Березка и мотылек

На опушке леса росла берёзка. Так уж получилось, что лес этот был еловый, и тоненькой светлой берёзке не о чем было перешёптываться с мрачноватыми раскидистыми елями, к тому же росла она в отдалении от них, да и только у неё получалось громко шелестеть листьями — попробуй, пошелести иголками.

День за днём, год за годом, стояла берёзка на опушке леса в одиночестве. Однажды она всматривалась в восточную кромку леса, где рос огромный столетний дуб. У него был очень важный и гордый вид. Похоже, его ни капли не заботило, что он растёт на опушке мрачного и молчаливого елового леса без сородичей. Берёзка смотрела на дуб и жалела о том, что они с ним не рядом. «Может быть, мы и не смогли бы стать друзьями, но во всяком случае такому почтенному и мудрому дереву наверняка есть чем поделиться со мной», — так думала берёзка. Вдруг она почувствовала, что происходит что-то странное. Оказалось, что небольшая зелёная гусеница жадно вгрызается в один из её листков.

Берёзке, конечно, было не по душе такое наглое и грубое обращение. Но прогнать гусеницу она не могла. А та, наевшись одним листком, начала пожирать другой. Со временем берёзка поняла, что ничего страшного от этого с ней не произойдёт. А ещё она рассудила, что, быть может, она и рождена для того, чтобы гусеница ела её листья. И хотя ей жаль было терять своё зелёное украшение, она напоминала себе о том, что осенью и так лишится его. В конце концов берёзка научилась не замечать боли, что причиняла ей гусеница и даже стала чувствовать себя не такой одинокой как раньше.

Однажды берёзка увидела, что гусеница безжизненно повисла на одной из её веток, превратившись в кокон. Было понятно, что она не умерла, а только заснула. Но берёзке было скучно без новоприобритённого друга и потому она начала петь свои шелестящие песни, чтобы разбудить гусеницу. Шло время, листья призывно шептали, но гусеница всё не просыпалась.

Но потом удивлённая берёзка увидела, как из кокона вместо гусеницы выбирается красивый мотылёк. Выбравшись, наконец, он переполз на ствол дерева и замер, чтобы просушить крылышки. Мотыльку, пока он спал в коконе нравилось слушать шелест берёзки, и ему было немного стыдно за то, что когда он был ещё гусеницей, ему приходилось причинять ей боль, чтобы прокормить себя. Поэтому с той поры целыми днями порхал он по округе, а вечерами всегда возвращался к берёзке, чтобы рассказать ей обо всём том, что она увидеть никогда бы не смогла, чтобы та больше не чувствовала себя одинокой.

Однажды любопытный мотылёк пробрался в стоящий посреди леса дом. Попорхав по просторной комнате, он заметил, что начало темнеть и решил возвращаться к берёзке. Но не тут-то было! Пытаясь вылететь в окно мотылёк бился о стекло, которое не мог заметить и не понимал, в чём дело. Девушке, которая жила в этом доме, стало жаль мотылька и она решила помочь. Она поймала его, открыла окно и выпустила наружу, шёпотом попросив перед этим, чтобы он нашёл её мужа и передал, что она за него волнуется и ждёт домой. Муж был дровосеком и заготавливал дрова на зиму. Хотя была ещё весна, было необычайно тепло, и в эту ночь дровосек решил заночевать в лесу.

Так получилось, что в то время он был как раз там, где росла берёзка. Он собирался срубить её утром. А пока он развёл костёр и сделал зарубку на стволе дерева так, чтобы в кружку набегал берёзовый сок. Когда жена дровосека выпустила мотылька, тот сразу понёсся к своей берёзке. По-неопытности он пролетел над костром и рухнул прямо в руку дровосеку, опалив на огне свои крылышки. Тот, взглянув на него, вспомнил про свою жену, которая очень любила мотыльков, бабочек да и вообще всякую живность, даже такую мелкую. Дровосек вспомнил, как тепло и уютно дома, и тут же затея заночевать в лесу показалась ему глупой. Наскоро потушив костёр, он отправился домой.

На следующий день дровосек отправился в другую часть леса, а в ту, где росла берёзка больше не заходил. Мотылёк теперь не мог летать. Он навсегда остался с берёзкой. А та пела ему шелестящие песни и поила сочащимся из зарубки соком.


Рецензии