Тюремный роман 1998-2001г. Часть 2

                Свадьба.
          Голос водителя объявившего конечную остановку оторвал Ольгу от воспоминаний, она подхватила тяжелые сумки и поспешила вперед. До лагеря нужно было пройти еще три километра.

          Свадьба за тюремными стенами в сетке с колючей проволокой над головой. Не о такой свадьбе она мечтала. Ей хотелось свадьбы под сводами церкви с запахом горящих свеч. Белое платье и розы. Счастливые лица родных и друзей. Кольца, которыми они скрепят свой союз. Катание по многочисленным достопримечательностям их величественного и прекрасного города. Шумный праздник и веселое застолье…
          Но не сбылось… И уже никогда не сбудется. Она сознательно отказывалась от своей мечты во имя любви.
          Но все оказалось не так уж и плохо, как Ольга себе представляла. Светлая теплая комната. Много людей с приветливыми, праздничными лицами. Телевиденье и журналист из газеты.
И цветы! Это было что-то потрясающее! Андрей подарил Ольге ее любимые цветы. Удивительно, где он мог их достать?! Огромные на длинном стебле бордовые розы с тонким ароматом. Это невероятно! Ее свадебные цветы. Как у настоящей невесты. Какой же счастливой она была!
          Кроме них в этот день регистрировались еще три пары, но почему-то все внимание уделялось Андрею и Ольге. И в сюжете для телевизионной передачи снимали только их пару.
          Ольге было странно такое внимание, суета вокруг них. Вокруг было так много людей, большинство конечно в форме. Девушка заражалась всеобщим волнением, присовокупляя его к своему, и в итоге ее уже начинала бить мелкая дрожь. Даже когда наконец привели Андрея успокоиться не удавалось. Она только крепче вцепилась в его руку и не отходила от него ни на минуту.
          Регистрация происходила в ПВР – помещение для воспитательной работы. Поэтому пестрила различными плакатами с лозунгами советских времен. Например: «Воспитатель должен быть умен, прост, справедлив, смел и добр. Только тогда он имеет право носить это высокое звание – воспитатель. Паустовский». Перефразированная мысль Константина Георгиевича выглядела такой не уместной в подобном месте, где люди были так далеки от того образа Человека, о котором говорил писатель. Потому что, не смотря на кажущуюся приветливость сотрудников лагеря, Ольга уже хорошо узнала за два года общения с пенитенциарной системой, какими мерзкими они бывают не только с заключенными, но даже с их ни в чем не повинными родственниками.
          А на входной двери висел плакат, посвященный первому апреля с шутками и карикатурами на тему лагерной жизни. Словно издеваясь над брачующимися, выставляя на посмешище это подобие свадьбы.
          «Зависелся плакатик… Очень актуально…Может вся эта свадьба тоже первоапрельская шутка…» – с горечью подумалось Ольге, но она отмахнулась от непрошенных тревожных мыслей. Это просто сказывается волнение.
          Женщина-регистратор зачитала необходимую речь. Молодые люди поставили свои подписи, и скромный поцелуй завершил обряд. Простая формальность. Даже обручальных колец не было у Ольги и Андрея.
          После регистрации у них взяли интервью, а фотограф из газеты сделал много фотографий, которые Ольга потом выкупит у него спустя какое-то время.
          Потом снова какая-то толкотня и суета, регистрация других пар. Только спустя час молодоженам удалось остаться наедине. Им было положено трое суток длительного свидания.
Это была самая красивая комната свиданий по меркам лагерной гостиницы. Большая, на два окна, забранных решетками, с занавесками яркого алого цвета, она считалась трехместной, семейной. Большая двуспальная кровать и узкая полуторка. Обеденный стол, шкаф и пара табуреток. Даже конвектор и телевизор были здесь. Комната была обшита темными деревянными панелями, да и вообще довольно уютно обустроена, в основном деревом, что создавало уют и теплую обстановку даже в таком не гостеприимном месте.
          Но супругам было уже не до комфортабельных условий. Два года они виделись только на краткосрочных телефонных свиданках через стекло. И теперь, наконец, получили возможность прикоснуться друг к другу, обнять, впервые за долгие два года!
          Господи, как безумно они любили, как чувствовали друг друга! Это невероятно! Это ощущение, что она – лишь его, вся, до последней черточки, до единого изгиба. Она целовала его губы, щеки, подбородок, глаза, прокладывая дорожку из поцелуев по его шее, подбираясь к любимой впадинке плеч и замирая… спускаясь ниже… по груди… надолго задерживаясь на левой стороне, чувствуя своими губами биение его сердца. И этот стук казался самым дорогим в мире, единственным ради чего стоило ей жить – ради биения его сердца!
           И таким невероятным, непривычным, новым, а потому таким потрясающим, было ощущение того, что он – ее муж, а она – его жена. И нет меж ними никаких запретов и преград. Ощущение познавания друг друга и желание быть близкими в близости до предела, максимально близкими и телом, и душой, и сердцем!!!
          Она тонула и упивалась миром любимых глаз, упивалась любовью. Впервые в жизни в ее сердце и в ее тело пришло понимание того, что значит быть Женщиной, Его Женщиной!
          И все между ними было впервые, как и положено в первую брачную ночь. Невинные ласки, забывшиеся за два года, стали более откровенными и страстными.
          Впервые он проник в нее, и она ощутила, как он огромен! Он заполнил ее всю собой, будто до сердца доставая, дарил ей момент наивысшего наслаждения и яркого экстаза. И в этот момент она кричала ему «Я люблю тебя»! И никогда еще ни до, ни после не вырывались эти слова так громко, как в тот самый первый миг.
          Муж оказался великолепным любовником, да и Ольга не разочаровала супруга. Они сливались в гармонии душ и тел, в гармонии друг с другом…

          Из постели молодые выползли только на следующий день к вечеру, больше суток проведя в сумасшедших объятиях друг друга. Потом Ольга даже пыталась сосчитать, сколько раз они взлетали на вершину оргазма, но ей это так и не удалось. Только вот противозачаточные средства, которые девушка взяла с собой, кончились в первый же день. А в двух упаковках было по 12 штук. Правда, частично они растерялись в безумии любовных игр, но их все равно бы не хватило на 72 часа купленных у судьбы.

          Гостиница оказалась пустой. Только дежурный слушал громкую музыку в своей крохотной комнатке возле кухни. Руслан был из того же отряда, что и Андрей, а потому общались запросто и без церемоний. Он и рассказал молодоженам, что в гостинице сейчас только они, остальные разъехались, а новые постояльцы будут только через несколько дней.
          Гостиница представляла собой небольшое крыло одноэтажного здания. Металлическая массивная входная дверь запиралась на ключ, поэтому зайти, и выйти из здания можно было только в строго отведенное время. Для Ольги это был вход после регистрации и выход спустя трое суток. Дальше шел длинный коридор, стены которого были обшиты деревом. По правую сторону висели картины и цветы в висячих кашпо, а по левую - двери, ведущие в комнаты свиданий. Всего комнат было десять. Сначала пять, потом просторная кухня, с двумя большими окнами, а следом по коридору еще пять комнат. Все комнаты были разные и по площади и по внутреннему убранству. Были и маленькие, всего с одной двуспальной кроватью, были и с двумя полуторками, были и большие семейные, если к осужденному приезжала не только жена, но и еще кто-то из родственников. Были и шикарные апартаменты – номер люкс, там прямо в комнате был и свой холодильник и телевизор и даже душ, тогда как остальным приходилось пользоваться общим холодильником, стоявшим на кухне и единственным на всех душем в коридоре.

          Ольга затеяла было ужин из привезенных ею продуктов, но ее быстренько отстранили от этого дела.
          Руслану в обязанность вменялась не только уборка комнат после гостей, но и кухни в том числе. А все продукты, оставленные в холодильнике, необходимо было выбрасывать. Забрать их с собой в зону было нельзя, так как на выходе с гостиничной территории в отряд, всех строго проверяли. Поэтому Руслан вытащил оттуда все что было, и присовокупив скромные запасы Андрея и Ольги, ребята затеяли готовку сами.
          Ребята бегали и суетились, готовя ужин. Ужин – это даже мягко сказано, похоже, они праздник желудка устроить собирались. А Ольга сидела и бездельничала, подслушивая их разговоры. Очень интересно, знаете ли! Словечки их жаргонные – это что-то! Половины она не понимала вообще, словно на другом языке говорили! Некоторые догоняла по смыслу. А когда попросила перевести, то они так долго смеялись. Андрей даже прикололся, когда она попросила, что-нибудь ей этакое сказать, и выдал такую тираду на блатной фене, что перевод слушать Ольге перехотелось сразу. Но звучало это довольно забавно.
          Обстановка была чудная, домашняя такая, будто бы не в тюрьме находишься, а на вольной квартире, где идет подготовка к хорошей доброй пьянке с разговорами «за жизнь». Странно даже. Нормальные ребята, ничего похожего на злых и жестоких уголовников. Обычные зэки. Судьба такая. Почему их все осуждают? Ольга никогда не могла этого понять. Если она полюбила человека, а он потом сел, то он же не стал от этого злым и жестоким. Он по-прежнему ее самый нежный и ласковый. И безумно желанный.
          – А говорят зэки плохо сидят – сказал Руслан, улыбаясь.
          А Ольга задумалась. Очень интересная фраза, особенно если учесть как в тему. Наготовили они не меряно! И откуда только в тюрьме все это берется? Да этот стол не уступил бы ни одному вольному столу. Просто праздник какой-то. И это радовало. Им ведь этого так, наверное, не хватает. И Оля была рада, что Андрей смог справиться и здесь, занять свое место, с достоинством выдерживая трудности лагерной жизни. Она так боялась за него. Но теперь видела, что вроде все нормально, нет здесь тех ужасов и насилия, о которых ходят слухи про тюрьмы и зоны.

          За ужином ребята слушали музыку, общались и в целом весело проводили время. Разошлись только за полночь.

          Перед тем как лечь, Ольга предложила Андрею составить ей компанию и принять душ вместе, ну там…спинку потереть...
          Молодость и азарт распаляли огонь в крови и рождали желание озорничать.
          Душевая была большая, на три душа, словно в общественной бане. Видимо предполагалось, что мыться будут не по одному, чтобы не создавать очереди, хотя на деле приезжающие на свидания всегда ходили поодиночке. Предбанник тоже был, с двумя скамьями и множеством крючков на стенах. Ольга недоумевала, зачем так сделали? Кто тут может мыться втроем?
          Андрей рассказал, что раньше в этом крыле было производство, цех по чистке рыбы, которую потом отправляли в коптильню, и после смены работники мылись в этой душевой. Конечно, все здесь давно переделали, после капитального ремонта и намека на цех не осталось, а вот душевую меньше делать не стали. Только заново окрасили, обложили новенькой плиткой и застелили решетчатым деревянным настилом.
          Единственный минус был в том, что из-за больших размеров, в душевой комнате, и особенно в предбаннике, всегда было холодно. Батарея там была всего одна и то еле грела, а размеры не позволяли нормально прогреться помещению даже за счет горячего пара.
          Поэтому быстренько раздевшись, Ольга побежала под теплую воду.
          Впервые девушка собиралась заняться любовью в душе, поэтому сильно нервничала и не знала с чего начать и как. Более того, она впервые увидела Андрея вот таким, в полный рост, совершенно обнаженным и доступным ее взглядам. В горизонтальной плоскости постели он выглядел немного иначе, да и не до того там было. К тому же его тело как правило частично скрывало одеяло, а если он вставал, то сразу одевал что-нибудь… В общем, вид любимого тела был абсолютно доступен ее взорам, которые она старательно прятала, боясь выдать свой интерес. Хотя тайком все таки сумела все разглядеть и утолить свое любопытство.
          Муж обладал поистине совершенной фигурой. Мускулистые руки, мощный торс, грудь налитая энергией и силой, длинные спортивные ноги. О, а форма ягодиц оказалась как раз такой, как надо. Права была подружка, когда говорила, что по заднице парня можно определить величину его достоинства. Оля даже заулыбалась своим мыслям и тут же залилась румянцем. Вот уж с чем у Андрея все было в порядке. Даже сейчас, в спокойном состоянии, он оказался таким большим!
          Тем временем Ольга уже стояла вся мыльная и несмело намекала мужу на более интересные занятия: то заденет его рукой, то спинку предложит потереть, и одновременно касалась его гуди, живота… Когда он повернулся к ней, девушка дотронулась до главного… Его словно током дернуло и он мгновенно стал увеличиваться в ее руке. Легкое удивление и огромный вопрос застыл глазах Андрея. Ему-то как опытному в таких делах мужчине давно уже хотелось чего-то подобного, но он боялся напугать свою неискушенную молоденькую жену, часто сдерживал свои порывы и желания, чтобы не дай бог не обидеть невзначай или не причинить ей неприятных ощущений. Но увидев однозначные намерения любимой, медленно, очень осторожно и ласково стал гладить ее тело, смывая мыльную пену. Когда его ласки уже довели Ольгу до нужного состояния, а ноги начали подводить ее, она сама открылась ему навстречу, прогнув спинку и расставив ножки. Придерживая жену, он окунулся в жаркое тепло ее тела…
          Начатое в душе, только раззадоренные первым разом, они продолжили уже в постели. Впереди было еще чуть меньше двух суток для любви.
          Но это время пролетело так быстро и незаметно. Осталось всего несколько часов до рассвета, который вновь разлучит надолго влюбленную пару. Ураганность чувств уже поутихла и уже утолилась безумная жажда друг друга. И эти последние часы они нежили друг друга в объятиях и ласках, стремясь подарить как можно больше любви и тепла и запомнить каждое мгновение.
Наступало время прощанья.
          Но как ни уговаривай время остановиться хоть на миг, оно неумолимо. И истекли минуты. И навалилась на сердце снова тяжелым камнем разлука.
          Лязг замков, решеток, дверей закрывающих от Ольги ее счастье, каждый шаг, ведущий ее на свободу – скорбно сгибали плечи, стирали с лица улыбку и гасили искры в ее глазах…

                Лагерный брак.
          Дома свадебные цветы еще много дней скрашивали ее разлуку. Любуясь ими, вспоминала о нем. Великолепные цветы! Такие красивые, лепестки такие нежные. И еще такие большие, что если взять аккуратно в ладони их головки, в них всем лицом можно было окунуться, ощутить их бархатистость и неповторимый аромат. Ни одни цветы в ее жизни больше не доставляли ей столько радости. Потому что были первыми и последними в ее жизни свадебными цветами от любимого мужа. И именно этим и были так дороги.

          Так хотелось прикоснуться к нему… Обнять…Скользнув руками по линии плеч, дотронуться до лица, пробежаться пальцами по губам….Поцеловать… Услышать стук его сердца. Увидеть тепло его глаз и вновь утонуть в них на вечность! Почувствовать запах его кожи, запах сильного тела, такого родного, такого близкого! Так хотелось прикоснуться к нему!
          Но количество разделяющих их стен и формальностей делало это невозможным.
Боже, как он далек! Как тяжко нелегка эта любовь, но она была счастлива, что она все же есть. Ей так его любовь нужна!!!
          Эта безысходность погружала в жестокую депрессию. Когда душа ее билась в грудной клетке, словно в стенах заточенная,  и хотела покончить суицидом. Она то плакала, то тупо глядела внутрь себя. И очень успешно сходила с ума.
          И никто был не в силах помочь. Лишь время… А она делала все больше и больше глупостей, чтобы спастись, сбежать от депрессии. И падала в нее все дальше и дальше, все глубже. И было не найти ей крыльев, чтобы взлететь к тому, которого так любила. И не было руки, что потянется помочь…

          «ПОМОГИ МНЕ!!! Схожу с ума. Душа моя тяжело больна. Но некому ее излечить. Никто никому не нужен в этом мире. Может это нормально? Может просто я такая неполноценная и дефективная, что не попадаю под правило этого мира и этой их «взрослой жизни»? Почему мне всегда, до всего, до всех есть дело?! А им нет!!! Это конечно не ново, жаловаться глупо, все проходящее и это пройдет… Но все же!?»

          А спустя полгода после этого свидания его выпустили на расконвойку. Теперь они могли видеться довольно часто, минуя сложные процедуры оформления официальных свиданий.
Место для их встреч было уже не таким комфортабельным как комнаты для свиданий. Чтобы незаметно туда пройти, Ольге приходилось долго идти вдоль забора и колючей проволоки. И каждый раз мерещился ей буравящий взгляд часовых с вышек. Но она смело перепрыгивала ручей, взбиралась по пригорку, по тропинке между густых кустов, сквозь брешь в бетонном заборе. Дальше небольшой открытый участок и она у старой растрескавшейся деревянной двери. Условный стук и наконец-то его объятья.
          Комнатка была крошечная. В ней едва помещалась одноместная кровать с высокими металлическими спинками, как у больничной койки, и стул. Обшарпанные стены с оборванными обоями, куски которых свисали то тут то там. Грязный матрас на ржавых пружинах. Но зато тут им никто не мог помешать, не мог запретить быть вместе. Эта комнатка станет для Ольги самым счастливым воспоминанием на долгие годы. И даже потом однажды окажется, что только самые первые месяцы их знакомства до ареста и вот эти дни в этой комнатушке, станут для нее самыми счастливыми днями в их отношениях.
          Здесь она пьянела от его поцелуев, таких нежных, что кружилась голова. Здесь они любили друг друга искренно и так сильно, безоговорочно верили, бесконечно дорожили друг другом. И верили, что такой их любовь будет всегда. Что теперь на всю жизнь друг для друга – единственные. Что незыблема, непоколебима эта любовь. Ей так нравилось чувствовать его в себе, потому что это позволяло не только сердцем, но и плотью ощутить, что они – едины!
          Впрочем, кроме этой комнатки были и другие неожиданные места для их встреч.
          Однажды Ольга проспала и сильно опоздала на работу. Ее рабочий день тогда начинался в 7 утра и заканчивался только в 23ч. Работа была трудной и выматывающей, буквально валила с ног. Когда она приехала, вместо нее уже вышел другой человек. Она получила неожиданный выходной. И была несказанно этому рада!
          И потому девушка решила поехать к мужу.
          Она приехала к нему в девять утра, а уехала лишь после 7 часов вечера. Это было огромной редкостью. Подарок судьбы!
          Весь этот день она была рядом с любимым человеком. Это был потрясающий день! Было так здорово!
          Даже странно, что он все же в тюрьме. Было такое чувство, что она просто приехала к нему на  работу, где он сидит в вагончике охраны. Ну, что, обычная работа, пусть и не самая лучшая.
          Им было так неважно внешнее окружение. Ну, стены как стены, обшарпаны слегка, ну скамейка жестковата, окошечко грязное, стол. Прозаическая такая обстановочка. Но какая разница?! Любовь и это убогое помещение озаряет таким теплом и светом, что это все такие мелочи. Важно лишь то, что они вместе.
          Пользуясь столь редким уединением, муж сводил ее с ума нежными поцелуями и прикосновениями.
          – Мстя моя будет ужасна! – смеялась девушка и в свою очередь дарила ему свою нежность. Она тоже в долгу не осталась и лишь когда по губам потекли струйки его наслаждения она, наконец, оторвалась от него.
          И это было лишь началом.
          Вечером, когда ей уже пора было уезжать, девушка переодевалась с брюк на юбку, так как собиралась идти с подругами в клуб. Муж не отрываясь смотрел на нее, чуть сигарету не съел. Его глаза прожигали ее насквозь.
          И словно вслух она слышала его мысли, представляя, как бы он сейчас сказал, сквозь тихий зубовный скрежет: «Разложить бы тебя на этом столе!».
          Но он почему-то молчал.
          А она так хотела его, заряженная повисшей в воздухе атмосферой возбужденности и пикантности ситуации.
          А потому взяла инициативу в свои руки.
          В итоге она оказалась лицом к столу, а Андрей пристроился сзади.
          Уже было темно, но за окошком на воротах горел фонарь и его свет тускло приникал к ним.
          Все кончилось быстро. Но им было хорошо.
          А у нее в такой интересной позе и столь непривычном месте была лишь одна мысль: «Отымел, как шлюху», но эта мысль придавала остроты ощущениям и странно возбуждала ее.
          А он в это время сходил с ума. Говорил о том, что в этом свете ее бедра сводят его с ума.
          «Да, представляю!» - думала Ольга.
          Картинка была та еще! Она в задранной юбке, в чулочках на кружевной резинке и в голой задницей. Истинная блудница!!! Никому бы никогда такого не позволила. А ему – с радостью. Если б не знала, что он ее любит, то никогда бы такой грубости не простила. Хотя грубости-то как раз и не было. Даже в такой ситуации он был очень нежен.
          Опошлили они с Андреем такой чудный вагончик! ;)
          Забавная ситуация. Муж и жена. А со стороны, будто проститутка с клиентом.
Но уезжала Ольга счастливая!
          Андрея тоже это все позабавило, ему, как и Ольге, понравилось подобное разнообразие с элементом экстрима. Он просто обалдел от такой наглости с ее стороны. И был в восторге от своей жены.
          И хотелось верить, что она не устанет его удивлять и вызывать его восторг на протяжении всей жизни!

          Был еще случай, когда весной Андрея с напарником отправили сторожить кабель. Участились случаи срезания кабеля вблизи зоны, поэтому и днем и ночью посылали наряд из числа расконвоированных. Смена Андрея выпала ночью. И как раз на его день рождения! Был очень теплый и сухой май. Все уже цвело и зеленело вокруг. Ольга днем приезжала в лагерь, но узнав потрясающую новость, поехала обратно, закупить продукты и спиртное. Вот это удача! Ликованию девушки не было границ – наконец-то провести ночь с любимым практически на воле!
          Когда она вернулась к лагерю, уже темнело. Но у Андрея выйти сразу не получилось. Пришлось идти одной, без него, ночью по незнакомой дороге. На небо уже выплыла огромная оранжевая луна. Зажглись фонари на вышках. Ольге от страха казалось, что фонарь вертухая всю дорогу следует за ней, и что там знают об их затее, что сейчас за ней придут и сдадут ментам, чтоб не шлялась возле зоны. Время шло, мужа все не было, и она уже не просто нервничала, она уже с трудом сдерживала панику.
          Появился он только часа через два, да еще и с напарником, избавиться от него не удалось.
          Дальше шли уже вместе. Стало веселее. Зайдя в лес, развели костер. Жарили сосиски и хлеб. Пили вино. Общались. Поздравляли именинника. Напарник долго не хотел уходить, тем более что не положено разделяться. Но потом все таки его удалось отправить погулять ненадолго.
          Молодые время зря терять не стали. Звездное небо, рыжий костер способствовали романтике и любви.

          Длилось это счастье где-то чуть больше полугода. А потом там что-то случилось и Андрея перестали выпускать на расконвойку. И свидания тоже всем отменили. Счастье кончилось и снова тяжкое ожидание.

          Она жила лишь им, в ожидании его, чтобы она ни делала вдали от него  или рядом с ним - все лишь во имя его и любви во имя! Ее жизнь – ожидание счастья, ожидание хоть каких-нибудь изменений, ожидание свиданий и встреч, ожидание из месяца в месяц, из года в год: то первой свиданки, то приговора, то амнистии (что так и не случилась), то совершеннолетия, чтобы выйти за него замуж. А дальше ожидание длительных свиданий в статусе жены и его возвращения.

                Возвращение. Заключительная. (2014г)

          А потом он вернулся. Настал этот долгожданный день, который, казалось, не наступит никогда.

          Но он оказался не таким, каким она придумала себе. Она любила его душу. Но этого недостаточно, чтобы состояться в жизни, как мужчине и главе семьи. Этот экзамен Андрей не сдал. Стал пить. Очень много.
          Много боли они причинили потом друг другу.
          «Погасло твоё Солнце, падший Бог»

          Но это было начало совсем другой жизни, других отношений, других событий.

          Скажу только, что у Ольги и Андрея родилась девочка. Красивая, на радость маме. А папа появлялся в их жизни лишь время от времени. Но, не смотря на развод, поиск новой жизни, лучшей доли, на последующие отношения с другими людьми, они так и остались единственными в судьбах друг друга, в сердцах. Десять лет они старались забыть, но так и не смогли. Расставались, сходились вновь, и опять расставались.

          «Любим друг друга. Одинаково сильно. И одинаково - безнадежно навсегда.
Разница лишь в том, что я все эти годы пытаюсь уйти, нахожу других. Изменяю не столько ему, сколько себе и своей любви. А он любит и ждёт, никого не ища. Просто знает, что я всегда вернусь. Через год, через пять. Неважно. Вернусь к нему. Каждый раз, снова и снова понимая, что это на всю жизнь. Этого не изменить. И я знаю, что всегда смогу вернуться. И он примет меня, сколько бы лет ни прошло»

          Их неудержимо влекло друг другу единственное, что имеет силу в этом мире - чувство любви!
          И однажды они перестали бороться с собой и друг с другом. И приняли, наконец, простую истину, что это навсегда. Если уж и через шестнадцать лет, пусть не часто, но они до сих пор встречают рассветы вместе.

          Вот только проживут ли они и дальше долго и счастливо, чтобы умереть в один день, неизвестно. Жизнь такая сложная штука, никогда не знаешь, что ждет их там, за поворотом...

май 2014г.


Рецензии
Оленька, долго читала, несколько раз возвращалась к прочитанному. Возможно мои нынешние переживания играют роль, но на душе так было тяжело, что родители бывают так далеки от своих детей, а дети потом столько ошибок совершают и тянется такой шлейф от этих ошибок в жизни.
Оленька, Дорогая! Пусть Господь пошлет тебе, мне и нашим героям ДУШЕВНОГО СПОКОЙСТВИЯ И ГАРМОНИИ. Храни Господь нас всех. Береги себя. С Любовью, Ирина.

Ирина Бабкина   02.06.2014 18:41     Заявить о нарушении
Ирина, спасибо тебе за вдумчивое прочтение и слова твои теплые!

Я сомневалась, стоит ли выкладывать такую историю, кому она может быть интересна... Сопли розовые... Но она написана и прожита, и дорога моему сердцу как память, о тех годах юности моей.

А насчет родителей... В моей семье так заведено, что личная жизнь каждого члена семьи - это его личное дело, не принято вмешиваться, говорить по душам. Хотя мама иногда позволяла себе это, но как правило это было негативное вмешательство и воспринималось в штыки, а потому имело противоположный результат. А потому и решения приходилось принимать самостоятельно, потому и ошибок было много. Но я не жалею, это были мои решения, винить некого. И проживая свою жизнь, я знаю, что это моя жизнь и все в ней я строила и рушила сама.

Дай бог тебе всего самого хорошего! Спасибо!

Чувственный Ветер   02.06.2014 19:09   Заявить о нарушении
Оленька, спасибо тебе за ответ. А винить никого и не надо, прежде всего спрашивать с себя (это мои мысли, уважаю и другие), но для того и есть СЕМЬЯ, что все ВМЕСТЕ и жаль когда по каким-то причинами обстоятельствам по-другому. А ты пиши, все что чувствуешь, так мы разговариваем с собой и ищем себя. Храни Господь нас всех. ПУСТЬ ДУШИ СТАНУТ СВЕТЛЕЕ и боль уйдет. С теплом, Ирина.

Ирина Бабкина   03.06.2014 13:57   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 2 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.