7. Звездопад

После третьего по счету провала, который пришлось преодолевать в комбинезонах, мы попали в очень крутой спуск, метров триста. По моим расчётам уровень в нижней точке составлял добрую сотню метров.
Дорис шла впереди, поскольку другой дороги всё равно не было, и вдруг… провалилась.  Я кинулся за ней, посветил фонарём в провал, но ничего не увидел.
- Иди сюда, - донёсся её голос откуда-то снизу.

Цепляясь  за арматуру, я спустился по песчаному откосу в довольно широкий лаз и оказался в широкой зале. По стене, с десятиметровой высоты падала вода. Она наполняла огромный бассейн,  в центре которого крутилась воронка. Ели бы не этот слив,  вода заполнила бы зал до самого верха.
Под крышей горели из двух десятков лишь два фонаря. На вид вода казалась чистой.
Дорис опустила в воду счётчик.
-  Чистая! – она почти крикнула. Я не успел вставить что-то умное, или нравоучительное, как она разделась догола и вошла в воду.
- Тёплая!
Вода доходила ей до груди.
По груди…
До грудей…

По правой стене извивались корни каких-то деревьев. Как они доставали до такой немыслимой глубины?
До такой глубины.
Она подошла к водопаду и подставила тело под струи.
- Иди сюда.
Меня охватило странное чувство – словно что-то прорвалось сквозь корку сознания. Захотелось поднять Дорис на руки, вынести на берег, и… что-то сделать. Я не понимал ничего. В голове струился розовый туман, две птицы закружились под потолком зала, они издавали тихие неведомые звуки. Сознание превращалось в желе. На миг мне показалось, что где-то высоко зажглись звёзды. Как я однажды видел их в далёком детстве.
-  Иди же, сними одежду!
Я колебался.
Она подняла руки навстречу потоку и нараспев произнесла:

- Мокрые
Сине-бесцветные линии,
Рвано-небесная
белая Скиния,
Градины, капли,
потоки забвения,
И возвышение
В сердцепадении…

- Что это? Что ты сейчас сказала?
В шум воды вклинился посторонний звук. Раздался треск и сверху полетела балка,  и внезапно поток утроил силу. Вода с ревом устремилась на Дорис.
- Дорис! – крикнул я и бросился к ней. Сливной портал не справлялся, и глубина увеличивалась стремительно.
Дорис поплыла навстречу. Когда до неё оставалось несколько метров, из глубины зала к нам быстро направилась лодка.
Паяльщики…
Я прикинул обратный путь, к берегу, где оставил оружие и понял, что они нас перехитрили.
Было поздно.
Они втащили нас в лодку. Смрад от их балахонов заполнял всё пространство вокруг.
- Куда их? – спросил один, обращаясь, видимо, к старшему.
- Во второй.
Лица были скрыты под респираторами. Они их никогда не снимали.

Нас вели добрых полчаса по длинным бетонным коридорам. Я дал Дорис свой комбинезон, она никак не могла согреться.

В округлом помещении, куда они нас привели, старший открыл одну из дверей и грубо втолкнул внутрь сначала Дорис, потом меня.
В узкий бетонный пенал… 
Здесь была кромешная тьма.

Дорис села на какой-то ящик рядом со мной и прижалась к плечу.
- Чего они хотят? – её голос слегка дрожал.
- Не знаю. Но я слышал, что они не оставляют никого в живых.
- Тогда почему они нас сразу не убили?
- Скоро узнаем.
Нас окружала зыбкая тишина, прерываемая изредка звуками из-за двери.
Прошло около получаса.
- Гернер, я что-то слышу.
- Это снаружи, да.
- Нет, это здесь.
В этот момент я тоже услышал – словно кто-то скрёб лезвием ножа по стене, с небольшими перерывами.
Я пошарил по полу и нащупал кусок доски. Вдруг вспыхнул яркий свет, такой даёт химическая палочка-осветитель.
И я увидел Ро, стоящего на задних лапах в паре метров от меня. Он держал палочку перед собой.
Желая опередить его в броске, я замахнулся доской, но его голос остановил меня.
- Не спеши, Гернер. Нас больше.
В синеватом свете я увидел его свиту – семь или восемь саприконов. Они хищно щерились, оскаливая пасти с синими полупрозрачными, острыми как бритвы, резцами. 
Оружие осталось там, на берегу. И этот расклад был не в нашу пользу – в мгновение ока они разорвут нас.
Ро подошёл к косяку и попытался повесить палочку на гвоздь, но не доставал. Почему-то я сделал шаг с намерением помочь ему. Он отпрянул, но понял и отступил.
Палочка была повешена на гвоздь, как бра.
- Хм… Гернер, наверное, ты впервые не убил саприкона, да? – Ро усмехнулся.
- Почему впервые? Были случаи…
- Да, я знаю. Когда у тебя кончались заряды, а нас было слишком много. И ты трусливо убегал.
- Я возвращался.
Ро выглядел комично в своём замызганном пиджачке.
- Ты глуп, как все люди. И тщеславен. Скажи, Гернер, ты ведь очень любишь своё оружие? И с ним ты ощущаешь себя непобедимым. Этаким богом.
- Не строй из себя философа, Ро. Ты не философ, ты обычная крыса.
- Неправда! И ты это знаешь. Когда началась ядерная зима, всё изменилось, мы мутировали, как и все. Как и вы. Но ваши тела были больше приспособлены к ношению оружия. И вы возомнили себя богами. Не все, конечно. Но такие как ты. Скажи, каково это – ощущать себя богом? Хотя бы богом крыс? Ты – бог крыс, Гернер!
И Ро залился шипящим смехом, его тельце вздрагивало, как при кашле. Его солдаты подобострастно подхватили его нелепое веселье.
- Я просто чистильщик. И ничего не чувствую, - сказал я, сдерживая ярость. Словно угадав мысли, Дорис сжала мою руку.
-Я знаю, что ты чувствуешь сейчас. А что ты чувствовал раньше, мне не интересно - Ро  придвинулся ближе.
- Куда тебе, с твоими-то микроскопическими мозгами, лезть в психологи, а? - теперь усмехнулся я.
Ро молча прошёл в угол комнаты, потом вернулся. Твари не отрывали от своего царя маленьких глаз.
- Мы здесь такие же пленники, как и вы. Паяльщики постоянно охотятся на нас, устраивают хитроумные ловушки. Но я могу освободить тебя, Гернер, убийца саприконов. Прямо сейчас, это в моей власти.
- Как же? Это бетонный мешок…
- Бетон для наших зубов не преграда. Смотри!
Он показал на стену, до этого закрытую досками. В ней зияла приличная дыра диаметром с полметра.
- Мои воины постарались на славу. Но железо они не в силах преодолеть, - и он кивнул мордой на стальную вставку в проёме.
- А что ты от меня хочешь?
- Мы сделали часть работы, а другую часть сделаешь ты.
- Я не могу грызть железо.
- Я знаю.
Он протянул мне какой-то предмет. Превозмогая отвращение,  я прикоснулся к его лапе и взял это.
Лапа была мерзкая – чуть тёплая  и сухая.
Карманный плазменный резак. Уровень на счётчике показал – едва ли хватит на половину листа.
- Я не знаю, как им пользоваться, - в голосе Ро показались виноватые нотки, - и это не мой, а твой звёздный час, Гернер.


Рецензии
Ро отдает права лидерства Гернеру .

Потому что Гернер может что то сделать.

Оправданно. Логично.

Лайтовик Производства   08.01.2018 11:19     Заявить о нарушении