В царстве ночных кошмаров

Чей таинственный шёпот слышишь ты за спиной?
Ведьма выбрала жертву и играет с тобой...
Приближается полночь, время быстро бежит,
Входишь в старую церковь, где тело лежит...
Бесы дьявольским хором обрекают на смерть,
И мучительно долго не приходит рассвет!
(Unreal – Три ночи)
Я ушёл из клиники, бросил «лечение», если так можно его назвать, вернулся в свою квартиру, где меня ждала только моя любимая… гитара и темнота. Несмотря на то, что я больше не был заключённым четырёх стен, я всё равно был неизлечимо болен. Каждую ночь я возвращаюсь в одно и то же место. Я продолжал свои скитания по бесплодным землям Нод, пытаясь найти ответы. Но находил лишь горечь разочарований.
Всё началось в тот столь ненавистный мне день. И от того мне казалось, что я ненавидел его теперь ещё сильнее, чем тогда. Всю дорогу мне казалось, что за мной следят чьи-то глаза. Словно я ощущал чьё-то присутствие, но не мог понять, откуда это исходит. От солнечного света болела голова, казалось, что я вот-вот потеряю сознание. Я упаду посреди тротуара, а эти костюмы просто будут через меня перешагивать с недовольными рожами. Дважды это ощущение перебивалось подступающей к горлу рвотой, но ничего так и не происходило.
Наконец-то я дошёл до своей двери и вошёл в квартиру, где меня встретил полумрак и сухой холодный воздух. Самочувствие улучшилось, тошнота отступила, голова болела уже не так сильно, как несколько минут назад. Я упал на кровать, тишина опутала меня, словно паутина. Солнце не проникало сквозь плотные чёрные шторы. Внутри чувствовалась какая-то отстранённость и пустота, которая поглощала каждую мысль, каждое чувство, каждую эмоцию. Не хотелось ничего делать, даже шевелиться было противно, словно это могло нарушить эту хрупкую гармонию равновесия. Я просто лежал в темноте, наслаждаясь мраком и тишиной. Глаза с каждым разом открывались всё медленнее, и постепенно я уснул.
И виделась мне пустыня, и виделся мне древний город Енох, где жили мои дети и дети Сифа в гармонии. Город процветал, но великий потоп смыл его величие. И снова виделась мне пустыня, и виделись мне прекрасные города, построенные моими детьми. И видел я ужасную кровавую войну – джихад. Снился мне покой в гроте Шал-ка-менс, пока мой сон не был потревожен. Видел я Геенну, и видел я конец моего рода.
«Я люблю ночь за то, что в ней меньше машин» (F.P.G. – Ночь (cover Кино – Ночь)… так пел ещё Цой в относительно недалёком прошлом. А я, наверное, ненавижу ночь. На самом деле во мне живёт смутное переменчивое чувство к этому времени суток. Я люблю тишину и небольшое количество людей, либо же их отсутствие, и в то же время меня пугает темнота. «Это ночь, её электрический голос манит меня к себе. Я не знаю, как мне прожить» (F.P.G. – Ночь (cover Кино – Ночь)…, но только не следующий день, а именно эту самую ночь. Неизвестность пугает больше всего, а тьма отличное подспорье для разыгравшегося воображения и прогрессирования всех видов фобий. Я боюсь не темноты, а то, что она может в себе скрывать. В темноте мы способны увидеть любой наш кошмар из-за того, что наши страхи обостряются, прогрессирует паранойя, шизофрения. Именно в темноте мы видим привидений, тени, монстров…, но их нет. Ничего из этого нет. Это лишь проекция наших фантазий и страхов. Мы боимся это увидеть, и мы хотим это видеть, и мы это видим.


Рецензии