На чужбине

           Верблюд устал. Уже много лет он шел по незнакомым дорогам, вспоминая времена, когда жил в пустыне. Весной, покрытая маками и тюльпанами, она была необычайно красива.А он, важно оттопырив губу, гордо нес свои горбы. Местные животные уважительно уступали ему дорогу.

           Беда пришла неожиданно.Новый караванщик повел верблюдов в чужие, неведомые страны. Шли очень долго. Постепенно караван распался.Наш герой продолжил  путь один. Его хлестали ветви деревьев, засасывали болота, жалили беспощадные комары. Вороны каркали вслед:
- Горбатый! Горбатый!
Лошади сочувствовали ему, тихо ржали, но не вмешивались.
Чем дальше шел верблюд, тем меньше становились горбы, ниже опускалась голова, и сильней болели раны.
           Старая, облезлая ослица позавидовала несчастному. Ему было плохо, но он остался верблюдом, а она умрет той, кем родилась. Её одолевала злоба. Длинноухая решила натравить на беднягу собак:
- Скоро он упадет, и мы покончим с ним навсегда.

           Верблюд устал отбиваться от своры собак, слушать злобные крики ослицы и пустую трескотню сорок. Он остановился, посмотрел на небо и увидел Солнце. Оно  относилось к верблюду по-разному: то больно обжигало,то, сердясь, пряталось за тучу, которая проливалась холодным, колючим дождем, то ласково согревало его. Вот и сейчас оно протянуло теплый лучик,который осветил верблюду дальнейший путь. Ещё недавно, готовый  упасть от усталости и отчаяния, он понял, что не один в этом мире. Посмотрел вокруг и впервые заметил, что и на чужбине тоже растут цветы. Они не такие, как на родине, но тоже очень красивые.

           Ему вспомнились слова, услышанные когда-то в пустыне: " Собака лает, а караван идет". И верблюд пошел дальше,согретый тёплым солнечным лучом. Где-то позади затихали, крики недоброжелателей, а впереди слышались голоса людей. Он надеялся, что добрых людей. Усталая, но счастливая улыбка дрожала на его пересохших больших губах.


Рецензии