Героиновые ночи

Вены тихо стонали, пальцы дрожали.
Это котики-наркотики.
И вместе иглы ломали, чтобы нас не кусали
Эти котики-наркотики.
(Мёртвые дельфины – Котики-наркотики)
Время шло. Ночь сменяла день, день сменял ночь. Мы продолжали выступать, но мне казалось, что мы сыпемся, как pistols. Некоторые концерты просто срывались на середине, потому, что мы начинали орать всякую *рень в микрофон, я забывал слова, гитарист путал аккорды, барабанщик сбивался с ритма. Мы с толпой фанов разносили заведение, где играли, а потом мы довольные ехали бухать остаток ночи, порой с нами уезжали ярые фанаты, с которыми мы устраивали квартирники. Мы не записывали новых песен, хуже того, мы забывали старые. Мы превратились в скандалистов, а не музыкантов. Но, не смотря на то, что музыкальная карьера стремительно летела в пропасть, в личной жизни я успокоился. Незаметно для самого себя я начал встречаться с Ольгой, бывшей девушкой Влада. Меня устраивало, что она всегда рядом, когда я этого хочу. Она прыгала на концерте и визжала: «Это мой Сидни!» Когда мы заходили в гримёрку, она была уже там, вешалась мне на шею и постоянно целовала. Было, неважно ехали ли мы с группой и фанатами бухать или ко мне, мы всё равно оказывались в постели и засыпали после безумного секса.
Но эта ночь была не такой, как все. Домой я вернулся не в духе. Швырнул косуху в угол с криком:
-Твою мать! Вот урод! – Ольга подскочила на месте от испуга.
-Ты чего? – она подошла ко мне, - что-то случилось?
-Да случилось! А что не заметно, тупая дура?! – я со злости ударил кулаком в стену и упёрся в неё головой. Оля осторожно подошла и обняла меня со спины.
-Ты чего, Сидни?
-Да отвали ты! – оттолкнул я её. Она упала на пол. Спустя минуту я услышал всхлипы. Поворачиваю голову, Оля плачет. Подлетаю к ней, обнимаю, прижимаю к себе, - детка, прости меня. Ну, прости, я не хотел. Я честно не хотел. Детка, ну, пожалуйста, не плачь, не надо, - целую её. Она успокаивается. Обнимает меня.
-Что случилось, Sid? – я беру её на руки, несу на кровать.
-Нен…, - я потупил взгляд, - да, бл*дь! Меня с дозой кинули!
-Ломает?
-Пока не сильно, через пару часов на стены лезть начну.
-У меня две дозы героина есть, могу поделиться, - предложила она.
-Нет, детка, я этим колоться не буду, - отказался я, но я ещё не знал, как мне будет куёво.
Через полтора часа я лежал на полу, меня скручивало от боли. Выступил холодный пот, меня трясло, как эпилептика в припадке. Я был готов разбить себе голову или сломать руки и ноги, лишь бы эта адская боль прошла. С каждой секундой становилось хуже. Как я ни пытался отговорить себя от дозы героина, боль была такой, что я был готов рискнуть подсесть до конца жизни, лишь бы обрести хоть несколько минут без этих мук. Ольга быстро сообразила, что делать. Она помогла мне сесть, перетянула руку жгутом. «Потерпи, дорогой, ещё немного», - говорила она, готовя дозу. Игла воткнулась в вену, героин смешивался с кровью. Она положила шприц на пол, обхватила меня руками, прижала к своей груди: «Сейчас станет хорошо, любимый. Сейчас, любимый, потерпи ещё пару секунд», - повторяла она, гладя мои волосы.


Рецензии