Часть 1. Перо в серебряных ножнах

Глава первая.

Этот трактир был явно приличнее прежних – настолько, что Мур решился положить локти на чисто выскобленный стол. Стекла в маленьких окошках были почти прозрачными (правда, смотреть через них было не на что), а земляной пол посыпан чистым песком. Зато пришлось довольно долго ждать, пока хозяин, наконец, доберется до стола, стоящего в самом дальнем углу помещения.
- Вечер добрый, господа путешественники, - он говорил, а глаза его то и дело перепрыгивали с гостей на дверь, ведущую в комнаты, да так нервно, что дергалась голова. – Чего изволите? Ужин, ночлег?
Фрея посмотрела на Мура.
- Ужин. Большая кружка молока… две кружки. И пара лепешек.
Хозяин слушал заказ вполуха. Фрея нахмурилась.
- И побыстрее, пожалуйста.
Трактирщик рассеянно кивнул. Мур понял, что толку от него сейчас не добьешься, и вздохнул. Он не любил демонстрировать свои способности без особой надобности.
- Что случилось с этой женщиной? Ей нужна помощь?
Фрея выпрямилась. Глаза хозяина испуганно метнулись к сидящей за столом маленькой, будто детской, фигурке.
- Но как… - он сглотнул. – Это моя жена. Она…
- Рожает, - кивнул Мур. – Да, теперь я слышу. И схватки уже очень часты.
- Она мучается с утра, - сказал трактирщик, с надеждой глядя на странных гостей. – Ее силы на исходе, а продвижения нет.
Фрея поднялась, захватив свой мешок.
- Это первый ребенок?
- Второй. Но старшему уже десять.
- Ведите, - приказала девушка, и хозяин послушно побежал впереди, прокладывая ей путь между столов.
Мур невозмутимо остался на месте, приготовившись ждать, сколько придется. Но хозяин скоро вернулся в зал, прошел в угол и понуро присел за стол напротив Мура. Тот усмехнулся. Фрея не терпит бестолковых помощников. Каждый должен делать свое дело.
- Ваш ужин сейчас принесут, господин, - сказал трактирщик. – Я передал заказ сыну. Не могу сейчас думать о работе.
- Все будет хорошо, - мягко сказал Мур. – Ей уже лучше. Скоро все закончится.
Трактирщик поднял глаза.
- Я наслышан о вашем племени, господин кот, но все равно это удивительно.
- У меня просто чуткий слух, - отозвался Мур, облизывая лапу. Все-таки, похвала приятна любому, что ни говори.
На стол грохнулись две большие кружки с пенящимся по краям молоком. Шустрый рыжеволосый мальчуган добавил к ним два больших хлеба и ломоть сыра и умчался к другим клиентам. Мур кивнул и подвинул свой ужин ближе.
- А ваша спутница… поначалу я принял ее за мальчика, - продолжал допытываться хозяин. – Девушке опасно путешествовать одной.
Мур весомо посмотрел на него.
- Она не одна.
Трактирщик кивнул и скосил взгляд на лежащие на скамье рядом с Муром ножны.
- Простите, мне следовало подумать об этом.
Они помолчали. Мура молчание не тяготило, он с наслаждением лакал молоко, жмурясь и прислушиваясь к звукам большого дома. Хозяин трактира ерзал и вздыхал, томясь от неизвестности. Наконец, он поднялся.
- Пойду, может, что нужно… - пробормотал он смущенно.
 Мур не ответил. Помощь уже не требовалась, утомленная женщина в глубине дома спала, а рядом с ней тихонько кряхтел здоровый ребенок. Но пусть прогуляется. Добрые вести приятно узнавать.
Фрея подошла и устало опустилась на скамью, залпом выпила полкружки молока и откинулась головой к стене. Мур тихонько заурчал.
- Все в порядке? – спросил он на всякий случай.
- Да. Девочка, - отозвалась девушка и улыбнулась. – Никак не желала покидать уютное гнездышко.
- Ее можно понять, - заметил Мур и указал на стол. – Хозяин расщедрился на кусок сыра.
Фрея подвинула сыр к себе.
- Он предложил нам ночлег. И за ужин платить не надо.
- Ты выгодная спутница, - ухмыльнулся кот.
- Особенно не надейся, - парировала девушка, разламывая лепешку. – Так нечасто бывает.
Мур потянулся.
- Ладно, ешь и иди. А я посижу у огня.
Она кивнула и потрепала его по голове.
- Спокойной ночи, Мур.
Он вывернулся из-под руки и ничего не ответил. Спрыгнул со скамьи, захватив свое оружие, и пошел к камину. Никому и ни за что он не признался бы, что больше всего на свете ему хотелось сейчас свернуться клубком, и чтобы легкая рука гладила его по голове, а он басовито урчал от счастья. Никому – а особенно Фрее.
Когда хозяин трактира снова вернулся в зал, никого из посетителей уже не было. Лишь у камина в кресле, по-человечески опустив ноги, сидел камышовой окраски кот и щурился на огонь. Сложно было понять, дремлет он или просто задумался. Трактирщик осторожно опустился в стоящее рядом кресло.
- Как ваша жена и малышка? – чуткие уши вздрогнули, хотя Мур не шелохнулся.
- Спасибо вашей спутнице, - ответил толстяк. – У нее золотые руки.
Мур утвердительно кивнул.
- Она спасла мне жизнь, - просто сказал он, будто это все объясняло.
- Это удивительно, - трактирщик встал и принес с барной стойки большой графин с вином, кувшин молока и две кружки и поставил все это на столик между креслами. – Может, расскажете мне?
Мур приоткрыл один глаз.
- Если вы умеете слушать…

***
…Тот, кто придумал, что у кошки девять жизней, никогда в одиночку не попадал под арбалетный обстрел. По крайней мере, Мур не заметил, как лишился восьми из них, да и последняя держалась некрепко за израненное тело. Он повалился ничком в щетинистую траву, надеясь, что в суматохе его не найдут и добивать не станут. То ли его спасла плебейская окраска, то ли темнота – но он остался жив. Видимо, ненадолго, но хотя бы умереть свободным – уже хорошо. Невдалеке по камням звонко перекатывался неширокий ручей, но Мур понимал, что доползти до него не сможет, хотя пить хотелось ужасно. Он попытался сдвинуть себя с места, цепляясь обломанными когтями за каменистую почву, но усилие приблизило его к воде всего на пару футов. При этом боль снова взорвалась внутри, будто кровавый пузырь, и сознание покинуло невезучего наемника.
Мур пришел в себя от того, что почуял запах дыма. Медленно выплывая из спасительной темноты беспамятства, он постепенно стал ощущать и другие запахи и звуки. Вода журчала совсем рядом. Потрескивали сучья, и булькала кипящая вода, значит, дым шел от костра. Остро пахло дегтем и травами, а еще лавандовым мылом… Женщина?
Он приоткрыл глаза.
Худенькая фигурка склонилась над костром, помешивая варево. Огненные отблески ложились на лицо, на стянутые ремешком волосы, покрывали бледные щеки жарким румянцем, заставляли глаза сиять желтым, как у кошек. «Хозяйка», - лениво подумал Мур. Он всегда был одиночкой и не привык никому подчиняться, тем более - человеку. Люди и кошки уже очень долго жили бок о бок и достаточно изучили друг друга, чтобы убедиться, что настоящего понимания между народами не достигнуть. Слишком уж они разные. Редко кто из людей стал бы связываться с полумертвым котом-наемником, истыканным стрелами, как еж - иглами, тратить на него свое время и силы. Но, если так случалось, и человек спасал коту жизнь – он становился другом и хозяином, которому надлежало преданно служить до самой смерти.
Женщина повернулась и посмотрела на Мура.
- Я рада, что ты пришел в себя, - улыбнулась она.
Мур попытался приподняться. Она быстро оказалась рядом с ним, придерживая за плечо.
- Тебе лучше лежать, а то раны вновь откроются.
- Кто ты? – прохрипел Мур.
- Я Фрея, - ответила она, вновь отходя к костру. – Травница.
- Целительница? – хмыкнул Мур. – У тебя есть дом?
Она негромко рассмеялась.
- У меня есть дом, кот. Далеко отсюда.
- Почему ты ушла?
Она подошла к нему с отваром и поддержала голову, пока он пил. Потом ответила:
- У меня есть дело. Я должна вернуть одну вещь.
Мур почувствовал, что его клонит в сон. Ноги сгибать было больно, внутри все ныло, но он перекатился на бок и нашел удобное положение.
- Кому? – и тут же сам себя одернул. – Ты не обязана отвечать! Просто я хочу знать, далеко ли нам еще идти.
Фрея отметила это «нам», но ничего не сказала. Она вылила в костер остатки питья, разостлала на земле одеяло и легла, завернувшись в него. Мур не настаивал на ответе – узнается позже. Но она вдруг сказала:
- Я иду в королевство Орлов, - после чего замолчала уже до утра.

Утром Мур почувствовал, что проголодался. Фрея предложила ему размоченное в кипятке вяленое мясо и новую порцию целебного отвара. Мур принимал заботу спокойно, зная, что сумеет отплатить за нее. Дорога впереди лежала неблизкая.
- Мне вчера послышалось, будто ты идешь в горное королевство Орлов.
Фрея с улыбкой склонила голову.
- Тебе не послышалось.
- Но ведь никто не знает, где это. Ты собираешься обшаривать все Снежные горы?
- Если придется, - спокойно сказала она.
Только тут Мур заметил обетную косичку в ее прическе. Недлинные волосы были туго связаны в хвост кожаным ремешком, а косичка, украшенная красной деревянной бусиной, просто заправлена за ухо. Одна бусина означала обет, данный самой себе, а значит, девушка и вправду готова лазать по горам хоть до самой смерти. А еще это означало, что Муру придется сопровождать ее в поисках, сколько бы они не длились. Он вздохнул.
- Интересно будет посмотреть на горы. Я никогда еще не ходил так далеко.
- Ты не должен идти со мной, - мягко заметила Фрея.
- Мне просто не из чего сплести обетную косу, - ответил Мур. – Но мне понадобится оружие. Хотя бы пара кинжалов.
Она отошла к своим вещам и принесла длинный сверток.
- Я нашла в траве твой меч.
Мур сел так резко, что закружилась голова. Развернув тряпицу, он долго смотрел на отсветы на клинке, гладил мягкой лапой рукоять… Потом сказал:
- Боюсь, у меня осталась только одна жизнь для благодарности, но и она уже принадлежит тебе.
- Не будь мелочным, - улыбнулась Фрея.
- И правда, - глухо хохотнул Мур, снова укладываясь на траву и подтягивая меч поближе к боку. – Его зовут Коготь.
- Я до сих пор не знаю, как зовут тебя, - отозвалась девушка.
- Я не был уверен, что выживу, - объяснил кот. – Зови меня Муром. Мур из Врешты, наемник. Вот мое имя.
- Ты выживешь, Мур из Врешты. Обещаю, - сказала она, легонько потрепав его по макушке. Кто другой и моргнуть бы не успел, как лишился бы руки за дерзость, но Фрея спокойно пошла к расстеленному в тени покрывалу, где были разложены собранные ею травы, и стала ворошить их, чтоб лучше сохли. Мур задумчиво следил за ней, полуприкрыв желтые глаза. Он чувствовал, что его жизнь совершила очередной крутой вираж, чуть не оборвавшись на повороте, и теперь все будет иначе. «Привыкай», - сказал он себе, пытаясь свернуться в клубок. У него почти получилось.
Как только Мур смог ходить, тронулись в путь. Фрея не торопила, но он видел, что задержка тяготит ее, и не жаловался. Она была хорошей целительницей, и кот чувствовал себя почти здоровым, вот только левая задняя лапа пока не гнулась. Мур тренировал ее каждый день с упорством, достойным уважения. Ему хотелось поскорее стать полезным, а какая польза от кота, чей меч несет в мешке за плечами женщина? Он потребовал Коготь  назад, когда смог пройти, выпрямившись, дневной путь. Фрея молча повиновалась, но в глазах ее он увидел жалость, и упрямо продолжил тренировки. К тому моменту, когда на лесной дороге перед путниками вырос заслон из сучьев, Мур был уже прежним боевым котом, одним из лучших наемников на всем среднем западе.
У разбойников, больше похожих на оборванцев, не было шансов. Трое из них, держась за располосованные рожи, повалились на обочину, один неподвижно лежал в пыли, напоровшись на Коготь, а последний упал на колени, прося пощады. Фрея не позволила убить его и перевязала раненых, несмотря не молчаливое неодобрение Мура. Потом она опустилась в пыль рядом с мертвецом и сказала положенные по обычаю людей слова.
- Похороните его сами, - крикнула она несчастным, жавшимся друг к другу, не решаясь сбежать. – Мне некогда.
Она закинула на плечо свой мешок и пошла прочь, будто и не было этой стычки. Мур поспевал следом, пыхтя от негодования. Наконец он не выдержал:
- Нельзя так мягко обходиться с преступниками, Фрея. Они ничему не учатся.
Она усмехнулась.
- Желаешь вернуться и проводить их к судье?
- Еще чего! – презрительно фыркнул кот. – Но оказывать им помощь…
- Я целитель, - ответила Фрея. – Я должна сохранять жизнь, а не отнимать ее. А твои когти смертоносны.
Мур повел головой от удовольствия, но не сдался.
- Они заслужили.
- А ты? Ты заслужил смерть, Мур, наемник из Врешты?
Он помолчал, раздумывая.
- Пожалуй, заслужил.
- А я спасла тебя. Или ты против?
Сказать было нечего.

***
…Огонь в камине давно прогорел, когда толстяк шевельнулся в кресле.
- Благодарю за рассказ, господин. Ты достойный кот, а твоя хозяйка – удивительная женщина. Я никогда не забуду, что она сделала для нас. А теперь спи. Да и мне пора. Уж скоро утро.
- Ты хорошо слушаешь, - отозвался Мур.
- Я трактирщик, - усмехнулся тот в ответ. – Мне положено.

Когда он ушел, Мур посидел еще немного, глядя на переливы алого и розового на поленьях, потом потянулся и уютно свернулся в кресле, укрывшись пушистым хвостом.

Глава вторая.

Поутру случилась оказия: хозяин трактира собрался в город за припасами и предложил подвезти путников до Перекрестка, сократив их путь на один дневной переход. Отказываться было неразумно и Фрея, закинув мешок в повозку, забралась следом. Мур занял место с краю. Бледная женщина вышла на порог проводить их, и махала вслед, пока повозку не скрыл поворот дороги. Трактирщик не торопил лошадку, солнце ласково делилось с миром последним летним теплом, и потяжелевшие от семян травы клонились вдоль обочин. Фрея закрыла глаза, откинувшись на сено. Мур удобно устроился и дремал, одной лапой накрыв ножны, а другой - мешок своей хозяйки…

***
…Неверный камень повернулся под ногой и выскочил, застучав по крутому склону, Фрея вскрикнула, взмахнув руками, как невиданная птица, и качнулась в сторону. Если бы она была одна – не миновать беды. Но Мур вцепился в ее плащ мертвой хваткой, изо всех сил потянул обратно – и этого хватило, чтобы девушка восстановила равновесие. Лишь дорожный мешок, соскочив с плеча, кувырком покатился вниз по осыпи. Фрея, не думая ни секунды, шагнула следом.
- С ума сошла! Куда! Разобьешься!
Мур дернул ее и усадил на гребне осыпи.
- Подумаешь – мешок!
Девушка смазала кулаком набежавшие слезы досады.
- Ты не понимаешь! Там же… Его нельзя потерять. Там та вещь, которую я должна… вернуть.
Мур смотрел на нее круглыми желтыми глазами.
- Ты таскаешь такую ценность просто так, в дорожном мешке?
Она всхлипнула. Кот вздохнул.
- Сиди здесь. Я принесу.
Он полез с кручи, по колотому щебню, так, как могут это делать только кошки, цепляясь за малейший выступ или корень, скользя по склону каплей ртути. Девушка на гребне осыпи провожала его испуганными глазами, тихонько вскрикивая от страха, когда он оступался. Но, даже оступившись, Мур выворачивался винтом, чтобы приземлиться на лапы – инстинкт вел его надежнее выучки. Наконец, он достиг дна оврага и, примотав мешок за спину, начал подъем. Из последних сил выбросив гибкое тело на гребень, он некоторое время не шевелился, давая отдых перенапряженным мышцам. Узкая рука легла на голову между ушей и пальцы зарылись в шерсть.
- Спасибо тебе, Мур. Что бы я без тебя делала?
«Лежала бы внизу, рядом со своим мешком», - про себя ответил Мур, не торопясь вставать, и блаженно жмурясь. Почувствовав, что в груди зарождается дрожь, он устыдился своей слабости и вскочил, стряхнув ее руку.
- Привяжи мешок покрепче, и вперед. Скоро стемнеет, а ночью мы здесь точно не пройдем.
Фрея послушно обмотала талию концами ремня и пошла следом за ним, легко и осторожно ступая по камням. Мур выбирал дорогу каким-то кошачьим десятым чувством, и вскоре они миновали опасный участок, спустившись по травянистому склону в пологий овражек, заросший шиповником и дикой вишней. У края зарослей остановились на ночлег.
- Мур, иди сюда. Я что-то покажу тебе.
Он неохотно встал с нагретого уже места, подошел и плюхнулся на землю около хозяйки. Ласково потрескивал костерок. Небо укрывало путников черным бархатным покрывалом в крупных блестках звезд. Было свежо – на исходе лета ночи холоднее. Рядом с девушкой лежал раскрытый мешок, а на коленях – какая-то небольшая вещь, завернутая в кусок чистой ткани с вышивкой по краям. Фрея подняла мерцающие глаза и ласково улыбнулась коту.
- Вот из-за чего я покинула дом. Эта вещь не имеет цены.
Она откинула край ткани и Мур, приготовившийся увидеть что угодно - любую драгоценность королевской казны – долго и неподвижно смотрел на таинственную вещь. Потом он перевел взгляд на девушку.
- Фрея… это перо птицы.
Она кивнула.
- Да, Мур. Но ты невнимательно смотришь. Посмотри еще раз.
Он вгляделся внимательнее. Ну да. Перо крупного хищника, орла или грифа. Одно из маховых с правого крыла. Шелковое, отливающее тусклой бронзой, и золотом – по краям, с кончиком, будто обмакнутым в тушь. Это перышко будет подлиннее моего меча, подумалось Муру. Что же это за птица? Такие, говорят, жили когда-то в Снежных горах, но сейчас… Он снова посмотрел на хозяйку. Она ласково гладила перо кончиками пальцев и улыбка не сходила с ее лица.
- Ты направляешься в Снежные горы… Фрея, чье это перо?
Она кивнула задумчиво и ответила невпопад.
- Он потерял его. Случайно. Они просто играли, дурачились, и он слишком сильно махнул крылом…

***
…Фрея пробиралась знакомой тропкой от родника к дому. Надо придти сюда с топориком, чтобы вырубить нахальную поросль, так и норовящую выбраться на дорожку. Отводя в сторону очередную ветку, она вдруг услышала голоса и остановилась. Не то, чтобы она кого-то боялась – здесь, в этом лесу, у нее врагов не было. Но голоса говорили странные вещи.
- Я настаиваю, ваше высочество, чтобы вы немедленно отправлялись обратно. Было очень неразумно залетать так далеко от дома. Здесь не горы, никто не знает вас, и вы подвергаете свою жизнь опасности. Уверен, что король будет не особенно доволен вами, но позвольте заметить, что я вас предупреждал, - нудно скрипел один из голосов, становясь все противнее и противнее.
Фрея сделала несколько шагов по тропинке, решив, что слушать в любом случае некрасиво, но тут вступил второй, и девушка застыла на месте, как изваяние.
- Тебе только на ярмарках выступать, Дуигир, - насмешливо и лениво протянул он. – Точь-в-точь первый советник! Я даже испугался – неужели он нас нашел! Но ты зря волнуешься. Если понадобится, я назову себя и предъявлю знак наследника…
- Взятый без разрешения, заметь.
- Ой, ну не будь таким нудным, Дуигир!
Голос разливался в воздухе, густой и теплый, будто мед, смех весенним громом ворочался в нем, и даже птицы примолкли, когда он, наконец, рассмеялся. Фрея вздрогнула. Будто на осколки разлетелось небо и осыпало ее звенящим дождем. Захрустели ветки, но девушка не могла сдвинуться с места.
- Нудным? А ну – кто быстрее добежит до опушки? Там сразимся!
На тропинку перед ней вывалился, будто лось, огромного роста человек, и едва зацепив Фрею взглядом, скрылся в зарослях с противоположной стороны тропы. Следом выскочил второй, помоложе, такой же высокий, но не такой грузный, и закричал, смеясь:
- Мошенник! Так нечестно! Ну, я тебе покажу!
Он на ходу натягивал сапог, прыгая на одной ноге, и тут заметил зрительницу. Брови взметнулись вверх и улыбка слегка приугасла.
- Кто это тут у нас? – спросил он, разглядывая ее, будто диковинного зверя.
Из зарослей раздался торжествующий крик:
- Я уже здесь! И я - первый!
Его королевское высочество встрепенулся, сразу забыв про свою находку.
- Ах, так! Ну, смотри у меня!
Он сильно оттолкнулся обеими ногами от земли и подпрыгнул вверх. Фрея не успела даже заметить, как изменилось вдруг его тело, но в следующую секунду огромный горный орел, раскинув крылья, спланировал к опушке леса. Не помня себя, девушка кинулась напрямик, не замечая, как хлещут по лицу ветки, и выскочила из-под деревьев как раз в тот момент, когда два орла начали воздушный бой в небе над лесом. Более крупный орел, с белыми отметинами на крыльях, теснил молодого, но тот не сдавался. С резким клекотом снова и снова наскакивал он на противника, бросаясь грудью прямо под когти. Они кружили в небе, а Фрея смотрела из-под руки, и сердце замирало от страха и какого-то щемящего счастья. Вдруг молодой орел резко спикировал на спину товарища и, махнув крылом, выбил его из восходящего потока, заставив потерять высоту. Тот стал падать, но выровнялся, медленно набрал высоту, плавно развернулся и полетел на восток. Молодой принц вскоре нагнал его и, блеснув напоследок бронзой, вскоре растворился в мареве летнего полдня. Только Фрея стояла и смотрела им вслед, не в силах отвести взгляд от неба. Вот такими глазами он глянул на нее там, на тропинке - радостным синим взглядом из-под темно-каштановой челки. Ах, ваше высочество, что же вы наделали…
Кружась в воздухе, как семечко клена, к ногам девушки опустилось огромное перо. Не веря глазам, она подняла его и согрела в ладонях, любуясь муаровыми разводами цвета яшмы, переливами бронзы и золота по краям, раз уж нельзя было любоваться его хозяином. Постепенно стемнело. Фрея вернулась домой, нашла для трофея приличное место, и жизнь потекла своим чередом. Но лето кончалось, и чем ближе становилась осень, тем чаще ее взгляд устремлялся на восток.
Когда по утрам стала выпадать студеная жемчужная роса, а в воздухе поплыли нежные паутинки; когда листья на старой груше покрылись бронзовым загаром и зашелестели, как перья, тревожа воспоминания, Фрея решительно закрыла дверь в дом и положила ключ под коврик. Закинув на плечо мешок, она спустилась с крыльца и зашагала по тропинке, ведущей к тракту. На ней было самое простое и удобное платье и старый плащ с капюшоном, а в мешке среди всякого дорожного барахла лежало завернутое в полотенце орлиное перо.

***
Мур широко раскрыл удивленные глаза.
- И ты путешествуешь уже целый год? Серьезно?
- Ну, я же не умею летать, - улыбнулась Фрея. – И мне приходилось делать остановки. Всю зиму я провела в Скедаре – служила в аптеке, заработала целых двадцать пять монет!
- Негусто, - прищурился Мур.
- Зато у меня были кров и еда.
Мур потянулся, делая вид, что ему наскучил разговор.
- Держи свое сокровище поближе, Фрея. Так будет надежнее. Больше я не стану рисковать шкурой из-за старого мешка.
Она послушно кивнула.
- Спасибо тебе, Мур. Я сошью ножны для пера и повешу его на пояс.
- Как угодно, - проворчал кот, вальяжно развалившись у костра. Теперь уже это место согрелось, и он не собирался его покидать.
Фрея достала из мешка иголку с ниткой и принялась за дело. Сквозь дрему Мур видел ее сосредоточенное лицо, склоненное над шитьем, освещенное отблесками костра. Он не знал, когда она легла, но наутро на ее поясе висели матерчатые ножны, сшитые из плотного полотенца, и рука то и дело касалась их, будто проверяя – на месте ли самое дорогое, что у нее есть.

***
- Ну, вот и приехали, - раздался довольный голос, и под полог повозки заглянуло румяное лицо доброго трактирщика. – Дальше нам с вами, видать, не по пути, если вы точно идете к Снежным горам. Мне налево, а вам – прямо.
- Спасибо вам, - сказала Фрея, спрыгивая с подножки. – Вы очень помогли нам.
- Ну, значит, мы помогли друг другу, - улыбнулся тот. – Мои двери всегда открыты для вас. Добро. Удачи в пути!
Он вскарабкался на козлы и, громко чмокнув воздух, повернул повозку на городской тракт. Мур и Фрея остались стоять на перепутье.
- Нам туда, Мур, - указала девушка. – Пойдем?
- А куда ж мы денемся? – пробормотал кот себе под нос, но так, чтобы хозяйка не слышала. – Гор этих не видать даже на горизонте.
- Нам нужно дойти до большого торгового города Берат, - обернулась к нему Фрея. - От Перекрестка до него полтора дня пути. Там мы узнаем новости и расспросим про дорогу к горам. Да и прикупить кое-что не мешает. У меня кончается воск и смола для пластыря.
- Хорошо бы свежего мяса и сыра… - размечтался Мур. – Только мы же опять без гроша.
- Ничего, - солнечно улыбнулась Фрея. – Найдем, где заработать.
Она посмотрела вперед. Дорога разматывалась ровной лентой, скрываясь в необозримой дали. По сторонам поднимались невысокие холмы, пока еще мягкие и зеленые, но кое-где из-под травяного плюша уже показывались твердые гранитные ребра этого щедрого края, сверкая всеми оттенками осени – рыжим, красным, каштановым, серым, черным… Среди холмов вились пастушьи тропки, переплетаясь в сложный узор, будто кот-великан запутал клубок хозяйской пряжи. Дышалось легко, шагалось весело. Мур тоже повеселел. В конце концов, что еще нужно путнику? Ровная дорога, хорошая погода да верный попутчик. Он догнал Фрею и пошел с ней рядом.

Глава третья.

Берат был уже настоящим южным городом – ярким, шумным, изменчивым. Узкие улочки были заставлены лотками со всевозможными товарами так, что приходилось лавировать между ними с немалым искусством. Заливались бубенцы и колокольчики, кричали зазывалы, размахивая связками бус и платками безумных расцветок, синий дым стлался в воздухе, и пахло горелым жиром. Фрея пробиралась между башен из душистых лепешек и пирамид благоухающих персиков, не удостаивая их даже взглядом. Мур мрачно плелся следом. Персики и ему были глубоко безразличны, но от свежего хлеба он не отказался бы, а между тем его хозяйка собиралась потратить последние деньги на какие-то травы и коренья.
Фрея, наконец, остановилась у лотка со множеством цветных кульков и заговорила с продавцом на незнакомом языке. Тот приоткрыл сонные глаза и неохотно ответил девушке. Она что-то спросила. Торговец удивленно приподнял брови и указал на один из мешочков. Фрея развязала тесемки и наклонилась над содержимым. Сморщившись, она отрицательно покачала головой и сказала что-то резкое. Продавец всплеснул руками, отобрал у нее мешок и стал встряхивать его, доказывая доброкачественность товара. Девушка была непреклонна. Мур подошел ближе, с интересом вытянув шею. В носу засвербило от смеси запахов, и кот неожиданно громко чихнул, покачнувшись и неосторожно зацепив лоток ножнами. Продавец поднял голову, оглядел фигурку Мура с головы до лап, слегка задержав взгляд на его оружии, вздохнул и полез под прилавок. Повозившись там, он молча протянул упрямой покупательнице небольшой кисет. Фрея мельком заглянула в него и улыбнулась. Продавец показал растопыренную пятерню. Мур вздохнул. Теперь еще торговаться будут два часа…
На последние деньги они купили пышную пшеничную лепешку и теперь сидели на берегу ручья, запивая свой обед простой, не особенно вкусной, но чистой водой. Вдалеке белели восточные ворота Берата.
- И что же мы имеем? – протянул Мур, откидываясь на траву. – Мы ничего не заработали, ничего не узнали, но потратили все деньги на какой-то серый порошок и ломоть хлеба.
- Благодаря твоему внушительному виду, Мур, - серьезно сказала Фрея, но в глазах ее плясали веселые искры. – Мы смогли договориться с этим мошенником. Так что хлеб – твоя заслуга.
- Как ни крути – мы на мели, - вздохнул кот.
Девушка накрыла ладошкой висящий на шее мешочек с порошком.
- Зато у нас теперь есть асафетида. Это большая редкость, Мур, и она отменного качества.
- Этот пройдоха пытался надуть тебя?
Фрея рассмеялась.
- Поначалу. Но я поговорила с ним на родном языке, а ты очень кстати пригрозил  мечом, так что, в конце концов, он смирился. Меня ему не обмануть – я с детства разбираю травы. А до этого тем же занимались мои мать и бабка.
Мур махнул лапой.
- Это все чудесно, но мы так и не знаем, куда идти.
- Ошибаешься, - возразила его хозяйка. – Мы идем в холмы, в имение господина Фатмира. Ему нужен лекарь.
Кот весь подобрался.
- В славном городе Берате нет лекарей?
- Есть, и немало, - Фрея усмехнулась. - Но Фатмир серьезно болен, и они оказались бессильны ему помочь. Попробуем и мы – вдруг да получится? Вознаграждение хорошее.
- А если не получится?
Фрея пожала плечами и стряхнула крошки с колен.
- Ну, не убьет же он нас?
Мур поднялся и поправил меч.
- Гм, ладно. Ты знаешь, куда идти?
Фрея из-под ладони глянула в сторону городских ворот.
- Он знает, - указала она на человеческую фигуру, бредущую по дороге с ослом в поводу. – Наш проводник.

Проводник оказался молчаливым пастухом диковатого вида, он поклонился путешественникам, махнул рукой, предлагая следовать за ним, и размашисто зашагал по тропке, уводящей направо, в холмы, в обход города. Мур некоторое время шел молча, приглядываясь и прислушиваясь. Внутри тоненько зудело чуть заметное тревожное чувство, но оно, видимо, было связано не с пастухом, и кот немного расслабился. Кто его знает, может, впереди их ждет неудача… но не сейчас.
Мур догнал девушку и шагал с ней рядом. Проводник ушел немного вперед – разведать дорогу. Среди переплетения тропок можно было легко заплутать, холмы были похожи друг на друга, как братья, и пастух ориентировался по одному ему заметным знакам и отметинам. Кот размышлял о ближайшем будущем, и оно его беспокоило.
- Расскажи мне, что ты знаешь про этого Фатмира?
Фрея задумалась.
- Ну…он почтенный человек и пользуется уважением в городе.
- Он богат?
- Говорят, очень.
- Он живет один? – спросил Мур, пытаясь определить, что же здесь не так.
- Он живет с сыном, которого очень любит.
- Гм… любит ли его сын, вот в чем вопрос.
Фрея пожала плечами.
- Наверное, любит, раз платит по двадцать монет за каждый визит лекаря к отцу.
- Не за исцеление? Всего лишь за попытку?
Девушка кивнула.
- Так сказал мой знакомый продавец трав.
Мур тихонько зашипел в усы. Чувство тревоги не отпускало. В этот момент проводник окликнул их и помахал рукой, подзывая к себе.
Он указал на зеленый остров, лежавший среди холмов, как брошенная наземь пастушья шапка из каракуля. Среди плотной курчавой зелени сквозили острые крыши большого дома, и солнце вспыхивало на стеклах, а может, это блестела вода. Окружавшие оазис холмы ограждали его от северных и западных ветров и надежно укрывали от посторонних глаз – это было уединенное жилище, хотя и весьма роскошное. Попрощавшись с проводником, который повернул своего осла обратно в сторону города, путешественники стали спускаться в зеленую долину.
- Стой, а как же ты расплатилась с пастухом? – вдруг остановился Мур, подозрительно прищурившись. – Денег же у нас не было. Или были?
Фрея беззаботно махнула рукой.
- Не было. Но я помогла ему, а он в ответ проводил нас сюда.
- Когда же это? – все еще сомневался Мур.
- Когда ты сцепился с шашлычником, - ответила девушка. – Чей-то осел взбесился от шума и сильно толкнул сынишку пастуха. Мальчик неудачно упал и вывихнул ногу. Хорошо, что я оказалась рядом – здесь они лечат вывихи примочками, пока не потеряют надежду. Мальчик мог остаться хромым.
- Если ты намекаешь, что в этом есть и моя вина – то так и скажи, - проворчал Мур. Внутреннее чувство тревоги вдруг резко обострилось, но его источник, похоже, таился впереди – где-то среди зелени поместья.
Фрея внимательно посмотрела на него.
- Мур, я не приучена лгать, как ты не приучен отступать перед опасностью. Если у тебя есть сомнения – скажи мне о них.
Кот вздохнул. Ну, вот что с ней поделаешь?
- В доме нас ждет опасность. Я это чувствую, но не знаю, какая именно.
Девушка посмотрела вперед.
- Это беспокоит тебя? Ты не хочешь туда идти?
- Я не приучен отступать перед опасностью, - мрачно ответил Мур. – Лучше смотри под ноги, тут могут быть змеи.

В дом их провели сразу, как только они объявили о цели своего визита. Вышколенный слуга распахнул двери прохладного холла и проводил робеющих гостей к креслам. На низком столике перед ними стояла ваза с фруктами и большое блюдо со сладостями. В пузатом кувшине розовело разбавленное водой вино.
- Ни крошки для голодающего кота, - тихонько прошептал Мур и Фрея фыркнула. В эту самую секунду другой слуга бесшумно поставил перед котом широкую миску с холодным молоком и так же бесшумно исчез. Мур одобрительно хмыкнул.
- Добро пожаловать, дорогие гости, - из внутренних покоев к ним шел, широко раскинув руки и улыбаясь, высокий человек в белоснежной рубашке и мягких замшевых штанах, заправленных в сапоги. Длинные темные волосы кольцами ложились на его плечи, а на смуглом лице неожиданно ярко сияли светлые глаза. Он галантно поклонился девушке, отчего ее щеки покрылись легким румянцем, и уважительно – Муру, на что тот слегка прикрыл глаза и кивнул.
- Я уже почти отчаялся, - горестно покачал головой мужчина. – Никто из лекарей не смог помочь моему отцу, а сколько их было! Поэтому я кинулся сюда, как только мне доложили, что вы готовы попытаться. Вы принесли с собой надежду.
- Позвольте нам осмотреть больного, господин, - сказала Фрея, поднимая свой мешок, но ее руку остановили, а мешок подхватил и унес один из бесшумных слуг.
Сын господина Фатмира всплеснул руками.
- Нет мне прощения! Я совсем обезумел от переживаний за отца – даже не представился гостям, - он снова склонил голову. – Меня зовут Эрмир.
Фрея и Мур представились в ответ, и Эрмир повел их в дом, по пути объясняя:
- Отец сейчас спит, ему редко удается нормально выспаться, поэтому я предлагаю вам тоже немного отдохнуть. А потом я провожу вас к нему.
- Конечно, - кивнула Фрея. Внимательные голубые глаза Эрмира смущали ее, заставляя робеть.
Проводив гостей к двум смежным комнатам на втором этаже, Эрмир оставил их одних, напоследок окинув Фрею восхищенным взглядом. Мур смотрел ему вслед и молчал. Фрея приложила ладонь к горячей щеке.
- Он довольно приятный человек, правда?
Кот не ответил. Фрея заторопилась.
- Я хочу сказать – видишь, все здесь вполне прилично, и обращение уважительное.  Пойдем, отдохнем, пока наш больной спит.
Она повернулась и взялась за ручку двери.
- В этом доме не спит ни одна душа, - негромко сказал кот вслед своей хозяйке.
Она замерла.
- Ты хочешь сказать…
- А от этого Эрмира у меня на загривке шерсть дыбом. Будь осторожной, Фрея.

Фрее все-таки удалось немного поспать. Ей снились голубые глаза, и во сне она не была уверена, чьи они. Сон растревожил душу сильнее, чем Мур своими предостережениями, но девушка постаралась взять себя в руки и, когда сын хозяина дома пришел за ней, храбро улыбнулась. Он повел гостей по длинному коридору, рассказывая об отце, и незаметно взял Фрею под локоть.
- Как могло получиться, что такая красивая девушка – лекарь? Согласись, это совсем неромантично, - мягко улыбнулся Эрмир. – Все эти болячки, раны, язвы… Трудно представить тебя вправляющей вывихи вот этими хрупкими руками…
Он поднес ее руку к губам. Фрея мягко высвободилась.
- И, тем не менее, как раз сегодня я этим занималась. Расскажите лучше, как давно болен ваш отец.
Разговор пошел о медицине, и Мур перевел все внимание на окружающие его звуки и ощущения, продолжая вполуха следить за беседой. Наконец, они подошли к высоким двойным дверям, и Эрмир остановился.
- Если позволите, я войду с вами. Я тревожусь за отца.
- Конечно, - кивнула Фрея. – Но, если вы будете мешать, я попрошу вас выйти.
Они вошли в полутемную комнату, посреди которой стояла огромная кровать. Среди подушек и перин, будто забытая игрушка, лежал маленький сморщенный старичок. Казалось, он уже умер или умирает. Глаза были закрыты полупрозрачными веками, кожа пожелтела, как пергамент, а тонкие пальцы вцепились в покрывало, будто старик терпел постоянную мучительную боль. Фрея подошла к страдальцу. Мур расположился на полу неподалеку от нее, прикрыв глаза. Эрмир застыл у двери изваянием, скорбно сведя брови.
Девушка наклонилась и коснулась холодной руки господина Фатмира.
- Вы меня слышите?
Он чуть заметно вздрогнул. Потом разжал губы и прошелестел:
- Кто вы?
Эрмир кинулся вперед.
- Отец, это Фрея, целительница, она обещала помочь тебе…
Фрея нахмурилась и удержала его.
- Вы не должны мне мешать, помните?
- Да, конечно…
Он понуро вернулся на свое место у двери.
Произведя быстрый поверхностный осмотр, Фрея сжала губы, но ничего не сказала. Кивком показав, что закончила, она вышла из комнаты вслед за Эрмиром. Мур неслышно шел следом. Целительница молчала, задумавшись, довольно долго, а потом спросила:
- Что ваш отец ест и пьет последние две недели?
Эрмир пожал плечами.
- То же, что и все в доме. Правда, его тарелка все чаще остается нетронутой. У него нет аппетита.
Фрея кивнула.
- Мне нужно поговорить с поваром.
Эрмир удивлено поднял брови.
- Зачем? Он служит у нас лет тридцать, и никогда…
Девушка улыбнулась.
- Нет-нет, я ни в чем его не подозреваю, что вы. Я хотела бы обсудить с ним диету для вашего отца.
- О, - Эрмир рассмеялся. – Как я не подумал. Конечно, я проведу вас к нему.
Мур фыркнул.
- Не много ли чести простому повару, господин? Прикажите ему подойти к моей хозяйке – и все.
Мужчина испытующе перевел взгляд на кота и обратно – на Фрею. Мур был абсолютно непроницаем, да люди никогда и не умели разбираться в кошачьих чувствах. А Фрея покраснела и опустила ресницы, чуть дрожа от такого близкого сияния этих аквамариновых глаз и от вида темных прядей, небрежно падающих на шею. Эрмир медленно и глубоко вдохнул, наслаждаясь своим влиянием на робкую девушку, и легко коснулся пальцами ее щеки.
- Твой кот прав. Я прикажу повару придти попозже. А сейчас – не прогуляться ли нам по саду?
Фрея  робко улыбнулась.
- Я не смею, господин, отнимать ваше время, когда ваш отец так тяжело болен. И мне нужно сходить в город, чтобы купить кое-какие травы для лекарства.
Эрмир живо возразил:
- Составь мне список, я сам куплю все, что нужно. Мне так хочется, чтобы отец поскорее поправился!
- Да, господин, - слегка поклонилась Фрея. – Нам нужно спешить, болезнь непростая, как бы не стало хуже.
- Я отправлюсь немедленно, - заверил ее Эрмир.
Составив длинный список нужных ингредиентов, девушка передала пергамент мужчине. Он слегка сжал ее руку.
-  Но вечером я настаиваю на прогулке.
- С удовольствием, - прошептала Фрея, вновь опуская глаза.
Мужчина ослепительно улыбнулся и быстро сбежал вниз по лестнице, на ходу приказывая седлать коня.
Девушка поглядела на кота.
- Ты подумал то же, что и я?
Мур фыркнул.
- Я предупреждал тебя, что он опасен. Но ты была на высоте – все эти вздохи, охи, хлопанье ресниц, румянец… Если бы я хуже знал тебя – я поверил бы, что ты совсем потеряла голову.
- Нет, Мур, не совсем, - улыбнулась Фрея, ее щеки все еще пылали. – И спасибо тебе.
Кот только отмахнулся.
- Ну что, пойдем, навестим повара?

Глава четвертая.

Нужно было действовать быстро. Фрея решительно потребовала ближайшего из слуг, чтобы тот провел ее на кухню. Ей не посмели отказать, и вскоре они стояли в большом полутемном помещении, наполненном клубами ароматного пара и звоном медных кастрюль. Толстый повар с блестящей лысиной охотно показал требовательным гостям и кладовую, где в искусственной прохладе хранились продукты, и большую емкость с питьевой водой, надежно укрытую от непогоды и мусора. Он объяснил, что воды расходуется много, поэтому ее меняют ежедневно. Фрея проверила – действительно, хорошая свежая вода. Мур сунул нос в кастрюли, одобрительно кивнул, а после этого сел у огня и замер, прикрыв глаза. Фрея подробно расспросила старика-повара о том, что подается на стол господам, и тот с удовольствием стал перечислять блюда – видно, это был его конек. Девушка вежливо поблагодарила его и пошла к выходу. Мур очнулся и выскользнул следом.
- Ну что?
- Мне кажется, повар тут ни при чем, - покачала головой Фрея. – Милый старичок, преданный своему хозяину.
- Он хорошо готовит, - заметил Мур, облизываясь. – И в кухне я не услышал ничего тревожного.
Девушка вздохнула.
- Значит, все-таки это Эрмир.
Кот пожал плечами.
- Обычное дело. Сынку надоело ждать, когда папаша помрет, и он решил приблизить этот сладкий миг.
- Мы должны помешать ему, - Фрея была настроена решительно.
- Так-то оно так… - задумался Мур. – Только в этом доме у нас нет ни одного друга.
- Думаю, нам поможет сам больной.
Фрея остановилась у высоких двойных дверей и посмотрела на кота.
- Ты уверена? – спросил тот, заранее зная ответ.
Девушка улыбнулась, приоткрыла дверь и скользнула в комнату больного. Мур остался караулить снаружи, навострив чуткие уши.
Ее не было всего с четверть часа, но это время показалось Муру вечностью. Наконец тихонько стукнула дверь, и девушка вышла в коридор. Она кивнула товарищу, и они быстро пошли к своим комнатам.
- Не молчи, - попросил Мур.
- Я поговорила с ним, – отозвалась Фрея. – Сначала он не хотел верить, но я была убедительна. Он согласен.
- Хм… - скептически прокомментировал кот.
Фрея приложила руку к груди.
- Асафетида, - шепотом сказала она. – Она обнаруживает скрытые яды.
- Я думал, это делает какой-то камень? Из желудка козы или  жабы…не помню.
- Безоар, - с печальной улыбкой кивнула девушка. – Это сказка, Мур.
- Да? – Мур понимал, что, собственно, это было не главное. – Ну ладно, и что теперь?
Они подошли к галерее, с которой в холл спускалась двумя широкими пролетами лестница. Фрея посмотрела вниз и вздрогнула. В раскрытых входных дверях мелькнул широкоплечий силуэт. Эрмир вернулся.
- Будем ждать и тянуть время, - она быстро повернулась и ушла в комнату.
Мур медленно кивнул. Делать, действительно, было нечего. Старика не бросишь, а то ведь помрет от такой горячей сыновней любви… Кроме того, кот совершенно не был уверен, что они смогут уйти, даже если захотят.

Спустя три дня Фрея прогуливалась после обеда в оранжерее с Эрмиром, делая вид, что ей интересны его рассказы. Мур сидел в кресле и дремал, навострив уши. Ему здесь не нравилось: слишком душно и влажно, пахнет сырой землей и водой – не подходящее для кота место. Но Эрмир настаивал, Фрея не могла больше придумывать отговорки, и верному телохранителю пришлось идти следом.
- Я чувствую, что моему отцу стало лучше, - негромко говорил Эрмир, склонив голову к девушке. – Твое искусство спасло его, Фрея.
Она покачала головой.
- Не хвалите меня, господин. Ваш отец – сильный человек. Легкая еда и укрепляющие травы – вот все, что ему нужно.
- Почему тогда другие лекари не смогли помочь ему? – вкрадчиво спросил мужчина, наклоняясь еще ближе, так, что прядь его волос коснулась щеки девушки.
У Мура нервно дернулось ухо. Он чувствовал опасность, разлитую в воздухе. Опасность исходила от Эрмира, волнами распространяясь вокруг. Фрея тоже тревожила кота: она колебалась. Как только Эрмир оказывался рядом, она слабела и становилась покорной… не только для виду, как пыталась убедить своего товарища.
- Я… я не знаю, - прошептала девушка. – Возможно, они ошибались в причине болезни.
- А какова причина? – Эрмир положил руку ей на плечо.
Мур напрягся, готовый в секунду сорваться с места.
- Думаю… это желудочное расстройство…особого рода.
- Всего лишь? – бровь Эрмира иронически приподнялась.
- Это бывает очень редко… - выдохнула Фрея. – Я встречалась всего с двумя случаями.
- В чем же его особенность?
Лазоревые глаза Эрмира гипнотизировали. Его дыхание ощущалось кожей, длинные пальцы легко поглаживали плечо девушки. Фрея на миг прикрыла глаза, и ее рука коснулась полотняных ножен, висящих на поясе. Пальцы пробежались по строчкам вышивки, вспоминая цель пути. Девушка сказала тихо и спокойно:
- Эта болезнь может передаваться по наследству.
Эрмир слегка растерялся – не такого ответа он ждал.
- Как так? Что это значит?
- Это значит, что вы должны быть осторожны, - ответила Фрея, глядя прямо в глаза цвета неба. – Этот недуг может коснуться и вас.
Он первым отвел глаза. Смутился. Шагнул в сторону, задумчиво глядя в окно, но быстро взял себя в руки, и знакомая ироническая усмешка скользнула по его губам.
- Но ведь у меня есть лучший лекарь в мире!
- Я не всесильна, - улыбнулась девушка. – Так что – берегите себя.
Эрмир послушно склонил голову.
- Я сделаю все, что ты мне скажешь. Я могу даже перестать пить вино.
Фрея кивнула.
- Мы поговорим об этом позже.
Эрмир испытующе посмотрел на нее.
- Да…позже. Скажем, вечером?
- Да. Или завтра, - ответила девушка.
Они снова неторопливо шли среди цветущих деревьев, будто не было недавней размолвки. Эрмир сложил руки за спиной и старался не смотреть Фрее в глаза.
- У тебя, наверное, много работы? Больные, ждущие помощи? Ты и так потратила на нас с отцом уйму времени.
- Вы гоните меня, господин? – подняла брови Фрея.
- Нет! – притворно ужаснулся мужчина. – Что ты! Я… волнуюсь. Если тебе нужно торопиться, ты могла бы оставить мне все указания и…
- Ваш отец еще слишком слаб, - покачала Фрея головой. – Он нуждается в моей помощи.
Мур приоткрыл глаза и посмотрел на беседующих. Предложение забрать деньги и уйти было очень заманчиво… Но что станется со стариком? Не примется ли Эрмир за старое и не угробит ли отца окончательно?
Эрмир криво улыбнулся.
- Сегодня не мой день. Я ни в одном вопросе не могу добиться твоего согласия.
Девушка скромно опустила глаза.
- Но я вынужден настаивать, чтобы ты взяла приличное вознаграждение за труды.
- Непременно, господин. Как только ваш отец поправится.
- Будто ты не доверяешь мне его здоровье, - с досадой ответил Эрмир и его глаза блеснули.
- Вы слишком мнительны.
Они стояли под высоким стеклянным куполом, стены которого полностью скрывали широкие листья растений. Казалось, будто они в лесу – и совершенно одни. Было тихо и душно, лишь где-то тихонько капала вода. Эрмир смотрел на Фрею уже безо всякого расположения.
- Так почему же, черт побери, я не могу сам ухаживать за ним? Ты же сами сказала, что он пошел на поправку?
Девушка сделала два шага назад и уперлась спиной в одну из колонн, поддерживающих свод.
- Это так, но…
Эрмир шагнул к ней, поднимая руку, будто для удара, но мимо метнулась темная тень, и Мур стал на его пути. Глаза кота полыхали зеленым огнем, лапа сжималась на рукояти Когтя, который он еще не вынул из ножен.
- Каким ветром вас принесло сюда! – крикнул Эрмир. – Забирайте деньги и уходите, пока я не передумал!
 Мур вытянул Коготь из ножен, Фрея зажмурилась. По оранжерее прокатился топот множества ног и слабый, но властный голос приказал:
- Эрмир! Остановись.
В дверях стоял сам господин Фатмир в окружении преданной стражи. Он был слаб и бледен, но вполне бодр духом: получая пищу, не сдобренную ядом, и целебные отвары Фреи, он быстро восстанавливал здоровье. В его глазах появился блеск, и сила – в голосе.
Эрмир пару мгновений с ужасом смотрел на отца, а потом его лицо озарилось радостью.
- Отец! Как я рад, что ты выздоравливаешь! – он бросился к отцу и поцеловал его руку. – Но тебе, наверное, еще рано вставать… Пойдем, я провожу тебя в спальню.
- Нет, - нахмурился Фатмир, с гневом и болью глядя на сына. – Я вполне способен дойти сам. А вот тебя сейчас проводят – и не смей сопротивляться.
- Отец! – воскликнул Эрмир, широко раскрыв глаза.
- Я тебе больше не отец, - жестко ответил старик и махнул страже. – Отведите его в темницу. Я созову совет города, и мы будем судить его по закону.
- За что? – закричал голубоглазый красавец, пытаясь вырваться из рук охраны. – За что, отец?!
- За покушение на убийство, - веско сказал Фатмир и отвернулся.
Эрмира увели, и наступила тишина. Мур помог дрожащей Фрее дойти до сиденья, и сам примостился с краю. Господин Фатмир подошел и низко поклонился девушке.
- Тебе я обязан жизнью, госпожа. Никакая плата не будет достаточной – я твой вечный должник.
Девушка посмотрела на него с грустью.
- Не нужно, господин. Я возьму обычную плату за лечение.
Фатмир горько улыбнулся.
- На что мне богатства! Никакие сокровища не вернут мне сына.
Фрея промолчала, а Мур нахмурился. Ну вот, теперь она отказывается от денег… Господин Фатмир остро глянул на кота.
- И все же я настаиваю,  - сказал он упрямо, и стало заметно, как похожи отец и сын. – Раз я все равно встал с постели, пойдемте в мою сокровищницу. Заодно проверим, как распоряжался средствами мой сын – быть может, я остался нищим. Уважаемый кот, ты не поможешь мне идти?
Мур подставил плечо, невысокий Фатмир тяжело оперся на него, и они двинулись прочь из оранжереи, на первый этаж и ниже, по узкой, крутой лестнице. Фрея молча шла следом. Фатмир часто останавливался, чтобы отдохнуть. Перед спуском он приказал одному из слуг зажечь факел и нести его впереди, так что по стенам метались тени, а шаги гулко отдавались в тишине.
Фатмир остановился перед тяжелой дверью, окованной железом, и махнул слуге. Тот укрепил факел в гнезде и бросился открывать дверь ключами, что дал ему хозяин. Поднатужившись, он толкнул дверь и почтительно замер снаружи.
- Захвати факел, Фрея, будь добра, - попросил господин Фатмир.
Сокровищница оказалась большой комнатой, заставленной сундуками и шкатулками. На вбитых в стены крюках висело различное оружие и драгоценные доспехи. Фатмир окинул взглядом свои богатства, с помощью Мура приоткрыл пару сундуков и удовлетворенно кивнул.
- Что ж, он потратил не слишком много. Я быстро восстановлю потерянное. А теперь выбирайте, что вам угодно. Я не привык бросать слова на ветер – любое сокровище ваше.
- Я тоже привыкла отвечать за свои слова, господин, - отозвалась Фрея. – Я возьму лишь обычную плату.
- Но почему? – нахмурился хозяин дома. – Вы не особенно богаты.
Девушка мимолетно улыбнулась.
- У нас с Муром нет ни гроша. Заработанных денег нам хватит надолго, а лишнего мне не надо. Мы принесли вам много горя.
- Лучше горе, чем смерть. Я понимаю это, потому что стар, - возразил Фатмир с улыбкой. – Хорошо. Будь по-твоему. Надеюсь, вы не откажетесь от подарков?
Он шагнул к стене и снял с нее небольшой кожаный доспех.
- Позволь подарить тебе это, мой друг, - сказал Фатмир коту. – Ты воин, а воину нужны доспехи, чтобы лучше охранять свою госпожу. Эти я выиграл у старого товарища, а тот привез из далекой страны, как сувенир. Тебе знакомы они?
Мур кивнул и хриплым взволнованным голосом ответил:
- Этот доспех был сделан для боевого кота. Раньше так одевались воины, охраняющие границы нашей страны. Сейчас осталось мало таких…
- Бери, - протянул Фатмир доспех. – Если он тебе подойдет – он твой.
- Благодарю, господин.
Мур приладил наплечники с вытесненным на них узором,  надел круглый кожаный шлем, накинул темно-серый плащ. Фрея улыбнулась.
- Ты такой красивый, Мур.
Господин Фатмир добавил к доспехам небольшой легкий лук и колчан со стрелами и хлопнул кота по плечу.
- Надеюсь, они окажутся тебе полезными, хотя – лучше бы не пригодились.
Мур поклонился еще раз. Фатмир пошел вдоль сундуков, выискивая подарок для Фреи, но девушка сама окликнула его.
- Господин, если можно, я возьму вот это.
Она держала в руках широкий кинжал в серебряных ножнах, украшенных искусным черненым узором и голубыми камнями. Фатмир всплеснул руками.
- Я и забыл про него! Конечно, Фрея, он твой. Это доброе оружие, если ты умеешь с ним обращаться – лезвие немного широковато, нужно крепкое запястье, чтобы управляться с этим кинжалом.
Девушка вытянула сверкающее лезвие из ножен.
- Я совсем не умею с ним управляться, - улыбнулась она. – И оружие мне не нужно: я исцеляю, а не отнимаю жизнь. Я возьму лишь ножны.
- Для чего они тебе? – удивился Фатмир.
Фрея сняла с пояса свое полотенце и вынула оттуда орлиное перо.
- Для этого. Ножны будут в самый раз.
Фатмир протянул было руку, но не посмел тронуть сокровище. Внимательно осмотрев его, старик покивал головой.
- Перо одного из людей-орлов… Маховое с правого крыла. Королевского рода – видите золотой обрез и черный ствол пера? Откуда оно у тебя?
- Его потерял один из них, когда пролетал над моим домом, - сказала девушка. – И товарищ обращался к нему, как к принцу.
- Они летели? Ты видела, как орел потерял перо и улетел?
Фрея смутилась.
- Ну, сначала они шли по лесу… а потом поднялись в воздух… стали бороться – в шутку, и принц потерял перо. Но он не заметил этого и улетел… А я решила вернуть ему пропажу – я слышала, люди-орлы очень дорожат своими оперением.
- Ты права, - кивнул Фатмир, но на лице его застыло недоумение. – Только…
- Что?
Фатмир покачал головой.
- Пока рано судить – может быть, я ошибаюсь. Мне нужно справиться по книгам. Что ж, если вы довольны, пойдемте наверх. Что-то я подустал.
Они поднялись и проводили господина Фатмира в его комнаты, а сами отправились собирать вещи, потому что Фрея теперь не желала задерживаться ни на минуту. Ее подопечный вполне оправился от болезни, смерть ему больше не угрожала – а с остальным он справится и сам. Тяжелый кошель с золотом внушал уверенность в завтрашнем дне, а щедрые подарки радовали глаз. Фрея решила уходить наутро.

В зябком утреннем полусвете путешественники вышли из дверей гостеприимного дома, который чуть не стал для них темницей. Господин Фатмир сам вышел проводить дорогих гостей. Еще вчера вечером он нарисовал им подробную карту, объяснив, как нужно идти, чтобы достичь Снежных гор. Карта вместе с деньгами и припасами была упрятана в мешок за плечами Фреи, на ее поясе тускло серебрились черненые ножны. Мур в плаще и доспехах, с колчаном и луком за плечами и Когтем на поясе выглядел сурово и внушительно.
- Ну что ж, мои дорогие! – сказал Фатмир на прощанье. – Я благодарен судьбе, что привела вас ко мне в дом. Возвращайтесь в любое время – двери всегда открыты для вас.
- Благодарим и мы вас, господин, за щедрые подарки и доброе отношение, - вежливо отозвалась Фрея, как того требовал этикет.
- Пусть дорога ваша будет прямой, а цель – достижимой, - продолжал Фатмир. – Надеюсь, вы выполните то, ради чего пустились в путь.
- И я надеюсь, - кивнула Фрея. – Но вы обещали посмотреть по книгам, что еще известно про орлов. Мне сейчас любые знания в помощь.
Господин Фатмир прищурился и посмотрел вдаль.
- Не думаю, что любые, Фрея… Но все же, вспомни получше: два орла бились в небе, один из них потерял перо и они улетели? Ты уверена?
- Уверена, я сама видела это. Они поднялись высоко-высоко и скрылись из глаз… Но что вас смущает?
Господин Фатмир вздохнул.
- Я не знаю, что вам придется увидеть, когда вы доберетесь до горного королевства. Но может статься, все не так, как тебе представляется, Фрея. Старые книги не лгут, а по ним выходит, что человек-орел, потеряв маховое перо, не может больше летать, пока не отрастет новое. А на это нужно немалое время.
Фрея нахмурилась.
- Я не понимаю…
- Я тоже не понимаю, девочка моя… - развел руками старик. – Тебе придется самой решать эту загадку.
Девушка вскинула голову.
- Хорошо. Я доберусь туда и все узнаю. Спасибо вам, господин.
Она развернулась и пошла прочь, а Мур поспевал следом, радуясь, что они снова вдвоем, снова в пути и дорога их ясна и пряма. Старик на пороге большого дома долго смотрел им вслед, думая о чем-то и хмуря седые брови.

Глава пятая.

- Смотри, Мур, какие петли выделывает наша дорога! – Фрея указала вперед, где тонкая серая лента вилась между холмов, взбираясь на кручи и обрываясь вниз с невысоких уступов. – Скоро горы…
- Я уже давно это заметил, - проворчал кот, вытягивая утомленные лапы к огню и шевеля пальцами. – Ноги гудят.
Девушка смотрела вдаль, чувствуя, как под ее пристальным взглядом выступают на горизонте чуть заметные акварельные силуэты далеких вершин, голубые, как…
- Еще далеко, - тихо сказала она. – И я не знаю, что ждет меня там…
- Боишься? – отозвался Мур, глянув на нее со странным выражением.
- Нет, - покачала головой Фрея. Налетел пронзительный порыв ветра, и она поежилась, обхватив себя за плечи. – Просто не уверена.
- Ну, мы еще можем вернуться в Берат, - рассудительно заметил кот. – Голубоглазый красавец Эрмир ждет тебя – слыхала, он убедил городской совет, что действовал по неведению?
Фрея фыркнула.
- Вот еще. Ты же знаешь, он совсем мне не нравился.
- Каааак же, - протянул Мур.
- Просто он показался мне похожим… - она не договорила. – Теперь я вижу, что ошибалась.
Мур промолчал. Девушка развернула одеяло и стала устраиваться на ночлег. Кот завернулся в плащ по другую сторону костра. В тишине только негромко потрескивали поленья, да тоненько звенела в кустах какая-то ночная птичка. Фрея укуталась потеплее и, пригревшись у костра, погрузилась в свои мысли. Чем ближе они с Муром подходили к горам, тем чаще тонким холодком по коже пробегало слово «потом». Что будет после того, как она вернет перо? И чего она ожидает? Девушка тихонько вздохнула.
- Спи, - отозвался кот. – Что гадать заранее? Может, вернешься домой. Только я не очень представляю себя домашним. Лежать целый день у камина, слоняться по комнатам…
- У меня всего одна комната, - невольно улыбнулась Фрея. – Но ты свободен, Мур, я уже говорила тебе.
- И я говорил тебе – и повторять не буду. Ты – хозяйка. Спи, кому сказал.
- И кто тут командует? – девушка притворно поворчала, но тревога за будущее немного отпустила. Светлые сны посетили ее этой ночью. Ей снился широкий небесный простор, голубой-голубой, как цветок незабудки, и широкий взмах крыла – золотого и бронзового, и глаза в цвет неба… И голос. Голос, который, раз услышав, невозможно забыть, и тоска по нему навечно поселяется в сердце…

Наутро они двинулись дальше, привычно отмеряя лиги. Шагали бодро, потому что Фрея решила следующую ночь провести под крышей: осень уже на пороге, ночи становились холодными, особенно горные ночи – путешественники поднялись уже довольно высоко. Исчезли зеленые холмы по сторонам дороги, и обнажились скалы – обветренные, покрытые лишайником. Между скал непрестанно свистел ветер. Низкие кусты можжевельника со скрученными, как помело ведьмы, стволами росли между камней и мелкие птички гнездились в их ветвях. Фрея часто сходила с дороги, чтобы разглядеть очередное незнакомое растение, а Мур терпеливо ждал ее, развлекаясь наведением лоска на свой доспех.
Трактир отыскался уже в темноте – он манил к себе яркими желтыми квадратами окон, обещая тепло и кров, а так же ужин. Фрея быстро договорилась с трактирщиком о ночлеге, и теперь они с Муром сидели в уголке, стараясь не привлекать к себе лишнего внимания. Несколько пастухов за общим столом шумно обсуждали последние новости.
- Давненько тебя не видно, Арбен! Где ходил? Как там твои бараны?
- Бараны целы, один только плох. Слыхали, Далмат заболел?
Пастухи рассмеялись.
- А, этот Далмат – самый глупый баран, - сказал один, такой лохматый, что казалось, будто он забыл снять шапку. – Прошлой осенью он полез в колодец спасать утенка и чуть не утонул. Что с ним случилось теперь?
- Ох, вы не поверите. Он решил помыть своих овец – у него их семь штук, да поленился сделать купальню, загнал их в озеро, а они все увязли в иле. Пришлось ему лезть в воду – а вода сейчас уже ледяная – и вызволять их одну за другой.
Пастухи примолкли. Потом один из них недоверчиво спросил:
- Семь раз залезал в воду?
- Восемь раз, - важно кивнул рассказчик. – Он так измазался в черном иле, что  пришлось ему отмываться – а то жена на порог не пустит.
Пастухи снова рассмеялись.
- Жену Далмата вся деревня боится, - сказал лохматый. – Суровая женщина.
- А ты где пропадал, Буджар? Говорят, ты нанялся к богатому господину стеречь его стада и теперь у тебя даже золотишко водится?
Молчаливый верзила с длинными седыми усами мрачно поднял взгляд от кружки с пивом.
- Ты слыхал больше, чем говорили. Меня нанял господин Энвер из Дирраха, чтобы я подготовил его овец к продаже. Он торгует с Королевством горных орлов, а там народ суровый – не чета Далматовой жене.
Пастухи покивали, соглашаясь.
- Ты сам гонял туда овец? – спросил лохматый. - Видал дворец горного короля? Говорят, он сияет, как драгоценный камень в гранитной оправе…
Фрея в своем уголке резко выпрямилась и почти перестала дышать, взволнованно прислушиваясь к разговору. Мур навострил уши.
Буджар солидно покачал головой, отпил из своей кружки, аккуратно стер с усов пену и только тогда ответил:
- Может, кто и брешет, а я врать не буду. Люди из горного королевства никого не пускают в свои владения. Есть особое место в горах – укромная долина, там целый день шумит большой базар, продают, покупают. Туда я и отогнал господских овец. Человек уже ждал меня, мы с ним сторговались и я пошел обратно. Заработал тридцать монет. Серебряных, - с намеком добавил он.
Арбен поцокал языком.
- Больно строг горный король. Зачем прятаться? Почему не позволить людям свободно ходить туда-сюда? Больше товаров – больше серебра и золота.
- Не скажи, - возразил Буджар. – Они свой край берегут. Да и богатств у них без того хватает. Но старый король, говорят, помер, наследник молодой, может, что изменится.
- Да, я тоже слышал, - кивнул лохматый пастух. - Ну, нам до них дела особого нет, а пора и на боковую.
Пастухи зашумели, поднимаясь, двигая стулья, окликая друг друга, и дружной толпой двинулись на сеновал. Когда затих шум, Мур поглядел на Фрею и негромко сказал:
- Ну вот, твой принц и стал королем.
- Вот теперь я и вправду боюсь, Мур, - прошептала девушка.

Выяснив наутро у трактирщика, как дойти до Дирраха, путники снова двинулись в путь. На горизонте угрожающе клубились тучи, а идти было не меньше пятнадцати лиг, и Фрея торопливо шагала, почти не разговаривая со своим товарищем. Мур тоже молчал, только поглядывал на нее искоса, беспокойно поводя хвостом. Ночью девушка плакала, Мур из соседней комнаты все прекрасно слышал, но вмешиваться не стал. Он понимал, что если отыскать горное королевство им и удастся, то добраться до короля Людей-орлов – задача почти невыполнимая. Кот вздохнул.
- Фрея, не беги так, до дождя мы все равно в город не успеем.
Она будто не слышала его.
- У меня нога болит, - применил тактическое оружие Мур.
Девушка будто очнулась и замедлила шаг. Участливо склонившись к коту, она сказала:
- Прости! Я совсем разума лишилась. Конечно, пойдем медленнее. Давно болит? Сильно?
- Нет, - отвел глаза хитрец. – Если не бежать, то почти не больно.
Фрея посмотрела на горные пики, четко видневшиеся на фоне темно-фиолетового неба, и глаза ее наполнились слезами. Где-то там - ее судьба. Только добраться до нее ох, как непросто…
- Я не решусь, Мур, - задумчиво сказала она. – Он теперь король…
- По мне – что принц, что король – не велика разница.
- А много ты видел королей?
- Ни одного, - легко ответил Мур. – Как-то мне не везло с этим…
Фрея улыбнулась.
- Что бы я без тебя делала, верный мой друг? – она решительно смахнула слезы. – Пойдем потихоньку. Я доберусь до горного королевства и отдам ему перо, а дальше – будь, что будет.
- И это правильно, - заметил кот. Он шел, слегка прихрамывая: хотя ему и было  неловко за свой обман, но ничего не поделаешь – придется доигрывать спектакль до конца.

***
…Серые тени мелькали среди деревьев, стелились по земле бесшумно, как хлопья пепла, догоняя беглянку, окружая, направляя ее безумный бег в нужную им сторону. Вот уже впереди высится большая скала, а за ней – только темное небо и редкие звезды. Девушка бежит изо всех сил, слыша лишь свое сбившееся дыхание, да хруст мелких веток под ногами. Она успеет, она добежит до скалы! Вот ее вытянутые руки коснулись шершавого камня, нога нащупала выступ. Серые тени широким полукругом окружили камень, зная, что теперь жертва в их власти: за скалой открывалась пропасть. Девушка с храбростью отчаянья взбиралась все выше, не думая о том, что будет дальше – лишь бы вперед, лишь бы подальше от них. Но вот подъем закончился, маленькая площадка на вершине скалы давала возможность перевести дух. Девушка села и со страхом поглядела вниз. Частая цепочка парных желтых огней окружила ее убежище. Но сюда им не добраться. Она не знала, что скала эта была известна серым теням. Старший из горных волков бесшумно обошел камень справа и поднял голову. С этой стороны на скалу можно было забраться легко, как по ступеням. Вожак поставил лапы на первую из них.
Волки терпеливо ждали. Вот один из них поднял к небу узкую морду и начал свою тоскливую песню, за ним – второй, третий. Многоголосый хор пел гимн лунному свету, а из глаз девушки на скале тихо лились слезы: она смотрела в горящие глаза вожака волков, поднявшегося к ней, и понимала, что ее жизнь окончена. Волк оскалил зубы. Девушка закрыла глаза.
В этот момент заунывная волчья песня оборвалась. Резкий шум донесся с небес, клекот огромной птицы, когти впились в спину вожака и легко сбросили его со скалы прямо в пропасть. Захлопали крылья, ветром разметало волосы по плечам беглянки и смелО голодную стаю прочь, будто ворох сухих листьев. Подхватив полуживую от страха девушку, орел поднялся в воздух и полетел вдаль, а лунный свет серебрил его широкие темные крылья…
Фрея вздрогнула и проснулась. Все лицо было мокро от слез. Она не сразу вспомнила, что находится в трактире, и Мур спит в соседней комнате, и никаких волков вокруг нет. Девушка снова положила голову на подушку. Какой странный сон – и страшный, и прекрасный одновременно. Ее спаситель смотрел на нее ласково и говорил что-то, но она не запомнила, потому что просто слушала голос… Он погладил ее по щеке прежде, чем улететь, и в его почти черных глазах отразились звезды.

***
- Странный сон мне сегодня приснился.
В сумерках они шли по улице, разыскивая указанный трактирщиком дом. Начинал накрапывать дождь, и путники набросили на головы капюшоны.
- Мрр? – отозвался Мур. – Странный или страшный?
Фрея задумалась.
- Сначала было страшно, но он спас меня.
Кот не стал уточнять, кто, только возвел глаза к небу и вздохнул.
- И у него были те же глаза, и голос, только мне почему-то казалось, что это не он.
- Как это – не он?
Девушка покачала головой.
- Я не знаю. Это странно, правда?
Мур пожал плечами.
- Ну, может, он стал серьезнее. Ведь он теперь король.
- Думаешь? – с сомнением спросила Фрея.
- Или же это был красавчик Эрмир.
Хозяйка толкнула кота в бок.
- Долго ты будешь мне его припоминать?
- Всю жизнь, - пообещал Мур и шагнул в сторону. – Мы пришли. Вот он.
Он толкнул дверь гостиницы, и путники вошли, стряхивая с плащей дождевые капли. Усадив Фрею на лавку, Мур пошел разыскивать хозяина. Очень скоро он вернулся в сопровождении пожилого человека в холщовом фартуке и с очень кислым выражением на лице.
- Добрый вечер, уважаемая, - приветствовал девушку тот, едва разжимая зубы. – Надеюсь, вы не слишком вымокли?
- Надеюсь, у вас найдется, где обсохнуть, - ответила Фрея. – Нам нужны комнаты и ужин.
- С комнатами плохо, - покачал головой хозяин, и в его глазах появилась печаль. – Есть одна свободная, но она неудобная и в ней нет очага.
- Что так? – спросил Мур. – Какой-то праздник?
- Ежегодная ярмарка, - пробормотал хозяин гостиницы неохотно. – Со всех деревень собирается народ. Так что, простите меня, но мест нет.
Фрея внимательно посмотрела на него.
- А если я исцелю ваш зуб?
Хозяин вытаращился на нее, будто на какое-то диво. А девушка тем временем полезла в свой мешок и достала оттуда маленький флакончик с темной жидкостью.
- Откройте рот, - скомандовала она, а когда страдалец повиновался, уронила на больное место несколько капель. По комнате поплыл резкий, но приятный запах. – Я дам вам траву, ее нужно заваривать и полоскать рот дважды в день – это снимет боль. Но потом зуб все равно придется удалить.
Хозяин захлопнул рот, прислушиваясь к ощущениям. Боль утихла.
- Зачем же рвать зуб, если он не болит? – засомневался он.
- Если не рвать, то потом заболит снова, а меня рядом не окажется, - сурово ответила Фрея.
Мужчина задумался на пару мгновений, а потом осторожно сказал:
- Я вспомнил, что у меня есть хорошая комната на втором этаже и с очагом. Не хотите ли пока занять ее, а завтра я освобожу соседнюю?
- Это было бы чудесно, - улыбнулась Фрея.
- И ужин, - напомнил Мур.
- Сию минуту, - снова поклонился хозяин и скрылся за внутренней дверью.

Наутро путешественники решили пойти в город, посмотреть ярмарку и поискать проводника для похода в горы. На главной площади было шумно и многолюдно, рядами стояли повозки и телеги с товаром, в отгороженных загонах блеяли понурые овцы, торговцы сладостями бродили в толпе, зазывая покупателей. На расчищенной площадке в центре площади акробат ходил по веревке над головами замерших от страха зрителей. Рядом с ним, пытаясь перетянуть на себя внимание, пыхал огнем полуголый дикарь, а фокусник доставал из воздуха живых голубей. Бродячие музыканты орали свои песни, но среди шума толпы их сложно было расслышать. От шума и ярких красок у Фреи разболелась голова, и они свернули на одну из боковых улочек. Здесь народу было поменьше, а торговцы предлагали товар прямо из домов, выставив лотки в дверях. Мур повертел головой.
- Где-то поют. Пойдем, послушаем?
- Я ничего не слышу, - сказала Фрея. – Это далеко?
- Вон, на порожке, - указал вперед кот.
На порожке одного из домов, окруженная небольшой толпой зевак, сидела старуха с маленькой лютней в руках. У ее ног лежала шляпа с широкими полями, в которой блестело несколько монет. Старуха, не глядя, перебирала пальцами струны, и приятным низким голосом пела длинную балладу. Народ вежливо слушал. Вот закончилась песня, отзвучали последние аккорды, и старуха склонила голову.
- Кто еще желает послушать о подвигах славных воинов и чудесных приключениях в дальних странах?
Народ стал потихоньку расходиться: то ли денег больше ни у кого не было, то ли желания.
- Никто? – спросила старуха. – Что ж, спасибо, что слушали.
- Ну вот, мы опоздали, - пожала плечами Фрея. – Пойдем отсюда.
На улице никого, кроме них с Муром, уже не было. Старуха подняла голову, вслушиваясь, и Фрея неожиданно поняла, что она слепа. Девушка наклонилась, бросила в шляпу мелкую монетку и повернулась, чтобы уйти, но старуха окликнула ее:
- Я не беру денег даром, милая. Что ты хочешь, чтобы я спела для тебя?
- Я не знаю песен, бабушка. Мне все равно.
- Тогда я спою тебе по своему выбору, - решила старуха, помолчала и тронула струны пальцами.

Я засеяла делянку
Семенами слов,
Поливала их слезами -
Думала, взойдут.

Увидала в поднебесье
Гордого орла,
Любовалась, позабыла
Про свою беду.

Из крыла чудесной птицы
Выпало перо,
Закружилось и упало
На мою ладонь.

Я перо несла у сердца –
Думала вернуть.
Где я только не искала
Своего орла.

Между гор и водопадов
Отыскался он.
Я перо к груди прижала –
Жалко отдавать.

Он слетел ко мне навстречу,
Заслоняя свет,
И пера назад не принял,
Разрешил забрать.

Я вернулась, на делянке –
Сорняки стеной.
Эх, без слез моих горючих
Не растут слова.

Я чернильницу наполню,
Очиню перо,
Буду плакать на бумаге
О моем орле…

При первых звуках ее голоса Фрея вздрогнула и застыла посреди улицы с прижатой к груди рукой. Мур видел, как из глаз хозяйки закапали и потекли по щекам слезы, но не смел прервать пение, и лишь беспомощно смотрел на нее. Да и чем тут поможешь…


Глава шестая.

Затихла маленькая лютня, замолчала старуха, но отзвуки песни все еще витали в воздухе, и никому не хотелось нарушать молчание. Наконец, Фрея обернулась и беспомощно глянула на Мура. Тот шагнул вперед и присел рядом со слепой старухой.
- Благодарим тебя за пение. Скажи, ты пела о том, что было – или что будет?
Старуха не ответила ему, а подняла лицо и, казалось, поглядела прямо на девушку.
- Ты тоже хочешь это знать?
Фрея стерла со щек слезы и упрямо подняла подбородок.
- Нет. Не хочу. Но скажи – ты была там?
Старуха склонила голову.
- Я была там. Давно, когда была молодой и сильной – такой, как ты.
- Ты проведешь нас в горное королевство?
Старуха рассмеялась.
- Мое время уже вышло. А твое, мне кажется, еще не настало.
Мур положил мягкую лапу на ее костлявое колено.
- Помоги нам. Заплатить мы тебе, правда, не можем…пока…
- Не за что мне платить, господин кот, - покачала головой старуха. – Кроме как за глупые песни. А советом я вам и так помогу. Цыгане ходят горными тропами, они знают дорогу. Найдете Сандро – проводника. Скажете, что вас послала к нему старая Эльнар.
- Спасибо, Эльнар, - Фрея поклонилась прежде, чем уйти, и старуха, хотя не могла ее видеть, склонила в ответ голову.
- Я была такой же, как ты, - повторила она вслед девушке. - Упрямой. Глупой. Влюбленной. Но я не отговариваю тебя – у каждого свой путь. Просто будь готова к поворотам. Горные тропы извилисты.
Фрея на миг замедлила шаг, будто в сомнении, но тут же снова выпрямилась и махнула Муру.
- Пойдем, я видела цыганский шатер в дальнем углу площади.

Сандро оказался неразговорчивым парнем с давно не стриженой шевелюрой и быстрыми черными глазами. Он исподлобья оглядел путников и покачал головой.
- Я не собираюсь в горы сейчас.
- Когда?
Сандро сдвинул широкополую шляпу на затылок и задумался.
- Мы пригнали на ярмарку табун лошадей, пока не распродадим – с места не двинемся. И потом погулять надо. Так что через две недели, не раньше. И это будет стоить вам пятнадцать монет. Серебром.
Мур посмотрел на Фрею, опасаясь, что ее расстроит задержка и высокая плата. Но девушка лишь сжала губы и кивнула.
- Договорились. За это время я смогу заработать денег.
Проводник усмехнулся, коротко блеснув белоснежными зубами.
- Если бы не старуха Эльнар, я бы и вовсе не взялся. Путь далекий, трудный и, возможно, опасный – люди-орлы не любят чужаков. Надеюсь, у вас важное дело к ним.
- Это наше дело, - вкрадчиво заметил Мур. – А не нужны ли вам помощники – смотреть за лошадьми?
Сандро осмотрел невысокую мохнатую фигурку и кивнул.
- Пойдем, договоримся.

Спустя две недели они стояли на горной тропе, свысока глядя на лежащий позади город. Перед путниками открывался узкий проход между двумя рыжими скалами, тропа ныряла туда и уводила, казалось, прямо в небо цвета крыла сойки. Молчаливый Сандро указал рукой направление и зашагал ровно и небыстро, не оборачиваясь назад. Фрея поправила мешок на плече и двинулась следом. Мур шел замыкающим.
Тропа круто взбиралась по краю большого гранитного массива, временами опасно приближаясь к самому краю обрыва, вилась все вверх и вверх, к перевалу. Разговаривать было невозможно – лишь бы не потерять проводника да не сбиться с дыхания. Холодный ветер трепал волосы и сушил потные лбы людей, Мур же шагал, как ни в чем ни бывало, и только когда девушка замедляла шаг, не в силах выдержать темпа, он прижимал уши и подходил ближе. Но Фрея пока справлялась, упрямо переставляя ноги. Ее глаза смотрели в спину Сандро, а левая рука лежала на серебряных ножнах.
Следуя за изгибами горной тропы, оскользаясь на узких откосах, с трудом взбираясь на уступы и гранитные ступени, путники, наконец, повернули за очередную скалу – и остановились. Перед ними распахнулась узкая горная долина, вся синяя и зеленая, в нежной перламутровой дымке. Безжизненный, открытый лишь ветрам, перевал был пройден, и дорога повела вниз – к мягкой траве у ручья, пению птиц и прохладе поросшего папоротником леса.
Сандро распрямил усталую спину и улыбнулся – даже улыбка его стала мягче.
- Привал. Сегодня дальше не пойдем.
Фрея, прищурив глаза, посмотрела на дальние горные пики и не решилась спросить. Мур сделал это за нее.
- Сандро, далеко еще нам идти?
Проводник спустился к ручью и обернулся.
- Переночуем здесь, а завтра пойдем по долине на север. Если все будет в порядке, к полудню доберемся до Большого базара.
- А оттуда? – не отставал Мур.
- А оттуда, господин кот, нам придется идти медленно, таясь ото всех, отовсюду поджидая опасность – и с неба, и с земли. Если мы пройдем – на третий день к вечеру будем на месте.
Мур нервно дернул хвостом и повернулся к хозяйке. Она прошептала одними губами: «Так скоро…» и уронила свой мешок на траву под елью.
Сандро сложил небольшой костерок, вскипятил воду и аккуратно поджарил на прутиках куски колбасы и какой-то плотной каши. Фрея, побродив по лужайке, собрала мяты и листьев земляники, и они заварили их в кипятке. Послушно съев свой ужин, девушка стала устраиваться на ночлег. Она примяла пышный папоротник и расстелила на нем свое старое одеяло. Мур привычно свернулся в клубок по другую сторону костра. Сандро, как бывалый путешественник, залез в самую гущу подлеска и нагреб на себя побольше сухого папоротника. Солнце опустилось за перевал, и в долину, будто облако, вползла темнота. Огромные льдистые звезды дрожали в небе. Шумел невидимый ручей, на разные голоса задавая путникам вопросы без ответов. Фрея пригрелась под одеялом, слушая бормотание воды и таинственные лесные звуки, и постепенно задремала.

***
…Он снова стоял перед ней на тропе, весело и удивленно глядя из-под длинной челки. Фрея заставила себя сделать шаг вперед и, отчаянно запрокинув голову, глянуть в эти невозможно синие глаза.
- Как тебя зовут? – прошептала она.
Он улыбнулся и сказал, тщательно выговаривая для нее звуки, но Фрея так напряженно следила за губами, что ничего не поняла. Она жалобно покачала головой.
- Я не понимаю…
Он пожал плечами и повернулся, чтобы уйти.
- Нет! Постой! – закричала Фрея, но дыхание перехватило, и из горла вырвалось только сдавленное рыдание. Девушка бросилась за ним по тропе, но чьи-то руки крепко ухватили ее за плечи, удерживая…
Фрея очнулась и резко села. Рядом спутанным клубком катались по земле Сандро и Мур. Девушка смотрела на них круглыми глазами.
- Мур! Мур!
Клубок распался. Ругаясь сквозь зубы, Сандро сел и вытер рукавом расцарапанную щеку. Глаза Мура горели яростным зеленым огнем.
- Что случилось?

… Да, Сандро знал, что это не его дело, но очень уж жалобно она кричала во сне. Он подошел и склонился над девушкой, осторожно потряс ее за плечо. Она вырывалась и плакала, так что пришлось прижать ее покрепче, и в этот момент Сандро почувствовал сталь у своего горла. Разжав руки, цыган развернулся и, наугад пнув воздух позади себя, покатился по склону.
… Это все недосып последних двух недель. Если бы не ночные смены, когда Мур выходил охранять табун, он проснулся бы вовремя. Кот услышал, что Фрея кричит, чуть позже, чем Сандро, и кинулся на помощь хозяйке, не трудясь разобраться, в чем дело. Теперь они сидели на траве, злые и помятые, стараясь не смотреть друг на друга. Фрея готовила отвар, чтобы промыть царапины на лице Сандро.
- Спасибо, Сандро. Прости меня.
Цыган хмуро кивнул, принимая у нее из рук чашку с лекарством, и снова закопался в папоротниковую подстилку. Мур молча вылизывал ушибленное плечо. Девушка села рядом, закутавшись в одеяло.
- Это был просто страшный сон.
Мур повернулся к ней, глаза блеснули во тьме.
- Они стали чаще, да?
Фрея пожала плечами.
- Я беспокоюсь. Чем ближе мы подходим… я не знаю, что меня ждет.
- Ты боишься, что он…
Она покачала головой.
- Нет, Мур. Я боюсь не за него – он и не помнит меня… - она поднялась. – Я боюсь за себя.
Она ушла, легла, отвернулась, сжавшись в комок, и затихла. Мур сидел и смотрел, как гаснут одна за другой звезды.

Большой базар они услышали издалека. Неожиданно из-за поворота выкатилось  многоголосое блеяние овец, и перед путниками открылась огромная площадь, запруженная народом. Ослы, овцы, длиннорогие коровы, разноцветные куры в садках причудливо перемешались с овощными лотками и корзинами фруктов. Рядком лежали бараньи туши, всевозможная дичь и рыба. Сандро махнул рукой.
- Горцы отличные охотники. Они ловят форель в горных ручьях, собирают ягоды. А еще они добывают самоцветные камни – самые лучшие на востоке.
Фрея быстро научилась различать в толпе людей из племени Орлов – они были выше остальных. Их гордо поднятые головы и прямые открытые взгляды вызывали уважение среди торговцев, но суровые лица редко озарялись улыбками. Все без исключения горцы носили при себе оружие.
Потолкавшись среди торговых рядов, путешественники потихоньку выбрались на окраину базара и остановились посоветоваться.
- Идти дальше лучше прямо сейчас, - сказал Сандро. – Пока все заняты торговлей, никто не обратит на нас внимания. Нам нужно исчезнуть, будто нас тут и не было.
Мур повернулся к хозяйке.
- Фрея, ты как? Не устала?
Она помотала головой.
- Пойдемте. Я в порядке.
Скрытно и быстро они свернули на узкую тропку, и Сандро уверенно повел их снова вверх, вверх, пока не стих шум базара. Тишина снова обступила путников, зазвенела в небе жаворонком, запела ветром в скалах. Камни сверкали окошками слюды, отбрасывая блики на тропу, клонились по сторонам кусты, усыпанные ягодами, будто обрызганные кровью. Фрее казалось, что она перешла таинственную черту и попала в иной мир, чужой и странный, пронизанный волшебством. Мур догнал ее на тропе и мягко тронул лапой.
- Какие красивые люди, Мур, - отозвалась девушка на его немой вопрос. – И он – лучше всех. Я верю, что все будет хорошо. Почему-то верю.
- Помнишь, что сказала старуха? – кот задумчиво посмотрел вперед, где Сандро скрылся за очередным поворотом тропы. – Будь готова к поворотам.
- Да, - кивнула девушка. – Я готова, Мур. Я выдержу.
Мир вокруг продолжал незаметно меняться. Воздух стал чище и хрустальнее, скалы – выше, и на них стали появляться широкие и узкие прожилки какой-то блестящей руды – золотой и серебряной. Деревья уступили место кустарнику, спутанному и густому, как шевелюра великана, все чаще попадались широкие луговые склоны, покрытые густой травой, над которой блестели крыльями тысячи стрекоз. На лугах Фрея заметила длинные деревянные слеги – это были обжитые земли, пастбища для скота, сенокосы. Ни единой живой души им не встретилось.
- Надеюсь, что нас не увидели, - проворчал Сандро. – Они очень строго охраняют границы.
- А ты-то по каким делам сюда ходил? – не сдержал любопытства Мур. Он до сих пор чувствовал неловкость за ночное нападение на парня.
Сандро усмехнулся.
- Это мое дело, - и добавил чуть мягче. – И за горами живут люди. Я проходил горы насквозь.
Они щли до вечера почти без остановок. Когда солнце коснулось краем горных вершин, заливая снега расплавленным золотом, Сандро нашел укромный овражек, заросший кизильником, и свернул с тропы. Немного дальше в овраге отыскался и родничок. Только костер разжигать проводник не разрешил, опасаясь наблюдения с воздуха.
Мур скептически хмыкнул.
- Ночь же! Птицы по ночам не летают.
- Но ведь они не птицы, - возразил Сандро.
Не сговариваясь, мужчины легли с двух сторон от девушки, укрывшись одеялами втроем – так было теплее. То ли от усталости, то ли потому, что она действительно успокоилась, Фрея спала эту ночь мирно. Сны ей не снились.
Зябким утром они неохотно вылезли из своего нагретого гнезда, наскоро умылись ледяной водой, пожевали вяленого мяса. Сандро еще раз предупредил о скрытности и тишине, и путники двинулись по тропе дальше.
Ближе к полудню Сандро остановился и поджидал их перед крутым изгибом тропы.
- Можно сказать, что мы дошли – перевал – вот он, за поворотом. Дальше я с вами не пойду, мне там делать нечего. Пока что мы шли удачно. Но не радуйтесь прежде времени. Думаю, вас все равно обнаружат – рано или поздно.
- В чем же смысл таиться? – прищурился Мур.
- Если вас схватят сейчас – то просто вышвырнут вон, в лучшем случае – отведут к Базару.
- А если позже?
Сандро почесал в затылке.
- Могут отвести и во дворец. Если вы сможете доказать, что вам туда надо.
- Мы сможем, - кивнула Фрея и протянула ему мешочек с серебром. – Спасибо тебе, Сандро.
- Удачи, - махнул рукой цыган и быстро пошел вниз по тропе.
Фрея посмотрела на своего товарища.
- Снова мы вдвоем, Мур, как прежде.
- Так нам вроде бы неплохо вдвоем, - ворчливо отозвался кот.
- Да, - улыбнулась она. – Неплохо.
Мур вдруг увидел ее в лучах горного солнца, похожую на золотисто-зеленую веточку в хрустальном инее. Прозрачно-серые глаза смотрели вдаль так настойчиво, нетерпеливо, и вся она была, словно натянутая струна: тронь – и зазвенит. Он подошел и потерся круглой головой о ее руку.
- Пойдем?
Она машинально провела по его голове пальцами, и первая шагнула на тропу.
Невозможно привыкнуть к этому зрелищу – как открывается за перевалом очередная тайная долина. Эта была шире и богаче прежних. Три бурных реки орошали ее дно, распаханные поля цветным лоскутным одеялом раскинулись между озер и перелесков. С высоты были видны деревеньки и небольшие городки, рассыпанные горохом вдоль рек и по берегам озер. По лугам бродили овцы. Горы, словно каменной короной, охватывали страну Орлов со всех сторон, и у дальнего ее края, у подножия самого крупного зубца, драгоценным камнем сверкал на солнце королевский дворец.
Осторожно ступая по заповедной земле, путники спустились с перевала и углубились под сень густого дубового леса, обступившего тропу с двух сторон. Было тихо, лишь в траве стрекотали кузнечики, да изредка шумно щелкал о камень упавший желудь. Фрея затаила дыхание. Чудилось, что волшебство разлито в воздухе, и от этого немного кружилась голова. Мур настороженно поводил ушами, но ничего подозрительного не замечал.
Они вышли из-под деревьев на залитый солнцем луг и зажмурились, поэтому не сразу разглядели, как три быстрые черные точки несутся к ним из небесной лазури.
Громкий шум орлиных крыльев, гудящих от стремительного спуска, заставил путников резко поднять головы. Фрея вскрикнула. Три огромные птицы падали сверху, раскрыв клювы и изготовив когти… Мур выхватил меч из ножен, прикрывая собой испуганную девушку.
- Много ты навоюешь с таким-то мечом, - раздался рядом насмешливый голос, и Фрея решилась открыть глаза.
Их окружали трое высоких мужчин в легких серебристых кольчугах, и их мечи, грозно направленные на пришельцев, были уж точно серьезным оружием.
Мур прищурил глаза.
- Проверим? – вкрадчиво спросил он, поигрывая Когтем.
Мужчины серьезно отнеслись к предложению. Солнце блеснуло на лезвиях.
- Мы не звали вас сюда, господин кот, - процедил первый, видимо, старший из воинов. – Будете храбриться на равнине, откуда вы пришли, и куда сейчас снова отправитесь.
- А если я не пожелаю? – хвост Мура выписывал петли в воздухе, уши прижались к голове.
- Мы не едим кошек, - хохотнул начальник. – Так что твою жалкую тушку мы бросим на корм птицам.
- А что твой товарищ молчит? – усмехнулся второй воин. – Вроде тоже при оружии, или оно уж очень грозное для нас?
Мужчины рассмеялись и двинулись вперед. Шерсть на загривке у кота встала дыбом, он издал протяжный вой и кинулся на начальника стражи. Тот не ожидал напора, поэтому пару царапин успел получить прежде, чем смог защититься, отбрасывая огромным мечом удары Когтя. Второй кинулся на подмогу начальнику. Третий воин стукнул мечом по ножнам на поясе Фреи.
- Сражайся, мальчишка! Иначе зачем тебе меч!
Девушка, как в странном и страшном сне, потянула из ножен перо, будто боевой меч, и удивленно наблюдала, как опускаются мечи воинов и растерянность отражается на их лицах. Все трое склонили головы перед нею. Мур, все еще тяжело дыша, не спешил вложить Коготь в ножны, настороженно глядя на стражу.
- Откуда у тебя это? – спросил старший воин девушку. Хорошо спросил, по-доброму. – Это великая ценность.
- Оно было потеряно, - смущаясь, ответила Фрея. – Я хочу вернуть его владельцу.
- А ты знаешь, чье оно? – прищурился старший.
- Да, - едва слышно прошептала девушка. – Я видела, как он его потерял.
С великим изумлением взглянул на нее начальник стражи и только тут сообразил…
- Ты – девушка?
- Так уж вышло, - резко сказал Мур, со свистом вгоняя Коготь в ножны. – Мог бы и раньше заметить, прежде, чем совать в лицо железо.
Фрея улыбнулась.
- Я целительница и не ношу оружия. Я сохраняю жизни, а не отнимаю их. И у меня мирные цели.
Воины переглянулись, советуясь, и старший кивнул.
- Мы с Менегиром проводим вас во дворец.
Третий воин остался на опушке, а они вчетвером пошли вперед. Высокий начальник обернулся к Муру и улыбнулся ему вполне дружески.
- А ты хорошо дерешься, господин кот, - он легко толкнул в бок своего товарища. – Загонял меня совсем… пот в три ручья.
- Тебя давно надо было погонять, а то совсем отяжелел, - не по уставу отозвался тот.
- Но-но, поговори мне, - добродушно одернул его начальник.
Они дошли до высокой скалы, расколотой на множество узких лезвий, будто ударом огромного молота. Лепестки распадались вкруг от центра, как чашечка цветка. Воины остановились у крайнего камня.
- Служба наша не ждет, а идти до дворца – три дня вашим ходом, - сказал начальник стражи. – Поэтому позвольте нам отнести вас туда по воздуху. Так будет быстрее.
Фрея и Мур растерянно кивнули.
- Не бойтесь, вы легонькие, - успокоил их начальник. – Менегир, возьми девушку. А я, с вашего позволения, понесу вас, господин кот.
- Меня зовут Мур из Врешты.
- А я – Тенгир, начальник тройки, - ответил ему бывший противник, бережно подхватывая его под мышки и пристегивая к себе каким-то мудреным ремнем. – Вот и познакомились.
Тенгир разбежался, и в мгновение ока они оказались в воздухе. Огромные крылья распластались в бледном небе, пронизанном солнечными лучами. Ветер свистел в перьях и изгибалась гордая шея огромной птицы, несущей немалую тяжесть, как пушинку. Мур скосил глаза влево – там Менегир так же бережно и надежно нес с собой Фрею. Под ними в туманной дымке проплывали игрушечные поля и озера, а облака казались такими близкими, что можно тронуть рукой. Было холодно, но спину грели теплые перья, и Фрею начало убаюкивать мерное покачивание на крыльях ветра – вверх…вниз…вверх…вниз… Она не заметила, как задремала, а проснулась от того, что почувствовала, что они снижаются.
Широким полукругом они зашли на посадку на площадку одной из дворцовых башен. В последний раз прошумели крылья и вот уже рослые воины отстегивают ремни, удерживавшие пассажиров. Несколько человек появились на площадке, Тенгир сказал что-то на резком гортанном наречии и их проводили внутрь дворца.
Фрея шла, как во сне или в сказке. Длинные широкие коридоры, казалось, были вырублены из цельного камня, стены отполированы так, что в них можно было смотреться, как в темные зеркала, а отражения светильников дробились и множились в граненых ребрах колонн. Наконец, стены расступились и потерялись в огромности зала со множеством больших хрустальных окон. Ряды резных столбов поддерживали изогнутый свод, нити солнечного света сплетались в воздухе причудливыми узорами, и казалось, будто путники попали в странный каменный лес.
Их подвели к подножию широкой лестницы, ведущей ввысь, туда, куда страшно было поднять глаза – к величественному трону из черного мрамора с рисунком из прожилок чистого золота.
- Приветствую вас, чужеземцы, - раздался голос, от которого сердце Фреи вдруг превратилось в воск, забыв, как биться. – Мне сказали, что вы принесли вещь, потерянную мною когда-то.
Фрея, дрожа, достала из ножен перо.
- Да, ваше величество, - прошептала она.
- Людей-орлов осталось мало, - печально продолжал голос, а сердечко Фреи продолжало плавиться, как кусок золота в кузнечном огне. – И мы бережем каждое перышко, случайно выпавшее или потерянное в битве.
Король спускался по лестнице, из тени к свету. В наброшенной на плечи шубе из странного меха, схожего с оперением птицы, его фигура казалась огромной. Он остановился на последней ступеньке прямо перед девушкой.
- Да, это моя вещь… - задумчиво сказал он, и бархатный голос прозвучал совсем близко. Сердце забилось где-то в горле и щеки вспыхнули румянцем.
- Тогда я почти три месяца не мог летать, - продолжал вспоминать король. – Пока не выросло новое перо. Тяжелая была битва, не на жизнь, а насмерть…
Фрея от удивления подняла голову и посмотрела в глаза короля горных орлов. Снова на нее опрокинулось небо, будто она выпала из окна самой высокой башни, но не упала, а полетела прямо к солнцу, которое сейчас бережно рисовало его портрет. Одним золотым лучом оно охватило высокий лоб, приподнятую бровь, прямой нос, крепкие скулы, твердые губы… позолотило короткую бороду и запуталось в волнах каштановых волос, спадающих на плечи короля.
Мур едва успел подхватить падающую без чувств хозяйку и уложить ее на ковер.
По приказу его величества слуги бережно унесли девушку в комнату для гостей, а король повернулся к Муру.
- Она что-то сказала, – он не спрашивал, он был уверен в этом. – Перед тем, как потерять сознание. Что это было?
Мур вздохнул.
- Она сказала «не тот», ваше величество. Это долго объяснять.
Суровые брови сошлись на переносице.
- В данный момент я никуда не спешу, господин кот.

Глава седьмая.

Фрея очнулась в светлой комнате с раскрытым окном, ветер трепал легкую занавеску, и лучи солнца рисовали на противоположной стене яркий прямоугольник с ушастой тенью, примостившейся на подоконнике.
- Мур?
Кот спрыгнул с окна.
- Уже вечер. Я думал, ты не проснешься до завтра.
Девушка села и поморщилась – голова кружилась.
- Я спала? Мне казалось… - она вдруг замолкла, вспомнив обстоятельства своего обморока, и закрыла глаза. – Ох, Мур, какой ужас...
Мур присел в ногах ее кровати и сказал загадочно:
- Ну, не все так страшно. Зато теперь все недоразумения разрешились благополучно.
- В каком смысле? Что значит – разрешились? – нахмурилась Фрея, но тут же зашептала горестно. – Мур, понимаешь, это не он! Он очень похож, да, очень! И голос тот же. И глаза. Но ведь я видела его с двух шагов, и это точно другой человек – веселее, ярче… моложе. Что же мне делать?
- Думаю, привести себя в порядок и спуститься вниз, - философски заметил Мур. – Мы приглашены на ужин.
- Я не хочу есть.
- Ради вежливости, Фрея, придется. Приглашение исходит от его величества.
Фрея прижала ладони к щекам.
- Ох, Мур, как я смогу… мне так стыдно! Я вела себя недостойно.
Кот весело сверкнул глазами.
- Ну же, Фрея! Ты всего лишь упала перед ним в обморок.
Девушка фыркнула.
- Да, это смешно, - сказала она, спрыгивая с постели. – Где тут можно умыться?

В сопровождении молчаливой девушки-служанки гости спустились в малый пиршественный зал, где пока что никого не было. Фрея надела для ужина приготовленное ей платье – серое, с тонким серебряным поясом, которое очень шло ей, и распустила волосы.
- Наконец-то никто не спутает тебя с мальчишкой, - прошептал Мур, наклонившись к хозяйке. – Тебе бы еще повадки соответствующие…
- Ты хочешь сказать, я грубиянка? – подняла брови девушка.
- Нет, но я слышал, что настоящие человеческие женщины похожи на кошек: обворожительны и ветрены. Мужчинам такие нравятся.
- Кому мне тут нравиться? – парировала она и добавила. – Все равно я не стану такой, Мур. Мне это не по душе.

В зал стремительно вошел король, на ходу скидывая свою роскошную шубу на руки слугам, и оказался не таким уж огромным – просто очень высоким и широкоплечим, а узкие штаны и высокие охотничьи сапоги еще добавляли ему росту. Тонкая белая рубашка сквозила в прорезях коричневой замшевой куртки, мягко облегавшей фигуру, грудь украшала массивная золотая цепь из круглых медальонов. Волосы король собрал на затылке, усмирив их буйство драгоценной заколкой. Он вежливо позволил рассмотреть себя и улыбнулся.
- Надеюсь, вам уже лучше?
Фрея опустила глаза.
- Прошу простить меня, ваше величество, за постыдную слабость…
- Женщины более хрупки, чем мужчины, - ответил король. – А вы, к тому же, проделали очень трудный путь, чтобы добраться сюда. Мало кто выдержит это.
Девушка подняла глаза, не понимая, шутит он или говорит серьезно. Король слегка склонил голову.
- Горный воздух сыграл с вами злую шутку – так бывает с непривычки.
Он пригласительно повел рукой. Фрея нерешительно шагнула вперед, к длинному столу, накрытому на четверых. Им с Муром отвели места по левую руку от королевского кресла, а справа место пока пустовало. Его величество мельком глянул в ту сторону и чуть заметно нахмурился. В этот момент распахнулись высокие двойные двери и, перекрывая торжественный голос старого придворного, объявляющего имя вошедшего, с порога загремело:
- Да, да, его королевское высочество принц Гваэхир Третий, я помню, как меня зовут!
В кресло напротив Фреи плюхнулся молодой человек и вытянул под столом длинные ноги.
- Простите за опоздание. Но этот тупица Серокрыл никак не мог приземлиться мне на перчатку. Самая глупая птица, которую я видел.
Он откинул с глаз челку и оглядел присутствовавших, чуть дольше задержавшись взглядом на лице девушки. Король, молчаливым изваянием сидевший все это время, еле заметно вздохнул.
- Да, у нас гости, ваше высочество, как вы соизволили только что заметить, - его бровь саркастически приподнялась. – Господа, позвольте мне извиниться за поведение своего брата.
Два синих взгляда скрестились над столовым серебром – холодный, как ледники на горных вершинах, и плещущий весельем, будто горный ручей. Мур с интересом следил за безмолвным поединком. Наконец молодой принц отвел взгляд и рассмеялся, откидывая с плеч темные кудри:
- Ладно, ладно! Я прошу прощения, что опоздал, - он дружелюбно кивнул гостям. – Мы будем уже есть? Я ужасно голоден!
Фрея не смогла бы вспомнить, что она ела, что пила, о чем разговаривала – а ведь она вежливо отвечала на вопросы, которые ей задавали. Мур с легким беспокойством поглядывал на хозяйку, готовый в любой момент прийти на помощь. Но девушка держалась молодцом. Наконец, уже за десертом, принц Гваэхир вдруг спросил:
- А какое дело привело вас сюда, госпожа? Торговля? Наука?
- Я целительница, - мягко ответила Фрея.
- А о делах мы поговорим чуть позже, - весомо проговорил король.
Мур усмехнулся в усы. Похоже, молодому принцу светит нагоняй за прошлогоднюю прогулку. Мур рассказал его величеству всю историю, которую слышал от Фреи, а уж выводы король сделал сам.
После ужина принц подошел к девушке.
- Хотите, я покажу вам дворец? – предложил он. – А то тут запутаться можно.
- Хочу, - улыбнулась она.
Исходив вдоль и поперек все коридоры, пересчитав все ступеньки, они спустились, наконец, к широкому балкону над шумной рекой и встали у парапета.
- Красивый дворец, настоящее чудо, - одобрительно сказал Мур.
- Я все равно заблужусь сразу, как выйду из комнаты, - покачала головой Фрея. – Я не смогла запомнить дорогу. Но здесь действительно очень красиво.
- Я как-то привык, - махнул рукой Гваэхир. – Мне больше нравится простор. А в этих каменных стенах мне тесно.
Он небрежно повел плечами. «Таким плечам будет тесно и в тронном зале», -  подумала девушка,  покраснела и отвернулась, хотя в сумерках ее никто не мог увидеть.
- Значит, вы охотник, ваше высочество?
- Давайте без церемоний, - поморщился он. – Да, охочусь на крупную дичь, а еще обучаю соколов.
- А какие звери здесь водятся? – с интересом спросила Фрея.
Принц взъерошил волосы, вспоминая.
- Ну… лоси, косули, кабаны. Много разной дичи. Пещерные медведи есть, но мало – уж больно злые, друг дружку дерут. В прошлом году я убил одного – здоровый… Из него брат приказал сшить шубу… - он улыбнулся. – Гордится мной.
Мур покачал хвостом и осторожно заметил:
- Я думал, вы не ладите.
- Да ну! – засмеялся Гваэхир, будто речка загремела о камни. – Он только для виду. Вот сейчас провожу вас – будет меня распекать. А потом простит, я ж наследник.
Он вдруг вспомнил о давешнем разговоре и склонился к девушке.
- Так что у вас здесь за дело? А то вроде связано со мной, а я ни сном, ни духом. За что хоть мне выговор?
Фрея, тщательно подбирая слова, стала рассказывать, а широко распахнутые светлые глаза смотрели на нее со все большим удивлением.
- И вы отправились в такой далекий путь, чтобы вернуть… перо? – он тряхнул головой, не понимая. – Простое перо?
- Не простое! – запротестовала девушка. – Вы же дорожите каждым перышком, а это было перо наследника!
- Отец тогда еще был жив, - задумчиво кивнул Гваэхир. – И Торондор был наследником, да.
- А вы взяли перо без спросу.
Принц глянул на ее возмущенное лицо и развел руками.
- Я был не прав. И мне тогда крепко досталось, когда я вернулся и понял, что потерял его. Но ведь оно нашлось! Чего теперь-то ворошить прошлое?
Он был такой красивый в свете взошедшей луны, такой близкий… Можно было протянуть руку и отвести от щеки упрямый завиток или поправить завернувшийся ворот рубашки… И таким звездным огнем сияли его глаза… Фрея вздохнула и улыбнулась.
- Я уверена, что вам ничего не грозит. Никто не станет наказывать вас второй раз.
Он сверкнул белоснежной улыбкой и стал совсем похож на мальчишку.
- И то верно! Пойдемте, провожу вас до комнат, а то и, правда, заблудитесь.
Возвращаться пришлось уже почти в темноте, и принц предложил гостье опереться на его руку. Мур невозмутимо шагал следом. Он-то прекрасно ориентировался во всех этих переходах, но зачем лишать людей возможности пообщаться?
Они шли по одному из главных коридоров, и Гваэхир громко рассказывал Фрее что-то веселое, когда дверь впереди неожиданно отворилась. Его величество Торондор стоял на пороге, глядя на них безо всякого выражения на каменном лице. Спустя несколько мгновений неловкого молчания принц откашлялся:
- Эээ… я как раз собирался к вам, ваше величество, вот только провожу наших гостей до их комнат.
Король помолчал еще немного, а потом слегка склонил голову.
- Я надеюсь, вам понравился дворец.
- Да, - пробормотала девушка, почему-то чувствуя себя виноватой. – Он прекрасен.
- Я рад, - чуть заметно улыбнулся король, и показалось, будто его улыбка потеплела, но может быть, это от свеч, горевших в комнате. – Доброй вам ночи.
Они неловко поклонились и быстро пошли к комнатам. Гваэхир растерянно развел руками, но девушка ободряюще кивнула ему:
- Идите, идите, ваше высочество. И спасибо за прогулку.

Мур лежал на коврике у камина, вытянув лапы.
- Ну и горазд ходить твой избранник, - ворчливо произнес он, потягиваясь. – Небось, мы по горам меньше прошли, чем сегодня по этим коридорам.
Фрея рухнула в кресло и прикрыла глаза.
- Ну, скажи, ты довольна? – не унимался кот. – Ты нашла его. Можешь теперь расплести свою косичку.
- Нет, не могу.
- Почему? – он приподнялся, вытянувшись в струнку. – Что ты говорила, когда плела ее?
Девушка поднялась.
- Я устала, Мур. Давай поговорим позже. А сейчас я хочу спать.
Она ушла в спальню и погасила свечу. Мур пожал плечами и свернулся клубком. Позже – так позже.
Фрея лежала и смотрела в окно. Иногда быстрая тень проносилась по небу, на миг стирая с него яркие голубые звезды – охрана не спала даже ночью. Завернувшись в кокон из одеял, девушка прислушивалась к ночным звукам и шорохам, не пугающим, а уютным, домашним. Ей было здесь хорошо. Здесь, в этом огромном каменном дворце, в этой суровой стране, с этими удивительными людьми, умеющими летать, словно птицы. Все тревоги и волнения пути, все переживания остались позади, а сейчас ей оставалось только ждать и смотреть, как распускается цветок ее судьбы, не торопя события. Тонкие пальцы нащупали в волосах тугую косичку, пробежались по ней сверху донизу, запнувшись о круглую деревянную бусину. Нет, еще не время расплетать ее. «Я найду его и скажу о своей любви» - вот что шептала она, свивая пряди в узор. Еще не время.

***
… Льдистые звезды смотрели на нее из вышины. Их было много, все разные, они усеивали небо самоцветным ковром. Одни смотрели строго, другие – надменно, третьи – насмешливо. Но всем им приходила пора гаснуть. Вот на черном бархате неба чуть заметно прорисовались горные вершины, и стало ясно, что небо вовсе не черное, оно синее, нет, фиолетовое, сиреневое... Звезды стали тихо гаснуть, одна за другой они покидали небосвод, пока не остались лишь несколько самых ярких. Две голубые звезды в дрожащих ресницах лучей смеялись в небе до самого конца, а Фрея смотрела на них снизу. Но вот и они стали таять, растворяясь в светлеющем воздухе, и, наконец, исчезли совсем. В этот самый миг над горами показался раскаленный край солнца, и небо снова опрокинулось на землю чашей киновари. Девушка вздрогнула и открыла глаза.

Дни в горном дворце складывались в ровный узор жизни. Вот повторяющимися полосками выткались ежедневные прогулки Фреи по окрестным лесам и лугам в поисках новых интересных трав и снадобий, долгие беседы с придворным лекарем, вечерние посиделки с Гваэхиром на балконе над бурной рекой. Вот - яркими стежками - конная прогулка – принц взялся показать гостье своих ручных соколов. Темной лентой легла на ткань поездка в далекую деревню, где обвалом накрыло несколько домов – до сих пор в ушах стоят крики раненых и плач по умершим. Тогда пригодились и ее исцеляющие руки. Вот снова упрямые нитки петляют, как пещерная река, по которой они катались на лодке (Мур предпочел остаться во дворце) – и их восхищенным глазам открываются все новые и новые чудеса, подземные сады из блистающих в свете факелов самоцветов – будто звездное небо раскинулось над головой. И то тут, то там сверкнет вдруг старинным золотом – кивком, мимолетной улыбкой, дружеским советом - объединяющая все нити в единое полотно, еще одна нить – его величество Торондор Бронзовокрылый…

- Ты обещала мне разговор, - Мур снова сидел на подоконнике в спальне Фреи и, похоже, уходить не собирался.
- О чем? – спросила девушка, перебирая на столике пузырьки и мешочки с травами.
- О твоем обете.
- А что не так?
- Хватит, Фрея, я же вижу, что ты увиливаешь.
Она подняла глаза и коротко взглянула на него.
- Почему ты так решил?
Мур покачал хвостом, как маятником.
- Ты не расплела свою косу, хотя мы и дошли до места и отдали перо хозяину.
- Это мое дело, - спокойно ответила девушка, но пальцы ее дрогнули.
- В чем заключался твой обет?
- Это мое дело! – она сгребла все пузырьки в мешок и встала.
- Нет, не только твое, Фрея, - напружинился Мур. – Мы сидим здесь без дела вот уже три недели! Ты домой собираешься?
- Да, собираюсь!
- Когда?
Она раздраженно повернулась к нему спиной.
- Не знаю. Скоро.
Мур спрыгнул с окна, обошел хозяйку и упрямо заглянул ей в глаза.
- В чем заключался твой обет, Фрея?
Она помолчала, потом вздохнула.
- Я должна найти принца и сказать о своей любви. Доволен?
- Не так, чтобы очень, - промурчал кот. – И в чем загвоздка? Ты видишься с ним почти каждый день.
Фрея отошла к окну.
- Не в этом дело, Мур… - она смотрела вниз, на спящий дворец, на огоньки деревень, горстями рассыпанные в ночной тьме.
- А в чем? Боишься, что он посмеется над тобой? Зря. Ты нравишься ему, это все знают.
- Да, и я знаю, - задумчиво сказала Фрея.
- Так почему ты не можешь сказать ему о своей любви?!
Она молчала очень долго, и Мур решил, что не дождется ответа. Он повернулся, чтобы уйти.
- Потому что не хочу лгать, - она даже не шевельнулась и продолжала бездумно смотреть вдаль.
Кот замер на пороге. Сказано это было еле слышно, будто самой себе, и – еще тише:
- Потому что я не люблю его.
- Ой-ей… - пробормотал ошарашенный кот. – Вот это новости.

Глава восьмая.

Его высочество Гваэхир Третий сидел на каменном парапете балкона, свесив ноги вниз. Там, внизу, бормотала речка, прыгая по обкатанным камням, но ее шум не мешал разговору, а может быть, они просто привыкли.
- У меня тоже есть дом, ваше высочество, и мне пора возвращаться.
Он махнул рукой, чуть не потеряв равновесия.
- Но куда торопиться?! Разве тебе здесь плохо?
Фрея улыбнулась.
- Ваше гостеприимство было щедрым и радушным, и я безмерно благодарна вам, но нельзя же вечно гостить… Я ухожу послезавтра.
Принц перекинул ноги через ограждение и спрыгнул с парапета.
- Так скоро? – растерялся он.
- Мы должны добраться до дома прежде холодов. Зимой дороги почти непроходимы для пешеходов – мы попросту замерзнем в пути.
Гваэхир склонил голову, признавая силу ее доводов.
- Но мы, разумеется, не отпустим тебя без теплой одежды и припасов.
- Благодарю вас, ваше высочество.
- И ты сможешь остаться чуть дольше, - заглянул ей в глаза юноша.
Фрея рассмеялась.
- Самое большее – на неделю. Мур меня убьет, если дольше.
Гваэхир порывисто сжал ее руки.
- Да! Неделя! То, что нужно! – и стремительно умчался куда-то в сторону конюшен.
Девушка пожала плечами. Двух месяцев пребывания здесь было явно недостаточно, чтобы понять переменчивую натуру принца.
Дух скорой разлуки поселился в суровых каменных стенах. Мур стал часто вынимать из ножен меч, чтобы почистить, отполировать и просто полюбоваться, Фрея собирала и упаковывала свои снадобья, травы и коренья. Дворцовый лекарь, с которым они подружились, подарил девушке удобный кожаный ларец, в котором аккуратно и безопасно поместилось все, что нужно. Старый мешок пришлось выкинуть, но Фрея раздобыла новый – крепкий, с широкими лямками, подбитыми мягкой замшей – они не так натирали плечи. Новая одежда тоже отличалась удобством и простотой. Пару платьев, которые Фрея носила во дворце, она уложила в мешок, на самое дно – на память, сказала она недоумевающему Муру. Дорожная одежда была вычищена и починена. Можно было уходить в любой момент, но девушка не хотела нарушать обещание, данное принцу, и изнывающий от нетерпения  Мур смирился – неделя так неделя.
На третий день ожидания, после ужина, Фрея накинула на плечи теплую шаль.
- Куда это ты? – Мур постепенно снова входил в роль телохранителя и стража.
- Прогуляюсь по дворцу, - легко отозвалась она. – Четыре дня осталось…
- Мне кажется, или ты и раньше уходила по вечерам… прогуливаться?
Девушка улыбнулась.
- Кто нанял тебя нянькой?
Мур смутился.
- Я просто интересуюсь. Чисто по-дружески. С принцем ты не объясняешься, так, может…
- Я не объясняюсь ни с кем, - резко сказала она. – У тебя слишком богатое воображение. Просто мне нужно попрощаться с одним другом.
Мур промолчал, старательно делая вид, что ему ни капельки не интересно.
- Он не человек, - добавила Фрея.
- Собачку прикармливаешь?
- Нет, - вздохнула Фрея, поняв, что он не отстанет. – Скорее, птичку.

***
…Конечно, она заблудилась. Все коридоры во дворце были отделаны по-разному, но разобраться, какой куда ведет, было для Фреи пока еще слишком сложно. Она, растерянно озираясь, стояла посреди незнакомого ей зала, и вдруг заметила открытую дверь, из которой на пол падал узкий клин солнечного света. Девушка решительно двинулась туда и выглянула наружу.
Хорошо, что выглянула, а не шагнула: за дверью оказался узкий каменный балкон с низким парапетом, а под ним, в недосягаемой глубине, шумели верхушки вековых сосен. Балкон лентой опоясывал часть дворцовой стены, скругляясь вокруг большой башни, и оттуда, где стояла девушка, не было видно его конца. Фрея медленно и осторожно пошла вдоль стены, слегка касаясь рукой шершавого камня. Было похоже, что этот балкон давно не использовался, потому что под ноги то и дело попадались шишки и рыжая хвоя, заброшенные сюда шальным ветром. Это было дикое, тихое и немного печальное место.
Пройдя изгиб стены, девушка услышала вдали сильный монотонный шум. Парапет постепенно снижался, превратившись в небольшой порожек по краю каменного карниза, так что приходилось идти очень осторожно, держась рукой за стену. Шум нарастал, и Фрея различила в нем голос падающей воды. В сгустившихся сумерках водопада не было видно, но по тому, каким влажным и вкусным стал воздух, было ясно, что он совсем близко. Где-то впереди балкон кончался, а сейчас дорогу девушке преградила темнеющая на краю карниза фигура.
Сначала она подумала, что это одна из многочисленных  скульптур – во дворце их было немало – орел, сидящий с полураскрытыми крыльями. Но фигура вдруг резко повернула голову и уставилась на девушку круглым бледно-золотистым глазом. Фрея остановилась в нерешительности. Она неплохо ладила с животными, но птица, да еще такая огромная… Девушка тихонько протянула руку вперед и кончиками пальцев коснулась перьев на шее птицы. Орел сморгнул, но не шелохнулся.
- Это твой дом? – тихонько спросила Фрея, поглаживая шелковые перья. – А я пришла без спросу… Не бойся, я сейчас уйду. Просто у тебя здесь так тихо, и можно подумать о своем… Ничего, если я иногда буду приходить?
Орел, конечно, не ответил, только слегка склонил голову вбок, милостиво позволяя себя гладить по шее и крыльям. Фрея дождалась появления первой звезды, дрожащей высоко в темном небе, и пошла обратно. Птица изваянием застыла на краю каменного карниза…

 Фрея привычно проскользнула в дверь на балкон и пошла по карнизу к водопаду. Ноги уверенно ступали по неровному камню – это место было ее тайной. Ее – и одинокой птицы, которая признала человека своим другом и сейчас ждала на самом краю…
Девушка вздрогнула. На самом краю карниза, скрестив на груди руки, стоял король Торондор.
- Ваше величество…
- Я думал, я один знаю это место и прихожу сюда, - его голос, хоть и негромкий,  легко перекрывал рев близкого водопада. Он слегка поклонился. – Добрый вечер, госпожа Фрея. Я слышал, вы собираетесь нас покинуть?
Девушка смутилась и растерялась. Часто, стоя на карнизе рядом со своим крылатым другом, она думала, что он – и не птица вовсе, а человек в обличье птицы… Ей так много хотелось ему сказать, но слова не шли с языка, мысли путались. Фрея молча кивнула.
- Нам будет не хватать вас, - король задумчиво посмотрел вдаль. – И мы все многим вам обязаны.
- Вы ошибаетесь, ваше величество, - запротестовала девушка. – Я ничего не сделала.
- И эти слова делают вам честь, - он повернул к ней голову и тепло улыбнулся. – Но  вы не были праздной гостьей в моем дворце.
Он говорил, а Фрея не смела даже дышать. Как истинный хозяин, Торондор знал о своей стране, своих гостях и подданных все. Не вмешиваясь, он пристально следил за тем, как Фрея помогает на кухне, в швейной, как учится ездить верхом, смешивает порошки в  лечебнице, как помогает бедным… Он знал, что она умеет петь, хотя пела Фрея всего однажды – Гваэхир уговорил ее. Он знал все о ее путешествии в горное королевство, о старой Эльнар, о Сандро…
- Но в этом нет моей проницательности, - заметил король. – Ваш телохранитель иногда составлял мне компанию для беседы и оказался хорошим рассказчиком.
- Мур? – девушка не знала, что и сказать.
Его величество кивнул.
- Достойный Мур из Врешты.
- Болтушка… - слабо улыбнулась Фрея.
- Просто я с интересом слушал, - король повернулся к ней. – Мне действительно интересно было узнать вас получше, Фрея.
Она молчала. Зачем ее никчемная жизнь Торондору Бронзовокрылому…
- Пойдемте, я что-то покажу вам.
Он уверенно пошел вперед по карнизу, туда, где камень становился скользким от постоянно висящей в воздухе водяной пыли. Фрея шла следом – одна она в жизни не решилась бы, но он обернулся и протянул руку, и страх растворился в крепком пожатии длинных, сильных пальцев. Она не заметила, когда кончился карниз, резко обрываясь и круто уходя вниз вырубленной в скале лестницей. Ступени врезались в породу и уводили вглубь, и вниз, пока, наконец, лестница не привела их на маленькую круглую площадку на полпути к земле. Говорить здесь было невозможно из-за грохота падающей воды, в котором чудились и рык зверей, и топот тысяч копыт, и хохот сказочных горных  великанов… Они просто стояли и смотрели на сверкающую хрустальную занавесь, низвергающуюся с высоты в облаке алмазного блеска. Было холодно, шаль совсем не грела, но дышалось легко. Наконец, его величество тронул ее руку и указал на лестницу. В молчании они стали подниматься обратно.
Постепенно сквозь затихающий рев воды снова стали слышны другие звуки, лес готовился ко сну, свистели птицы, тявкала где-то внизу лисица. Недалеко от карниза Торондор вдруг резко остановился, и Фрея, шедшая следом, ткнулась носом в его куртку. Он сделал ей знак молчать и пропустил вперед. Девушка крутила головой, но не могла понять, куда смотреть. Тогда он взял ее голову в ладони и повернул в нужном направлении.
Когда прекратилось головокружение, Фрея заметила два белых пятна на скале почти прямо над лестницей, будто два маленьких облачка зацепились за горный пик. Изящные четвероногие скалолазы с острыми изогнутыми рогами аккуратно ступали тонкими ногами по камням, будто это была ровная дорога. Струящееся прядями руно было таким пышным, что они казались пухлыми, как подушки. Мастерски выбирая дорогу, копытные перепрыгивали через расщелины, уверенно спускаясь по горному карнизу шириною в ладонь. Сердце замирало от страха и беспокойства за отважных животных, а когда одна из тоненьких ног вдруг сорвалась с карниза, Фрея вскрикнула. В тот же миг оба белоснежных скалолаза прыгнули чуть ли не вертикально вверх и исчезли из глаз, дробно стуча копытцами.
- Снежные козы, - сказал Торондор, и от его дыхания стало тепло макушке. – Они очень осторожные. Редко кто решается охотиться на них. Если загнать их в угол, то они бросаются на охотника, и иногда остаются победителями.
Фрея закрыла глаза. Хотелось так стоять вечно, слушая его, ощущая его дыхание…
- Они весьма надменны и самоуверенны, - продолжал король, не замечая волшебного действия своего голоса. – Если снежная коза прыгает через расщелину и на полпути понимает, что не долетит, то она отталкивается копытами от стенки, разворачивается в воздухе и приземляется на том месте, откуда начала прыжок.
Король слегка отстранился от Фреи, и она открыла глаза.
- Вы верите всему, что я скажу?
В голосе слышалось скрытое веселье, будто он подшучивал над ней и не мог больше это скрывать.
- А это правда? – тихо спросила она.
- Скорее всего – нет, - в этот момент король был невозможно похож на своего легкомысленного брата. – Но красиво. И на них действительно опасно охотиться.
Фрея улыбнулась.
- Они мне понравились. Хорошо, что они живут на свободе.
Король смутился.
- Ну, иногда мы все же делаем вылазки… в конце концов, это просто коза.
Он шагнул вперед и снова протянул ей руку.
- Пойдемте, вы совсем замерзли.
Они молча дошли до знакомого карниза, прошли по нему и вернулись в тепло и уютный свет дворцовых залов и коридоров. Торондор выпустил руку Фреи и поклонился.
- Я рад, что вы смогли сегодня немного поболтать со мной. Жаль, что так случалось нечасто.
Сказал без упрека, легко улыбнулся и пошел прочь. Только она продолжала стоять и смотреть ему вслед, и тихонько щемило в груди от сожаления и неясного чувства вины.

На следующий день Фрею и Мура попросили прийти в тронный зал, где король при большом собрании народа громогласно объявил, что дарует вечное право в любое время пересекать границы своего государства госпоже целительнице Фрее и Муру из Врешты из рода котов. В качестве пропуска Фрея получила обратно орлиное перо и спрятала его в серебряные ножны на поясе.
- Вы не могли одарить меня щедрее, ваше величество, - сказала девушка, склонив голову. Он посмотрел на нее пристально, но промолчал.
На выходе из зала Фрею схватили за руку.
- Пойдем, скорее! – принц Гваэхир потащил ее за собой по коридору, а она еле успевала переставлять ноги.
- Куда, ваше высочество! Погодите…
Но он остановился лишь на террасе, где они обычно сидели по вечерам.
- Я ждал, когда все будет готово, - сказал принц и указал на лежащую на небольшом столике груду меха. – Ну, примерь же!
Она растерянно развернула одежду. Это был легкий, но теплый меховой плащ с широким капюшоном. Он пришелся девушке впору.
Принц сиял. Он взял со столика шапку и надел ее Фрее на голову.
- И вот так. Теперь ты не замерзнешь.
- Спасибо, - у нее перехватило горло. – Спасибо, Гваэхир…
Принц крепко взял ее за плечи и заглянул в глаза.
- Я надеюсь, что ты вернешься, сестренка.
Он притянул ее к себе и обнял, и все стало неважным, и ничего не нужно было объяснять.
Мур неторопливым шагом вышел на веранду, увидел эту сцену и развернулся обратно. Как сложно иногда понять людей…

Его величество не смог проводить гостей, и Гваэхир где-то заблудился, но Фрея была этому рада – ей не хотелось долгих прощаний. На площадке верхней башни дворца их с Муром поджидали Тенгир с Менегиром, знакомые уже воины из тройки, охранявшей перевал. Тенгир дружески хлопнул по спине кота и пристегнул его ремнем к своей груди.
- Ну что ж, друг мой, я рад, что снова вижу тебя. Жаль только, что вы нас покидаете.
- Я вернусь, Тенгир, проверю твою бдительность.
- Только в следующий раз когтями не размахивай, -  усмехнулся Тенгир, шагнув с башни вниз. Развернулись гигантские крылья, и восходящий поток воздуха подхватил птицу.
Приземлились на знакомом уже месте недалеко от дубовой рощи. За то время, что они не были здесь, трава пожухла и дубы надели рыжие и коричневые шапки. По небу медленно ползли тяжелые свинцовые тучи с лохматой дождевой бахромой. И лишь каменный цветок оставался неизменным и равнодушным к перемене погоды и течению времени. Тенгир указал рукой на него.
- Это Цветок Судьбы. Мы его так называем.
- Почему? – спросила Фрея. Причудливая скала своими очертаниями тревожила душу. – Это же просто разбитый молнией камень.
Тенгир покачал головой.
- Когда-то давно, в незапамятные времена, в этих горах свирепствовали орды зверолюдей. Они числом и натиском уничтожали народ за народом. Им не нужны были золото и камни. Не было дела до обработанных земель. Еда и женщины – и они предпочитали не ставить условий. Они нападали, как саранча, сжигая и разрушая все на своем пути, забирали страшную дань с разоренных краев и двигались дальше, как чума.
Однажды они подступили к границам нашего королевства. Наш король, Гваэхир Первый, выехал вперед, чтобы не рисковать жизнями своих солдат, и вызвал предводителя зверолюдей на поединок. Но тот, стоя на вершине этого камня, лишь рассмеялся в ответ.
- Зря стараешься! – крикнул он королю. – Я заговоренный. Тебе меня не одолеть.
- Нападая на беззащитных, ты сам навлечешь на себя погибель, - отвечал тот. – Судьба твоя исчислена.
- Кем? Не тобой ли? – снова захохотал дикарь. – Нет судьбы, кроме моего желания!
В этот момент с ясного неба ударила молния в верхушку камня и от изверга осталась лишь жалкая кучка пепла. Его войско в суеверном страхе поспешно отступило и, рассеявшись по горам, постепенно погибло от ран, диких зверей и голода - да и горцы не дремали. А камень от удара небесного огня потрескался и раскололся цветком – нам в напоминание.
Фрея и Мур по-новому посмотрели на расколотый камень. Тенгир продолжал:
- Говорят, если встать в середину Цветка, можно узнать свою судьбу. Но редко, кто отваживается. Не всем это знание по силам.

На этом самом месте девушка и кот попрощались со своими проводниками. Оставшись одни, они постояли, глядя с высоты на расстилающуюся внизу долину, на дальнюю границу гор и сверкающий у подножия камень – королевский дворец.
- Будто и не было ничего, - задумчиво проговорил Мур. – Где были – там и есть, и перо при нас. Будто все приснилось.
- Да… будто приснилось… - повторила девушка.
- Эй, Фрея, ты куда? – окликнул ее кот, но она уже решительно шагнула в круг лежащих на траве каменных лепестков.
Серединка Цветка Судьбы была ровной круглой площадкой размером с небольшой стол, поросшей короткой желтой травой. Девушка встала точно в середину, не зная, что делать дальше.
- Может, слова какие-то сказать надо? – предложил свой вариант Мур, с интересом наблюдавший за ее действиями.
Фрея закрыла глаза и попыталась отогнать все мысли, кроме одной, самой важной, вопроса, ответ на который волновал ее больше всего на свете. Когда мысли успокоились, как вода в тихом пруду, она прошептала свой вопрос, едва шевеля губами, и открыла глаза. Вокруг все было так же по-осеннему хмуро и блекло, ничего не изменилось. Не прозвучал с небес голос, не явилось видение грядущего. Разочарованно опустила она взгляд и вдруг замерла. Среди камней, в пожухшей умирающей траве вился упругий стебелек с парными вечнозелеными листиками, и ясным веселым глазком глядел в небо цветочек барвинка.
- Что там? Что ты нашла? – беспокоился Мур, но вступить в зачарованный круг не решался. – Открылась тебе судьба, Фрея? Что ты молчишь?
Она присела и погладила упрямый стебелек.
- Все будет хорошо, Мур. Не знаю, когда, но будет, - уверенно ответила она и добавила шепотом, улыбаясь цветку. - Синеглазый какой…

Глава девятая.

Вот когда Фрея в полной мере почувствовала незаменимость своего друга и телохранителя. Мур безошибочно вел ее по запутанным извилистым горным тропкам, всегда выбирая правильное направление благодаря своему чутью. Пожалуй, они шли даже быстрее, чем с Сандро – даже тот временами замирал в сомнении. Но Мур из Врешты шел по горам, будто по родному городу – все кошки отличались мгновенной памятью.
В пути они почти не разговаривали. Вспоминать два месяца, проведенные в горном королевстве, было еще слишком рано, а говорить о будущем – тем более. Поэтому путники молча шагали по камням до самого вечера, пока не подыскали себе уютную ложбинку, укрытую от ветра. Мур с удовольствием разложил на полотенце сытные припасы, а Фрея развела огонь – таиться теперь было не от кого.
- Не путь, а прогулка, - заметил кот, допивая молоко из глиняного кувшинчика, с которого он только что сорвал сургучную крышку. – Жаль, припасов на всю дорогу не хватит.
- Ничего, Мур, придется вспомнить, что мы с тобой не короли – и заработать, - улыбнулась Фрея.
Кот лег на плащ и вытянул лапы.
- Ну, там видно будет. Заметила орлов в небе, пока мы шли?
Девушка покачала головой.
- Пару раз. Но ведь граница близко. А может, это просто птицы.
- Такие огромные? – засомневался Мур, хотя вынужден был признать, что видели они, скорее всего, Тенгира с его ребятами, облетающими свой участок. Других имен никто не назвал ни разу за весь дневной путь.
Фрея закуталась в меховой плащ.
- Спокойной ночи, Мур.
И она спокойно уснула, сны не тревожили ее, и наутро солнце разбудило ласковой улыбкой. Наскоро позавтракав, они с Муром снова двинулись в путь, надеясь к вечеру добраться до Большого базара. А там уж и до Дирраха рукой подать. Даже самой себе Фрея не смогла бы объяснить, почему, оставив сердце в горах, она легко шагает прочь, даже не жалея об этом. Может быть, потому, что небо – синее, и в траве по сторонам дороги прячутся незабудки, а скалы отливают бронзой и золотом… Далекий горный обвал и весенний гром, озерная синь и вечерние тени на снегу, закат и рассвет - все на свете теперь связано с ним, подумала девушка. Все напоминает, не дает забыть, а значит он – рядом. И так будет даже через тысячу долгих лиг. И даже через тысячу лет…

Базар снова оглушил шумом, криками и звоном маленькой кузницы. Потолкавшись среди любопытных, Мур с Фреей выбрались из толчеи на другом конце площади. Среди горцев знакомых лиц не встретилось, так что, не теряя времени, двинулись дальше, рассчитывая назавтра после полудня спуститься на равнину и заночевать у знакомого трактирщика в Диррахе.
Внизу была уже совсем зима. Деревья стояли голые, трава на обочинах торчала мертвыми снопами, высохшая и пожелтевшая. Воздух пах пылью. Отыскав знакомый дом, Фрея толкнула дверь, и на нее пахнуло душным и влажным теплом. В гостинице жарко горел очаг, и сушились на веревках какие-то вещи. Хозяин узнал путников.
- Добрый день, добрый день, уважаемые, - закивал он, щербато улыбаясь. – Заходите, располагайтесь. Ваши комнаты свободны. Надолго к нам?
- На одну ночь, - ответила Фрея, отстегивая пряжку плаща. – Я смотрю, вы послушались моего совета.
Хозяин прикрыл ладонью щербину.
- Да, пришлось… Я, видите ли, решил – авось обойдется, чего рвать хороший зуб? Да все вышло, как вы сказали – так разболелся снова, сил никаких нет, пришлось идти к кузнецу.
Мур хмыкнул.
- Фрея, напомни мне, когда-нибудь ты оказывалась не права?
Девушка улыбнулась.
- Я могу сделать вам новый зуб. Болеть не будет, и сможете жевать, как прежде. За плату, разумеется.
- Да, ну, - махнул хозяин рукой. – К чему теперь… Обойдусь. А сколько возьмете?
Мур подхватил мешок хозяйки и стал подниматься в комнаты.
Видимо, сошлись на выгодной для обоих цене – за комнаты и ужин платить не пришлось. Перед тем, как уйти в свою комнату, Фрея на миг остановилась.
- Завтра я хочу пойти в город, Мур, найти старую Эльнар. Ты со мной?
- А ты думала, ты все еще в горном королевстве? – фыркнул кот. – Разумеется, теперь – куда ты, туда и я. Здесь небезопасно.

Они легко нашли ярмарочную площадь, но не узнали ее. Не было палаток и шатров, не гремела музыка, не развлекали народ фокусники и акробаты. Несколько лотков с сушеной рыбой и десяток праздношатающихся – вот и все веселье. Фрея по очереди заглянула во все примыкающие к площади переулки – но везде было пусто и стыло, двери домов плотно закрыты и только ветер гнал сухие листья по мостовой. Мур спросил у лоточников про цыган, но услышал, что они давно уже снялись с места и откочевали поближе к югу. Про Эльнар никто не слышал.
- Жалко, - сказала девушка товарищу. – Я хотела еще раз повидаться с ней и поблагодарить.
- Пойдем домой, - вздохнул Мур.
Они двинулись обратно в гостиницу, но на самом краю площади их окликнули. Дверь одного из крайних домов приоткрылась, и оттуда высунулся длинный нос.
- Вы искали старуху Эльнар? – спросила тощая женщина с блестящими глазами. – Зачем она вам?
- Да, искали, чтобы поблагодарить за одно дело, - кивнула Фрея. – Но нам сказали, что ее никто не видел. Наверное, она ушла с цыганами на юг.
- Ничего подобного, - поджала губы женщина. – Я знаю, я видела. Она ушла по восточной дороге, давно, месяц назад.
Фрея недоуменно нахмурилась.
- Как ушла? Одна?
Женщина покачала головой.
- Почему одна? С внуком. Сандро-цыган, знаете его? Он отвел ее в Берат, а потом ушел с цыганами к морю. Весной они вернутся, и Сандро заберет бабку обратно. Раньше она за зиму обходила несколько городов, и везде неплохо платили за песни, а теперь не может больше. Старость…
Путешественники печально молчали. Наконец Фрея  протянула женщине монетку.
- Спасибо вам.
- Нет, не нужно, - женщина даже спрятала руки под передник. – Когда-то давно Эльнар помогла мне найти пропавшего сына. Когда она в городе, я всегда привечаю ее у себя в доме. Если найдете – поблагодарите ее и за меня тоже.
Фрея поклонилась и вышла, Мур следом. Пора было двигаться дальше. В этом городе у них больше не было дел.

И снова пыльная серая дорога, как старая шерстяная нитка, разматывалась впереди, петляя между холмов. С каждым днем все холоднее становились порывы недоброго ветра, все чаще со свинцового неба сыпалась ледяная крупа. Ночевки в лесу или у холмов становились все тяжелее, и путники жались друг к другу, до утра по очереди поддерживая спасительный огонь. Ветви деревьев костлявыми пальцами нависали над ними, скрипя и щелкая от мороза и едва укрывая от ветра. Заунывно переливался между холмов далекий волчий вой.
Фрея поежилась.
- Тебе больше не снились кошмары? – спросил Мур, плотнее прижимаясь к ней. Под двумя плащами было почти тепло, если не двигаться и сунуть нос под мех.
- Нет, Мур, все кошмары остались позади, - ответила девушка. – Я больше ничего не боюсь.
- И зря, - раздался знакомый голос, и в круг света от костра вступила высокая фигура.
Мур вскочил. Фрея удивленно подняла голову.
- Не ожидала встретить вас здесь, господин Эрмир.
Тот криво усмехнулся.
- Я сам не ожидал этого от себя, дорогая моя. Но меня вынудили – и теперь я даже рад этому, иначе мы с тобой не встретились бы.
Девушка внутренне вся подобралась, услыхав знакомые нахальные нотки в его голосе, но не двинулась с места.
- Садитесь к огню, - предложила она вежливо.
- Непременно, - кивнул он. – Только сначала…
Он вдруг резко свистнул. Шерсть на загривке Мура встала дыбом, он крутанулся на месте, но недостаточно быстро. Запел воздух от раскрученной пращи, и кот мягким комом повалился на землю. Эрмир удовлетворенно кивнул.
- Вот теперь мы с тобой побеседуем...
Фрея вскочила и кинулась к неподвижному тельцу товарища. Из темноты выходили к огню все новые и новые люди в отрепьях, заросшие бородами, глаза их диковато блестели в темноте. Они были вооружены кто чем, но их было много – девушка насчитала два десятка, а может, и больше. Они по-хозяйски рассаживались у костра, подбрасывали хворост, и вскоре огонь взметнулся к темному небу, освещая уже всю поляну. Эрмир выделялся среди бродяг чистой добротной одеждой, но такие же безумные блики плясали в его глазах.
- Господин Эрмир, это же разбойники, - негромко сказала Фрея, оглядывая вооруженных людей, пока ее руки бережно ощупывали голову Мура. Он был без сознания, но жив. – Как вы можете…
- Нет, дорогая моя, это по-другому я теперь не могу, - прошипел он, схватив ее за руку и притягивая к себе. – Я оправдался в суде, но отец все равно выгнал меня, лишил наследства, дома, уважения! Куда мне было идти?! Чем жить?! Скажи мне, правильная девочка Фрея!
Его побелевшие пальцы сжимались вокруг ее запястья все сильнее, причиняя боль, пока она не вскрикнула. Тогда хватка слегка ослабла, но руку Эрмир не разжал. Он резко дернул ее, и девушка упала на колени. Разбойники, обернувшиеся на крик главаря, с ухмылками смотрели на эту сцену.
- Теперь ты ответишь мне за все, - прошептал Эрмир, склонившись к ее лицу. – Я выдавлю из тебя всю твою правильность по капле, а потом брошу своим псам, как лакомую кость.
Фрея глянула в его глаза, светлые и безумные, и поняла, что так и будет, если она сейчас же не…
- Да, господин Эрмир, - ее шепот был слышен только ему. – Как скажете.
- Молодец, - он медленно и торжествующе улыбнулся и разжал руку. – Снимай плащ.
Она с трудом поднялась на ноги, наконец-то свободная, и отстегнула застежку. Разбойники одобрительно зашумели. Фрея знала, что шансов у нее почти нет, но просто так смириться не могла. Она сдернула с плеч плащ, бросила его в лицо Эрмиру и метнулась в темноту.
- За ней! – раздался яростный рык позади. – Гоните ее к обрыву!
Серые тени замелькали среди деревьев, настигая, окружая беглянку, направляя ее безумный бег в нужную им сторону. С треском ломались под тяжелыми сапогами сучья, резкие крики подгоняли не хуже кнута. Девушка бежала изо всех сил, слыша лишь свое сбившееся хриплое дыхание, холод когтями вцепился в ребра, сковывая движения, замедляя бег. Голова отказывалась соображать. Куда скрыться? Впереди высилась  большая скала, а за ней – только темное небо и редкие звезды. Вытянутые руки Фреи  коснулись шершавого камня, девушка прижалась к нему всем телом, задыхаясь. Преследователей не было слышно. Она спрячется от них, переждет до утра, а там – посмотрим. Нога нащупала выступ в скале. Окоченевшие пальцы отказывались гнуться, но Фрея упорно заставляла себя ползти вверх.
Бесшумно выйдя из-под деревьев, серые тени широким полукругом оцепили камень, поджидая вожака, зная, что теперь жертва в их власти: за скалой открывалась пропасть. Девушка с храбростью отчаянья взбиралась все выше, не думая о том, что будет дальше – лишь бы вперед, лишь бы подальше от них. Но вот подъем закончился, маленькая площадка на вершине скалы давала возможность перевести дух. Девушка села и со страхом поглядела вниз. Частая цепочка мерцающих факельных огней окружила ее убежище. Эрмир медленно вышел из тени под деревьями, обошел камень справа и поднял голову. Его красивое лицо было белым от бешенства.
- Чего ты добилась? Мои люди пробежались по морозцу и слегка согрелись. Но меня ты утомила. Пора кончать этот балаган.
С той стороны, где он стоял, на скалу можно было забраться легко, как по ступеням. Эрмир поставил ногу на первую из них.
Мерзлые мысли еле ворочались в голове. Вот и все. Вот и конец. Фрея оглянулась вокруг – только серый цвет, черный и белый. Будто ночь съела все краски мира, чтобы заставить забыть о ярком голубом небе и глазах цвета барвинка… Девушка закрыла глаза.
Резкий шум донесся с черного неба, клекот огромной птицы разорвал тишину. Разбойники закричали. Страшные когти впились в спину Эрмира и легко, как куклу, сбросили его со скалы прямо в пропасть. Захлопали крылья, поднимая снежный вихрь, и этим ветром будто смело прочь разбойничью стаю, с громким треском и криками разбегающуюся по лесу, прочь от страшного места. Подхватив полуживую от страха и холода девушку, орел поднялся в воздух и полетел вдаль, а лунный свет серебрил его широкие темные крылья…

Фрея резко вдохнула, открыла глаза и сразу сощурилась – свет одинокой сальной свечи показался ей ярким, как солнце. Будто оттаивая, она постепенно вспоминала все, что случилось с ней сегодня ночью.
- Лежи, лежи, - знакомый хрипловатый тенорок Мура и мягкие лапы на плечах…
- Где мы?
- В трактире на окраине Берата, - ответил кот. – И мы живы, что удивительно.
Фрея оглядела комнату. Здесь было очень тепло, даже жарко, и ворох одеял лежал на кровати, но ее все равно бил озноб. Мур подвинул к ней стоявшую на столе кружку с питьем, над которым поднимался ароматный пар.
- Выпей это, а потом, как следует, прислушайся к себе – я не знаю, как тебя лечить.
Девушка с благодарностью приняла напиток – подогретое вино со специями. Тепло разливалось внутри нее, постепенно утихала дрожь, теплели пальцы.
- Не волнуйся, Мур. Я не заболела – это просто от переживаний, - сказала она. – А как ты?
Кот пощупал большую шишку за левым ухом.
- Ты же знаешь, у меня больше, чем девять жизней. Я очнулся у порога этой гостиницы, а ты лежала рядом.
Фрея смотрела в пространство черными, расширившимися глазами.
- Помнишь, мне снился сон? Про то, как стая волков загнала меня на скалу? Сегодня он исполнился.
- Там были еще и волки? – не понял Мур.
- Люди иногда страшнее волков, - покачала головой девушка, содрогнулась и замолчала.
Мур почесал ухо.
- Выходит, как и во сне, кто-то спас тебя. И меня заодно.
Она кивнула.
- Ты его видела? Узнала?
Фрея помолчала, с трудом вспоминая страшное.
- Я почти потеряла сознание, но мне показалось на секунду… - она покачала головой. – Это не может быть правдой. Слишком далеко…
Она утомленно прикрыла веки и сползла поглубже в теплое пододеялье. Через мгновение ровное дыхание спящей донеслось до чуткого слуха Мура. Тот легко запрыгнул на кровать и свернулся в ногах клубком.
- Наш спаситель, видимо, очень силен… - пробормотал он, засыпая. – Или умеет летать. Если верить снам, конечно.

Глава десятая.

Найти старуху Эльнар в большом городе оказалось непросто. Мур и Фрея обходили базар за базаром, площадь за площадью, расспрашивали продавцов… Никто не видел, а если и видел – не мог указать, где она сейчас.
Фрея устало прислонилась к стене.
- Я больше не могу, Мур. Мы обошли уже полгорода. Пойдем домой, завтра продолжим.
- Хорошо, - отозвался кот, шевельнув ухом. – Послушаем музыку и пойдем.
Девушка вскинула глаза.
- Музыку? Где, Мур? Далеко?
Кот медленно пошел по улице, прислушиваясь к тихим, слышным лишь ему, звукам. Фрея побрела следом. Она ничего не слышала, кроме завывания ветра, но своему товарищу доверяла безраздельно. Они прошли до конца улицы, завернули в переулок, вышли на маленькую площадь… Здесь Мур постоял, чтобы сориентироваться, и уверенно свернул на маленькую улочку, круто изгибавшую мощеную спину, спускаясь к реке. Домики в этой части города были совсем бедные, покосившиеся, но аккуратные. Наконец, кот остановился возле двери деревянного строения, больше похожего на сарай, чем на дом.
- Или это здесь, или я совсем потерял слух, - сказал Мур и толкнул дверь.
Что ж, внутри было хотя бы тепло. Большой очаг топился по-черному, наполняя помещение едким дымом, в котором сложно было что-либо разглядеть. В углу на деревянном ложе, прикрытом тонким тюфяком, сидела Эльнар, задумчиво перебирая струны своей лютни. Почуяв движение воздуха, старуха подняла голову.
- Кто здесь?
Фрея подошла и опустилась перед ней на колени.
- Это Фрея, Эльнар…
Та помолчала, вспоминая, а потом кивнула.
- Девушка с котом… Да, внук говорил, что довел вас до места. Вы вернулись ни с чем?
Фрея не знала, что ей ответить, и вместо этого попросила:
- Расскажи мне, зачем ты ходила в горное королевство.
Старуха в этот раз молчала очень долго.
- Это давно в прошлом.
- И все же, - мягко, но настойчиво попросила девушка. Эльнар усмехнулась.
- Там не было никакой несправедливости. Люди выдумывают столько чепухи. Я встретила его в одном из городов на побережье… Ах, как он был красив! Высокий, гордый и отважный… а какие прекрасные крылья! Я полюбила его всем сердцем, а он полюбил меня. Но мои родители воспротивились нашему союзу. Разве мало хороших парней среди цыган, сказали они. Выбирай любого. Но я все решила по-своему… Я не пошла замуж, родила сына и воспитала его одна. В жилах моего внука течет кровь горных орлов.
Фрея печально вздохнула.
- И твой любимый никогда не узнал об этом?
Старуха покачала головой.
- Когда в таборе узнали, что у меня будет ребенок от чужака – меня выгнали прочь. Я отправилась в горы, куда еще мне было податься. Я отыскала тропу и добралась до Большого базара. Расспрашивая и разведывая, я узнала, что мой любимый недавно был ранен в одной из битв на границе страны. Он умер, не дождавшись меня. Все же остальные были мне чужими. Я вернулась к цыганам, назвалась вдовой, и меня приняли в одном из таборов.
Она развела руками.
- Видишь, из моей жизни даже песню не сложишь.
Фрея взяла ее ладони в свои и коснулась исхудавших пальцев губами. Старуха обняла ее.
- Не печалься. Моя жизнь уже на исходе, и я ни о чем не жалею. Если бы я знала тогда, что будет – все равно полюбила бы его.
Девушка поднялась с колен и осмотрелась по сторонам.
- Мы перевезем тебя в другое место, Эльнар, получше этого. И даже не спорь.
Старуха усмехнулась.
- Сдается мне, ты еще упрямее меня.

На следующий день Фрея продала черненые серебряные ножны, украшенные голубыми камнями. Перо вновь укрылось в полотняной сумке на ее поясе, а старая сказительница переехала в маленькую чистенькую комнатку в знакомом девушке трактире. Хозяину было уплачено за еду и кров за четыре месяца – с запасом, чтобы дождаться прихода Сандро, а путники снова собрались в дорогу.
- Мы могли бы дождаться весны в городе, - заметил как-то Мур. – Становится все холоднее.
- Я не могу ждать, - отозвалась Фрея. – Я должна быть дома.
Зачем – она не объяснила, и спрашивать было как-то неловко. Вновь понадеявшись, что все разъяснится само, Мур поплотнее запахнулся в плащ и прибавил шагу.
Больше в дороге ничего неожиданного не случалось, если не считать того, что часть пути они прошли с торговым караваном, а совсем недалеко от дома вновь повстречали каких-то несчастных, возомнивших себя разбойниками. В этот раз, к счастью, никто не пострадал: увидев, что Мур вооружен мечом, оборванцы поспешили скрыться в лесу, и убежали, путаясь в подлеске. Кот изобразил боевой клич и самодовольно усмехнулся.
- Если все злодеи в этих местах такого рода – мне будет совсем нечего делать.
- Я отпущу тебя бороться со злом покрупнее… - пообещала ему девушка, взволнованно оглядываясь по сторонам.
Они стояли на опушке небольшого леса, прозрачного и звонкого, осыпанного серебряным инеем. Фрея подняла глаза к небу.
- Здесь изменилась моя жизнь, - она ненадолго задумалась и добавила будничным тоном. – Мы пришли, Мур. Добро пожаловать домой.

Все было по-старому. И ключ лежал под ковриком. И груша склонялась к крыльцу. Только серым частоколом торчали прошлогодние репьи на дворе, поднимаясь почти в рост человека. Стылый дом зарос паутиной, пыльные стекла пропускали маловато света. Путники сгрузили мешки у порога и первым делом запалили огонь в очаге. Медленно и неохотно огонь разгорался, прогревая дрова, заставляя их трещать и петь, и постепенно дом ожил, вздохнул расслабленно и будто улыбнулся хозяйке.
И потекли неспешные дни. Фрея хлопотала по хозяйству, Мур помогал, чем мог, но больше сидел и грелся у огня. По вечерам Фрея пристраивалась рядом с кружкой горячего молока, и кот все чаще замечал, что в его груди рождается предательская дрожь, все чаще уютные мысли о теплом одеяле вытесняли мечты о подвигах… Тогда он вскакивал с места и шел упражняться в стрельбе из лука, если было не слишком темно. Но было понятно, что долго так продолжаться не может.
- Фрея, нам нужно поговорить.
- О чем? – девушка помешивала кашу в чугунке, погрузившись в свои мысли.
Мур собрался с духом.
- Мне нужно ненадолго тебя оставить.
Она удивленно подняла глаза.
- Что случилось?
Мур вздохнул.
- Я не могу больше сидеть без дела. В конце концов, я боевой кот! А тут… Тепло, сытно… - он в отчаянии воздел лапы. - Я скоро мурлыкать начну!
Фрея скрыла улыбку.
- Это ужасно, Мур. Но я тебе уже говорила – ты свободен.
Он виновато посмотрел на нее.
- Я помню… Но ты моя хозяйка. И я должен служить тебе. Дай мне поручение.
Девушка задумалась.
- Не знаю, Мур… Мне ничего не нужно. Но, если по-другому ты не можешь… неплохо бы сходить в Берат, навестить Эльнар и кое-чего прикупить.
Мур долго молчал, глядя в окно. На дворе вовсю капало, и солнце силилось одним махом освободить землю от зимнего плена, пока безуспешно… Совсем скоро весна, от века приносящая всему живому надежду, вступит в свои права. Кот повернулся к хозяйке.
- Спасибо, Фрея. Я ненадолго. Туда – и сразу обратно.
Он собрался быстро, но несуетливо – не хотелось обижать Фрею поспешным бегством. Еще раз проверил оружие, припасы, перечел все поручения. Обернулся на пороге.
- Я скоро вернусь.
- Счастливого пути, Мур, - улыбнулась она. - Удачи.
Он легко соскочил с крыльца и зашагал по тропинке. Хозяйка постояла еще немного, кутаясь в шаль, и пошла в дом.

…Зима была на исходе. Уже вовсю пекло, а на пригорках проклюнулись зеленые петельки подснежников, и только по ночам лужи сковывала тоненькая и хрусткая ледяная корочка. Все чаще небо ласковой синью заглядывало в глаза, и Фрея улыбалась неизвестно чему. Мур еще не вернулся, но она не беспокоилась – он вполне мог сам за себя постоять, кроме того, обладал чутьем на опасность. Фрея ждала – но не его возвращения. Она прислушивалась, распахивая окна, так, что веселый ветер гулял по комнате, заигрывая с огнем в очаге и заставляя его плясать. Поэтому, услышав однажды перед закатом шум сильных крыльев за окном, девушка лишь слегка вздрогнула и поспешно вышла на крыльцо.
Огромный горный орел опускался с небес на маленький пятачок земли перед домом. Его крылья затмили солнце и подняли вихрь пыли. В глазах девушки на миг отразилась радость, а следом – острое разочарование. Она спустилась по ступенькам и протянула руку к гигантской птице.
- Это ты? – пальцы легли на мягкие перья. – Ну, здравствуй, дружок… Как же ты отыскал меня?
Ее знакомец лишь поудобнее повернул голову.
Фрея с улыбкой провела по крыльям птицы.
- Прости, что не приглашаю в дом, боюсь, ты там не поместишься. И угостить мне тебя нечем.
Она смотрела вдаль, пытаясь сдержать непрошенные слезы, но не смогла. Руки кольцом обхватили шею птицы.
- Почему, почему это всего лишь ты?! – быстрые капли жемчужинками скатывались по шелковым перьям. – Я ждала всю зиму, я так ждала! Ведь я люблю его, знаешь…
Она не смогла уловить тот миг, когда перья под пальцами заструились, превращаясь в длинные темные пряди, а сильные руки подхватили ее, вознося на высоту королевского роста. Шепот запутался в волосах, и сердце забилось в такт голосу:
- Это всего лишь я, Фрея… но я люблю тебя. Ты станешь моей королевой?
Она ничего не ответила, лишь крепче прижалась к нему, обхватив руками шею. Она не заметила, как с неба спустились еще несколько птиц, и люди-орлы вежливо замерли поодаль. Не заметила, как на ее плечи опустилась роскошная мантия из белоснежного меха. Она смотрела в глаза цвета неба и все никак не могла наглядеться.
Фрея пришла в себя, услышав деликатное покашливание, и обернулась. Первый советник короля выступил вперед.
- Позвольте официально просить вашей руки, госпожа.
- Вы? – удивилась девушка.
- От имени моего короля, - поджал губы тот.
Торондор усмехнулся и шепнул:
- Лучше его выслушать.
Фрея склонила голову, не особенно вслушиваясь в вычурные цветистые фразы, которые советник нанизывал одну на другую, словно бусины. Король стоял за ее спиной и легонько касался губами волос, лишая способности мыслить здраво. Девушка почувствовала, как его пальцы легко пробежались по ее волосам, нашли вплетенную в волосы бусину и стали распускать обетную косичку.
-…и нижайше просим дать ответ, каким бы он ни был.
- Фрея, ты должна ответить, - шепнул на ухо любимый голос.
- Да… а что? – негромко отозвалась она, выплывая из головокружительного облака.
- Желательно – «я согласна»… - в голосе слышалось веселье и едва заметное волнение.
- Я согласна, - громко и четко ответила девушка и увидела, как радостное облегчение отразилось на лицах придворных. – Это все?
- И не надейся, - прошептал он, разворачивая ее лицом к себе.
Потоптавшись некоторое время у забора, советники короля Торондора решили, наконец, что их миссия выполнена, и поднялись в воздух. Сделав широкий круг над деревней, они потянулись на восток, постепенно набирая высоту.
Совсем нескоро Фрея вновь смогла замечать что-то вокруг. Вздохнув от счастья, она сказала:
- Жаль только, что Мура сейчас нет дома.
- Мы не можем его ждать, любимая, - мягко ответил король. – Я оставил брата вместо себя и беспокоюсь за королевство.
- Да, конечно. Я готова.
…В последний раз на дворе захлопали орлиные крылья. В последний раз Фрея глянула на свой маленький домик, уже с высоты птичьего полета, и закрыла глаза, прижимаясь к теплым перьям на груди птицы. Вот и окончилась ее сказка. И началась новая…

***
…Мур издалека почуял неладное. Он прибавил шаг и на двор влетел почти бегом, но все вокруг было тихо. Только не струился из трубы приветливый дымок, окна были плотно закрыты, и даже чуткий кошачий слух не улавливал ни малейшего движения внутри. Фреи здесь не было и не было уже давно. Он принюхался. Несколько дней… пять или шесть. Что же случилось? Настороженным шагом он обошел двор. Люди. Незнакомые. Трое или четверо. Вернувшись к пятачку земли перед крыльцом, кот вдруг заметил в пыли что-то знакомое… катнул лапой… Простая деревянная бусина. Красная. Рядом валялся кожаный шнурок, которым Фрея перетягивала волосы. Шнурок не был разорван или разрезан. Мур поднял его и поднес к носу, закрыв глаза. Длинные, красивые пальцы снимали его с волос. Знакомый запах. Кот открыл глаза и вздохнул. Эх, даже не отдохнуть с дороги… А ведь он так надеялся хотя бы на кружку теплого молока. Но нет, видимо, твоя судьба – быть вечным странником, Мур из Врешты. Так что – не жалуйся. Ты же сам этого хотел…


 


Рецензии
Необычная история!!! Главный герой - боевой кот Мур, люди-орлы и целительница Фрея!!! Очень понравилось, читала, не отрываясь!)))

Эйрэна   10.10.2014 23:38     Заявить о нарушении
Спасибо! Читайте продолжение)))

Лидия Инниш   15.10.2014 23:47   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 2 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.