70 - лет великой победы стихи

               
      ДВЕ ПОБЕДЫ               
    - Подборка Стихов -
    к 70-летию Великой Победы
   ********************
 
   ВЕЧЕР ПЕРЕД ПРАЗДНИКОМ        Сергей Соколов
                Посвящаю отцу с матерей.

                1

Поручили друзья – комсомольцы
Мне торжественный сделать доклад.
Просидел я весь вечер без пользы
У окна.
              Все слова не впопад…

Завтра праздник – девятое мая!
Что-то важное силюсь сказать.
За окном благодать голубая.
Со мной в горнице батя и мать.

Вечер росную стелет прохладу,
Воздух мёдом черёмух сочит.
Батя держит в ладонях награды
И, насупившись, долго молчит.

Где, отец, твои думы витают,
Ты в каком пропадаешь краю?
Что за ветры тебя обжигают
И спокойно уснуть не дают?

Шелохнулся отец,
                и медали
Зазвенели в ладонях его.
Произнёс он с какой-то печалью:
- Уж не надо теперь ничего…

Мне б на гору взойти, к небосводу,
Чтоб Германию было видать.
Я б немецкому крикнул народу:
« Что, узнали, как нас воевать!

Победили к Рассеи любовью.
Вера волю на подвиг дала.
Мы своей захлебнули вас кровью –
На троих, ведь, винтовка была

Поначалу-т…
                Кровавая каша!
Научились крушить вас потом.
С нами рядом ложились и ваши,
И не важно, что меньше числом.

Над могилами нашими звёзды
Вперемешку с крестами встают.
Уж давно распахали погосты,
Где немецкие каски гниют. –

Так, что зря там, за Майною синей,
Мать Гертруда ждёт сына домой…»
Я, вот, тоже тужу о Максиме –
Сгинул без вести брат мой родной.

Он в апреле писал мне: « Взрываем
Оборону берлинских высот.
Скоро дома все будем.
                Сыграем
Свадьбу с Полей, красавица ждёт!»

Но не свадьба была, а – поминки.
Скорбь в родном поселилась дому.
В старых девах осталась Полинка,
Верной суженому своему.

Парни сватались к ней…
                Но невеста
Ждёт и ждёт,
                держит клятву свою…
Говорил ей сто раз, как безвестно
Можно сгинуть в смертельном бою:

« Напрямую снарядом накроет,
Или мина рванёт под стопой –
Только красные клочья от крови
Полетят от тебя над землёй.

После лапы железные танков
И суглинка взрывные ломти
Так твои укатают останки –
Не узнать в них тебя, не найти…»

И теперь, когда в полдень над пашней
Пронесётся вдруг вихрь пылевой,
То мне кажется – это пропавший
Брат с войны возвратился домой.

Я невольно тяну к нему руки
«Брат! Максим!» - как безумный, зову.
Тишина… только горькие звуки
Безответно летят в синеву.

Он закашлялся, дрогнули губы…
А глаза - светлой грусти полны.
Мать пшено выгребает из ступы
И готовит опару в блины.


Обратилась к отцу: « Дай медали,
Порошком насветлю, вот, гляди,
Чтоб, как жар, на груди засияли…
На пробитой осколком груди…

Помню май тот:
                мы Богу служили,
Накануне, ведь, Пасха была.
А в обед в сельсовет позвонили
Из района:
                Победа пришла!

Что войны больше нет…
                Эти вести
Облетели мгновенно село.
Раздавались « Ура!» и « Воскресе!»
На душе у всех было светло.

Я монашку в тот день провожала –
От села на отшибе жила.
Мне она потихоньку сказала:
«Это Пасха вторая пришла!

Наша слава – победа земная.
Божья слава – победа Христа!
Две победы девятого мая
Нам Господь даровал неспроста.

Совпадением в сроках нам Боже
Приоткрыл сокровенную суть:
Наша русская доля похожа
На Спасителя жертвенный путь.

Мы – спасители мира земного.
И была нам Голгофой война.
Мы воскресли!
                Мы – дети Христовы,
Им хранимы во все времена!»

Была матушка мудрой и скромной,
К земи никла её голова.
Много лет пролетело, но помню
Про Победу святые слова.

Жалко Стёпку, братишку, - вдруг мама
В горсть глаза утопила свои, -
Той старушке, что где-то за Майной,
Рассказать бы про слёзы мои…

Что одной мы охвачены болью,
Словно сестры, хоть разная речь,
И ещё передать, что мать-Оля,
Не щадила для Родины плеч. –

Мы кряжи на делянках валили,
Выносили хлысты на плечах,
Для  коровника доски пилили –
Всё на бабском горбу и руках.

На себе поднимали мы пашни
И омёты тягали зимой –
Были б сыты заступники наши
И скорей возвращались домой…»

                2
 
И, словам этим сердцем внимая,
            Я нагнулся над чистым листом
            И в докладе к девятому мая
            Написал, как слыхал, обо всём. –

Что родные мои своей кровью,
Как Христос, мир от смерти спасли,
И воскресли воистину –
                новью
Нашу жизнь из руин возвели…

Города обновили, столицы…
Там, где минные были поля,
Вновь волнуется море пшеницы,
Молодые шумят тополя,
            
            И не порохом пахнет – а хлебом,
            Земляника алеет – не кровь.
            Что Победа дарована Небом
 Как Спасителя к людям Любовь.

Что погибшие – это святые,
Пострадали за землю свою,
Им простились грехи роковые,
И Господь поселил их в раю…

Что даны нам навеки Всевышним
И характер особый, и стать:
Мир спасать из беды и не слышать
Боли собственной…
                Долго ль страдать?

Что на праздник – девятое мая
С неба сходит на Русь благодать.
Может впрямь, это Пасха вторая!
Воскресение русских!
                Как знать…

Я, готовым докладом довольный,
В писанине навёл красоту
И с какой-то таинственной болью
На душе стал смотреть в темноту.

Будто там далеко, за годами,
Куда тянется слов моих нить,
Можно что-то исправить словами
И событий поток изменить.

Может быть, и войны б не случилось,
Если б к Богу взывали страной,
Покаянно б всем людом молились,
Омывая Распятье слезой…

                3
 
Скоро утро.
                А в сердце бессонном
Откровеньем доклад мой звучит.
На стене у полички с иконой
В рамке фото Максима висит.

Кто-то гулко протопал  по крыше,
Вздрогнул ветками заспанный лес.
Может быть, это души погибших
Земляков опустились с небес.

И тропинкой знакомой по полю
К нам на праздник идут сквозь туман.
Брат Максим заглянул к своей Поле,
И к сестре поспешает Степан.

Не измочат, бесплотных, их росы,
Ветерок не шелохнет одежд.
Навернулись в глазах моих слёзы
Не случившихся чьих-то надежд.

И взывают ко мне из тумана
Двоюродные братья мои,
Что могли быть от дяди Степана
И от дяди Максима – могли…

Показать им село, просят, Иву,
            В березняк за сморчками сходить,
Познакомить с девчонкой красивой, -
Они тоже могли бы любить.

И душа моя стала б богаче,
Отражаясь в других зеркалах.
Она ждёт их, неведомых, плачет,
Но напрасно – они в небесах…

Это - кровь моего поколенья,
Пролилась до рождения нас
как всемирных грехов искупленье,
чтобы Истины свет не угас.

Завтра праздник – девятое мая!
С неба сходит на Русь благодать.
Может впрямь, это Пасха вторая?
Воскресение русских!
                Как знать…

   **************************

Комсомольцы доклад осмеяли,
А меня обозвали попом.
И по первым отделам таскали,
И в райком «на ковёр» вызывали,
И билет отобрали потом…

А жаль...

  1975 год село Ива



    Воин Христов
( отрывки из поэмы )
       ОТРЫВОК 1
******************************

«…Иисусе Христе Сыне Божий,
Нам дарована будет победа
По молитвам Царицы Небесной,
Ходатаице нашей к Тебе,
По любви Её к русскому сердцу,
По прямому Её изъявленью
Божьей воли в спасенье России
Через митрополита Илью
Гор Ливанских Владыку – в письме
К руководству Советской России
Возвестит он указ Богородицы
Как духовную сущность Победы:
Чтоб по всей необъятной стране
Запустевшие храмы открыли
И вернули обители вновь
Богоносным монахам и сестрам;
Чтоб из тюрем, с фронтов и из зон
Возвратили священников в церкви –
Чтоб служить приступили они;
Чтобы город Петра не сдавали
И с иконой Казанской прошли
Крестным ходом  вокруг Ленинграда,
Окропляя святою водой
Укрепленья, окопы, дороги –
Не прорвутся тогда супостаты
Через эту святую черту;
Чтоб в осадной Москве отслужили
Пред Казанской иконой молебен –
И тогда враг не вступит в Москву;
После битвы победной доставить
Из столицы святую икону
В обожженный войной Сталинград
И служить перед нею молебны
Средь бойцов в блиндажах и в окопах;
Чтоб икона прошла по фронтам
И до самых российских границ
Находилась в военных частях…
Почти всё, что сказала Мать Божья,
Было сделано с редким усердьем,
С твердой верой в Небесные Силы.
И как только в заброшенных храмах,
В отсырелых монашеских кельях
Пред иконами вспыхнули свечи
И сердечные силы народа
Вознеслись необъятным потоком
До престола Господня в молитвах
И открылись любовью к Отчизне,
Покаянием слезным в грехах
И очнувшейся верой в Христа;
И как только великие слезы
Всенародного горя и бед
Оросили святое Распятье
С упованьем на Божию милость
И надеждой на скорую помощь;
И как только священники в храмах
Объявили священной войну
И к Престолу Творца вознесли
За Победу молитву - тогда
Совершилось  великое чудо,
Чудо нашей всеобщей Победы:
Вдруг война в подмосковных снегах
Захромала, попятилась прочь и лицом
Повернулась на запад – туда,
Где ее разжигал сатана.
До сих пор уверяют стратеги
И историки – люди науки,
Мол, война, как любое явленье,
Объективный имеет закон –
Побеждает коварный и сильный;
При огромной технической мощи
При умении, опыте в битвах
Не должно совершиться такого –
Чтоб не взять Ленинград истощенный
С обороной местами худой,
Чтоб в Москву не войти, когда тридцать
Километров осталось до центра
И на Волоколамском шоссе
Танкам путь открывался свободный!
Но такое сбылось вопреки
Всем канонам военной науки –
Враг разбит под Москвой, отступил,
Город славный Петра устоял,
Разорвёт он оковы блокады.
Ум бессилен постичь сокровенное.
Только сердце, хранящее веру,
Православное чистое сердце
Сквозь завесу советской гордыни,
И возвышенных слов трескотню
Разглядело в том первом успехе,
Что свершился в полях под Москвой,
Дальний проблеск великой Победы,
Угадало в нём Промысел Божий
И восприняло это как чудо:
Вопль народный о помощи скорой
Был услышан и принят Творцом –
И явила Свое заступление
Матерь Божья за чад православных,
И Небесное Воинство встало
На защиту великой Державы.
Дух России у Божья Престола
Разгорелся и в сердце народа
Был ниспослан как воля к Победе,
Как любовь к дорогой нам Отчизне,
Как сплочение верой в единство
Всех племен и народов страны.
Велика и богата Россия
Велика ее сила – народ,
Но есть главная сила в России,
Есть богатство дороже всего
На земле – это Бог!
                Вот и встала
Вместе с нами за Родину нашу
Сила Божия, неодолимая,
Как источник грядущей Победы!
Помню, Господи, те времена,
Свою юность и передовую…»
 
Вспомнив молодость, старец прервался,
Прошептал: « Я с поборником зла
Напрямую когда-то сражался,
Мощь у немца большая была…»
На стене, от иконы направо
На широком гайтане висят
Ордена и медали – две «Славы»
В тусклом свете лампадки блестят.
Старец мельком взглянул на награды, -
И сквозь ночи тревожную глушь
Вдруг раздался раскат канонады
И щемящее пенье «катюш»,
Посвист пуль над холодным окопом.
Сердце бьется! « Вперёд!» - слышен крик.
Он бежит и священную злобу
Помещает из сердца на штык.
За сожжённые сёла и храмы,
За разруху и мрак над страной
На незваных вандалов и хамов
Поднимается ярость волной.
Танки выползли вдруг из оврага,
Пулемёты из танков строчат –
Густо косят пехоту в атаке…
Батареи поддержки молчат…
Вот упал командир их, и звучный
Крик « Вперёд!» захлебнулся… конец…
Но с бутылками смеси горючей
В пекло к танкам пробрался боец.
Замолчали в огне пулемёты –
Смелый воин два танка зажег.
Поднялась вновь в атаку пехота,
Сохранив наступленья рывок.
И «Ура!» загремело над степью.
Батареи ударили в тыл.
Показались немецкие цепи –
Офицер их в атаку нудил.
« Эх, ряды наши много короче, -
Сокрушался боец, - аж, на треть!»
Он, на небо, взглянув, крикнул: « Отче!
Отче наш, помоги одолеть!»
Первый раз он почувствовал сердцем
С Кем–то Любящим вечную связь –
Это с Неба в незримую дверцу
Благодать на солдат пролилась.
И утроилась сила у наших –
Сам Спаситель на помощь пришёл.
Он, невидимый в зное слепящем,
Недоступный осколкам разящим,
Батальоны в атаку повёл
И дыханием уст богозарных
Вдохновил на победу бойцов.
Посмотрев в небеса благодарно,
Воин врезался в гущу врагов.
Вот сошлись - и пошла заваруха:
Брызги крови, стрельба, стон
                и хруст.
Не в числе перевес – в силе духа,
В смысле смерти за Божию Русь.
Ещё натиск – бегут супостаты,
Автоматы бросают, орут.
Дальше гонят фашистов солдаты,
Окружают и в плен их берут.
Парень встал, приподнял с бровей каску,
Штык, заметил, от крови был ал.
Много раз он безжалостно с хряском
Во врага его с силой вонзал.
Вдруг удар, и в глазах всё поплыло,
Зренье мрак, будто дёготь, застлал.
Парню пулей бедро раздробило,
Он, теряя сознанье, упал.
Потом - госпиталь, к фронту не годен,
Приютился в обители жить -
На войне осознал, что угоден
Богу он и готов послужить.
Он, как воин монахами чтимый,
Двадцать лет в послушании был.
В сорок лет принял постриг и схиму –
И назвали его Даниил.

«Иисусе Христе Сыне Божий,
По молитвам Царицы Небесной
И по милости, Спасе, Твоей
Нам дарована будет победа.
Во спасение мира, во славу
Твою, Боже, врага победим.
Посрамлен будет вновь сатана,
Клеветник, половинщик, отступник.
Не сломались, не дрогнули мы
Перед силами страшными ада!
Несвержимость Державы Российской
И Престола Царицы Небесной
Доказали мы целой Вселенной.
Мы душой просветлели, пройдя
Через страшную эту войну –
Из советских мы русскими стали,
Будто вновь нас крестили в купели.
Вышли мы из российских глубин:
От плугов из колхозной давильни,
От станков из казармы фабричной,
От чертежных столов и макетов
Из закрытых бюро и шарашек,
От тачанок из зон заключенья,
Из забоев и с лесоповалов –
Мужики, оглушенные гимном
Светлой жизни и мудрым вождям.
Отлученные властью от Бога,
Без нательных крестов и гайтанов
Со звездой на пилотке солдатской
Мы молиться не смели в окопе;
Вдруг увидит тебя политрук,
Как ты крестным знамением грудь
Осеняешь и просишь у Бога
Крепкой воли, защиты и силы,
Игнорируя мудрость вождей.
Он за это тебя перед строем
Обзовет политически слабым,
Осмеет за отсталость иль хуже –
Сдаст чекистам, как будто врага.
Кругом паника, гибель, хаос,
Подозрительность, трусость, доносы,
Отступление, слезы и кровь.
Впереди – неприступные танки
Вырастают волна за волной,
Сзади – крики: « Ни шагу назад!
Паникерам, изменникам, трусам –
Трибунал и позорный расстрел!»
Страх, уныние и пустота
Без Божественной благостной вести
Больно жалили сердце, как осы.
В пекле жарких сражений с врагом,
Когда воздух тяжел от свинца,
Когда в черном дыму меркнет солнце,
Когда тысячи вражеских дул
Смотрят смерти зрачком в твое сердце,
Когда кровью и йодом сочится
Жгучий ветер  и глыбы земли
На дыбы поднимаются с гулом,
Когда слева и справа друзья –
Краем глаза, бывало, заметишь - 
Спотыкаются, падают навзничь,
Красной кровью траву обагряя –
Вот, тогда себе кажешься жалкой
И  ничтожной козявкой в когтях
Кровожадного зверя – войны,
Пожирающей мясо – солдат,
Мужиков из российских глубин,
В этой гуще и ты затерялся,
Как песчинка в зыбучем бархане:
Вот, споткнись, упади и исчезни –
И никто не заметит ущерба,
И никто не вздохнет и не вспомнит,
Только мать, получив похоронку,
Обольется слезами…
                Тогда
В истомленной страданьем душе
Поднимается яростный бунт
Против чувств унизительных страха,
Против грубых обидных упреков
За позор отступленья, тогда
Из груди вырывается крик
Полный ужаса слёз и протеста,
Вопль о помощи: « Господи правый!
Защити, сохрани и помилуй!»
Крик дитя беззащитного к матери.
И не страшен уже политрук
С его рвением к идолам грешным,
Когда смерть совсем близко стоит
И в лицо жутким холодом дышит.
Душа – капелька Божья.
                Она
Всегда, Господи, знает Тебя
Как Отца Милосердного в небе.
И в минуту, когда покидают
Её воля и бренные силы,
Она вдруг о Тебе вспоминает
И взывает к  Тебе о защите.
И Ты, Господи, праведным душам
В этот миг посылаешь спасенье –
Горним светом её осеняешь.
И тогда вместо страха и боли
Сердце радостью полнит надежда,
Веры свет озаряет рассудок –
И рождаются светлые мысли,
Смертный страх побеждая в душе:
« Есть! Он есть! И Он видит меня!
И Он видит в атаке всех нас.
И Он любит меня! И я – в Нём!
И Он любит всех нас! И все – в Нём!
Он – и сила, и правда, и жизнь,
И любовь, и победа, и слава.
Всё, всё сущее – в Нём! И Он – Бог!
В Боге все мы едины – народ,
В Боге все мы – и сила, и правда,
И любовь, и победа, и слава.
В Боге я не один, я – с народом.
Я люблю свой народ вместе с Богом.
И победа за Богом, а значит,
И за нами победа, мы ж – в Боге!
Враги могут убить,
                растерзать,
Растереть в порошок мое тело,
Но бессильны убить мою душу
С необъятной любовью к Отчизне,
Растворенную в Боге Бессмертном,
Словно капля воды в Океане.
Смерти нет – лишь простой переход
От мучений земных к жизни вечной,
К жизни в Боге, в свой дом изначальный!»
Окрыленное близостью Бога,
Сердце бьется бесстрашно и воля
К долгожданной победе растёт.
Свист осколков вокруг и проклятья,
Стоны раненых, грохот и смрад.
И из гула кромешного боя
Раздаётся ликующий крик
Единения с Богом: « Я знаю,
Что Ты, Господи, видишь меня,
Как бегу на врагов я, и пули
Разорвали шинель! Сохрани,
И спаси меня, Боже, в атаке!»
И уже не козявкой ничтожной
В своем сердце себя созерцаешь –
Грозным мстителем с правдой в груди.
Штык на солнце сверкает зловеще –
За Россию, за Бога, за «други»!
В нас под спудом животного страха
В затаенном местечке души,
Недоступном казенному слову,
Божьей искоркой теплилась вера
Как сердечная заповедь дедов,
Что вошла с молоком материнским
В непорочную детскую душу,
Как закваска великих времён,
Тех времён, что почили под грудой
Кирпичей от порушенных храмов.
Выражалась она в благородном
И бесстрашном порыве отдать
Себя в жертву во имя Победы.
В этом чистом сердечном поступке
Проявлялась особая стать
Богоносной российской души,
Узнавался духовный завет
Страстотерпца Царя Николая
Нам, потомкам, не знавшим Его.
Наша вера тогда проявлялась
В постоянном предчувствии Бога
И стремленье к Нему, ведь тогда
Почти все мы крещенными были,
Значит, с каждым был ангел незримый
Как посланец от Господа к нам,
Значит, связь наша с Небом была
Неразрывной всегда и повсюду.
Нас от пуль и осколков хранили
Наши ангелы
                И перед боем
Крепкой волей бойцов осеняли.
Утешали в скорбях и болезнях.
Тех, кто Господом взят был,
                На небо
Провожали и Бога просили,
Чтоб грехи им простил, Милосердный,
Им, сложившим головушку честно
За великую нашу Победу…
Нам война очищеньем была –
Мы грехи с себя кровью смывали!
За такие слова я б на фронте
Враз под суд угодил, как предатель,
И меня б расстреляли с позором…
Русский дух от Господня Престола
Разгорелся и в нас был ниспослан –
Из советских мы русскими стали.»

 
     ОТРЫВОК 2
*********************************

                « …Пока ж
В новый круг испытаний вступила –
Испытаний мамоном – Россия.
Об одном прошу, Господи Правый,
Чтоб бескровно прошло очищенье…»



Старец смолк и подумал: « Напали
Беси снова на Русь и крушат!
С ними мы на войне воевали!
Фронт сегодня – людская душа…»
Вновь он слышит, как мины взвывают
И снаряды летят с огневых.
Перед взором, как въявь, проплывают
Лица юных друзей фронтовых.
Вот, в землянке сидят у печурки,
Завихрилась у входа пурга.
Стёпка весточку пишет дочурке,
Карандаш послюнявив слегка,
Федосеич с Васяткой, как детки,
Привалившись друг к другу, сопят.
В час затишья короткий и редкий
Остальные ребята храпят.
Вспомнил вкус подгорелой перловки,
Дух махры и трофейных галет.
Видит чёрную мушку винтовки
И фашиста над ней силуэт…
- Там, в боях я открыто сражался
с тёмной силой, - воскликнул монах, -
враг, он тоже, ведь, смерти боялся
и за грех свой испытывал страх.
Зло сегодня повергнуть сложнее:
Враг, он в сердце людское проник!
Чтобы выбить оттуда  злодея
Не поможет ни пуля, ни штык.
Чем сражаться, друзья боевые,
Федосеич, Васятка, Стаепан? –
Вспомнив годы свои фронтовые,
Схимник вновь посмотрел на гайтан.
Свет лампадки дрожит на медалях.
В рану больно толкнулась война.
Вдруг солдатская доля печалью
Сердце тронула, будто волна.
Инок вздрогнул и всхлипнул беззвучно,
Затерялась слеза в бороде.
 - Были мы на войне неразлучны –
Прошептал он, - всегда и везде.
Посылали в разведку нас вместе.
Мы краюшкой делились в пути.
Как мечтали вернуться к невестам
И победу им в дар принести…
Да, вот, только скосил вас мгновенно
Пулемёт в энтом страшном бою…
Ваши души Господь непременно
Встретил с миром в небесном краю.
А ведь мы тогда даже креститься
Не умели – советская новь!
Всё, родные мои, вам простится
Как пролившим за Родину кровь,
За Российскую нашу Державу –
Божьей Матери дом и Престол.
Вседержитель ущедрит вас славой
И очистит всем грех – комсомол.
Знаю я, что в Небесное войско
Ваши души Господь поселил.
Вы и там, как на фронте, геройски
Сокрушаете зло тёмных сил.
Скоро я, Даниила убогий,
В ваши светлые рати вольюсь…
А пока на земле этой Богу
За Россию родную молюсь.
Вновь ущербная сила гуляет
По земле нашей, словно война –
Души русских людей забирает
В смерти вечной чертог сатана.
Пусть не лязгает танков армада,
Не слышна автоматов стрельба –
Гибнут люди от вируса ада,
Вирус этот – к богатству алчба.
Посмотрите из сини небесной,
Как мы жадно глотаем крючок,
На который глумливые беси
Приторочили бакс – червячок.
Прости, Господи, что пред божницей
Это мерзкое слово изрёк –
Мне обидно, что гость чужелиций
Снова в смуту народ мой увлёк.
Он клокочет по жилам торговли,
Словно кровь, и весь мир ему рад.
А теперь, как наживку, при ловле
Русских душ применил его ад.
Он – бумажка обычная с виду,
Знаки тайные нанесены:
Из тринадцати плит пирамида,
В треугольнике глаз сатаны,
И в звезде шестигранной Давида
То ж тринадцать рассеяно звёзд,
На щите у орлана набито
Вновь тринадцать, как ленты, полос.
В одной лапе оливы – послушным,
В другой стрелы – восставшим на зло.
И всех их по тринадцать! Не нужно
Думать, будто случайно число.
Налицо сатанинская воля
В мировую валюту вошла.
Бакс гуляет по свету раздольно
Как разносчик коварства и зла.
К жизни праведной, трудной, достойной
Не приучен зелёный герой –
Просит он авантюры разбойной,
Точит сердце добычей борзой.
В этом мире безбожном и лживом
Ему честная прибыль тесна –
Ищет он, как пират, сверхнаживы,
Что приносят грабёж и война!
Где же сердце – насос окаянный,
Что качает зелёный дурман?
Есть большая страна в океане –
Князя бездны земной балаган.
В души граждан страны той несчастной
Свою сущность вдохнул чёрный ад:
Ложь, насилие, гонор всечасный,
Страсть, гордыню, безбожье, разврат…
Смысл их жизни в усладе телесной.
Доллар – их душеводец и бог.
Там по воле поборников бездны
Разгоняют печатный станок,
Чтоб, как цепью, бумагой поганой
В рабство шар наш земной заковать
И народы держать на аркане
Вероломной нужды и толкать
В жерло ада на службу геенне.
Всех продавшихся жалует тать.
Кто ж не встал перед злом на колени,
Кто противится – тех наказать!
По приказу хозяев кумира
Запылал непокорный Багдад,
На глазах просвещенного мира
Безнаказанно сербов бомбят -
Лишь за то, что верны ещё Богу,
Не предали святыни свои!
Ждут, как прежде, от русских подмогу
Православные братья мои…
Как оружие тьмы не отмечен
Бакс никем.
                Все в нём видят успех!
Мне-то ясно, что доллар предтеча,
Ведь антихрист уже «при дверех…»
Явит миру он бакс электронный –
Всем счета закодирует в ток
И вживит эти коды в нейроны,
И подключит в торговый поток.
Отследит все покупки, продажи,
Аккуратно воздаст дивиденд,
И души содержание даже,
Как в рентгене, увидит в момент
И обратно к сердечным порогам
Прелесть в дар искуситель пришлёт.
Вместо совести с голосом Бога
В людях будет лишь дьявольский код.
Связью вечной с властителем ада
Душу свяжет антихриста знак!
Поджидает клеймёных награда - 
Вечной смерти мученье и мрак.
Бакс – пружина событий кровавых,
Кровь невинную баксу не смыть!
Вот, теперь он гадючной отравой
Прибыл русскую землю мутить.
Достоянье народа обманом
Он за ваучер-фантик скупил
И богатства раздал по карманам
Тем, кто сердце алчбой отравил.
Он Союз развалил! Сверхдержаву!
Просто росчерком пьяным пера!
Достижения были и слава,
А теперь – биржевая игра.
Он в броне прогремел по столице,
Кровью русской столицу умыл…
От него есть спасенье – молиться!
Но на подвиг нет веры и сил…
Ну, какое быть может моленье,
Когда сняли божницу в избе,
Когда сердце, лишенное зренья,
Целиком отдаётся алчбе,
Когда в нас из коробки прелестной
Под ритмичный рок музыки шум
Заползают лукавые бесы,
Опьяняя и сердце и ум.
Воровство, говорят, благородно.
Словно подвиг в почёте грабёж,
А безделье, разврат – это модно,
Романтично. Дерзай, молодёжь!
Зло добром объявляют с экрана
И возводят насилью хвалу.
Мы ж дурманимся, как наркоманы,
Сев на адскую теле-иглу.
Не стыдимся открытого срама.
Не пугает безбожников грех!
Променяли мы Божии храмы
На наркотик экранных утех…
И погрязли в содомскую скверну,
Приютив инославный устой.
Беси рады отпавшим от веры.
Страшно мне пред иконой святой…
Больно, стыдно, друзья, перед вами!
Пастырь я оказался плохой –
Мои овцы пленились козлами
И ведут их козлы на убой.
Время мчится! В душе неспокойно –
«глад и трусы » случились давно,
мятежи отгремели и войны,
впереди остаётся – « клеймо ».
Бес пометит – сказали пророки –
маловерных клеймом на челе,
и наступят последние сроки
нашей жизни на бренной земле.
А ещё предрекали святые:
После долгих страданий и бед
Бог простит отступленье России,
И свершит она много побед.
Ведь не зря же слезами и кровью
Полита её каждая пядь.
Кровь взовёт к небесам, и с любовью
К Богу Русь возвратится опять.
Она – главный у Господа стержень
На земле и твердыня Креста.
Будет зверь окаянный повержен
Силой русской во славу Христа!
И Свет Веры зажжётся в России –
Из Дивеева будет сиять
На весь мир! Эти дни золотые
Мне лишь в духе дано увидать…
Моё время скорбей и печали –
Будто всю свою жизнь я в бою,
Вот, стою на коленях ночами
И за Родину Бога молю,
Чтоб успеть до того, как нечистый
Лбы народам приступит клеймить,
Русь великую, верную, чистую
От грехов перед Богом явить.
Путь к спасенью от адовой скверны
Через русскую душу лежит,
Через русский народ милосердный
С грешным миром Господь говорит…»
Снова слышится бесов шипенье.
« Отступись!» - сатана возопил.
Но не дрогнул монах на коленях,
Лишь крестом свою грудь осенил
И продолжил: «

       2000 год с. Ива
 


             КОРНИ                Сергей Соколов

В печке рыжее пламя по лисьи
скачет весело и озорно.
На ветру вьются желтые листья
и, как бабочки, бьются в окно.

Ветер-странник до нитки промочен,
застонал, отогревшись в трубе.
Это всё мне напомнило очень
детство раннее в старой избе.

Осияла вдруг ярко и ёмко,
Темнотой уведённая в плен,
Самодельной коптюшки тесёмка –
Свет едва пробивался до стен.

У стола, где янтарные блики
Светлым кругом ложились на пол,
Батя резал душистые лыки
и мне лапти со ступнями плёл.

А я рядом играл на рогоже –
Строил домик из лык и лабаз.
« Иисусе Христе Сыне Божий,
сохрани и помилуй всех нас…» -

Причитала молитвенно бабка,
пред иконами строгость храня.
И мне было на сердце так сладко –
Ведь Сам Господи любит меня!

Мама ставили хлебы, вздыхала:
горсть – мука,
                две – трава-лебеда…
В гимнастёрке отцовской сверкала   
угольком «Боевая  Звезда».

Время трудное было, подъёмное –
из руин поднималась страна.
А ночами осенними тёмными
в сон отцовский врывалась война.

Он опять припадал к пулемёту
и беззвучно строчил до утра
иль метался в атаке  пехотной
и орал исступленно: «Ура!»

Потом гладил волос моих паклю
И в бреду бормотал: « Победим…»
От него всегда лошадью пахло
И каким-то дурманом лесным.

Время было тревожное…
                Ждали
Вновь войны очень страшной, второй.
За лесами, в Сарове, ковали
Термоядерный щит над страной.

А я рос и не знал, что учёные
Ради  бомб обесхлебили жизнь.
У нас тихо всё было – кручёные
Под окошком метели неслись,

Журавли пролетали над Ивой,
И рябина цвела у крыльца.
Как любил я всегда торопливо
Обо всём узнавать у отца:

« А куда по-гусиному стаей
Кучевые плывут облака?
Это правда – в глухом Чагадае*
Проживает в избушке Яга?

Есть на небе война – танки, люди?
Вон, сверкает!
                Гремит, ажник, страх…»
- Как в Карпатах…
                Там гул от орудий
Расходился волнами в горах.

Не война это, сынка, - по логу
Простой гром с переливом катит,
Чу, затих,
                побурчал,
                и как дрогнул,
Аж, земля под ногами дрожит…

Весь я был – ожиданье щемящее,
весь я был – бесконечный вопрос!
Из минувшего
                в настоящее
в сердце образы детства принёс.

Дорогие,
               Родные,
                Далёкие…
С ними легче осилить беду –
Знаю: вытерпят корни глубокие,
не сломаются,
                не подведут…

*- Чагадай – название оврага в селе Ива Пензенской области.
 
                1977г. (2011г.) с. Ива


Рецензии
Объёмное у Вас произведение, Сергей!
И панорамы в нём объёмные, захватывающие по глубине и охвату нашей Родины в час испытаний Крестными ходами!

Сталин лично принимал Священников, долго с ними беседовал, приказал открывать Храмы, возобновлять службы...

Сохранились кадры документальных фильмов, где священники окропляли наших солдат перед атакой...

В 1943 году, несмотря на большие материальные затраты, Сталин ввёл, как тому его учили Священники, погоны в Советскую армию, поскольку только воины Христовы, в золочённых погонах могли одолеть тёмные силы...

«И утроилась сила у наших –
Сам Спаситель на помощь пришёл.
Он, невидимый в зное слепящем,
Недоступный осколкам разящим,
Батальоны в атаку повёл»!

И восторжествовала Победа!

«Наша слава – победа земная.
Божья слава – победа Христа!
Две победы девятого мая
Нам Господь даровал неспроста»!

Но пришёл к власти Хрущёв, и не только
началось гонение на Священников,
но повсеместно стали реально
уничтожать Храмы...

«Комсомольцы доклад осмеяли,
А меня обозвали попом.
И по первым отделам таскали,
И в райком «на ковёр» вызывали,
И билет отобрали потом…»

А чем дальше, тем больше,
люди всё внимательнее вникали
Голосам Запада и Америки,
очень многим захотелось
сладкой американской жизни...

Тёмные силы, понявшие, что они проникли
в самое сердце,
даже перестали вещать свои радиопередачи,
такие как «Голос Америки»...

Ведь больше это делать не надобно,
мы все,
даже пенсионеры,
крепко стянуты американским долларом,
это именно от него теперь зависит
подорожание нашего хлеба...

Не хлебом единым будет жить человек,
так сказано в Евангелие,
поэтому надежда
на освобождение
ещё остаётся!

С уважением, Сергей

Сергей Владимирович Евдокимов   13.10.2014 11:15     Заявить о нарушении
Сергей, спасибо за содержательный, прямо классический, отзыв. С уважением

Сергей Соколов -Ивинский   15.10.2014 12:50   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 2 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.