После Колумба

Пятнадцатый век был веком великих открытий. То было время фанатиков- мечтателей и отчаянных авантюристов. Как и многие моряки своей эпохи Христофор Колумб мечтал о неизведанных землях и островах. В 1491 году ему исполнилось 40 лет, время, когда пора хватать мечту за хвост. Монархи тоже разделяли мечтания безумцев. Они мечтали о золоте новых колоний для своей казны. Купцы не были авантюристами, но тоже мечтали. Эти мечтали о прибыли. Колумб предложил свой замысел монархам Испанского королевства и интересы сторон совпали.
Получив корабли от Фердинанда и Изабеллы, финансирование от генуэзских купцов, мореплаватель снарядил экспедицию. В начале августа 1492 года его корабли покинули берега Испании и взяли курс на запад. Король Португалии Жуан Второй, тоже большой мечтатель, ревниво следил за приготовлениями своих испанских родственников. Он тут же отправил в погоню за смельчаком несколько военных кораблей, однако Колумбу удалось ускользнуть от преследователей. В той экспедиции им были открыты Багамские острова, Куба, Эспаньола и Тортуга. Колумб нашел новые земли для Испанского королевства и привез прибыль купцам.
И получил кредиты для своей следующей экспедиции. И тут началось!

Вслед за отважным генуэзцем в Новый Свет ринулись другие искатели приключений и хлынули переселенцы из Европы. Вторая экспедиция Колумба насчитывала уже 17 кораблей, которые доставили на остров Эспаньолу около двух тысяч смельчаков со скарбом, необходимым для обустройства на новом месте.
После того как Ватикан отдал земли Нового Света на разграбление испанцам и португальцам, король Франции произнес фразу, изменившую историю европейских наций навсегда: «Солнце светит для меня так же, как оно светит для других». И благословил своих моряков, выдав им лицензию на легальный грабеж испанских кораблей и поселений в Новом свете. Французские корсары ринулись навстречу приключениям и вскоре на Эспаньоле появились беглые моряки, солдаты и преступники всех мастей. В густых лесах острова бродили дикие кабаны и вепри, горные долины предлагали обилие тропических плодов, в реках и морских водах было полно рыбы, черепах и морских коров. В отличие от тесной Европы здесь была свобода, рай земной!

АБОРИГЕНЫ.

Название Карибского моря происходит от пришельцев из Южной Америки, вытеснивших племена араваков и таино с Тринидада и Малых Антильских островов. В 1492 году первая экспедиция Колумба высадилась на Багамах и мореплаватель увидев смуглых туземцев был уверен что открыл новый путь в Индию. Далее были открыты новые острова, которые Колумб назвал Эспаньолой и Кубой. В последовавшие два десятилетия испанцы истребили практически всех островитян, превратив оставшихся в рабов. Поначалу испанские завоеватели называли воинственных пришельцев из Южной Америки «каннибалами», за их обычай поедать убитых врагов. Возможно отсюда появилось сокращение «кариб» и вся акватория стала называться Карибским морем, которое первые испанцы называли Антильским. Помимо экспансии испанцев, карибы, араваки и таино в территориальных войнах истребляли сами себя.   

На северо-западном берегу этого моря, на полуострове Юкатан, жили индейцы майя и конкистадоры Кортеса и Веласкеса начали оттуда завоёвывать и колонизировать материковую Мексику. Обращение индейцев майя в христианскую веру совершалось огнем и мечом. Когда священник появлялся в селении, вождь племени был обязан предоставлять ему свою дочь или иную молодую женщину для утех, а также обеспечивать едой его свиту на все время присутствия. Если жители были замечены в отправлении культа своим богам – вся деревня жестоко наказывалась, вождя сажали в тюрьму. Стоило испанцам убраться восвояси, как индейцы возвращались к родовым ритуалам.

Каждый индеец от рождения имел своего покровителя - лесного зверя, которому он поклонялся. Следуя традиции и обряду новорожденного оставляли в храме одного, на ночь. В помещении не было стен, только крыша. Земляной пол вокруг возвышения посыпали слоем пепла. Наутро на этом пепле родственники дитяти находили отпечатки лап приходившего зверя и верили что это животное отныне является защитником ребенка, на всю жизнь. Подростку сообщали о том кто является его патроном и он обязан был упоминать этого зверя в своих молитвах, прося защиту. Существуют предания, когда обидчика находили мертвым, разорванным именно этим зверем.
Один испанец, живя какое-то время среди индейцев, взял в жены индианку. Однажды она ушла в чащу за фруктами, долго отсутствовала и обеспокоенный супруг пошел на поиски. Он обнаружил жену в саванне, где та занималась со львом тем же, чем занималась с мужем. Вернувшись, она обьяснила что лев был ее патроном. Шокированный католик сбежал, от греха подальше. 

РАБЫ И РАБОТНИКИ.

Рабский тяжелый труд, эпидемии и войны косили аборигенов так быстро, что 20 лет колонизации уничтожили 80 процентов коренного населения. Оставшись без работников, испанские колонизаторы предложили своему королю использовать рабочую силу африканцев, как более выносливых и начиная с 1517 года ввоз черных рабов в Новый Свет шел по нарастающей. Их обменивали на ром и сахар, позже в южных Штатах Америки на табак и хлопок. Спустя еще два десятка лет только на Эспаньоле их насчитывалось 30 тысяч и местные плантаторы постепенно становились самыми богатыми людьми в регионе Карибского моря. 
Работорговля стала настолько прибыльной что ею предпочитали заниматься известные мореплаватели и пираты такие как Сэр Френсис Дрейк и адмирал Джон Хоукинс.

Слухи о сказочных богатствах Нового Света будоражили Европу. Там повсюду открывались вербовочные пункты в которых легковерных ротозеев соблазняли быстрыми способами нажить состояние. В Новый Свет устремились мечтатели и бездельники, искатели приключений и авантюристы. Но поскольку большинство из них не имели денег на переезд, то сразу попадали в финансовую зависимость к вербовщикам. Оказавшись в Новом Свете, опутанные обязательствами договора они попадали в добровольное рабство к плантаторам. Дело в том, что негр-раб был собственностью и эту собственность нужно было беречь, чтобы использовать как можно дольше. Наёмный же работник-сервант был связан 3-х летним договором, по истечению срока которого он был свободен в своем дальнейшем выборе. Поэтому хозяева эксплуатировали их безжалостно, доводя до истощения и смерти. Именно этих переманивали к себе пираты, обещая свободную вольницу и веселую жизнь. Редко кто дотягивал срок контракта, многие просто сбегали от своих хозяев.

БУКАНИРЫ.

Первые беглецы жили в лесах Эспаньолы, пробавляясь охотой и постигая на практике науку меткой стрельбы. Местные индейцы научили их коптить мясо убитых зверей и рыбу. Прокопченное дымом костра, мясо долго хранилось, стало товаром, которым охотники торговали с заходившими на остров кораблями, обменивая копчености на оружие, порох и прочие нужные им вещи. Место разведения костра, обложенное камнями, долго сохранявшими жар, индейцы называли «барбеку». Над костром они сооружали решетку из срезанных толстых веток, на которую укладывали куски подсоленного мяса и рыбы, коптили их дымом костра. Решетку индейцы называли «букан» и охотники, перенявшие у индейцев опыт копчения стали называть себя буканирами. А словарь человечества с тех времен пополнился новыми терминами, когда каждый сегодня знает что такое «барбекю» и «бекон», но не всякий догадывается что это нам подарили индейцы Карибского моря.

Испанцы называли нарушителями всех вторгавшихся в их новые владения, видя в них своих врагов. Особенно жестоко они расправлялись с французами-буканирами,  убивая захваченных в плен. Гонимые, те перебрались на соседний остров Тортугу, который стал их пиратским убежищем на долгие годы.
Когда Колумб впервые увидел на горизонте остров, похожий на лежащую на поверхности моря черепаху, он так его и назвал «Tortuga-del-Mar». Расположенный всего в 10 милях от Эспаньолы, остров был покрыт фруктовыми лесами в которых было полно бананов и ананасов, яблок и орехов, манго и гуавы. В долинах росли дыни и арбузы. Прохладные чистые реки стекали с гор, в них было много рыбы. В саваннах паслись стада диких животных и над всем этим раем летали тучи жирных голубей и уток. Укромные бухты предлагали беглецам надежное укрытие. Расположенный между Эспаньолой и Кубой, остров находился в районе интенсивных морских перевозок испанцев, и естественно, помимо охоты, буканиры занялись морским разбоем, грабя проходящие торговые корабли. Искушение было слишком велико! Отсюда они совершали свои первые пиратские рейды в Гондурасский залив, где проходили морские пути, по которым испанцы свозили добычу из Гватемалы, Гондураса, Колумбии, Венесуэлы в Гавану, для дальнейшей доставки сокровищ в Европу. В своих попытках вернуть Тортугу испанцы наталкивались на упорное сопротивление буканиров. Искусство меткой стрельбы, приобретенное теми в длительных годах практики, наводило страх и сеяло панику среди солдат неприятеля.

Буканир имел слугу, с которым он заключал трехлетний контракт. После этого срока слуга имел возможность заняться собственным промыслом, если накопил для этого достаточный капитал. Но скопить деньги было невозможно, ибо возвращаясь из леса, охотники пропивали все, до последней монеты. И снова уходили на год и более, разбивали лагерь в чаще, жили в нем группами по 5-6 человек. Деликатесом у буканиров считался теплый мозг убитого быка, который они высасывали из костей животного. Стрельба была развлечением и азартной игрой, когда стрелки соревновались в том, кто с дерева собьет плод, не повредив мякоть. Победителем считался тот, чья пуля «откусывала» черенок плода. Однажды охотника преследовали испанцы-всадники и на открытой местности окружили его, требуя сдаться. Буканир, зная что его сожгут живьем, встал на колено, спиной к спине своего слуги, взвел курок мушкета и предложил первому атакующему получить пулю. Испанцы ретировались, зная что охотник не промахнется.

Буканиры Тортуги основали своё Братство, где каждый был обязан делить добычу с другим, часто даже не зная его имени. То же самое касалось раздела провианта и прочего. Жена убитого или умершего охотника переходила к его другу. На торговые корабли буканиры нападали используя свои быстроходные каноэ. Их проверенной тактикой было метким выстрелом «снять» рулевого, после чего не подпускать никого к штурвалу. Корабль терял управление, его паруса обвисали, он становился добычей пиратов.

СОБАКИ, КАБАНЫ,  ДИКИЕ ЛОШАДИ.

В лесах жили стаи диких собак. Их завезли испанцы, используя в охоте на индейцев. Когда индейцев истребили, собаки стали нападать на домашний скот, убивая телят и жеребят. Собак пытались уничтожить отравленной пищей, но без особого успеха. В борьбе за выживание они становились умнее. Одичавшие собаки нападали и на животных и на людей. Из записок буканира:
«...Увидев свору диких собак мы влезли на леревья. Но им было не до нас, собаки преследовали и окружили вепря. Тот прижимался к дереву и, делая резкие броски, убил и ранил своими клыками нескольких псов. Но собаки кружили вокруг него, выжидая момент. Наконец один пес бросился на холку зверя и впился зубами в шейные сухожилия, разрывая их. Другие бросились под брюхо, рвя жертву на куски. Убив вепря, вся стая отошла. Собаки ждали, пока их первый боец не насытится. Когда пес отошел, остальные набросились и пожрали зверя..». Буканиры отлавливали и приручали щенков этих собак для охоты.

Для своей охоты буканиры приручали и ...свиней. На Эспаньоле диких свиней было множество и их истребляли для еды и буканиры и испанцы. Эти хрюшки черного окраса бегали стадами по полсотни в каждом, но при опасности разбегались в разные стороны. Буканиры откармливали поросят и те бегали за охотниками как собачонки. Их брали на охоту и пускали впереди собак. Поросята залезали в чащу и начинали там жалобно хрюкать и визжать. На их визг из чащи появлялись взрослые свиньи и на этих буканиры уже спускали своих собак. Мясо разорванных на куски свиней прирученные поросята пожирали так же жадно как и собаки...

В саваннах бегали низкорослые дикие лошади. Их мясо, прокопченое дымом костра считалось самым лучшим, ибо хранилось дольше. Для поимки лошадей буканиры мастерили веревочную петлю, которую растягивали между молодыми побегами деревьев. Загнанную в петлю лошадь нещадно били плетьми, пока животное не обезумевало от боли. Потом несколько дней эту лошадь заставляли таскать привязанные камни, продолжая избивать. Когда несчастное животное покорялось своей участи, его использовали для работы, как тягловую силу.

КАЙМАНЫ.

На побережье, где реки впадали в море жили огромные крокодилы или кайманы, как их называли индейцы. Морские кайманы достигали 20 метров в длину, могли подолгу находиться и в пресной речной воде. Этих чудовищ природа наделила невероятной коварностью и изобретательностью. Кайман выползал на берег в месте, куда дикие животные приходили на водопой. Там, в ожидании добычи, монстр лежал часами не шевелясь, притворяясь засохшей корягой или поваленным деревом. Когда ничего не подозревавший бык или кабан подходил к воде, кайман набрасывался на него и утаскивал под воду. Перед охотой кайман заглатывал несколько десятков круглых камней, чтобы придать себе лишний вес, который помогал ему утащить добычу под воду. Кайман засовывал добычу под корягу и приваливал камнями, которые срыгивал, ждал пару дней пока шкура жертвы не начинала отслаиваться, затем пожирал. Однажды кайман напал на охотника, полоскавшего в реке свой тент. Не растерявшись, буканир нанес рептилии несколько смертельных ударов ножом. Убитого хищника он вытащил на отмель и распоров брюхо, обнаружил там несколько десятков речных камней, каждый величиной с кулак.

Кайман утаскивал добычу и у человека, когда тот охотился на зверей в поле.
Охотники, выследив стадо, стреляли животных и затем свежевали туши, переходя от одной к другой. Услышав выстрелы, кайман, прячась в высокой траве, бежал к туше убитого животного, хватал и утаскивал добычу. Каймана выдавал очень резкий мускусный запах, который выделяли его гланды и гениталии. Эти внутренности предприимчивые охотники продавали европеским торгашам.
В мае месяце самка каймана откладывала яйца в прибрежный песок, сама же пряталась  неподалеку. Яйца величиной с гусиные, не имели твердой скорлупы, являясь желанной едой для чаек и бакланов. Как только птицы проявляли свои намерения, кайманиха выскочив из воды, заглатывала яйца в желудок. После того как опасность миновала, она срыгивала яйца назад в песок. Вылупившись из яиц, маленькие крокодильчики плавали воде. Мамаша выпускала мальцов поиграть на берегу, но при появлении опасности они прятались в ее пасти.
Огромные кайманы были уничтожены человеком. В наши дни крокодилы, живущие на Кубе, Каймановых островах, в Доминиканской Республике достигают 4-5 метров в длину. Самые крупные экземпляры длиной до 8 метров живут в Индии и они по-прежнему нападают на людей.

ПТИЦЫ ЭСПАНЬОЛЫ

На острове огромное количество птиц и почти все они использовались в пищу островитянами. Тучи голубей и уток нагуливали жир склевывая фрукты и поедая зерна злаков. Утки и индюшки становились такими жирными, что не могли летать и при появлении человека ковыляли прочь, пока силы их не оставляли, их брали голыми руками. Из такой обжоры вытапливали жир, прежде чем мясо можно было есть. Стаи длинноногих фламинго паслись в поймах и у них всегда одна птица была на страже, оповещая стаю об опасности. Язык этих птиц толщиной в 3 сантиметра и в наши дни у толстосумов считается одним из редких деликатесов.
Крохотные колибри, птички живущие в цветах, тоже были товаром. Индейцы стреляли их из лука, обмазывая кончик стрелы воском, чтобы не повредить тушку. Затем пеструю птичку высушивали и продавали европейцам как сувенир.
 
ЧЕРЕПАХИ.

В Карибском море черепах по-прежнему много и в наши дни. Для пиратов это были запасы мяса на долгие недели и они часто отбирали уловы у местных рыбаков и охотников. Самыми крупными являются коричневые черепахи, которых называют «кожаная спина». Их мягкий панцирь можно проткнуть ножом или пикой. Эти морские рептилии достигают веса в полторы тонны, но мясо их невкусно. Вероятно потому, что питаются они падалью с морского дна. Деликатесом считались зеленые черепахи, едой для которых является морская трава и водоросли. Эти тоже достигают внушительных размеров. Черепаха неповоротлива на суше, но природа снабдила ее сильными челюстями и она может запросто откусить палец или даже кисть руки тому, кто захочет ее погладить, думая что имеет дело с безобидным существом.

За черепахами охотились ночью, когда те выползали отложить яйца, которые как и крокодильи, не имеют твердой скорлупы. Охотники переворачивали своими пиками черепаху на спину и в таком положении она уже была беспомощна, не могла убежать. В море на них охотились с гарпуном, когда черепахи всплывали подышать, насытить свою кровь кислородом. Особенно удачливой была охота на черепах в период случки. Самец взбирался на самку и крепко обхватывал ее панцырь своими лапами. И пока он замирал, зажмурившись от удовольствия, черепаха, как любая самка, глазела по сторонам, занятая мыслями о безопасности. У черепах плохое зрение, но отличный слух. Охотничья пирога стараясь не шуметь веслами, медленно приближалась и самка, почуяв опасность, вовсю начинала грести ластами. Но уйти на глубину ей мешал вцепившийся в нее самец. Если бы природа наделила черепах голосом, то, наверное в такую минуту самка бы прочирикала, - слезай милый, нас засекли, пора смываться... Но лишенная дара речи, она продолжала грести воду а глупый самец, забыв обо всем, млел в экстазе. Парочку брали на гарпун и отправляли в котел. Охотника с гарпуном подстраховывали буканиры с мушкетами, стреляли они без промаха.

Самым излюбленным местом в Карибском море для зеленых черепах являются Каймановы острова, с их богатыми травой шельфами и горячими песчаными пляжами. На протяжении сотен лет, в апреле-мае черепахи проделывают путешествие в несколько сотен миль, плывя со всех островов Карибского моря в одно и то же место, безошибочно указывая направление. В давние времена этим «компасом» пользовались все корабли, сбившиеся с курса...


Рецензии