Дневник начинающего журналиста

1. Альта-Тв (еженедельник «Компаньон»). Длительные поиски вакансии на журналистском поприще подтвердили истину - «кто ищет, тот всегда найдет». Найдет, но то ли, что он ищет? Щенячий восторг, вызванный встречей с главным редактором и его заверениями сделать из меня настоящую «акулу пера», довольно быстро сменились небольшим разочарованием и даже некоторой апатией от того, что, по моему мнению,  объем сделанной работы и вложенный в нее энтузиазм были далеко не прямо пропорциональны «редакторским» подачкам. Слова «у нас еженедельник – серьезное издание, а не какая-нибудь жалкая газетенка; материал должен быть подан сухо и точно» уничтожили последние остатки вдохновения. В чем именно состояло отличие нашего еженедельника от «жалкой газетенки» так и осталось для меня загадкой. Но суть не в этом. Это было первое издание, опубликовавшее мой небольшой репортаж с футбольного матча «Иртыш»-«Есиль», и, соответственно первой ступенькой по длинной (почему-то я все еще верю) лестнице в СМИ.
2. Журнал «Woman PV». В то время моя тетя, которая всегда была неравнодушна к восточной философии, очень плотно занялась изучением китайского течения «фен-шуй» и книг Натальи Правдиной. Тетя утверждала, что беспрерывное чтение индийских мантр реактивно притягивает нужный результат, и даже сумела на какое-то время убедить в этом меня. Два дня, а точнее два часа в течении двух дней усердного «мантрования» одной из самых эффективных по мнению Н. Правдиной, индийских мантр принесли результат в виде предложения написать PR-статью на заказ, поступившее от находящегося еще в стадии зародыша журнала. Гонорар был, конечно же, не таким, каким рисовало его мое буйное воображение, но, тем не менее, был значительно больше, чем в предыдущем издании. Отрицательным был тот факт, что попытки двух моих предшественников не увенчались успехом и не вызвали буйного восторга у заказчика (крупный по местным меркам фитнесс-клуб «Golden feet»). Спустя какое-то время, я понял почему. Написанный мною материал, по началу, вызвавший горячее одобрение руководителя объекта, за полчаса успел обойти руки всех сотрудников заведения, обрасти химерическими недостатками,  и вернуться ко мне на доработку. Тот же самый маршрут по траектории австралийского  бумеранга текст проделывал 7 (!) раз, каждый раз больно цепляя самолюбие автора, и на корню подрубая надежду перейти к следующему заказу. Происходило это по причине отчаянного нежелания руководителя данного заведения взять на себя ответственность за решение по утверждению текста. Якобы царившая здесь демократия не могла допустить принятия единоличного решения, в результате чего парикмахеры, стилисты, тренеры и даже уборщицы благородно пренебрегая своими прямыми обязанностями, обсуждали положительные и отрицательные стороны моего текста. В конце концов, тщательно скрываемый праведный гнев скрывать стало нереально, натянутая улыбка превратилась в волчий оскал, а блеск в глазах выражал отнюдь не энтузиазм. Как ни странно, но именно это возымело должный эффект; руководитель Катима Орынхановна произнесла наконец избитую фразу «это именно то, что мы от тебя ожидали», и милостиво разрешила дизайнерам приступить к работе. Наградой этому (помимо материальной) послужили всеобщее ликование в маленькой редакции и поздравления от коллег. Следующим заказом стала просьба написать статью про так называемых бизнес-вумен нашего города, благодаря спонсорству которых наш журнал и влачил свое существование. Задача заключалась в том, чтобы взять у них интервью, отсечь отрицательные моменты, оставить положительные, и изложить все это на бумаге. Моя бывшая девушка всегда говорила, что большего всего во мне ей нравился мой язык, так что «подлизать» там, где надо с первого раза мне не составило особого труда (пардон за откровенность, не удержался)…
3. Журнал «L’ydylle». Переезд в Астану казался мне кульминационным моментом в моей жизни, сулящим множество предложений одно выгоднее другого (несмотря на то, что по сути, это была моя третья попытка покорить столицу). Иллюзия длилась недолго – вакантных мест, связанных с журналистикой оказалось совсем немного, а те, что были - непременно требовали наличие стажа. «Интересно», - думал я – «где же нарабатывать этот самый стаж, если без него никуда не берут?» Конечно, с одной стороны посещали мысли оставить неблагодарное занятие, и попробовать заняться чем-нибудь другим. Но чем? Отсутствие диплома (в то время), громкое, но аморфное название моей специальности (международные отношения), а главное – недостаток языковой практики, на мой взгляд, совсем не украшали резюме, и существенно сужали ареал поиска. На этом фоне только что открывшийся журнал «L’ydylle» выглядел спасительной соломинкой, за которой я не преминул ухватиться. Не знаю, чем именно привлекла моя кандидатура внимание редактора (молодой девушки по имени Айгуль) – тем ли фактом, что мы оказались земляками, отсутствием ли других кандидатур, или же восхищением моим профессионализмом и «искрометными» статьями – мне хотелось верить, что последний вариант наиболее правдоподобен, поэтому оставляю за собой это право и сейчас. Айгуль честно призналась, что в данный момент ей нужны не столько журналисты, сколько рекламные агенты. Исходя из этого мне было предложено совмещать обязанности того и другого – небольшой оклад журналиста, по мнению Айгуль, должен был с лихвой возмещаться хорошими процентами от активной деятельности рекламного агента. Вдохновленный ее уверенностью, я бросился штурмовать неприступную оборону различных организаций. Вслед за мной бросились и остальные 6 менеджеров по рекламе, нанятые в последующие дни. Мы были уверены, что реклама в нашем журнале – вещь выгодная и жизненно необходимая, и пытались уверить в этом всех, кто нас слушал, а иногда и тех, кто не хотел (сказывались слишком длинная база данных и упорное нежелание отмечать в блокноте отказавших клиентов). Не учли мы нескольких вещей: 1) журнал был абсолютно новый и никому неизвестный; 2) надвигающийся экономический кризис. А зря. За три недели усердного поиска в журнале разместились лишь небольшой ресторанчик «Офицеры» (по улице Сыгынак) с 60%-й скидкой, и амбициозный армянский ювелирный салон. В отсутствие клиентов, и соответственно материалов я не мог рассчитывать даже на небольшой оклад журналиста. В результате, благородное желание не соответствовать крысе, первой сбегающей с тонущего корабля, не сумело взять верх над здравым смыслом, и я «сделал ноги». Облегчением для моей беспокойной совести мог служить лишь тот факт, что моему примеру последовали и остальные грызуны.
4. Журнал «Выбирай». Следующим журналом стало издание именно с таким названием. Вопреки названию, это было не моим выбором, а результатом хорошей работы кадрового агентства (заложив в ломбарде диктофон с прошлого места работы, я не поддался уговорам моего братца Куаныша хорошенько обмыть это дело, а подал на эти деньги свое резюме в кадровое агентство). «Выбирай», чье направление можно охарактеризовать, как развекательно-информационно-рекламное, а точнее рекламно-развлекательно-совсем немного информационное, выпускался раз в месяц, и был на рынке уже несколько лет. Здесь не нужно было совмещать обязанности журналиста и рекламного агента, однако работы было несравненно больше. Настолько больше, что так называемый свободный график держал меня на работе с утра до 9 вечера, фактически без выходных. Правда, причиной тому был не только график, но и повинность ежеминутно общаться по рабочему Sкайпу со своим скучающим начальством и докладывать о выполнении плана. Однако меня это не пугало. Передо мной маячила перспектива с головой уйти в любимую работу – что может быть лучше?! Без ложной скромности скажу, что мои статьи на различные темы очень нравились руководству. Но фотографии стали для меня настоящим проклятием; в отличие от статей, они совсем не вызывали положительных нареканий со стороны руководства, и постоянно возвращались обратно, причем обычно в самый последний момент. Последней каплей, окончательно переполнившей бездонную чашу моего терпения, стал очередной возврат фотографий, вполне терпимого, на мой взгляд, качества, и приказ сфотографировать все заново. Не подумайте, работы я не боюсь, но это случилось поздно вечером в самый последний день перед выпуском журнала. А так как объектов было довольно много (несколько ресторанов и различных бутиков, и все они находились в разных частях города), я взвесил призрачные шансы выполнить сей каприз, и печальную реальность, вздохнул, и ретировался «по-английски»… Алматинское руководство издания явно не ожидало такого поворота событий, и учитывая считанные часы до выхода очередного номера, моя ценность как сотрудника резко возросла. Чего в тот момент мне только не обещали (по телефону) – и повысить заработную плату, и повышение по службе, и даже предлагали нанять фотографа. Однако для уязвленного ранее самолюбия все эти уговоры и обещания были равноценны бальзаму на свежие раны, я не мог отказать своему упрямству, твердо сказал «НЕТ», и ушел с гордо поднятой головой.  Вынужден признаться, что благородную осанку духа мне удавалось держать совсем недолго: после столь решительного шага я полгода просидел без работы.
5. РГП на ПХВ «НПЦТ», он же – бывший Центр крови, должность: менеджер по связям с общественностью. В эту организацию я попал случайно, новое руководство Астанинского центра крови строило амбициозные планы и собирало новую команду, так что можно сказать – мне повезло. Особенно мне понравился деловой подход нашего директора, или как мы любовно его называем – нашего «Дира». В отличие от предыдущих руководителей, «Дир» даже не взглянул на разложенные перед ним диплом, резюме и прочие «корочки». Он внимательно посмотрел на меня и спросил: «Ты хочешь здесь работать?» Я энергично закивал головой, и «Дир» молвил: «тогда иди и работай». Я не мог подвести столь великодушное доверие, и решил немедля приступить к своим прямым обязанностям. Было лишь одно маленькое НО – мой непосредственный начальник, заместитель директора Сания Алишевна в тот момент находилась в отпуске, и никто толком не мог объяснить мне, в чем именно заключались эти самые обязанности. Другой заместитель директора (их в то время у нас было четыре) Акмарал Босшановна приняла мудрое решение, и перепоручила меня заведующей донорским отделом Скориковой Светлане Викторовне. Светлана Викторовна тоже не знала моих обязанностей, зато она четко знала, что нужно Центру крови больше всего – доноры крови. И предложила  мне заняться поиском доноров. Поначалу мизерная заработная плата могла бы значительно поубавить мой нестабильный и временами алчный энтузиазм, но не в этот раз. Решив для себя, что данное место работы все равно имеет временный характер, я уже не беспокоился за результат, и приступил к атаке учебных заведений. По мнению руководства, именно учебные заведения являются «рыбными» в плане доноров местами, так как голодные студенты вряд ли станут протестовать против возможности бесплатно перекусить и получить выходной. В принципе, мысль была правильная, благодаря  ВУЗам и колледжам количество доноров крови «скакнуло» на 2000 человек; осечка вышла лишь с КазГЮУ, где слова «голодный» и «студент» были несовместимым словосочетанием. Опыт работы, полученный в печатных изданиях, помогал писать слезливые письма руководителям организаций и душещипательные статьи о нехватке доноров. Причем руководство ставило весьма интересную задачу – писать так, чтобы донести до общественности проблему нехватки доноров, в то же время, утверждая, что с донорством крови у нас все в порядке, и доноров вполне хватает. Несмотря на интересную постановку некоторых вопросов, руководство мне попалось хорошее, мои средние и мелкие заслуги всегда поощрялись небольшим, зато регулярным повышением заработной платы и премиями. Так продолжалось до того момента, когда рост оплаты моего труда дошел до определенного уровня и неожиданно остановился. Психологически я оказался не готов к подобному повороту событий, и глубоко задумался по поводу своего дальнейшего пребывания в НПЦТ. Глубокие раздумья были навеяны не только финансовой составляющей, но и отсутствием перспектив дальнейшего роста, поскольку немедицинское образование в медицинском учреждении вряд ли располагает к карьерному росту.
6. Казахстанская правда. Случилось так, что передо мной замаячила призрачная перспектива попасть в одну из самых престижных газет республиканского масштаба – в Казахстанскую Правду. Правда, для этого, мне предстоит написать не один литературный шедевр, и доказать свою необходимость в редакции. Однако, разве могут подобные мелочи смутить настоящего обозревателя серьезного издания? Конечно, нет!   Я всегда считал, что каждый из нас пишет свою историю сам. Поэтому, спешу заполнить чистые листы своей жизни новым этапом в своей карьере. Продолжение следует…


Рецензии