С возвращением

А за окном
Горели фонари
Он всё стучался в дом:
«Отвори, отвори!»
А за окном
Фонари догорели
Краски медленно стекали с листа.
Акварели.
(Жанна Кипелова & Алексей Горшенёв – За окном)
Подхожу к двери квартиры. Всю дорогу внутри грызло какое-то нарастающее волнение. Открываю дверь, сердце начинает ныть и бьётся словно бешенное. Темно, словно никого и нет. И все иллюзии о Владе, как самообман и шутка исстрадавшегося и истосковавшегося мозга. Из кабинета идёт лёгкое голубое свечение от экрана ноутбука. Вхожу... тишина. Подхожу ближе. Силуэт Влада освещается призрачным светом бука. Спотыкаюсь обо что-то большое, но относительно лёгкое. Смотрю под ноги, сумка... сумка с *уевой тучей денег. Поднимаю глаза на Влада, ничего не говорю, только в мыслях: «Оно того стоило?» Пересиливая свой сарказм, протягиваю бутылку водки:
-С возвращением.
-Если не сложно принеси бинты, - тихо отвечает он.
-С собой нет, могу себя размотать. Ты откуда такой красивый?
-В ванной на полке уже нет?
-Тебя добрых три недели не было, конечно, нет, если ты с собой не привёз. Ладно, сейчас, - кидаю на пол куртку, расстёгиваю пуговицы рукава рубашки и начинаю разматывать бинт на руке. Чувствую себя ходячей аптечкой.
-Забей... простынь из шкафа принеси белую, - пытается остановить меня он.
-Успокойся, всё равно хотел с ними попрощаться, - на удивление для Влада я довольно быстро снял с себя бинт. Подхожу к нему, опускаюсь на колено, - итак, что вязать?
-Водка где?
-Держи, похондрик, - протягиваю открытую бутылку.
-Бинты мочи,- он кивает на водку, скидывает пиджак с плеч и начинает стягивать рубашку... Местами раны присохли к материалу и, отодрав её, из них снова потекла кровь...
-Ну, ок, - делаю глоток из бутылки и начинаю промачивать бинты, - так рассказывай, откуда ты такой красивый. Давно не слышал твоих сказок, - промокая куском бинта кровоточащие раны, произнёс я. Скрывать желчный сарказм обиды было сложно.
-Клиента пристрелили, а пока его стукнутый братец искал виновного, меня как самого подозреваемого пытали, выясняя имя заказчика, - прерывисто дыша, ответил Влад.
-Красиво, ничего не скажешь.
-Сумка в знак извинения...
-Хороши извинения, лучше бы доктора подарили, - усмехнулся я, - я думал, ты меня бросил, - от этой мысли в душе стало опять как-то погано.
-Глупый... только ради тебя и живу..., - Влад развернулся и поцеловал меня.
-Я не глупый, я суицидник и гранджевый депрессатор, а ещё, конечно, эгоист, - отвечаю после поцелуя.
-Я тебя люблю.
-И я тебя всё ещё люблю, как бы наивно это не звучало, - ответил я. Подумать не мог, что когда-то Влад окажется слабее меня, что ему может понадобиться помощь. Он всегда был таким сильным, неприступным, как скала. Но глядя на него сейчас, перевязывая раны, я понимаю, что он человек, как и я. Такой, же наивный, такой, же ранимый и заботливый, и точно такой, же неудачник. Обнимаю его крепко и ложусь рядом. Как в старые добрые времена мы перепачканы кровью, но сегодня это не моя кровь. Мне хотелось рассказать Владу, как мне было без него грустно и одиноко. И как я не мог найти пристанища нигде без него, но зачем говорить это всё. Он и так это знает. Слышал сотни раз и чувствовал тоже самое. Поэтому я просто лежал и молчал, потому что в этом моменте слова излишни, а тишина лучшая музыка. Он заснул в моих объятиях.


Рецензии