Обещание

Родниковой лицо умой,
И иди искать счастье зверя.
А когда ты вернёшься домой,
То увидишь плевок возле двери...
И тебе никто не поверит.
(Другой ветер – Счастье зверя)
Окровавленный я шёл домой по одинокой улице под жёлтой луной:
-Каин! – закричал я во весь голос, но в ответ тишина, - Каин! Мне нужен ответ!
-Спрашивай и будешь услышан, - отозвался его спокойный, равнодушный голос.
-Мне нужна моя душа целиком и полностью на одни сутки, - он скривился.
-Зачем это тебе?
-Хочу помочь человеку, - он как-то странно с недоверием посмотрел на меня, - нет, я не предам тебя. Я вернусь обратно к тебе и Лилит. Я всё-таки дал слово. Вы вернули моей Нане жизнь. Но я прошу, позволь мне помочь…
-Что ж, - произнёс он после долгого молчания, - раз ты просишь. Я вижу тебя изнутри, и ты, действительно, искренне жаждешь помочь этому парню. Получай. Двадцать четыре часа свободы, но потом ты мой.
-Договорились.
Большого отличия я не почувствовал, но я полагался на слово Каина. Было странно, что он так легко согласился, хотя я не удивлялся. Всё равно я принадлежал ему. И всё равно он меня найдёт, даже против моей воли. Нет смысла пытаться сбежать от этой сделки. Но сейчас я не особо задумывался о Каине и себе. Я даже не думал о цене, которую мне предстоит заплатить за эти сутки. Все мои мысли были о Владе. Я был наполнен желанием помочь ему, во что бы то ни стало. Бегом бросился к своему дому. Уже светало. Войдя в квартиру, как можно быстрее начал собираться. Принял душ, смыл с себя кровь. Надел белую выглаженную рубашку и чёрный костюм. Даже непривычно осознавать, что я так официально выгляжу. Приведя в порядок рыжую гриву, поспешил выйти на улицу и побежал до дома Влада. Войти в подъезд так и не осмелился, поэтому решил дожидаться его на лавочке.
Похоже, меня срубило. В глаза бьёт солнечный свет, до чего же непривычно. Паника. Я опоздал. Резко подскакиваю и открываю глаза, вижу мутный силуэт, проходящий мимо. Поднимаюсь:
-Влад? – окрикнул я его и подошёл. Я не знал, что делать и просто смотрел на него с вопросом «что дальше»?
-Влад, в чём дело? Кто это? – его отец посмотрел на меня, как на помеху.
-Он едет с нами, - ответил невозмутимо Влад.
-Что ты задумал? Одумайся!
-Он едет с нами, - тем же голосом повторил Влад.
-Нет.
-Будем спорить?
Его отец скрипнул зубами, сплюнул и пошёл в машину. Мы остались на улице:
-Что мне делать? - спросил я его.
-Пошли, или передумал?- он слабо улыбнулся.
-Не передумал.
Всю дорогу мы молчали, Влад вцепился в какую-то шкатулку, как в спасательный круг, и смотрел в окно. Не знаю зачем, но я взял его за руку. Может, ему станет легче, может быть, мне. Я не знал. Он рискует, втягивая меня в дела своей семьи, но я сам жертвовал не меньшим. Одолжения Каина дорого стоили, я боялся даже подумать, какую цену мне придётся заплатить за этот день. Через четыре часа мы добрались до места.
Куда мы приехали, я толком не понимал. Пустота сплошная. Поля от горизонта до горизонта. Все высыпали из машин. Я бросил затею пересчитать людей после пятого. Вскоре вспыхнул огромный костёр. Влад также молчал, а я не знал, что мне делать. Внутри голос подталкивал к бегству, но я продолжал стоять рядом с Владом, убеждая себя, что должен здесь быть. Это обещание. Что происходило вокруг, я не понимал и даже не пытался вникнуть во все эти движения.
По мне скользили недовольные взгляды. Я явно был лишним на этой пирушке. Я чувствовал себя тем гостем, которого никто не хотел видеть. Я хотел быть Каином. И я был им. Я был проклятым изгнанником, которого не примет ни одно племя. Я делал благое дело, но в меня всё равно полетят камни. Они сверлили меня взглядами и проклинали, не произнося ни звука. Христиане распяли своего спасителя, как преступника. Я совершал преступление против их традиций. Я чувствовал себя святым, проклятым святым, которого сожгут на костре за неугодность моей жертвы. Для них я был помехой, угрозой, которая нависла над сводом правил их веры. Я был джокером в колоде жизни, который спутал все карты.
Что происходило на самом деле, я не помнил. Влад дал мне что-то выпить. Я даже не удосужился спросить, что это было. Возможно, это был яд или галлюциноген, а может и просто вода. Сознание стало странно реагировать. Всё плыло. Перед глазами вспыхивали вспышки огней. Все голоса превратились в единый монотонный звук. Я не чувствовал своего тела. Меня шатало из стороны в сторону. Мне казалось, что мои ноги не касаются земли. И только миндальные глаза Влада выделялись из темноты, они впадали в память и пленяли. Я не мог от них оторваться. А потом всё залила кровь. Я уже ничего не мог различить. Я видел только кровавые капли. Сознание тонуло в крови. Я больше не мог ничего вспомнить или даже подумать о чём-либо ином, кроме этой алой жидкости, застилающей глаза.
Влад дотащил меня до машины. Обратной дороги не помню. Меня постоянно вырубало. Я терял сознание, снова приходил в себя. Меня начинало трясти. По лбу покатились капли холодного пота. Тело сковывал озноб. Это начинается ломка.


Рецензии