Портрет Анхеля

Мы - никто,
Но мы хотим, быть кем-то.
Когда мы умрём,
Они будут знать только, кто мы есть.
(Marilyn Manson – The nobodies)
Ты спрашиваешь: «Что я должен сделать, чтобы ты был только моим?» К чему это? Зачем этот спектакль, твои «слёзы», страдания. Я давно уже не человек. Я потратил жизнь на удовольствия, ни в чём себе не отказывал. Мои нежные бл*дские голубые глаза и юношеская улыбка открывали передо мной любые двери удовольствия. Но счастье и удовольствие не одно и, то же. Как «рабство и счастье не живут в одном доме» (American McGee’s Alice). Я сам не знаю своего истинного лица. Я ношу вечную маску, которая срослась со мной. Внимательно посмотри на меня, как думаешь, сколько мне лет? Да «мне не так уж много лет» (F.P.G. – Свобода), чтобы «е*ать мозги вам и, тем более себе» (F.P.G. – Свобода), я искренне этого не хочу, «чтоб вас чему-нибудь учить» (F.P.G. – Свобода). Я просто наркоман, который делится своим бредом из головы. К этим словам не стоит прислушиваться, потому что истины в них нет. Я не умею говорить умные вещи, но и не могу заткнуть свой фонтан красноречия. Увидев меня на улице, вы скорее отвернётесь или посмотрите на меня с презрением, но ваше мнение для меня равно нулю. Я не пытаюсь изменить мир или устроить революцию, я просто хочу жить, а сейчас я выживаю. «Свой средь чужих, своим - чужой - цена за право просто быть собой. Не слишком дешево, но и не очень много» (Тараканы – Границы гетто)! И каждый день просыпаюсь я «с утра и» (Terpincode – Будем умирать) мои «мысли ни о чём. Поставив лаком ирокез» (Terpincode – Будем умирать), я иду «своим путём, но в момент меня задавят толпы любопытных глаз, ненавидящих» (Terpincode – Будем умирать) меня. «Но кто они такие чтоб слушать их? Кто они чтоб учить тебя? Кто они чтоб лечить тебя? Кто они? Как они могут знать кто ты? Кто они чтобы знать кто ты? Кто они» (Тараканы – Границы гетто)? Я не осуждаю вас и ваш образ жизни. Просто «мир, в котором ты живёшь, ни на что известное мне раньше не похож! Суетишься, всего стыдишься, правила, и догмы нарушать боишься! Ты не осознал пока – из тебя хотят всего лишь сделать дурака! Не сдавайся, и просыпайся! Что-нибудь своё продвинуть в мир пытайся! Посмотри – ты настоящий лишь внутри! … Люди режут тело, изменяют бюст, чтобы соответствовать стандартам. Чтобы мир был не настолько глуп и пуст, я готов поставить всё на карту! Знай, реклама едкий дым – забивает мозг лишь тем, что выгодно другим! Вот и бл*ди, как на параде продают себя лишь только денег ради! Знай, мир создан из витрин, бренды облепляют нас как жидкий пластилин! Заморочки, и эти строчки, всё, что сверху – это только оболочка» (Distemper – Ты настоящий лишь внутри)! Я просто не понимаю этот мир и этих людей. Я вырос панк-роком и жил им всю жизнь, у нас с вами разные «грани понимания свободы» (Элизиум – Другие грани понимания свободы). Хотя, если очень хорошо подумать, я ещё более лжив, чем люди, которых я не понимаю, которые пытаются вписываться в «стандарты» всеми способами. Я смотрю в зеркало и вижу только рожу нахала. Как этого ублюдка можно любить, как его вообще можно хотеть. Моё лицо... я не знаю, как выгляжу я настоящий. Я даже сам себя не вижу без макияжа. Та оболочка, что у меня: макияж, причёска, одежда - это образ, но я ли это. Кто этот человек? Я видел свою душу, и она ужасна. Она изъедена изнутри и вся кровоточит, она истерзана и искалечена. За деньги возможно купить, что угодно. Я купил самого себя. Я кукла. Я убил в себе все чувства и эмоции, моё лицо стало безжизненным. Видя себя в зеркале, мне начинает казаться, что это юношеское лицо вечно. Потому что от меня веет холодом и могильным тленом. Я умер давно, когда продал всё, что было мной. И сейчас я просто красивая, дорогая, бесчувственная кукла.


Рецензии