Благослови меня на боль. Часть третья. Глава 2

Глава 2
Сегодня наконец закончился мой путь к тебе…


— Адриан!  — Стюарт бросился к нему. — Бедняжка! Я знаю каково это: когда жёсткая солома впивается в свежие раны на спине!

    Юноша сначала не понял, о чём он, но в душе словно что-то обрушилось. Всё сжалось внутри от боли... Томас крикнул ему не слушать их гостя.

— И правду говорят, ты просто ангел, —  не обращая внимания на управляющего этого дома, продолжал Стюарт, внимательно и ласково глядя в глаза несчастному невольнику, — просто ангел. У этого злодея ты был жемчужиной его коллекции, чёрной жемчужиной в коллекции из живых людей! Настоящий ангел! И нрав у тебя ангельский — столько вытерпеть. Это неправильно, когда один властвует над другим. Я знаю, каково это, я знаю, что такое боль, что такое рабство, что такое унижение и отчаяние раба. Потому что я сам был невольником, рабом… А ангелы, как ты, не должны носить кандалы. Это неправильно, несправедливо, жестоко.

    А «ангел» слушал это с замершим сердцем. Казалось, вскрылись все раны и вновь начали кровоточить. Казалось, мир рухнул, ещё даже не создавшись. Адриан являлся трофеем, диковинной игрушкой необыкновенной красоты, которую легко любить, но так сложно завоевать из-за кандалов рабства.

— Адриаша, солнышко, он бред несёт… Не надо его слушать, хорошо? — подбежал управляющий, опомнившись. — Дай мне ручку, — но тот не понимал, что происходит, и вряд ли мог осознать его просьбу, тогда Том сам взял «ручку» Адриана. — Не слушай его, пожалуйста… Да-да, он всё правильно говорит, мой ангел, но не надо обращать внимания на это, правда? Ведь это может тебя расстроить… Зачем воскрешать боль? Радость наша, мы же тебя любим… Все… Очень-очень любим… Неужели ты не видишь?

    Оба говорили с ним, как с травмированным ребёнком из очень неблагополучной семьи, с которым жестоко обращались.

— Адриан, я клянусь, что ты никогда этого больше не почувствуешь, — продолжал Стюарт. — Я тебя куплю!
— Купите? — прошептал молодой человек и взглянул на своего хозяина. — Но…но… как…? Я не хочу…

    Его сердце стучало, жило, но он был всего лишь рабом, вещью, которую запросто можно купить, и ему снова напомнили об этом. Но нет…. Нет…. Адриан не хотел расставаться с этим маскарадом, не хотел покидать эту семью, ведь уже осмелился считать её своей семьёй.

    Джеральд подбежал к нему, оттолкнул от него Стюарта и тут же обнял.

— Радость моя, солнышко моё, радость моя единственная, да нет же… никогда! —дрожащие ладони пробежались по его плечам, мужчина упал на колени и, сжимая в руках руки Адриана, зарыдал: — Милый мой, хороший, я твой — отец. Знаю, из меня был никудышный папаша и отменный тиран. Умоляю, прости меня! Я ревновал тебя к твоему… к Даррену. Мне казалось, он сначала отнял у меня любовь твоей матери, а потом и твою.

    Но каково было такое услышать?! Как, после всего, что он пережил, поверить в это? Хотя Адриан и сам догадался, но всё же не верил до конца. Ему всё казалось — может, ошибается? Ведь зовут же старушки почему-то даже незнакомых людей «сынками» и «дочками»! Бедный молодой человек долго не мог пошевелиться, но потом неожиданно вздрогнул, будто бы кто-то ударил его плетью.

— Не плачьте, я вас прошу… — Адриан упал на колени, — не плачьте…

    Джеральд неожиданно прижал его к себе и зарыдал с новой силой:

— Он… Стюарт хочет отнять тебя у меня… Знаю, это…это подло с моей стороны —просить тебя об этом… но не уходи… Было бы нехорошо с твоей стороны бросить Даррена, ведь он столько для тебя сделал, и остаться со мной, но прошу тебя не бросай меня…! Я разыщу его, приму к себе в дом, пусть живёт здесь, зови его отцом, если хочешь, только не уходи… Поверь, всё будет по-другому… Я никогда не подниму на тебя руку, я больше не стану ревновать…
— Не плачьте, пожалуйста, не плачьте, - уговаривал его Адриан, хотя у самого из глаз катились слезы…

    Тут в дверь постучали. Томас подошёл к отцу и сыну и мягко сказал:

— Это Конни, Эвелина, Мартин и девушки… Они не должны этого видеть… Адриан, встреть их, пожалуйста… и под любыми предлогами отправь в сад… И сам лучше туда иди…
— Хорошо… Разрешите, я пойду? — попросил он Джеральда.

    Тот кивнул и выпустил его из объятий.

— Подальше от этого психа… — прошептал Томас на ухо старшему хозяину.

    Его Сиятельство тут же понял, почему управляющий отослал Адриана.

* * *

 Констанцию встретил заплаканный Адриан. Женщина, назвав его «солнышком своим», не дав ничего сказать, обняла и спросила, что случилось.

— Идите в сад… Томас велел… — тихо произнёс он.
— Марти, Эви, девочки, идите! — велела Конни и, погладив Адриана по голове, не выпуская его из объятий, спросила ласково: — Ну, что случилось, радость моя? Он тебя обидел признанием? Или он что-то не то сказал? Лапочка моя, не плачь.
 — Они говорят какой-то бред, что я сын господина, что мисс Эйлин дочь мистера Стюарта…

А вот такого Конни никак не ожидала услышать!

— Что?!
— Да, так и говорят. Мистер Стюарт пришёл меня купить, но… получил отказ… И ещё он сказал, что леди Эйлин - его дочь.
— О Господи! Так вот это кто! А то думаю, кого же он мне напоминает! Это тот самый раб, про которого я тебе рассказывала...!
— Какой?
— Ну, тот, которого мы чуть не лишились из-за позорного столба! Но хватит об этом... Значит, он, и правда, отец Эйлин...?
— Да...? У нас по отцу объявилось...? Это правда, что...что я.…?
— Красавец мой, тебе трудно будет простить… — торопливо прервала его Конни, — но Джеральд тебе не господин, а ты не раб. Он, действительно, твой папа. А мама твоя — Алиссия. Его отец отказался их поженить. Но я тебе это потом расскажу. Сейчас не время, — она взяла его за руку, — а теперь я твоя мама. Пойдём, моя радость. Мы сейчас им покажем!

* * *

— Трогательная история, — сказал Стюарт, — но что делать-то будем? Так и будете плакать? Вам мало той суммы, которую я предлагаю за Адриана? Я могу дать ещё! Но вы мне его всё равно продадите!
— Как бы не так! — внезапно раздался голос Констанции.

    Они обернулись. Женщина, держа за руку Адриана, стояла в дверях гостиной только со стороны сада.

— Купить вы хотите! Видали: какой шустрый нашёлся! Адриан — свободный человек, он не раб, чтобы его покупали, так что убирайтесь отсюда, пока я вас сама не купила!

    Джеральд взглянул на жену с восхищением и предупреждением одновременно, мол, что ты такое говоришь, ведь он раб.

— Ещё до приезда сюда, я подписала Адриану вольную! Вот глядите! — она показала документ, протянув его всем: — Он был не только рабом Джеральда, но и моим тоже! Так что проваливай прочь, Стюарт!

    Тот подошёл ближе, посмотрел на документ в руках леди, сверил число, ещё раз посмотрел и глубоко вздохнул:

— Что ж… прошу прощения…

    Мужчина ещё раз взглянул на того, кого хотел купить: Констанция всё ещё держала его за руку. Стюарту стало стыдно, и он отвёл глаза.

    Том решил выйти к Мартину, Эвелине и двум юным леди, чтобы предупредить их о том, что тут происходит.

    Обессиленный Джеральд глубоко вздохнул и упал на колени. Адриан подумал, что ему плохо, подбежал к нему и опустился рядом с ним и спросил:

— Вы плохо себя чувствуете?
— Я никогда не чувствовал себя лучше, — и он обнял его. — Сегодня наконец закончился мой путь к тебе…

    И только Конни воскликнула, что хватит сидеть на полу, а то простудятся, как в комнату забежала Эйлин.

    Девушка кинулась к Стюарту:

— Вы не представляете, как долго я вас ждала! Неужели вы думаете, что я прогнала бы вас, тем более узнав вашу печальную историю?! Неужели вы думаете, я бы не приняла вас?!

    Мужчина порывисто обнял свою дочь, и она зарыдала на его груди…

    Конни обнимала приёмного сына, Джерри был горд собой и стоял улыбался. В гостиную вбежали Мартин, Эвелина и Геральдина, а за ними и Томас. Узнав, что всё позади, они начали наперебой поздравлять семью, всех обнимать и целовать.


— Приветствую вас, господа! — внезапно как гром среди ясного неба раздался чей-то голос.

    Все обернулись к дверям. На пороге стоял…сэр Гарольд.


http://www.proza.ru/2014/04/16/1708


Рецензии
впечатляющая глава!!! И правда, Адриан уже не раб, раз вольная есть! Вот тепреь может перкратятся "купли-продажи"! Как бы вообще рабство прекратилось!

"Как, после всего, что он пережил, поверить в это? " - вот точно! И я сомневаюсь до сих пор в искренности "отца"...

спасибо, Мария!!!

с теплом души и сердца,

счастья, удач и всего самого чудесного Вам,

Ренсинк Татьяна   22.05.2015 22:48     Заявить о нарушении
Татьяна, я от всего сердца благодарю Вас за прочтение и переживание за героев! Для меня важны Ваши отзывы!
Да, Адриан больше не раб, Конни догадалась дать ему вольную еще на ранчо. Конечно, прекратятся "купли-продажи". Мечтаю, чтобы рабство прекратилось. Но у них оно прекратится, конечно же :)
Вы проницательны, Татьяна! Я тоже до конца не верю в искренность "отца"... Потому что у него семь пятниц на недели.

Всего самого прекрасного, исполнения задуманного и неиссякаемого вдохновения!

с теплом и благодарностью,

Мария Шматченко   23.05.2015 00:39   Заявить о нарушении