Ночь... кровь... и снова ночь

Когда барельефы сознанья
Покажут оранжевый свет,
Бескрылая чёрная сво*очь
Мне выпишет чёрный билет.
Время моё – быстротечно,
Иным не по нраву сюжет,
Когда доползёшь до последней черты
Оглянись... Меня уже нет.
(Петля мёртвых – Уже нет)
Влад спит. Конечно, мне жаль этого парня и ту девицу, но я не тот, кто может им помочь. Хотя, кто может спасти проклятого? Только другой проклятый. Провожу рукой по рёбрам, точно, где сердце. Всё ещё тёплая печать. Возможно, есть способ ему помочь, но какой ценой. Клыки растут, скоро уже совсем скоро надо на охоту. Жажда усиливается, тело сковывает дрожь. По мне катятся капли холодного пота. Теряю рассудок, голод затмевает всё. В назначенный мной час, бужу его.
-Выпусти меня.
-Что? Какого? Ключи на гвозде возле двери, захлопни...
-Я не могу... меня выпустить надо.
-Бл*...
Не открывая глаз, он встал, дошел до двери, нащупал ключи, открыл, я тихо вышел, дверь захлопнулась. Ночь, подъезд, я прижался спиной к стене и схватился руками за лицо, сквозь пальцы в бетоне мне виделись пятна крови, в ушах застывали крики. Не хочу этого снова, но иначе никак. Зачем я продолжаю это существование? Достаточно поголодать и я умру, но они меня так просто не отпустят. Теперь мы крепко повязаны, а точнее повязан я по рукам и ногам. Так больно внутри, чем сильнее голод, тем больнее жжёт печать, словно прожигает до костей. Мне бы заорать, что есть мочи от этой боли, но не могу. До этого моя жизнь казалась мне сном, просто дурацким ночным кошмаром. Но теперь - это ад. Я бы предпочёл никогда не жить, так было бы проще. Но даже среди мёртвых я чужой. Получеловек с половиной души. Я не жив, не мёртв. Я как пепел, прах, но моя оболочка тверда. Я пытался убежать от этого, но они находят меня снова и снова, постоянно, где бы я, ни был, и им неважно как далеко, сплю, или бодрствую. Их голоса взывают, моя кровь откликается. Он мой отец. Эту связь не разорвать уже ни чем. Иногда мне кажется, что это лишь внутри меня, но порой сомневаюсь, что это только в моей голове. Потому что это так реально. Я не похож на человека или зверя. Я нечто чего сам не в силах понять, загадка для самого себя. И я сам себя боюсь. В темноте меня ведёт жажда, которую не утолить ни одним питьём смертных. В голове лишь голос, который взывает ко мне, он просит, умоляет, шепчет, уговаривает. Ах, отец, твоя проклятая кровь в моих жилах сводит меня с ума, и я ничего не могу с собой поделать. И лишь она меня ведёт по дорогам вечной ночи.
Я выхожу на пустынные улицы в поисках жертвы, обречённая луна льёт свет в пустые стеклянные голубые глаза, безумные от голода. Одинокая душа скитается во мраке ночи. Чувствую, что не могу больше сомкнуть губы, удлинившиеся клыки мешают. Улыбаюсь, правда, улыбка больше похожа на оскал. Медленно осторожно приближаюсь к жертве, чтобы не спугнуть «я на цыпочках, как вор» (Король и Шут (КиШ) – Кукла колдуна). А потом, когда она на расстоянии вытянутой руки хватаю за голову, наклонил её в сторону. Протыкая кожу, мышцы, мои клыки вонзаются в артерию. Я ощущаю вкус крови на языке. Тёплая, обжигающая... Её запах пьянит, манит. Её вкус.… О, боги! «Человеческая кровь – универсальный эликсир, запретное вино. Опьяняющее сильнее любого спиртного, дымящееся существо самой жизни» (Лиза Джейн Смит - Дневники вампира. Пробуждение). Чувствую, как она взывает ко мне. Теряю над собой контроль, теперь меня ведёт лишь она, жажда… дикая, одержимая, безумная, страстная. Только кровь и её зов. Как пьянит… это сама жизнь. Её тепло разносится по венам, чувствуется каждой клеточкой организма. Я словно одержимый зверь. Кровь льётся по губам и капает на асфальт, стекая по подбородку. Она зовёт меня. Голоса так отчётливы. Кто я? Я не зверь и не человек. Я не был нужен ни судьбе, ни смерти, они обе отвернулись от меня... Я мёртв и пуст, как сухое дерево... Я могу говорить и размышлять о многом, но кому нужны слова? Я сам себя боюсь... Во мне нет чувств, одни эмоции... Порой меня ведёт лишь безудержная жажда зверя, который живёт во мне... И это отнюдь не метафора... Однажды смерть хотела принять меня в свой дом, но кто-то не посчитался с её добродушием... Я остался жить, но с того дня я не знаю покоя... Запах крови въелся в мою кожу. Я почти каждое утро просыпаюсь в луже крови, покрытый порезами и царапинами... Каждое утро я смываю с себя чью-то кровь... И я этого не понимаю... Половина моего тела покрыта печатями, чтобы ночь от ночи этого не повторялось, чтобы то, что живёт во мне, не пробуждалось и не искало новых жертв, но утро не радует переменами... Я знаю, что со мной что-то происходит, но ничего не могу с этим поделать... Всё к чему я прикасаюсь, умирает, разрушается... На обломках и костях не строят счастье. Я не знаю, кто или что я такое. Я даже самому себе не принадлежу... Я иду туда, куда ведёт проклятая кровь Каина и мать - Лилит... Я ничей... Я как ветер... Я везде, но непонятно для чего...


Рецензии