста, его конец и начало, включая название, эпиграф, пролог, первые строки и предложения.

Начало произведения, как вы понимаете, это архиважная вещь. Начало должно читателя:
- заинтриговать = привлечь внимание,
- скоординировать = ввести в координаты воображаемого мира,
- и настроить на эстетику данного произведения.


Прошлой ночью мне приснилось, что я вернулась в Мэндерли. Я прислонилась к железным воротам и некоторое время не могла проникнуть внутрь, так как они были закрыты на засов и на цепь. Я окликнула привратника, но никто мне не ответил. Подошла поближе к сторожке и убедилась, что она необитаема: из трубы не шел дымок, а сквозь запущенные окна на меня глянула пустота. Затем, словно наделенная какой-то сверхъестественной силой, как это бывает в сновидениях, я прошла сквозь закрытые ворота. Передо мной лежала дорога, такая же, какой я ее знала – вся в крутых поворотах. Но через несколько шагов стало видно, что дорога сильно изменилась: она стала узкой и заброшенной. Наклонив голову, чтобы не задеть ветки, я увидела, что здесь произошло: дорога была прорублена в густом лесу – он и раньше плотно примыкал к ней, а теперь лес снова вытеснял ее. Кроны деревьев, которых раньше и не было, смыкались над моей головой сплошным сводом. Появились какие-то неведомые растения, а кустарники превратились в деревья. Узкая лента дороги была покрыта мхом и травой, под которыми исчез гравий. Широкая когда-то подъездная аллея стала узкой тропинкой, петляющей то вправо, то влево, и видимо, это сильно удлинило путь – я никак не могла добраться до ее конца. (Дафна Дюморье. Ребекка)


Упустить хотя бы одну из этих функций – значить упустить читателя. Ибо у автора никогда не будет второй попытки произвести первое впечатление.


НАЗВАНИЕ  ПРОИЗВЕДЕНИЯ


Написав название романа "Операция", Ефим задумался и попытался себе представить, как будет выглядеть это слово, если его изобразить по вертикали. Дело в том, что названия всех его романов последнего времени всегда состояли из одного слова. И не случайно. Ефим давно заметил, что популяризации литературных произведений весьма способствует включение их названий в кроссворды. Составители кроссвордов являются добровольными рекламными агентами, которых иные авторы недооценили, называя свои сочинения многословно, вроде "Война и мир", "Горе от ума" или "Преступление и наказание". В других случаях авторы оказались дальновиднее, пустив в оборот название "Полтава", "Обломов", "Недоросль" или "Ревизор".
Ефим втайне гордился тем, что сам, без посторонней подсказки открыл такой нехитрый способ пропаганды своих сочинений. И время от времени пожинал плоды, находя в кроссвордах, печатавшихся в "Вечерке", "Московской правде", а то и в "Огоньке", заветный вопрос: "Роман Е. Рахлина". И тут же, подсчитав количество букв, радостно вписывал: "Лавина". Или "Скважина". Или (было у него и такое название) "Противовес". Слово из восьми букв "Операция" тоже для этой цели весьма годилось. А кроме того, подходило и для своеобразной шарады, которая только что пришла ему в голову. У него даже дух захватило, и он сначала записал шараду на отдельном листе бумаги, а потом позвонил Кукуше на работу:
- У тебя пара минут найдется?
- А что? - спросила она.
- Слушай, я придумал шараду. Первые пять букв - крупное музыкальное произведение, вторые пять букв - переносная радиостанция, а все вместе будущий роман Рахлина из восьми букв. (Войнович. Шапка)


В идеале название произведения должно соответствовать его содержанию, стилю и жанру.
Однако название, пожалуй, самый сильный крючок для ловли читателя. Представьте, он еще даже не открыл обложку вашей книги, но уже прочел название. Название в данном случае выступает в качестве дополнительной рекламы.


«Сергей Степанов в статье "Рождение бестселлера" написал, что в 1925 году "Пышка" Мопассана разошлась в США тиражом всего в 1 500 экземпляров. Издатели решили выпустить ее под иным названием — "Любовь и другие истории". Тираж подскочил до 37 000 экземпляров. Вдохновленные этим издатели выпустили ту же книгу под названием "Как свершилось заклание одной французской проститутки". Результат — 54 700 проданных экземпляров! Чувствуете разницу? Тираж увеличился в 36 раз — и это только от смены названия!

Степанов приводит еще один пример. Книга Казановы, вышедшая под авторским названием "Воспоминания", принесла издателям одни убытки. Тогда они переиздали ее под названием "Величайший в истории совратитель женщин". Они не только продали весь тираж, но еще и допечатали 20 000 экземпляров! Ну как, впечатляет?» (с) Инна Криксунова

Пример из нашей жизни. Стоит написать любую шнягу и дать ей название типа «Проза ру – отстой» или «Проза ру – вся правда о рейтинге», и сразу же слетаются читатели.

В копирайтинге существует целый раздел – нейминг, наука о названиях.
Данная статья не претендует на полноту охвата вопроса – просто посмотрите некоторые варианты. Может быть, они будут вам полезны.

Варианты названий:

- по имени героя – «Анна Каренина», «Обломов», «Братья Карамазовы», «Муму», «Мастер и Маргарита», «Петр Первый», «Том Соейр», «Чук и Гек» и проч.

- по какой-либо характеристике героя – «Пятнадцатилетний капитан», «Дети капитана Гранта», «Капитанская дочка», «Последний из могикан», «Идиот», «Девочка, которая любила Тома Гордона»

- по месту или времени действия – «Прошлом летом в Чулимске», «История города Глупова», «Невский проспект», «После бала», «Ночь накануне Ивана Купалы», «Двенадцатая ночь»

- по художественной детали=образу-символу – «Шинель», «Обрыв», «Чайка», «Вишневый сад», «Гроза»

- по философской проблематике произведения «Война и мир», « Отцы и дети», «Горе от ума», «Блеск и нищета куртизанок», «Преступление и наказание» (интересно, что первоначально Достоевский собирался назвать роман «Пьяненькие»)

- по известной цитате – «На всякого мудреца довольно простоты», «Свои люди – сочтемся», «Белеет парус одинокий», «Ночевала тучка золотая»

- т.н. оригинальные названия – непонятно о чем, но привлекают – «Мы», «Хорошо!», «ДПП-NN».

В последнее время распространились русско-иностранные мутанты – «The Телки», «Про любoff», «ULTIMA ТУЛЕЕВ, ИЛИ ДАО ВЫБОРОВ», «EMPIRE V», «GENERATION П»

В общем, подходов к выбору названия много, вопрос в ваших целях. Что для вас приоритетно – что называется, выпендриться и пусть потом критики ищут сакральные смыслы, или вызвать у читателей хоть какие-то ассоциации с темой, местом действия и героями вашего произведения?

И запомните - никогда в названиях и заголовках-подзаголовках точку не ставят!



ЭПИГРАФ

- это небольшой текст, цитата, пословица или поговорка в начале произведения, который помещается автором для выражения основной мысли.


Мне отмщение, и аз воздам – Толстой. Анна Каренина

Береги честь смолоду – Пушкин. Капитанская дочка

…Так кто ж ты, наконец?
– Я – часть той силы,
что вечно хочет
зла и вечно совершает благо – Булгаков. Мастер и Маргарита


Эпиграфами не стоит злоупотреблять, ведь цель – выразить ОДНУ основную мысль. Прежде чем лепить эпиграфы к каждой главе, стоит сначала попробовать дать им (главам) короткие, но информативные названия.

По технике выделения.
Размер шрифта у эпиграфа обычно такой же, как и у основного текста, либо 10 при основном 12.
Строчки эпиграфа должны быть примерно равны между собой. Не правильно, когда одна будет гораздо длиннее других.
В конце эпиграфа ставят точку или иной, необходимый по смыслу знак (весьма часто — многоточие, ибо текст цитаты обрывается).
В кавычки текст эпиграфа не заключают.
Почти всегда имеется ссылка на источник; ее набирают отдельной строкой с выделением шрифтом без точки на конце и с отбивкой от текста эпиграфа на 2–4 п.



СОВПАДЕНИЕ  ОПОРНЫХ ТОЧЕК  И  СЮЖЕТНЫХ  ЭЛЕМЕНТОВ  КОМПОЗИЦИИ

Напомню, сюжетные элементы композиции – это экспозиция, завязка, развитие действия, кульминация, развязка, эпилог.

В небольшом по объему произведении  композиция чаще всего представляет из себя линейное развитие по возрастающей. Обычно финал и является точкой наивысшего напряжения= главной опорной точкой.
Иногда – хотя и не так часто – одна из опорных точек композиции находится, напротив, в самом начале произведения.

Пример -  Толстой. «Воскресение».
«Как ни старались люди, собравшись в одно место несколько сот тысяч, изуродовать ту землю, на которой они жались, как ни забивали камнями землю, чтобы ничего не росло на ней, как ни счищали всякую пробивающуюся травку, как ни дымили каменным углем и нефтью, как ни обрезывали деревья и ни выгоняли всех животных и птиц, – весна была весною даже и в городе».

Здесь любимое толстовское противопоставление естественности и красоты природы и неестественности и безобразия цивилизации становится темой для всего последующего повествования.

Еще пример. Любое вступление к поэме у Маяковского становится важной опорной точкой композиции, своего рода программным заявлением, во многом определяющим дальнейший ход произведения.

В более крупных по объему произведениях в композиции чередуются подъемы и спады напряжения при общем развитии по восходящей.

Сюжетные схемы  здесь http://www.proza.ru/2013/12/18/1866
Пролог и экспозиция  http://www.proza.ru/2013/12/18/1864


Итак, почти всегда одна из опорных точек приходится на финал произведения, но не обязательно на развязку, которая может не совпадать с финалом. В небольших, по преимуществу лирических произведениях это зачастую единственная опорная точка, а все предыдущее лишь подводит к ней, повышает напряжение, обеспечивая финальный  взрыв.

Чехов так писал о своей манере композиционного построения пьесы:  «Все действие я веду мирно и тихо, а в конце даю зрителю по морде»,  отмечая при этом, что так же он строит и свои рассказы.


В крупных художественных произведениях концовка тоже, как правило, заключает в себе одну из опорных точек.

Например, в поэме Пушкина «Анжело» в развязке выясняется преступное вероломство главного героя, но не этим кончается поэма, а фразой «И дюк его простил». В этой короткой фразе как бы сконцентрирован весь идейный смысл поэмы, во всяком случае, одна из наиболее дорогих Пушкину идей – идея милосердия и прощения, и эта финальная фраза буквально поражает читателя своей, казалось бы, нелогичностью, неожиданностью. Но в такой концовке – весь Пушкин.

Ну и как тут не вспомнить Булгакова?
«Пилат летел к концу, к концу, и я уже знал, что последними словами романа будут: «Пятый прокуратор Иуде всадник Понтий Пилат».

Или интригу с седьмым романом Дж. Роулинг про Гарри Поттера.
Задолго до выхода книги были объявлены несколько опорных точек композиции, и особый акцент ставился именно на последнем слове - «шрам».



ПЕРИПЕТИЯ

в переводе с греческого  -  внезапная перемена в жизни, неожиданное осложнение, труднопреодолимое обстоятельство — один из существенных элементов драматургии, обозначающий неожиданный поворот в развитии сюжета и усложняющий фабулу.

Понятие «перипетия»  введено Аристотелем, и  до сих пор человечество не придумало ничего лучше для эмоционального возбуждения зрителей\читателей.
Герою, который борясь за счастье, попадает в несчастье, сопереживание достается априори. В драматической ситуации перипетия является самой продуктивной
структурой эмоционального развития. Ее простота и эффект стремительного действия не имеют себе равных.

Перипетии оказываются опорными точками в том случае, если сюжет прослеживает разные повороты внешней судьбы героя при относительной или абсолютной статичности его характера.


«Приглядимся к одной хорошо известной нам драме. Ромео Монтекки с друзьями решил из озорства посетить бал семейства врагов своей семьи — Капулетти. Как ВДРУГ (заметьте это слово) он видит незнакомку, которая воспламеняет все его чувства. Ромео счастлив. И ВДРУГ (еще раз заметьте это слово) он узнает, что эта девушка - дочь главного врага семейства. Она - Капулетти, их счастье невозможно. С вершины счастья Ромео брошен в пучину отчаяния. Схема: счастье — оценка новой информации — несчастье.

Ромео не в силах бороться с охватившей его любовью. Как всякий влюбленный, он хочет видеть свою возлюбленную. И вот ночью, в тревоге от неразделенной любви, преодолевая опасность, Ромео тайно проникает в сад своих врагов, и ВДРУГ (опять это слово) все фантастически меняется, весь мир засверкал фейерверком. Ромео слышит, как Джульетта с балкона посылает ему слова любви. Невероятно! Но она полюбила так же сильно, как он ее. Ромео на гребне счастья. Схема: несчастье — оценка новой информации — счастье.

Посмотрите на эти ВДРУГ. Они появляются в рассказе каждый раз, когда персонаж стремится к какой-то цели и получает неожиданную информацию. И это резко меняет его эмоции. Но меняются не только эмоции. Резко меняется поведение Ромео. 
<…>
В хорошей драме история непрерывно бросает героев то в полнейшее несчастье, то вдруг возносит их к максимальному счастью. Драматические ситуации сменяют одна другую. Альтернативный фактор усиливается и меняется. А развитие эмоций в истории идет все время по одной и той же схеме: двигаюсь к счастью — и вдруг повернулось — к несчастью. Перипетия — это катализатор эмоций»  (А. Митта. Кино между адом и раем)


Часто опорными  точками  композиции являются наиболее СИЛЬНЫЕ ХУДОЖЕСТВЕННЫЕ ЭФФЕКТЫ И ПРИЕМЫ

«В «Войне и мире» у Толстого, вообще-то не склонного к частому употреблению иносказательной образности, опорные точки отмечены бросающимися в глаза метафорами, при помощи которых он описывает внутреннее состояние своих героев в наиболее острые, кризисные моменты их нравственно-философских поисков; часто – в те моменты, когда герои почти разуверились в смысле жизни. Вот в качестве примера два фрагмента; первый изображает состояние Пьера после дуэли с Долоховым и перед встречей с Баздеевым, второй – его же состояние после расстрела пленных;

«О чем бы он ни начинал думать, он возвращался к одним и тем же вопросам, которых он не мог разрешить и не мог перестать задавать себе. Как будто в голове его свернулся тот главный винт, на котором держалась вся его жизнь. Винт не входил дальше, не выходил вон, а вертелся, ничего не захватывая, все на том же нарезе, и нельзя было перестать вертеть его».

«С той минуты, как Пьер увидал это страшное убийство, совершенное людьми, не хотевшими этого делать, в душе его как будто вдруг выдернута была та пружина, на которой все держалось и представлялось живым, и все завалилось в кучу бессмысленного сора».

Зачастую наиболее выразительный образ писатель «приберегает» под конец, и опорная точка оказывается отмеченной в тексте дважды: и особой силой художественного эффекта, и своим положением в финале произведения; таков, например, образ черного солнца на черном небе в концовке шолоховского «Тихого Дона».

Если в произведении осуществлен повтор как композиционный принцип, то в местах повтора, как правило, находятся опорные точки. Выше уже приводились примеры того, как повторяющиеся образы, детали, интонации и т.п. организуют художественное целое. То же следует сказать и об антитезе: если на ней построено произведение как на композиционном принципе, то моменты наиболее открытого проявления антитетичности чаще всего бывают опорными точками.
 Например, роман Достоевского «Братья Карамазовы» основан на композиционном противопоставлении «двух бездн в душе человека», «идеала содомского» и «идеала мадонны». Опорными точками становятся те моменты, в которых явственнее всего видно, как «дьявол с богом борется»: приход Алеши к Грушеньке, разговор Алеши с Иваном, «кошмар Ивана Федоровича» и т.п.» (с) А.Б. Есин. Принципы и приемы анализа литературного произведения.

***

РЕЗЮМЕ

Композиция является мощным средством воздействия на читателя.

Даже самая лучшая идея может быть загублена неудачной композицией произведения.

Для того, чтобы избежать провала, необходимо продумать опорные точки композиции еще на этапе моделирования сюжета.


© Copyright: Конкурс Копирайта -К2, 2013
Свидетельство о публикации №213121700492
обсуждение
http://www.proza.ru/comments.html?2013/12/17/492


Рецензии