Перуанский Вальс, или В маске Орсона Уэллса...

                "Мы прошли долгий путь с того дня,
                когда Маршалл Диллон приподнимал
                простыню и говорил:"Нет сомнений,
                он мертв." Сейчас этот вопрос
                решается специальной комиссией."

                РОБЕРТ АНТОН УИЛСОН


Не верь человеческим глазам,-ГОВОРИЛ ВЕЛИКИЙ ПОЭТ,

-ни на Солнце, ни в тени:

   -театр

теней зрения и восприятия

   -это ДЬЯВОЛЬСКИЙ МАСКАРАД!

               Вхожу в тебя с небосклона тревог...

Единственное в Мире,

что уходит без ботинок и грязи на каблуке,

                ИБО БОС!

Пуля, что осталась в левом кармане и вечном омуте сожалений...

ИДЕНТИФИКАЦИЯ СКЛАДКИ,

ниже твоей выпяченной девичьей груди, рукой, что

незряча...
         В ГОРЛЕ ПОКОРНЫХ не хватает одной струны,

                и фальш узнаю я по слуху...

Мои легкие в тюрьме и следователь,

 робкий плод ярости, просит оформить

процессуальное соглашение...

           ОРДА ЧЕЛОВЕКОПОДОБНЫХ ПОЕТ ПЕСНЮ,

           ГДЕ ГЛАВНАЯ ФРАЗА: "ПОТОСКУЙ НАД СОБОЙ!"

Средний палец согнут от зверей в зверинцах недоверия и каждый сустав

готов разорваться так же,

как все именитые братья прикосновений...

Нет оружия страданья у меня,

 хоть жажду, лишь пуля, ОДНА, для себя, без

вельможного звания, бездомная пуля, запуганная мольбой гипотетической

                раны...

                Жалкие крохи испорченной любви, что убили,

                а может мертвой и была она?!

                Кровь, кровь, кровь моя,

                невозможное создание липкой породы текучести

                достойной боли...

                Нью-Йорк, Лондон, Сантьяго, Мехико,

                Москва, Ленинград, Ставрополь,

                Тбилиси,Владикавказ и все бродяги,

                христарадники, бесконечные плиты для нищих

                протянутых поз, незнакомых лиц,

                вспученных прямо из Рима, где только-что

                продали СВЕЖИЙ ГРОМ,

                за одну затяжку колумбийской Марихуаны...

                Невозможно спутать:

                я точно знаю все даты рождении великих,

                триумфаторов и ЖЕРТВ,

                всех войн и Миров, где печально,

                НЕЧАЯННО И удивленно

                СМОТРЯТ НА ТОЛЬКО-ЧТО ПРИШЕДШУЮ СТАРОСТЬ...

                НЕ Надоело обнимать И ЛАСКАТЬ ЗЕМЛЮ,

                Одинока ОНА в радиусе поклонения

                Пространству...

  И я одинок,

  и СОРЮ НА СКАТЕРТЬ КОФЕМ И ТАБАКОМ,

   БЕДОЙ И НУЖДАМИ

     БЛИЗКИХ,

    И НЕ ПОКОИТСЯ МИР МОЙ...

                Он прикончен ожиданием нарастающей слепоты,

                лохмотья-волосами распада...

                Одиночество все бродит и бредит о Многом

                и слышу я:

                -"ОСТАНЬСЯ! БРАТ! НЕ УХОДИ!"

                Я УХОЖУ! ЗА РАССВЕТОМ! ЗА ВЕЧНОЕ НЕБО!

                ЗА ИИСУСОМ! ЗА РУБИЩЕ ПАРИЙ!

                ЗА КАМЕННЫЕ ПОЗВОНКИ УТРЕННЕЙ ЧАРКИ ПЛАНТАЦИИ СТЫДА!               

                ЗА ПРИБОЕМ ПРИШПОРЕННОГО СМЕХА БЕЗ СЛЕЗ!

                ЗА КОРТЕЖ ИНДЕЙЦЕВ ПЛЕМЕНИ ЯКИ, ЧТО

         СТЯГИВАЮТ В РУКАВАХ ОДЕТЫЕ В КАШМИР ВЫБРИТЫЕ ГОРЫ САМООСОЗНАНИЯ!

                ЗА УПРЯМУЮ СОВРЕМЕННОСТЬ!

                ЗА ПОЭЗИЮ, ЧТО ИСТОРГАЕТ ДУХ МОЙ В

                КОНЦЛАГЕРЯХ ЛЮДСКОГО ГОРЯ!

                Революция, В ТЕБЕ НЕТ ЛЮБВИ,

              лишь одиночество зажженной смазливой

              ЗАНАВЕСЫ ФАЛЬЦ-ЗНАНИЙ ГОРИЗОНТА

                И ПРИСУТСТВИЯ ОБРЕЧЕННОГО КВАЗИМОДО...

                Моя жизнь, в маске Орсона Уэллса,

                В авангарде нежной ненависти,

                и белых

                СОСЦОВ СВЯЩЕННЫХ ПОЧАТОК МЛЕЧНОСТИ...

                Сегодня я беседую и

             "ЕДОКИ КАРТОФЕЛЯ" Ван Гога неспешно, хмелея,

                вышивают, украдкой,

            РОЖДЕСТВЕНСКИЕ НОТЫ Перуанского Вальса,

                написанного

                ЛЕМЮЭЛОМ ГУЛЛИВЕРОМ с натуры,

                В АПРЕЛЕ, ИЗ-ЗА 32 ДЕКАБРЯ!


Рецензии