О чем пожалел ветеран

               

              ...6 января. До «первой звезды» ещё часов семь – восемь. Возвращаюсь  на маршрутке с рынка, на котором купил недостающие к  Рождественскому сочельнику продукты.
                Водитель закрыл дверь, и уже был готов продолжить движение по маршруту, как вдруг в дверь резко постучали. Через несколько секунд в салон  буквально ввалились запыхавшиеся мужички, примерно одного со мною возраста. Атмосфера микроавтобуса моментально наполнилась таким ароматом, что впору было одевать противогазы! Что ж за напиток они пили?  Скорее всего, вонючий самогон, именуемый в народе «шмурдюком».
              Тот, который был поменьше ростом и потолще, плюхнулся на сиденье за моей спиной. Другой же, высокий, стоял возле водителя – ждал, ему отсчитают  сдачу.
            -   Коля, за меня не плати! Я – «афганец», я воевал... Имею право...
      Коля, получив сдачу, уселся рядом с первым:
           - Серега, успокойся, в наших маршрутках твоя российская «ксива» не катит!
             Но Серега не успокоился, а наоборот, громогласно стал рассказывать Коле и всем пассажирам, как хорошо ему живется в  Н-ком районе, Н-ской области, в России... Какое у него хозяйство, сколько земли и пр. Не думаю, что он делал это специально, просто у человека глотка , что называется, луженая. А тут ещё и «накатил»!
            На одной из остановок в маршрутку сел мужчина интеллигентного вида. Седая и аккуратно подстриженная окладистая борода делали его   удивительно похожим на кого-то из библейских персонажей, однако глаза  глядели молодо, да и сам он был далеко-далеко не преклонного возраста.
            -Дед, дай твоей бороды на развод!- пристал к нему Серега.
            Наверное, кто-то послал бы пьяного мужика куда-подальше, однако бородач этого не сделал: выдернув из бороды несколько волосинок,  с улыбкой протянул их Сереге:
           - На, внучик, разводи!
           Увидев смущение на его лице, расхохотался. Пассажиры, не ожидавшие такого поворота, тоже заулыбались: получил, нахал! Однако Серега не успокоился и стал рассказывать бородачу о себе: что ему 62 года, что живет он в Н- ком районе, что он ветеран – «афганец», был в «горячей точке»  в 81-м году...
           Услышав о его возрасте, я прикинул: он на год моложе меня... В Афганистан ограниченный контингент советских войск вошел в 1979 –м. Значит, в 81-м Сереге  было  под  тридцать, срочную служить он уже не мог по возрасту. Если и был «там», то только или как сверхсрочник, прапорщик, или офицер... Внешне  он никак не напоминал офицера запаса , значит... Да Бог с ним, пусть тешит себя рассказами о  своем боевом прошлом!
          И вдруг все мы услышали такое откровение от Сереги, что...
           -Коля,- обратился он к приятелю,- ты знаешь, о чем я жалею? Жалею о том, что я в Афгане НИКОГО НЕ УБИЛ!
          В салоне маршрутки повисла тишина: видимо, до пассажиров доходили его слова.
          Вдруг с сиденья, стоящего впереди моего, поднялась старая женщина. Подойдя к Сереге и внимательно глядя на него, покачала головой:
         -Дурак! Пьяный дурак! О чем жалеешь?
          Плюнула под ноги «герою» и вышла в открывшуюся на остановке заднюю дверь маршрутки.
          На следующей остановке вышел и я. Но пришедший в себя Серега уже  рассказывал о своих подвигах в Афгане. В подробностях. И, уже наезжая на Николая, пытавшегося его утихомирить, рвал на груди потасканную куртку:

          -Я -Спецназ! Ты знаешь, что такое "Спецназ"?
          
           Думаю, что многие  догадывались...Боже, как  г а д к о! К а к  с т ы д н о!

                Виталий Алексеев, январь2014г.


Рецензии