Наивысшая цель

Нам нужны соседи. И ведь раньше они у нас были! И мы знали, что они нас никогда не оставят, не бросят, не скажут, нет. Они скажут, сейчас посмотрю! Да потому что они сами не знают, есть ли у них  в хлебнице хлеб или они его съели? 
Это мы уже съели и узнали о том, что съели. И куда нам идти?
Ну не в магазин же! Надо выйти на лестничную площадку и просто позвонить в дверь к соседям. И рассказать им историю о том, что папа пришел с работы, и вот-вот уже моет руки, и хочет сесть за стол, а хлеба нет и что делать?
Да соседи никогда не слышали такого рассказа! Они тут же бежали на кухню и с радостью узнавали, что у них  все-таки есть полбулки хлеба! Они отрезали от этой полбулки половинку и отдавали нам.
И папа был спокоен. Он даже не знал! Можно было ходить по подъезду и названивать во все двери, дабы попросить недостающие табуретки, тетрадки, таблетки, бинты, вилки, пару яиц для пирога или стакан крахмала.
И все были готовы помочь! Они открывали свои шкафы и узнавали, что там  оказывается, уже кто-то сидит. Что, оказывается, осталось две ложки муки и пол стакана сахару.
 И что им теперь делать? Да то же самое, что и нам! Так же ходить по подъезду и просить. А что в этом такого? Да это прекрасно, когда человек может сказать, дайте пожалуйста,луковицу и не испытывать при этом чувство стыда.
И ведь сейчас никто не согласится! Начнется гипертензия, овал лица, секулятивная мышечная эмпозия. 
А что в этом такого? Выйти из квартиры и позвонить в соседнюю дверь! И просто попросить отвертку. Или дрель. Или стремянку. Раньше говорили, дайте позвонить нашей маме, а то она очень переживает.
И никого это не удивляло. А сейчас? Ведь будут стоять у двери, смотреть в глазок. Будут думать, что ты хочешь взять у них что-то ценное, что им самим очень нужно. Или начнешь рассказывать историю о том, как давным-давно первые люди съели то, что есть было нельзя. Им стало плохо, у них начался жар, витилиго, импетиго, гипоталамус и впервые пошел снег, и впервые начался дождь, и пришлось резецировать, и многие погрузились во тьму. Почти все.
Но ты-то пришел попросить открывашку. Или штопор. Или чуть-чуть каменной соли. Почему же так страшно? Почему же сегодня мы не знакомимся со своими соседями и не печем для них имбирное печенье? Почему же сегодня мы не стучимся к ним в дверь и не спрашиваем как у них дела?
Может, надо сходить в магазин, в аптеку, на почту? Может надо намазать левую ногу, да даже просто постоять у кровати, помахать газетой?
Почему мы ничего друг у друга не просим? Не вызываем  друг в друге никаких чувств? Ведь раньше мы стучали друг другу в дверь, и просили листочек алоэ. А сейчас мы живем, как чужие. Мы даже не знаем, что у наших соседей лежит в духовке,  чем они укрываются по ночам, что читают.
Ко мне как-то постучал человек. Я посмотрела в глазок и почему-то открыла. На пороге стоял мужчина с фингалом под глазом, что меня нисколько не смутило. Мужчина был очень деликатен, он поздоровался и попросил триста рублей до завтра. Я естественно стала искать деньги и нашла в кошельке как раз триста  рублей.
Мужчина был счастлив, он очень извинялся, досадовал на жену, что та ушла на работу и забрала все деньги и карту.
- А вы, с какого этажа? – наконец спросила я. – Я что-то вас не узнаю.
- С шестого, - ответил этот человек. – Мы недавно переехали.
На следующий день он не пришел. Я подумала, что он не может жить на шестом этаже. Что он просто шел мимо моего дома и зашел каким-то образом в мой подъезд. Мало того, он поднялся на пятый этаж и позвонил в мою дверь.
А может, он приходил? На следующий день он тоже не пришел. Что ж, подумала я. Наверное, он слишком занят и, скорее всего, живет в  другом городе.… Через три дня кто-то постучал в дверь. Это был он. Смущенный, благодарный, с деньгами и плиткой молочного шоколада.
Но через день он снова пришел и снова попросил триста рублей. Оказывается, его жена ушла, когда он спал и забрала все деньги. Я дала ему триста рублей, на что он спросил, какое я люблю вино. Я сказала, что вино не люблю, и он ушел счастливый, благодаря судьбу за проявленную к нему милость и ниспосланную по непонятным причинам благодать. 
Я стала задумываться. На шестом этаже жила семейная пара, но этот человек никак не походил на того мужчину, которого я видела. Через несколько дней он пришел и принес мне мои  деньги. На его ногах были надеты домашние тапочки, и он сказал, что недавно купил квартиру на шестом этаже и его зовут не иначе как Антон. 
Антон прошелся по моей квартире, ему показалось, что в его квартире места значительно больше.
- Заходи в гости, - пригласил он, и я поняла, что он успел где-то выпить. –  Посмотришь на мой ремонт,  у меня большой коридор, большая ванная…
Ну, интересно, подумала я. У нас абсолютно одинаковый метраж.
- Ничего не понимаю, - сокрушался выпивший Антон. – Почему? -  он посмотрел на меня, желая понять. – Я пойду сейчас и выгоню эту бабу, а ты приходи!
Он ушел расстроенный, и с тех пор мы больше не виделись. Мне даже кажется, что он никогда не жил в моем доме, а просто бывал проездом. И всякий раз проезжая мимо, он стучался в мою квартиру и просил триста рублей.
 Так и мне когда что-то надо, я тоже стучусь  в дверь к соседям. А мне то отвертку надо с шестью углами, то бутылку открыть, то банку с кабачковой икрой. И  они говорят, проходи, проходи, мы сейчас всё откроем! Они тут же начинают понимать, что их жизнь полна смысла.
В этом-то и заключается наивысшая цель нашего существования.
Отдавать то, что есть.
И брать то, чего нету.





               


Рецензии