Ревность Анхеля

Я жду этот нежный удар и не боюсь, я не боюсь.
Достанется мне щедрый дар - на шее нить кровавых бус.
Холодного лезвия след как отсвет розовой зари.
Каралово-алый браслет мне на прощанье подари.
(Король и Шут (КиШ) feat. Юлия Коган – Признание Ловетт)
Нет, я не ревную, я всех люблю. Тогда какого *рена я сижу с бутылкой портвейна в руке и накачиваю себя алкоголем. Я знаю, кто ему пишет, но ненавижу я таких проституток, которые вешаются на богатеньких мальчиков. Деньги решают всё так да. Скажи, что у него не гроша и попытаемся тащить в постель меня. Как же зае*ал звук телефона. Это бесит, напрягает. Как вообще Влад может тратить время на такую шваль? Очередная sms, вздох Влада с подтекстом «как меня ты зае*ала». Хватит, детка, достебалась! Подхожу к Владу, вырываю из рук телефон и с размаху в стену, пока до него не дошло осознание того, что я сделал, хватаю его обеими ладонями за щёки и целую так нежно и страстно, насколько я на это способен. Отрываюсь от его губ, Влад возбуждённо вздыхает. Моя рука останавливается на его шее, смотрю в его глаза. Боже, это и, правда, океан, в котором я хочу утонуть прямо сейчас. Вцепляюсь ему в губы страстным поцелуем. Почему мне его так не хватает. Кажется, теперь я понимаю Влада. Во мне мечется в агонии желание обладать им. Сделать только моим. Закрыть где-нибудь в башне, чтобы точно быть уверенным, что он мой! Опрокидываю его на пол. Отстраняюсь от Влада, снимаю с себя футболку, он протягивает ко мне руки, хватается за шею, наклоняет к себе и целует. Его прикосновения обжигают кожу, как он может быть таким холодным на людях и таким страстным со мной. Какую маску он носит. Эта загадка, которую мне не дано разгадать, потому что это заставляет меня любить его ещё сильнее. Его руки прижали меня к груди, и осторожно он перевернулся. Теперь Влад сверху, тело почувствовало столь знакомую и возбуждающую тяжесть. Его поцелуи словно пламя горят на моей коже, опускаясь всё ниже и ниже по телу. Не могу больше.… Возьми меня. Только желание быть с ним, быть его. Остальное туман:
–Ты ревнуешь меня?
-Я теряю голову от этих мыслей…
Как же сложно сдерживать себя. Я даже договорить фразу не могу. Желание сильнее меня и это пьянит разум, а может это просто портвейн бьёт по мозгам. Его рука скользнула по бедру, поцелуй обжег низ живота, как он может сейчас о чём-то меня ещё и спрашивать. Почему он так спокоен, словно у него лёд вместо крови, но почему тогда его тело опаляет кожу своим жаром. Чего он медлит? Что за игры? Он издевается? Тело реагирует на каждое его прикосновение, дыхание замирает, дрожь пробирает всего меня от возбуждения. Каждый поцелуй отдаётся волной жара, словно под его губами извергаются вулканы. Вокруг всё горит и смывает потоком лавы, а он держит меня над ней. Отпусти, дай мне сгореть в твоей страсти…
–Хочешь, чтобы я овладел тобой? – приподнимаясь, спрашивает Влад. А я просто смотрю на него, ища глазами в его ответа «зачем ты надо мной издеваешься?» Ведь это так просто, так очевидно. Почему ты постоянно так холодно спрашиваешь «люблю ли я тебя», «хочу ли я тебя», «ревную ли я». Твоё тело отвечает тебе за меня. К чему эти игры? Или может тебе так проще раз мы оба актёры. Меняю взгляд на более наглый:
-Ты так хочешь услышать от меня признание? Тогда попроси об этом лучше, - поцелуй снова обжёг моё тело... томно вздыхаю. Открываю глаза, смотрю на Влада. Я готов растаять у него в руках, как лёд в костре страсти. Я тону в его холодных глазах и не способен отвести взгляд.
-Если не хочешь, отвечать мне, то я пошёл в душ, - он так резко охладел ко мне, хотя секунду назад пылал от желания.
-Влад, зачем ты издеваешься надо мной? – опустив голову, грустно произношу я.
-Я хочу услышать твою просьбу, - его рука скользнула вверх по внутренней стороне бедра, разум помутнел на мгновение. Он точно издевается надо мной. Видит моё желание и всё равно требует признания. Зачем? Я словно кукла, он играет со мной. Одно его прикосновение доводит меня, заставляя разум замолчать и отключиться.
-Тебя это возбуждает? – спрашиваю шёпотом.
-Зачем столько лишних вопросов. Не хочешь, чтобы я вошёл в тебя, так и скажи или скажи обратное, - на шее почувствовалась влага его языка и обжигающий поцелуй, - я хочу услышать это от тебя, Анхель.
-Я хочу тебя, - тяжело дыша, говорю ему.
-Что ты хочешь, чтобы я сделал? - на губах Влада появилась лёгкая улыбка. Ему нравятся эти игры, доводить меня до предела, а потом жестоко и холодно просить о том, что для меня сложно произносимо. Как кукловод с марионеткой. Это только игра, которой имя жизнь. И он получает удовольствие от того, что полностью подчинил меня себе и управляет всем моим телом и частично разумом. Когда он со мной, меня нет. Его слова – мои мысли.
-Чтобы сделал меня своим..., - еле слышно роняю фразу.
Влад стягивает с себя галстук, хватает меня за руки, поднимает их над моей головой и связывает на уровне запястий. Пытаюсь осознать, что он делает, но в следующее, же мгновение волна лёгкой боли и долгожданного удовольствия овладела мной, я сгорел в этом потоке расплавленной лавы. С каждым толчком сердце билось быстрее, становилось труднее дышать, я терял разум. Только не останавливайся, никогда не останавливайся, хочу умереть объятый твоей страстью. Что за странные крики вокруг? Приоткрываю глаза, пришло осознание, что это я кричал. Мой крик, его стон, наше дыхание. Всё это возбуждает и сводит с ума, заставляя откинуть нормы и законы общества в сторону, на помойку, сломать догмы, разрушить. Жизнь дана для удовольствий, а для удовольствия нет границ. Влад немного откинул голову назад и закрыл глаза, его частое дыхание и выражение лица ещё сильнее меня возбудили. Его тело обжигает, а ладони, как лёд, какой контраст. Сгораю под его телом, забывая самого себя. Его движения страстные, но такие осторожные и нежные, он словно боится меня сломать. Чувствую себя словно фарфоровая кукла, но для него я хочу быть куклой. Хочу быть постоянно с ним. Он и правда как океан, то спокойный и тихий, то приходит в ярость от малейшего ветра. Меня накрывают его волны, но я готов утонуть. Он мой океан, я его ветер. Мы как две стихии, которые постоянно в конфликте, но и не способны существовать друг без друга. Я заставляю его волноваться, он вынуждает меня лететь дальше и не падать. Последний толчок, наши стоны сливаются в один. Я часто и глубоко дышу. Влад крепко сжимает меня в своих руках:
-Мне нравится твоя ревность, но я весь твой, как сейчас ты принадлежишь мне.


Рецензии