Двойник

Теперь мне приходится сторониться зеркал. Все свои я давно убрал подальше или завесил, а те, которые убрать или завесить у меня нет возможности, мне приходится обходить стороной. И вот почему. Недавно я мельком заглянул в зеркало и собирался было уже идти дальше, как вдруг мне показалось, что что-то не так с моим отражением. Приглядевшись повнимательнее, я утвердился в своем мнении. Казалось бы, это обычное зеркало, а значит в нем должна быть моя точная копия. Но что-то было не правильно. С тех пор, в какое бы зеркало я не смотрелся, это странное чувство не покидало меня. Поразмыслив, я пришел к выводу, что это мой двойник. Понятия не имею, откуда он взялся и зачем ему это нужно, но это не так уж и важно. А важно то, что с тех пор я больше не мог спокойно смотреть на зеркальные поверхности.

Двойник в зекале повторяет любое мое движение, каким бы резким и непредсказуемым оно ни было. Это вполне объяснимо, ведь он все же мой двойник, а следовательно лучше других знает, что у меня на уме. Но как бы точно он не воспроизводил мои движения, как бы старательно он не копировал мой внешний вид, его всегда выдают глаза. Эти глаза всегда блестят нездоровым блеском, они смотрят насмешливо, а в их глубине пляшет бесовский огонек. Порой уголки его губ поднимаются на самую малую толику выше, чем мои, и это только усиливает неприятное ощущение. Двойник смеется надо мной, быть может даже презирает меня в глубине души, если таковая у него имеется.

А еще я твердо знаю, что как только я отвернусь, двойник в зеркалах начнет творить немыслимые вещи. Я ощущаю это всем своим существом, и если бы на моей спине или моем затылке были глаза, то смог бы и увидеть. Но мне вовсе не обязательно иметь глаза на неположенных местах, чтобы знать, что когда я встаю спиной к зеркалу, в нем творится что-то невообразимое. О том, чтобы поймать двойника с поличным нечего и думать. Даже если повернуться со всей доступной скоростью и всей имеющейся ловкостью к зеркалу, он сразу же примет ту же позу что и я, и только глаза засверкают сильнее, а губы изогнутся так, словно они едва сдерживают презрительный смешок. Поэтому мне и приходится стараться никогда не приближаться к незавешенным зеркалам. Во-первых, мне очень не приятно видеть этого своего двойника, а во-вторых, я боюсь, что когда я отвернусь в сторону, он выкинет что-нибудь такое, что раз и навсегда дискредитирует меня в приличном обществе.


Рецензии