Один правдивый день из жизни дона Педро 8

Вот так в один момент дон Педро разобрался со своими проблемами, заодно отодвинув угрозу китайского демпинга на пару десятков лет. Испанцев он не жалел - он давно мечтал поквитаться с ними за столетия колонизации, за невинно убиенных индейцев и вывезенное в Европу золото. А когда оказалось, что правительство, впечатленное размахом китайской организованной преступности, приняло решение отловить всех китайцев и выслать из страны, дон Педро был вне себя от счастья. Ему даром достались опустевшие китайские пошивочные цеха с оборудованием и запасами материала – и это помимо громадного авторитета, который, как он теперь чувствовал, принадлежал ему по праву.
Потом еще были небольшие стычки с мелкими бандами, которые – часто по незнанию – хотели тоже отхватить свою долю прибыли с пошивочного бизнеса. Но после успеха дона Педро с китайцами таких желающих было мало. Обычно для их усмирения хватало появления одного Соснового с «Дружбой – 2» и со скучающим выражением лица. На котором, тем не менее, ясно читалось жгучее желание отрезать кому-нибудь руку или же ногу - и побыстрее. Так что, больше у Дона Педро особых проблем не возникало.
В то время он все чаще и чаще стал задумываться о том, как еще укрепить свою империю, куда и каким образом вкладывать значительные финансовые поступления и где искать дополнительный высокодоходный бизнес.
Как-то раз, прогуливаясь по саду в своем загородном особняке, который по случаю был приобретен у известной оперной певицы (давней поклонницы трусов от дона Педро) за смехотворную цену, он рассеяно рассматривал развешанные на веревках тут и там образцы женских изделий. В то время в его доме как раз проходила международная выставка, которую он самолично и организовал с целью изучения заграничного опыта и передовых швейных технологий в столь деликатном производстве. На призыв поучаствовать в выставке откликнулись все известные швейные дома старого и нового света. Были представлены и экзотические изделия – из Китая, Японии и даже из Советской России – что было совсем уж немыслимым. Достойного помещения для такого объема образцов в доме не нашлось, так что пришлось задействовать территорию сада. Заплечных дел мастера дона Педро оперативно вкопали высокие чугунные столбы внутри периметра пятиметрового бетонного забора, окружавшего особняк,  и натянули между ними бельевые веревки. И каждому кутюрье был выделен один пролет для показа своих изделий, на котором можно было развесить до десяти образцов.
Вся зона показа была условно разделена на четыре сектора. Первый назывался Европейским, второй – Американским, третий – Экзотическим. Четвертый был отдан под изделия из СССР, и ему долго не могли придумать соответствующее название – уж больно необычные и обескураживающие модели были там представлены. Наконец, дон Педро своим личным указом распорядился называть его Футуристическим, заодно на долгие годы установив стандарты этого художественного направления в искусстве пошива трусов.
Экспозиция начиналась с осмотра европейского сектора. Здесь все было красиво, пристойно и в определенной степени консервативно. Мастера не особо досаждали себе фантазиями – видно было, что проблемы выпуска женских трусов больших размеров в Европе пока не сильно актуальны. Спектр выпускаемых моделей лишь немного варьировался по цветам, размерам и крою. Моделей было несколько, но они не слишком отличались друг от друга – только качеством используемого материала, технологией изготовления и цветом. Все трусы были произведены исключительно с применением промышленных швейных машин, что наводило на мысль, что высокое искусство моды и индивидуальный подход пока не коснулись этой области. Изделия европейским мастеров не сильно впечатлили дона Педро, и он решил пока не связываться ни с итальянцами, ни с французами, и уж, тем более, ни с немцами, ни с англичанами. Англичане, вообще, изготовили несколько изделий, используя материал армейских плащ-палаток, что по-настоящему оскорбило эстетические чувства дона Педро.
Следующим был американский сектор. Здесь дела обстояли несколько лучше – чувствовалось влияние самого дона Педро, который лично разработал большинство эскизов и щедро вкладывал деньги в развитие пошивочного бизнеса. Были представлены различные изделия из шелка и хлопка с использованием классических европейских мотивов, сценок из жизни американских индейцев и комиксов в принтах о покорении Дикого Запада. Кроме того, широко использовались перья кондора, мех койота и шкуры бизонов, ранее в изобилии водившихся на просторах великих американских равнин. Особенную гордость дона Педро вызывала его любимая модель, изготовленная из высококачественной шерсти йоркширской овцы, украшенная четырьмя куньими хвостами и оскаленным черепом медведя гризли. Сей экземпляр был произведен в единственном числе и предназначался исключительно для коллекционеров – ценителей женского белья.
Третьим шел сектор экзотики из слаборазвитых стран Азии. Китайцы, как всегда, предлагали одно и то же изделие под различными названиями. Только теперь они стали более осторожными – все надписи были выполнены исключительно иероглифами. Дон Педро в который уже раз воспользовался услугами старого бармена-китайца, который по его просьбе и перевел ему все с китайского на американский язык. Некоторые надписи поразили дона Педро – там были: «Кто здесь крайний на выселки?», «Как пройти в библиотеку?» и особенно: «Только для мужчин».
Помнится, он тогда подумал: «Вот почему они пользуются иероглифами – ход их мыслей нам никогда не понять!». Но взял на заметку, что как только они научатся применять нормальные человеческие (т.е. американские) слова в названии своих изделий, они, конечно, составят серьезную конкуренцию – и даже без контрабанды и подпольных пошивочных цехов.
Японские трусы его не впечатлили – они оказались маленьких размеров (даже если и шли с маркировкой Super XXL), были низкокачественными и почему-то черного цвета, тогда как весь цивилизованный мир предпочитал белое. Ну, в крайнем случае – грязно-желтое китайское. Рисунки тоже оставляли желать лучшего – на всех моделях была изображена одна и та же какая-то гора, которой, надо полагать, все должны были восхищаться. «Да, вечно у этих японцев проблемы с фантазией», - подумал тогда дон Педро и решил более никогда не приглашать их представителей на подобного рода мероприятия.
Меланхолически завершив осмотр азиатского сектора, дона Педро перешел к последней части экспозиции, которая вызвала у него бурный восторг. Он поразился безусловной фантазии создателей и новому концептуальному взгляду на будущее женских трусов.


Рецензии