Бегство Каина

Нарисованные лица
С очень острыми клыками
В старых замках на картинах
Смотрят на нас.
Они нас так сильно любят,
Они ночью нас погубят,
Ты в ответ им улыбайся
Последний раз.
(Мёртвые дельфины - Вампиры)
Что это? Что со мной? Где я? Полная прострация. Ничего не помню. Что произошло? Пытаюсь подняться, руки скользят в чём-то липком. Глаза почти не видят. Но чувствую запах мокрой земли и металла. Что… это такое? Всё-таки сел, хватаюсь руками за лицо. Земля и… кровь?! Запах именно такой. Где я!? Это вообще происходит. Слегка прохладно. Обхватываю себя руками. Кожа. Я… я что?! Провожу руки по всему телу, только штаны. Что это всё значит. Хлопаю ресницами, изображение становится более чётким. Пытаюсь вспомнить, что я делал. Меня подвезли до города, я зашёл в свою квартиру, а потом.… А что было потом? Голова трещит. Обхватываю голову руками, сжимаюсь с комок. За что? Что я сделал? Помню себя на кухне. Но… если это стою я, то почему я вижу себя со стороны? Это и, правда я… Рыжие волосы мокрые, глаза словно ртуть, такие холодные и безжизненные, моё тело, сколько шрамов, выжженная печать… и только белые широкие штаны. Но что этот я делаю?
Сколько я уже сижу? Открываю глаза, зрение вернулось. Оглядываюсь. Поле. Осматриваю себя… весь в крови и грязи. Во рту чувствую привкус кровавый. Что я…? Помню как бежал сквозь лес. Мои ноги, мои руки в чьей-то крови. Куда бежал? От кого? Почему? Куда я должен идти? Сколько прошло времени? Что они со мной сделали? Это полное безумие. Я схожу с ума. Нет. Я уже сошёл, окончательно е*анулся. Я психопат… они сделали меня таким. Кажется, голова прошла. Медленно поднимаюсь. Всё тело ломит. Пытаюсь выпрямиться, от боли дыхание перехватило. Опускаю взгляд… точно под ребрами порез. Кровь льётся, пытаюсь зажать рану руками. Ничего не выходит. По спине что-то потекло. Дыхание участилось, паника. Дрожащей рукой провожу по спине, где мокро. Кровь! Поворачиваю голову. С… с… ск… сквозное?! В глазах начало темнеть. Нет! Нельзя терять сознание! Успокойся. Спокойно. Дыши медленнее. Босые ноги ступали по замёрзшей земле. Сухие ветки втыкались в плоть, раны кровоточили. Меня трясло толи от холода, толи от потери крови, толи от ломки. Я обхватил себя руками, пытаясь зажать порезы на торсе и груди. Ветер дул в спину. Я поднял голову к небу, на ресницы упала снежинка, обречённо я вздохнул, пошёл пар. Я старался идти быстрее, но поизрезанные ноги заставляли замедлить шаг. Какие-то раны снова начали кровоточить. От мокрой крови становилось ещё холоднее. Я вышел на трассу. Вдалеке виднелись огни города. Я медленно ковылял по проезжей части, оставляя кровавые следы, и молился про себя, чтобы меня сбила случайная машина.
Я дошагал до знакомого района, недавно здесь был. Куда и к кому конкретно я шёл, сам не понимал. Ноги сами переступали и вели меня куда-то вне зависимости от моего желания. Я очень медленно поднялся на нужный этаж, оставляя за собой кровавые отпечатки рук и ног. От усталости сел на лестницу. Чуть позже я переместился к двери и сжался в комок. Слипшиеся волосы скрывали лицо. Я был похож на Самару из Звонка. Какими-то бьющимися нескладными движениями, напоминающими замедленную съёмку, я поднялся и потянулся к звонку. «Да не тянись ты, пока соседей не перебудил, здесь я», - раздался голос за спиной. Я резко развернулся, от быстрого движения прядь, скрывающая лицо, сдвинулась, и я уставился на собеседника удивлёнными стеклянными глазами.


Рецензии