Гибель zерреlin lz37

1.

Германия. Начало  20-х  годов.
Маленькая  пивная,  на  тихой  улице  всегда  была  полна  посетителями. Хозяин  пивной,  бывший  бравый  вояка,  с  обожженным,  с  одной  стороны  лицом,  будучи  в  хорошем  настроении,  любил  рассказывать  одну  интересную  историю. Альфред Мухлер  утверждал,  что  он,  единственный,  из  всех,  кто  выжил  в  чудовищной  катастрофе  цеппелина  LZ37,  где  он,  служил  будучи  на  нем  штурманом.   
Посетители,  в  который  раз  выслушивали  рассказ  хозяина. Одни  верили,  другие  сомневались  в  достоверности  рассказа. Слишком  невероятной  для  них  казалась  эта  фантастическая  история. Но  изуродованная,  обожженная  щека  бывшего  штурмана,  как  бы  подтверждала  правдивость  его  слов…

2.   

7 июня 1915 года. Оккупированная Бельгия.
Питеру  Баотсу  удалось  проспать  не  больше  получаса,  когда  он  был  разбужен  яростным  лаем  пса  Вилли. Последнее  время  старине  Питеру  не  так  легко  было  уснуть. Он,  подолгу  ворочался  в  постели,  с  боку  на  бок,  пытаясь  выбрать  для  тела  удобное  положение. Ему  постоянно  что-то  мешало  уснуть. То  подушка  больно  давила  на  челюсть,  то  казалось,  что  кровать  неудобно  застелена. В общем,  прожитые  года  давали  о  себе  знать. Вряд  ли  кто,  в  его  возрасте  был  доволен  старостью.   
Но  что  так  могло  напугать  собаку? Вилли  сегодня  сам  на  себя  не  был  похож. Пес  яростно  заливался  лаем,  угрожая  переполошить  всю  округу.
Баотс  кряхтя,  и  чертыхаясь,  накинул  теплую  куртку,  и  вышел  из  дома,  прихватив  старое  ружье  и  фонарь. Лай собаки  внезапно  оборвался.
Баотс  вышел  на  улицу. Старик  увидел,  что  пес  испуганно  забился  под  сломанную  телегу  и  громко  рычал,  скаля  крупные  клыки. Шерсть  на  загривке  собаки  торчала  дыбом.
- Вилли,  в  чем  дело? – проворчал  недовольно  старик.
Вилли  даже  не  посмотрел  на  хозяина. Пес  встревоженно  и  пристально  всматривался  в  черное,  ночное  небо. Баотсу  показалось,  что  он,  что-то  услышал. Подозрительный  и  непонятный  шум,    исходил  откуда-то  сверху. Баотс  склонил  голову  к  плечу,  чтоб  лучше  слышать. Монотонный  гул  усиливался,  приближался. Старик  мог  поклясться,  что  до  этого  дня  он,  ничего  подобного  не  слышал. Без  сомнения  это  было  похоже  на  работающий  двигатель. Питеру  Баотсу  уже  приходилось  видеть  военные  самолеты,  с  началом  войны,  бороздившие  небо,  над  его  деревушкой. Он  хорошо  запомнил  стрекотание  их  моторов. Сегодня  звук  был  совсем  иной.
Баотс  задрал  голову,  пытаясь  разглядеть  причину  непонятного  шума. В  черном,  затянутом  облаками  небе,  старик  ничего  не  увидел. А  гул,  тем  не  менее,  приближался,  распространяясь  по  всей  округе.
Под  телегой  жалобно  заскулил  Вилли.
В  этот  момент  курчавое  облако  отползло  в  сторону,  обнажив  яркую  луну. Черное  небо  посветлело,  местами  вспыхнули  яркие  звезды. И  вот  тут  старина  Питер  увидел  в  небе  нечто  такое,  что  заставило  его  содрогнуться.
Высоко  в  небе  проплывало  сигарообразное,  длинное  тело  неведомого,  фантастического  аппарата. В  свете  луны,  матово  отсвечивался  бок  этой  грозной  махины.
- Что  за  дьявол…- пробормотал  растерянно  старик.
Питера  Баотса  охватил  первобытный,  животный  ужас. Он,  выронил  фонарь  и,  распахнув  дверь,  влетел  в  дом,  споткнувшись  о  порог.
До  самого  рассвета  старик  уже  не  мог  уснуть,  все  гадая  про  себя,  что  же  он,  такое  увидел,  в  ночном  небе.

3. 

То,  что  увидел  в  небе  старый  Питер  Баотс,  оказалось  германским  Zeppelin  LZ 37.
LZ-37 был представителем нового рода войск- бомбардировочной авиации, которой в штабах обеих враждующих армий прочили большое будущее. Дирижаблям, например, из-за их специфических особенностей (малая маневренность и уязвимость от воздушных атак, зато большая грузоподъемность и предполагаемая высокая точность попадания), прочили роль бомбардировщиков промышленных объектов, и жилых кварталов, что должно было снизить производственных потенциал противника и привести его население в трепет.
Например, в одном из французских городов нападение боевого дирижабля вызвало неимоверную  панику среди местных жителей. Город мгновенно обезлюдел, одни бросились к выездным дорогам, другие прятались по погребам и подвалам. Слухи о новом оружии бошей, охватили  паникой близлежащие районы.
Зато  в  другом французском городке реакция была прямо противоположной, граждане в ярости громили все, что напоминало им о Германии. Убивали  даже собак,  если  они были немецкой породы.
Хоть урон от  тех бомбежек был совершенно незначительный, немецкий генштаб отметил паническую реакцию населения, и бомбардировки решено было продолжить как инструмент психологического террора. Дирижабли стали активно использовать на театре боевых действий, и одним из них был LZ-37.
ZeppelinLZ-37 был  достоин  восхищения.  Громадный,  сигарообразный  корпус,  длиной  536  футов, обтянутый тканью с малой газопроницаемостью.
Четыре двигателя Maybach,  уверенно  толкали  огромное  тело  дирижабля  вперед. При  необходимости  Zeppelin  мог  развить  скорость  до  60  миль  в  час.
Для  защиты  от  вражеских  самолетов,  в  гондолах  дирижабля  находились  четыре  пулемета.
В ночь с 6-го на 7-е июня 1915 года, Zeppelin  LZ 37,  под  командованием  обер-лейтенанта  Отто ван дер Хагена вышел в свой  первый  рейд. Но  с  самого  начала  все  пошло  не  так,  как  надо. 
Цеппелин LZ-37 совместно с LZ-38, и LZ-39 взлетел с аэродрома города Брюгге курсом на Лондон, но отвратительная погода вынудила их повернуть, и направиться на запасную цель - железнодорожный узел в районе Кале.
Но не это самое страшное. В темноте цеппелин столкнулся с английским самолетом.
В эту ночь, суб-лейтенант Реджинальд Варнефорд, тоже  вылетел в свой первый ночной рейд, на перехват вражеских дирижаблей. Не повезло Цеппелину LZ-37.

4.

Около Остенде вражеский цеппелин заметил английский летчик Реджинальд Варнефорд, пилот Моран-Солнье L, одноместного моноплана. Варнефорд  не  мог  поверить,  что  такое  громадное  чудовище  может  летать.
- А  вот  и  колбаска…- криво  усмехнулся  англичанин,  чувствуя,  что  его  тело  охватывает  азарт  погони. – Сейчас  я,  тебя  поджарю…
Варнефорд  бросился  в  преследование,  имея на борту лишь  карабин,  и шесть девятикилограммовых бомб.
Самолет  шел быстрее, чем Zeppelin, но не намного: 100 км в  час, против 80.
Расстояние  между  самолетом  и  цеппелином  медленно  сокращалось.
Неожиданно большой дирижабль открыл огонь  из пулемета. Пули,  рассерженными  осами  разорвали  холодную,  ночную  тьму. Несколько  пуль  легко  пробили  большие  отверстия, в  хрупком  крыле Моран-Солнье.
Варнефорд  накренил  самолет  влево,  чтобы  уйти  с  линии  огня.
Началась воздушная гонка с преследованием, которую цеппелин, как небесный тихоход, конечно, проигрывал, а главное оружие дирижабля - сброс балласта и уход на недосягаемую для самолета высоту, почему-то не было использовано  экипажем.
Пулеметчик дирижабля держал истребитель на расстоянии, но не мог нанести ему никакого ущерба. Самолеты  Моран-Солнье  на  тот  момент,  еще  не  имели  на  вооружении  пулеметы. Карабин  же  не  представлял  серьезной  угрозы  для  дирижабля. Оставались  бомбы.
Непрерывно следуя за дирижаблем на безопасном расстоянии, Варнефорд вскоре выбрал удобный момент и, набрал высоту. Теперь  его  самолет  находился сзади и выше "цеппелина".
Снова  Варнефорд  был поражен размерами этого воздушного монстра. Пилот был уверен, что, если  бы он,  только захотел, то мог  посадить свой самолет на громадном  каркасе  дирижабля.
Выключив двигатель, Варнефорд  начал снижаться. Когда дирижабль оказался  точно  под  его  самолетом, начал  сбрасывать зажигательные бомбы.
Первая  пошла,  вторая,  третья…Только  когда  пилот  стал освобождаться от последней  бомбы,  раздался сильный взрыв. Наполненный водородом дирижабль моментально вспыхнул. Серия взрывов  сотрясла оболочку гиганта, разрывая  его  на  куски. Яркое  пламя  осветило  местность.
Сильный взрыв поднял и резко  перевернул самолет  суб-лейтенанта  Варнефорда. На короткое время он потерял управление,  у  самолета  остановился  двигатель,  а  сам  он,  свалился  в  неуправляемый  штопор.
Если  бы  Варнефорд  не был пристегнут ремнем безопасности, его бы выбросило  из кабины самолета.
С  трудом  выровняв  самолет,  у  самой  земли, отважный  пилот смог наблюдать, как горящая оболочка  цеппелина падает на землю,  на  территории  местного  монастыря  Св. Елизаветы.
Казалось  после  такого  взрыва,  из  экипажа  дирижабля  никто  не  мог  остаться  в  живых.
Из  девяти  человек команды избежал гибели, причем самым сверхъестественным образом, только штурман Альфред Мухлер. Когда  его вышвырнуло из разрушающейся гондолы корабля, Мухлер  решил,  что  ему  пришел  конец. Но  штурман  дирижабля  удачно упал не на землю, а на выставленную,  во  дворе  монастыря, для просушки кровать с мягким матрасом.
К  сожалению,  под  обломками  дирижабля,  упавшего  на  монастырь, погибли  еще  две,  ни  в  чем  не  повинные  монашки.

5.

Варнефорд недолго любовался гибелью дирижабля. От близкого взрыва,  у  него  на  самолете лопнул шланг  бензопровода.
Самолет  необходимо  было  посадить,  чтобы  на  земле  исправить  поломку.
Несмотря на  сильный туман, незнание местности, и отсутствие какого  либо освещения, Варнефорд  благополучно посадил свой самолет в открытом поле, рядом с длинным деревянным забором. Здесь  же,  невдалеке стоял  старый сарай. Англичанин  опасался,  что  в  сарае  могут  быть  люди,  но  пока никто не появился.
Нужно  было  торопиться. Наверняка,  вражеские  разъезды  видели  взрыв  цеппелина,  боши  могли  также  заметить  вражеский  самолет,  совершивший  вынужденную  посадку  на  поле. Они  могли  направить  сюда  конный  патруль,  чтоб  захватить  английского  летчика  в  плен.
Первой  мыслью Варнефорда  было  желание  уничтожить  Моран,  но  летчик  быстро  взял  себя  в  руки,  и  решил  исправить  поломку  собственными  силами.
Вернефорду  пришлось  вспомнить,  чему  его  учил  инструктор,  на  случай  аварии  самолета. Летчик  обнаружил  неисправность  двигателя. Вернефорд  стал  искать  что-нибудь,  что  могло  помочь  ему  исправить  неполадку. Глубоко  в  кармане  он  нащупал  свой  мундштук,  широкий  наружный  конец  которого  удачно  подходил,  для  временного  соединения  бензопроводного  шланга. Англичанин  закрепил  мундштук,  связав  его  концы  носовым  платком.
Пилот  управился  за  двадцать  пять  минут.
Топливный  датчик  показал,  что  горючего  вполне  хватит,  чтоб  вернуться  на  аэродром  в  Дюнкерке. 
Двигатель  еще  не  успел  остыть,  поэтому  завелся  сразу. Моран  покатился  по  земле,  набирая  скорость. Самолет  легко  оторвался  от  земли,  и  исчез  в  ночном  небе. 

6.

Лейтенант Варнефорд за свой  геройский поступок был награжден Крестом Виктории, высшей английской военной наградой. Его аэроплан,  Моран-Солнье, решили сохранить для истории как пример боевой доблести. Однако следы самолета затерялись и дальнейшая его судьба неизвестна. Журналисты окрестили маленький летательный аппарат "Убийцей гигантов" ("GiantKiller"), сравнивая его с библейским Давидом, повергшим Голиафа.
Военная  судьба  Реджинальда  Варнефорда  сложилась трагично. 17  июня,  через  десять  дней,  после  победы  над  дирижаблем, получив Орден из рук самого  генерала Жоффра, отобедав  на  праздничном обеде,  Варнефорд  поехал на аэродром города Бак, для приемки отремонтированного самолета и перегонки его на морскую авиабазу в Верне. Сделав пробный полет на одном  самолете, он пересел на другой, посадив на место второго пилота американского журналиста Генри Ньюмана. При наборе высоты, поднявшись  на 200 метров, у самолета оторвались сразу оба правых крыла, и  он камнем  упал на землю.
От  сильного  удара пассажир, и пилот были выброшены из своих кресел. Ньюмен умер мгновенно, а Варнефорд  по дороге в больницу.
Тело Варнефорда было перевезено в Англию, где он и был похоронен. На траурной церемонии в Лондоне, на кладбище Бромптон, присутствовало огромное количество людей, ведь для граждан этой страны он был настоящим героем.

7.

Штурман  дирижабля Альфред Мухлер,  чудом уцелевший  в  катастрофе,  провел несколько недель в больнице, и  выжил. 
Позже  Мухлер  отошел  от  службы,  и  открыл  небольшую  пивную. Посетители  пивной  охотно  выслушивали  рассказ  бывшего  штурмана,  о  трагической  встрече  дирижабля  с  вражеским  самолетом. А  со  временем  история,  которую  рассказывал  бывший  штурман,  обрастала  все  новыми,  и  новыми  подробностями.
Так,  если  в  начальном  варианте  Мухлер  говорил,  что  он,  упал,  выброшенный  из  дирижабля  взрывной  волной,  и  не  разбился  из-за  того,  что  упал  на  выставленную  во  дворе  кровать  с  матрасом. То  в  последующих  вариантах  рассказа  появились  уже  новые  подробности. Теперь  бывший  штурман  утверждал,  что  падая  с  дирижабля,  он,  пробил  крышу  кельи,  и  упал  прямо  в  постель,  к  прекрасной  монашке… 


Рецензии
Ребятки из Лед Зеппелин не знали про эту историю,а то напели чего-нибудь.

Евгений Космос   27.04.2014 09:42     Заявить о нарушении