Junky Stories. Наркоманские истории

Junky Stories.
Наркоманские истории.

Посты на наркотическую и околонаркотическую тему.
Когда-нибудь может будут оформлены в единый связный текст.


1.

Как я лежал в дурдоме-2

       Поведаю о некоторых обитателях дурки, особо запомнившихся.

--------------------------

       Самым опасным персонажем здесь был 25-летний Артем. Не совсем психически здоровый, но и не чета здешним жителям. Обладая крепким телосложением и имея достижения в единоборствах, он почему-то панически боялся идти в армию. Но что-то не получалось откосить никак и, отчаявшись, чувак пошел ва-банк, начав симулировать психические недуги. В основном изображая немотивированную агрессию. По слухам, на одной из комиссий он плевался в женщин-врачей. Спросить, - правда ли, - не довелось, мы с ним не общались, я только со стороны за ним наблюдал. Исподлобья, как правило, очкуя встретиться взглядами.
       Я вообще там ни с кем не общался, и за весь день произносил не больше пары десятков слов, половина – междометия. Был моральной и физической амёбой.
       На момент моего появления Артём уже успел от****ить половину пациентов, пару санитаров, отведать горячих уколов и, само собой, потусить в палате для буйных.
Неприятное, говорят, место. Привяжут к койке, вколят шняги в обе булки, и лежишь как дурак, в потолок пялишься. Ссать-срать – исключительно твои проблемы, нечего было буянить. Естественно, и ****ы тут раздавали щедро. Всегда можно сказать, что пациент сам о стену убиться пытался, так чего б не отхуярить душевно.
Рассказывали, что одного санитары привязали неаккуратно и ушли бухать. А наутро пришли – у чела с руками нелады, сильно перетянули, короче, - отрезали обе кисти. Байка, наверно.
       После ряда приключений Артём немного успокоился и обосновался в дальнем углу палаты. Ширму соорудил, тумбочка передачками набита, врачи лишний раз подходить боятся, соседи по палате тем паче.
       Забегая вперед, - недавно через знакомых знакомых до меня дошел слушок, что психом Артема так и не признали, но и служить ему не пришлось. Сидит сейчас пожизненное за тройное убийство. Подробностей не знаю.

----------------------------------

       Никаких наполеонов здесь, конечно, не было. Единственным человеком с манией величия во всей больнице был главврач, - о нём позже.
       С раздвоением личности я заметил только одного. Причём, если бы мне не сказали, я вряд ли догадался бы, уж очень мужчина был убедителен. Бывший прапорщик, всю службу бухал, и допился до того, что стал считать себя капитаном. В части над ним откровенно ржали, отчего он приходил в ярость и орал: «Вы на звёзды смотрите, суки!» Короче, ***нули дурака из армии, так он и дома всех одолел. В итоге его сдали психиатрам, чтоб отдохнуть немножко. Но прапор думал, что его временно командировали в военный госпиталь. Некоторые психи воспринимали его всерьёз, послушно исполняя приказы.
       Однажды ради хохмы санитары сказали прапору: «Товарищ капитан, к вам в расположение доставили уклониста для воспитательных работ», - и назвали фамилию Артёма. «Вас понял!» - сказал прапор, отдал честь и строевым шагом пошёл в палату.
      Через пять минут санитары, громко ругаясь матом, тащили Артёма в комнату отдыха. А прапорщик с разбитой рожей орал вслед про трибунал и дисбат.

--------------------------------------

       Другая жертва Артёма – уклонист Симонов. Он успел отслужить полгода, и решил, что с него довольно. Начал чудить, - изображал лунатика, ошиваясь ночами у оружейной комнаты; на стрельбище навёл автомат на роту и орал, что всех убьёт; разок даже вскрылся. Симуляция была очевидна, но неизвестно было, до чего этот дебил дойдёт, поэтому от греха подальше его увезли в дурку. В гарнизонном госпитале держать не решились, поэтому оформили сюда. Скоро его ждал этап в какой-то центральный госпиталь на ВВК.
       Симонов осмотрелся пару дней, и стал набиваться к Артёму в друзья, намекая, что они одной крови. Артём никак не реагировал, а потом, не мудрствуя лукаво, дал ему ****ы.
       Что интересно – у Симонова не было проблем в части, просто домой скорее хотел попасть.

-------------------------------

       Через койку от меня обитал тощий туберкулёзник, весь в партачках плохого качества. Алкаш, всю жизнь бухал да сидел. Кажется, блатовал на киче. Сюда он попал во время приступа белой горячки, хотя по логике нужно было в наркологичку. Когда абстинентный синдром отступил, деятель начал изображать смотрящего за хатой. Занял угол, где теперь Артем жил, пытался делить пациентов по мастям и вообще всячески гнул пальцы. Недолго, правда, - на второй день санитары его осадили, да маленько неудачно, и товарищ в натуре крышей поехал. Нёс какую-то чушь сектантскую, про бога иисуса и отца его с сыном божьими, иногда подходил к кому-нибудь и начинал просить прощения.
       Кстати, многие тут ёбнулись именно на алкогольной почве.

-----------------------------

       В самом начале палаты жил псих неопределённого возраста по имени Лёша. Он то ли родился уже дурачком, то ли травму в детстве получил. Говорил невнятно, как при волчьем нёбе, иногда немотивированно ржал. Безобидный в общем-то. Родственникам он надоел, и они определили его сюда. Несмотря на дебилизм, Лёша был мастер на все руки, и постоянно что-то строил и чинил. Поэтому его и держали тут уже несколько лет, не оказывая никакого лечения. Да и как такого вылечишь, вряд ли есть такие лекарства на свете.
       По соседству с Лёшей обитал шнырь, чьего имени я не помню. Он постоянно мыл полы и выносил мусор. И всё время молчал.

-----------------------------------

       В соседней палате был ****ат с параноидальными заскоками, которого прозвали Глист. Он был тощий как кощей и постоянно хотел есть. Все думали, что у него глисты. Хотя на казённой жрачке немудрено оголодать. Над Глистом постоянно прикалывались, - соберут паек двадцать, пусть маленьких, но всё равно – первое, второе и компот, плюс хлеб (засохший или заплесневелый как правило). Зажают его, и он уминает на потеху публики. Только доест, улыбнётся ртом щербатым, - и давай блевать в три струи. Все ржут, весело.

------------------------------------------

       В другом крыле здания было женское отделение. Наверняка среди пациенток была масса занятных фигур, но не довелось их понаблюдать. На первом этаже между мужским и женскими отделениями была решётка. Когда-то её замуровали кирпичами, но психи со временем расковыряли их, и возобновили межполовое общение. Некоторые пациентки прямо через решётку исполняли минет за пару сигарет. Санитары постоянно ловили горе-любовников и, поржав, разгоняли. Они и сами не прочь были попользовать поехавших дам, благо что не все там были старыми грязными чудовищами.
       Раньше здесь пребывал гомосек, также обслуживающий за курево. Субчика в дурку сдали родители, застав его пару раз в женском белье и в марафете, а на третий раз – совокупляющимся с приятелем. Вроде бы отсюда он перекочевал в вендиспансер, подцепив что-то нехорошее, то ли от соседей по палате, то ли от санитаров.

--------------------------------------

       Большинство деталей рассказал мне мужичок средних лет по прозвищу Балабол. У него была привычка: подходит к новому пациенту, спрашивает сигарету и, независимо от ответа, говорит – «Ну, тогда я тебе расскажу». И ходит день-два по пятам, треща без умолку. В отсутствие свежих ушей Балабол мог молчать сутками. Он был шизофреник, и пару раз в год во время обострений пытался кого-нибудь убить.

----------------------------------------

       Вообще интересное место для наблюдений.
Я бы на месте главврача бизнес замутил, - за деньги клал бы любопытствующих. Чтобы покрутились в этой клоаке недельку, узнали, что есть другие измерения в этом мире, и возлюбили бы свои никчёмные жизни.

       Потом как-нибудь про персонал расскажу

2.

Как я блевал на Ленинском

Ввиду того, что у меня не совсем здоровый ливер, то на кумарах и с похмелья я непременно блюю. Бывает, по двое суток ничего не ем, только блюю, хотя, казалось бы, давно уже нечем.

В юности это было весело, особенно в шумной компании, да еще когда такой же бедолага рядом. В унисон блевать, знаете ли, намного интересней, чем в одного.

Но сейчас малость напрягает порою, не совсем уже ****юк, чтоб в метро блевать или на площади. Поэтому в такие дни больше дома торчу, все равно ходить тяжело.

Недавно с похмелья поехал на встречу на Ленинский. Удивляюсь, как доехал, не померев, дышать даже тяжело было. И так получилось, что надо мне было перейти проспект, а переход, что справа, что слева - не дойти, короче. А движение как на формуле один. Деваться некуда - пошел прямо через дорогу, а там полосы по три или четыре в каждую сторону. И посреди шоссе блевать начал. Сел на корточки, блюю, машины свистят как пули мимо ушей. Как не задавили - не знаю.

Еще недавно напасть случилась. Еду в метро, и захотелось мне ссать, много жидкости выпил. Не беда, думаю, потерплю. Но скоро захотелось так сильно, как никогда не хотелось. Вспомните свое самое сильное желание ссать и умножьте на три - примерно поймете. Можно было б выйти, конечно, из метро и отлить, да ехать осталось пару станций. На предпоследней вышел, там на одном пути цисцерна какая-то стояла, за ней отолью, думаю. ****ь, убрали, зато менты трутся. Дождался поезда, еду последнюю остановку. Стоять нормально уже не могу, приплясываю, люди косятся. А остановка еще самая длинная, наверно, во всем метрополитене, между Щукинской и Тушинской. *** с яйцами аж вибрируют от напряжения. Сука, обоссусь, думаю. Были б джинсы темные - похуй, обоссался бы, но в светлых очень уж стремно смотрелось бы.
Доехал, скорей быстрым шагом наверх. Бежать нельзя - можно не выдержать. Хорошо, прям у выхода ларек, за ним и отлил. Минуты две, наверно, стоял и кайфовал.
С тех пор фобия какая-то небольшая, перед поездкой всегда поссать стараюсь, а то мало ли.

3.

Как я на ВИЧ проверялся

Год назад решил я провериться на ВИЧ - мало ли, зарекаться никому и никогда не стоит.

Приезжаю в СПИД-центр. Ожидал увидеть, как во всех медучреждениях, толпы народу, а тут еще и специфичного. Ан нет - немноголюдно, тишина какая-то гнетущая. Повсюду плакаты и брошюры, как во всех больницах, только намного больше.

На двери кабинета, где кровь сдают, тетрадный листок, от руки написано - меня зовут Светлана, я знаю, как с этим жить, по четвергам провожу в центре лекции. И телефон. Не знаю, чем я руководствовался, но записал его. Стер где-то через полгода, все хранил зачем-то.

Приехал в перерыв, минут пятнадцать ждал. Рядом телка, разговорились. В наркологичке сегодня, говорит, тоже сидела, справку ждала. Присмотрелся - какая-то потрепанная, наркоманка, думаю, может и проститутка к тому же. В голове-то стереотип - хули нормальным людям в таких местах делать?

Выясняется - приехала из Туркмении, получает гражданство, собирает справки. Двадцать пять лет, целка, даже не целовалась ни разу. У нас, говорит, не принято. Все строго, ни один парень до восемнадцати на улице с сигаретой не покажется, а у вас, мол, девки с двенадцати пьют и ебутся. Ничего ей не ответил, ибо возразить-то и нечего.

Ладно, зашел, сдал кровь. Не люблю, кстати, из пальца. Из вены - хоть сто раз, а из пальца неприятно. Женщина в маске, в перчатках, само собой. Спрашиваю, не боитесь заразиться? Нет, отвечает, я уж двадцать лет здесь работаю.

Думал - а вот если положительно, как реагировать? Решил, что восприму спокойно. Хотя грызли все же малость ебучие червяки.

Через день или два приехал за результатом - все нормально. На гепатит, кстати, дольше - две или три недели.

Есть любители по****еть, мол, СПИДа не существует, что это миф и развод. Особенно те, кто дальше монитора носу не сует. Существует, еще как существует. Лично знаю нескольких. У кого-то уже последняя стадия - выглядят, мягко говоря, неважнецки.

А если уж вы так уверены, то въебитесь одним баяном с вичевым.

Берегите себя.

4.

Насвай

Не понимаю, в чём прелесть этого говна. Пробовал разок - эффекта ноль. Правда, на фоне алкоголя и травы.

Некоторые знакомые постоянно жрут. Говорят, приходец как от сигареты после долгого некурения. И не школьники уже, что интересно.

По-моему, это глупо - хавать куриное говно, рискуя раком рта, ради нескольких секунд помутнения в голове.

5.

Почему колоться – стрёмно

Отношение к наркотической теме у меня неоднозначное. Как и во многих темах, здесь нет чёрного и белого, а есть множество ситуаций, нюансов и миллион правд. Но в целом я считаю, что колоться, например, - это скорее плохо, чем хорошо.

Лох - это не тот, у кого нет лавэ сводить кобылу в кабак, и не тот, кто неспособен дать в морду любому. Лох - это лопух, фантик, который позволяет себя иметь.

Так вот, о наркотиках, в данном контексте - инъекционных. Розовый торч, самый сладкий и самый охуенный период, проходит очень быстро. А потом начинаются тяжкие будни, когда тебя имеют. Ты думаешь, что это ты забиваешь член на общество, однако это люди брезгливо морщатся при виде тебя. Ты с трудом добываешь деньги, порою не на шутку рискуя. Потом пробираешься до точки, рискуя быть или наёбанным такими же торчками, или взятым за жопу ментами. А барыга - чёрт голимый, но для тебя он хозяин. И посмеиваясь над тобой, за твои бабки, вовсе немалые и тяжело доставшиеся, насыпает тебе многократно бодяженную ***ту.

А тебя уже не прёт, ты колешься, просто чтоб нормально дышать и ходить. Но однажды ты покупаешь продукт почище (казалось бы, фартануло) и склеиваешь ласты. Окончательно поимев сам себя.

Коль уж встал на скользкую дорожку - то умей балансировать. Но немногим удаётся, поэтому лучше не рисковать.

А ещё - всё проходит, под кайфом же время летит и вовсе со скоростью света.

Встретил недавно на улице знакомого. Трясётся, без зубов. Похмели, говорит, а то кони двину.
А у меня перед глазами картина - на каком-то празднике этот чел под винтом, лихо отплясывает и весело подмигивает девчонкам.

Или другого зашёл как-то проведать, несколько лет не видел. Макоед бывший, не колется уже давно, спился. Старше меня намного, когда-то я смотрел на него разинув рот, чуть ли не подражать пытался.

Ещё учась в школе, в его хате я однажды трахал тёлку, на чистой постели. А сейчас - присесть противно. Одно слово - бомжатник. А в стенке, ещё не пропитой, до сих пор стоят фотографии, веселые молодые лица, следы былого благополучия.

6.

О наркотиках

Тяжело и бессмысленно метать бисер перед свиньями, то бишь пытаться доказать всяким кретинам очевидное. Интернет полон авторитетных экспертов, которые считают обязательным высказать своё недалёкое мнение. Так вот, я предлагаю знатокам, полагающим, что марихуаной колятся, отчего и дохнут сразу же, заткнуть свои ****а и послушать.

С темой я знаком не понаслышке, знаю, что такое ханка, героин, винт, каково лежать в наркологичке после опиатной системы и в психушке после винтового марафона. К счастью, повезло соскочить прежде, чем асоциализировался. Плюс т.н. лёгкие наркотики - экстази, аптека, трава. И алкоголь, который я отношу к тяжёлым.

Неожиданно вновь активизировались борцы с наркотиками. Суровый Б.Грызлов даже выдал такой перл: "По существу, идет война на выживание. И спорить о том, как ее вести, поздно. Сегодня нужны железная политическая воля государства и чрезвычайные меры властей".
Видимо, в рамках борьбы за выживание взялись за петрушку.
При этом упорно игнорируется проблемы, связанные с алкоголем.

Обо всём по порядку.

Марихуана намного безвреднее, нежели алкоголь, это вам скажет любой мало-мальски здравый человек. Аргумент, что трава - первый шаг к героину, настолько глупый, что даже говорить об этом в лом. Зависимости к ней, в отличия от алкоголя, нет. Ну, разве что психологически немного. Ущерба здоровью наносит гораздо меньше, чем алкоголь. Влияние на организм всё же есть, что скрывать. Если много курить, ослабевает память и снижается быстрота реакции. Проще говоря, начинаешь тормозить. Но это - ерунда по сравнению с убийцей алкоголем.

Под травой человек абсолютно не опасен для окружающих. Повторяю, ****ь, для тупых - АБСОЛЮТНО. В отличие от пьяного.
Столько людей дохнет от пьянства, столько совершается преступлений в пьяном виде - это просто уму непостижимо. Однако почему-то трава считается бОльшим злом.

Куда меньше станет проблем, если рядовой работяга после трудного дня купит не бутылку водки, а, скажем, косяк. И проведёт время перед телевизором в своё удовольствие, а не пойдёт на улицу бить прохожих. Но за тот же косяк - в тюрьму, а за бутылку - нет. Водка же наш национальный напиток, забыли что ли?

Два моих знакомых сейчас сидят за траву. Одного поймали с коробком непрущей дички, другого - с пакетом такой же дички, прямо в поле. Обоим дали по три года, сидят теперь как опасные для общества бандиты.

Кстати, это какой-то вопиющий долбоебизм - давать срок по фактическому весу вещества, а не его содержанию. Не во всякой траве есть каннабиолы, то есть наркотиком-то она и не является. Тем не менее, люди сидят. Или, допустим, героин, в котором героина-то пять процентов, остальное - цитрамон какой-нибудь. Однако - будь добр, получи свой срок. 

Теперь про тяжёлые. Вспомните историю - когда-то и кокаин, и героин, продавались в аптеках и стоили копейки. И проблем наркомании попросту не было, они появились с запретом веществ.
Большинство проблем, связанных с наркотиками, из-за их нелегальности. Распинаться тут не буду, этот момент не раз озвучен людьми и поумнее меня. Вассерман, например, достаточно аргументированно и беспристрастно высказывался. Можете смеяться над ним сколько угодно, но ума-то у него поболе всё-таки, чем у многих из вас.

Конечно, в один день легализовать нельзя. Но почему б не начать, например, с метадоновых программ? Кто-то скажет - а с *** ли мои налоги должны идти туда? Да иди ты в шляпу, осёл тупорылый, - отвечу я.

Вообще, при желании давно можно было б покончить и с наркоманией, и с наркомафией. Наивно полагать, что тонны героина в Россию везутся в таджикских жопах. И я не поверю, что наши спецслужбы не знают каналов и трафиков. Но куда проще создавать видимость борьбы, запрещая книги Ширянова, например.

Не знаю, кому из высоких деятелей всё это выгодно, но точно уверен, что наркологам обилие наркоманов только на руку.
Такой пример приведу. По слухам, Назаралиев общался с Ройзманом, в то время, когда тот провозглашал цифру в 85 % (что, конечно же, явный ****ёж). И Назаралиев, опять же, по слухам, сказал про методы фонда, - нет, мол, я так не могу, у меня только в Москве рекламы на 500 тыщ в месяц, мне лавэ отбивать надо.

Про фонд если говорить. Достоверно я ничего о нём не знаю, - какие у него истинные цели, что эти люди из себя представляют и т.д. Но я б не хотел, чтоб меня на улице хватали люди, которые даже не менты, и сажали в подвал. С другой стороны, я хотел бы, чтоб в случае появления в моём доме притона, были люди, способные его ликвидировать. Сейчас, например, я живу в таком месте, где дикие уличные торчки кишат как муравьи, а шприцев на земле больше, чем окурков. И я не хочу очковать за жену, когда она поздно возвращается домой.
Справедливости ради надо сказать, что уличные наркоманы - это лишь часть айсберга. Вы не представляете, сколько употребляющих людей вас окружает. И довольно многие из них торчат на свои кровно заработанные, втихоря, не принося никому проблем.

Но действия фонда - это стрельба по воробьям. Локальная борьба, так сказать, на глобальном уровне ничего не меняющая.

Однако при всём моём неоднозначном отношении к Ройзману, я считаю, что ему нужно поставить памятник хотя бы за то, что своими действиями он показывает, насколько охуевшие у нас менты и насколько прогнила вся мусорская система.

Кстати, вспомните печально известного Ваню Нейролога, президент московского ГБН (вслушайтесь только - ПРЕЗИДЕНТ!), от которого Ройзман сотоварищи в своё время открестились. Так вот, Ваня очень гордится случаем, когда он сдал ментам студента с планом. В то время как сам активно торчал на метадоне. Такой вот борец за чистоту общества.

Я ни в коем случае не призываю употреблять, как и не взываю дать каждому право выбора. Большинству, что уж греха таить, такое право лучше не давать. Однако закрывать глаза на всеобщее пьянство, при этом сажая в тюрьму за петрушку, - это значит быть врагом своей страны.

Оголтелым интернетным хомячкам - научитесь различать оттенки и делать собственные выводы, иначе так и останетесь управляемым стадом.

Кстати, поговаривают, алкогольное лобби проникло и в жж, и неугодные журналы суспендятся под надуманными предлогами.

Как говорится, план Даллеса по-прежнему в действии.

7.

Как я впервые вмазался ханкой

Мне было 14 лет, учился я отлично и, вообще, имел в деревне репутацию приличного чела и даже ботаника, но путался почему-то при этом со всякими асоциальными типами.

Память сейчас у меня довольно-таки ***вая, могу забыть то, что произошло минуту назад, но тот вечер помню отчётливо.

Было у меня два взрослых кореша, 25 и 40 лет. Вернее, другом был тот, что помладше, а старший, в свою очередь, был его другом. Как я с ними пересёкся и что изначально было общего, не помню, да и не столь важно уже.

Так вот, чуваки эти в деревне считались алкашами. Точнее, пьяницами, не опустившимися, а обычными такими выпивохами, коих было полдеревни. На самом деле пили они только на ремиссии, а в сезон активно торчали на черняге. Просто сей факт не афишировался, и позиционирование алкашами было более выгодным.

А я в то время из наркотиков познал лишь алкоголь, причём выпивать мне очень уж нравилось. Больше, наверно, оттого, что пить мне было запрещено, и если мать палила, то ***рила кулаками по башке. Особенно я любил пить зимой, когда идёшь вечером, - хуякс, - упал в сугроб, лежишь, смотришь в небо, и всё похуй.

Короче говоря, прознал я случайно, что чуваки на дербан ездили, и вечером, как стемнело, нагрянул к ним в гости. Сидят на кухне, залипают, курят беспрерывно, а для вида на столе самогон стоит, типа пьют, - мало ли кто зайдёт. Не знаю, как так получилось, никто мне не предлагал вроде, да и я, кажись, не просил, но мне сразу сварили в кружке. Старший был против, однако пребывал в таком похуистическом настроении, что не настаивал.

Набирает мне чел в шприц чуть поменьше куба. Я говорю, - не буду, мол, этим баяном, давай новым. Потом оказалось, что не зря опасался.

В общем, вмазали меня со словами, - живи своим умом и не вини других за свои действия, - сунули сигу в зубы, и продолжили залипать. Правильно пацаны сделали или нет, - неохота думать, наверно, нехорошо всё-таки.
Игольчатый приход я испытал, но больше ничего. Подумал ещё - что за шляпа, пить и то круче.

Посидел, покурил, потом немного помог собирать сок с мака на вату, и отчалил домой, учить уроки. Не дойдя до дома, проблевался, лишь укрепившись в мысли, что колоться - глупо.
И не возвращался к ханке несколько лет. Потом вернулся, полюбил, расставанье было тяжёлым. Но это уже другая история.

У чуваков сейчас по пять судимостей, оба сидят. Тот, что постарше, может и помрёт на зоне, - со здоровьем вообще труба.

8.

Как я торчал на спайсе

Давеча стою в магазине в очереди, передо мной три ****юка накуренные. Ржут, не стесняясь, обсуждают, как круто наперло. Покупают пиво, продавщица просит паспорт. Один ***плётик показывает, смотрю, - в обложке пакет со спайсом. Вот мудаки, думаю, кто ж так палево таскает. И хули вы бравируете, ****и мелкие, нашли чем.

И вспомнил я, как имел дело с этим самым спайсом.

В девятом году в моей порноработе случился продолжительный застой, и я решил, - незачем мне жене глаза мозолить и дома виснуть, надо на родину съездить. Вина попить, чуваков навестить, и т.д.

Приезжаю в мой серый город средней полосы, где каждая тропинка знакома до слёз и потных желёз, а колодцы дворов хлобучат до тряски. С веществами я тогда подзавязал в основном, но прибухивал малость и курил время от времени.
А дело было в апреле, мёртвый сезон, когда даже барыги заёбывают друг друга вопросом «Есть чё?». Но гляжу – чуваки не грустят особо. У нас, говорят, тут точку открыли со спайсом. Типа трава легальная, химия, конечно, но так сейчас всё химия, что гидра, что ***дра, – всё на добавках растится и опрыскивается.

Иду впервые на точку. Цоколь торгового центра, бутик с кальянами, благовониями и курительными приблудами. Милая продавщица даёт каталог, красочные картинки смесей, с описанием эффекта. Покупаю, выхожу, по привычке шаря глазами по сторонам, но всем похуй. Чудеса, да и только.

Короче говоря, к лету по городу точек возникло как грибов. Киоски, магазинчики, некоторые круглосуточно. В лом идти – курьер привезёт. Где-то даже автоматы стояли. Все радуются – прёт нормально, купить всегда можно, было б лавэ, менты не дёргают. Меня, правда, как-то с корешем приняли с весом, покатали по городу зачем-то и отпустили, даже пакет отдав.

Твёрдый, сыпучий, затейливые названия, красивые упаковки, - на любой вкус и цвет. Торговцы ещё и проконсультируют, если вещь жёсткая – предупредят, чтоб не борщили. В общем, ощущение лигалайза и всеобщего счастья.

В середине лета понимаю, что чё-то не то. Если раньше брали с челом грамм на двоих и курили его три вечера, то теперь этого же грамма мне на полдня хватает. И граммы стали меньше, и переть стало хуже, алкоголем уже приходится постоянно догоняться.

Радости поубавилось, атмосфера стала мрачной. На точках появились охранники, решётки, продавцы перестали мило улыбаться. Все понимали – к ним ходят одни наркоманы. Почти везде убрали все аксессуары, торговали только смесями, уже без упаковок, только пакетики. Разнообразие товара исчезло – что привезут, то и есть. Да и не важно особо уже было, - главное, чтоб пёрло. Цены взлетели, веса уменьшились. Иногда за грамм выдавалась четверть. Никто с сервисом не заморачивался, - в ****у, и так будут брать.

Стало понятно, что это аддикционные вещи. Возникли вопросы – чем же нас травят? Ответ как бы был известен – бралась любая трава, хоть крапива с подорожником, хоть чай зелёный, и пропитывалась ***той под названием JW018H, якобы синтетическим каннабиоидом. На самом деле кроме схожести эффекта ничего общего.

Осознавая, что курю уже почти круглыми сутками, и чувствуя, что подсаживаюсь, я как-то не особо парился. Думал, коли с тяжёлых слез, то что мне там трава какая-то.

В конце лета я решил, что хватит с меня, и отчалил в Москву. Пошатался дома из угла в угол злой как чёрт двое суток, не спал почти нисколько и всё думал, как бы курнуть. Потом нашёл точку на Щукинской, дунул, и в тот же день стартанул обратно.

Осенью всё было совсем ***во. Будто вернулись героиновые времена. На точках – очереди, круглые сутки движуха, часто уазик мусорской стоит неподалёку. Контингент - знамо какой. Постоянно кто-то на хвоста пытается сесть. Ночью идти одному опасно – кругом вьётся шакальё, за четверть убить готовы. Как-то лежал, смотрел в потолок и ждал утра, чтобы пойти и взять. Потом решил – была не была, взял тесак и с ним наперевес попёрся. Двое кидал у подъезда напротив точки посмотрели грустно-буднично, - понимаем, мол, чувак.

Эффекта уже почти никакого не было. Пока мутишь, припьёшь пива или коктейля, дунешь – приход несколько минут, расслабишься, выкуришь сигу, а дальше тягомотина какая-то. Опять догоняешься алкоголем, и снова мутить, пока не отпустило. А отпускало тяжело. Депрессия наваливалась дичайшая. Проходишь мимо балкона, и думаешь – а не сигануть ли. Так что слухи о суицидах на почве спайса – вовсе не слухи. Помимо психологических отходняков были и физические нюансы. Холодный пот, башка болит, есть-спать не можешь, тошнит, упадок сил, даже кости побаливают. Ничего не напоминает? У многих, в том числе и у меня, появились догадки, что в твёрдые смеси, Индиан и Афган, подмешан опий. Поговаривали даже, что кто-то сумел сварить чернягу. Может и не врут.

Нормальной травой уже мало кто интересовался. Парадокс – цена одинаковая, трава подчас даже дешевле, при том прёт часа два, без побочек и отходняков, в отличие от спайса, от которого лишь двадцать минут сомнительного кайфа, - но все выбирали спайс.

Люди уже в натуре дохли. Прокатилась волна самоубийств. Несколько в городе отъехали от инсультов и инфарктов. Я сам несколько раз балансировал на грани, думал, - всё, приплыли, сейчас или мотор встанет, или сосуд какой в башке лопнет. Но уже не страшно было, отъеду так отъеду.

О жене даже не вспоминал тогда, когда она звонила – огрызался. Дел никаких не делал, должен был десять сценариев написать, написал один, и тот потом выкинул. Мог не почистить зубы и не помыться, носки неделями не стирал.

Все запаниковали. Денег уходит немерено, кайфа никакого, зависимость всё сильнее. Бросить невозможно – как, когда купить можно на каждом шагу. Несколько точек сгорело. Версии были разные – менты, конкуренты, родители. *** там – это сами торчки жгли, устав от такой жизни. Причём вроде в каждом городе такое было.

Поползли слухи, что JW018H разъедает лёгкие, вроде у многих флюорография показала чуть ли не дырки. Я, заочковав, тоже проверился, но обошлось. Только тахикардию выявили.

К Новому году у меня развился ещё и пивной алкоголизм, вперемешку с ягуарным. Почти все куряки сидели на ягуаре, один мой дружбан по два литра в день выпивал. А у самого двое детей переходного возраста, щемил их, если ловил с коктейлями.

Уже вовсю билась тревога. Наверняка помните истеричные сюжеты по телеку. Хоть и вранья было много (например, в передаче Аркадия Мамонтова в качестве иллюстраций курильщиков смесей набрали в интернете видео торчков под героином, грибами и бутиратом), но проблему обозначали верно. Все мы ждали, когда наконец запретят.

И вот в один прекрасный день, если не ошибаюсь, 10 января 2010 года исчезли все точки. Было тяжеловато, конечно, курнуть хотелось невыносимо, но все радовались. Правда, большинство подсевших перешло на алкоголь, но это уже другая история.

Я примерно месяц пьянствовал, уже на водку перешёл. Потом постепенно отошёл, и поехал к жене. Похудевший, с ослабленными нервами, три месяца потом в себя приходил и таблетки жрал.

Бесследно спайс не исчез, я потом и в Москве мутил, и в других городах, но уже не так оголтело.

Бросил сиги, пью нечасто и мало, курю в основном в сезон и натуральное. Занимаюсь спортом маленько – гантели, отжимания. При воспоминаниях уже не так хлобучит, больше передёргивает.

P.S. И все же тот спайс при всех минусах был куда круче, чем нынешнее говно. То, что сейчас продается на каждом шагу – мало того, что подсаживаешься быстрее, так ещё более токсично, а главное – уже ничуть на старую добрую траву не похоже. Прет как тропик, надо быть большим мудилой, чтоб на этом торчать.

9.

В копилку

У меня есть маленькое хобби – гулять в одиночестве и думать о вопросах мироздания. В частности, анализировать жизненные истории разных людей и вычислять в них всякие закономерности, причинно-следственные связи, и т.п. Дело, конечно, бессмысленное, но дюже занятное, если им увлечься.

Вчера моя копилка наблюдений пополнилась двумя жизненными ситуациями.

Сажусь в маршрутку, а водила – чел, про которого многие думали, что он сдох уже давно. В 90-х был обычным бандитом, потом сторчался, был отшит из джаз-банды и опустился маленько. Последний раз я видел его лет семь или восемь назад, выглядел он уже неважнецки, ВИЧ и набор гепатитов не способствуют цветущему виду. Потом ходили разные слухи, в основном про то, что он получил немалый срок, и двинул кони в бараке для вичевых.

А тут смотрю – выглядит свежо, одет прилично, пахнет парфюмом. Зрак в точку и залипает на светофорах, заставляя пассажиров нервничать, а автомобилистов яростно сигналить.

Выясняю, что срок был не велик, да ещё и УДО (которому способствовало не хорошее поведение, а боязнь мусоров, что чувак помрёт у них там, потому что кажись ещё и тубик нарисовался). В родной город не поехал, а сразу в Москву, где изловчился и влез в маршрутный бизнес, купив газельку, поставив на маршрут и лично сев за баранку.

Причём все эти годы продолжал торчать, даже в лагере. Удивительной живучести человек.

Вторая история тоже связана с маргинальщиной.

Разговаривал с товарищем, что в одном дворе когда-то жили и одними делами промышляли. А он только откинулся недавно, немножко посидел по 228 (за очень незначительный вес слабенькой индики, к слову сказать). Помнишь, говорит, Митяя с нашего двора?

Митяя, конечно же, я помнил. Это был потрёпанный мужичок, алкаш, полубомж, весь в наколках. Мы, семнадцатилетние приблатнённые дети, любили дать ему пару червонцев, а потом слушать его пьяные бредни про зону. Не воспринимая его всерьёз, относясь как к юродивому, выдумывающему небылицы о своей крутости. Потом он куда-то исчез, поговаривали, что помер от пьянства наконец-то.

Так вот, говорит приятель мой. Заезжаю на зону, а тут Митяй блатует, за бараком смотрит. Весёлый, поправился, бухает, правда, по-прежнему. Ходит со смартфоном, решает вопросы и вершит людские судьбы. Оказалось, в натуре блатной, не врал когда-то. Я, говорит, за его счёт тут сразу устроился нормально, и горя не знал.

10.

Пипетки

Уважаю пипетки, - практично, экономично и привычно.

Однако временами с ними загвоздки, - десяток аптек обойдёшь, и нет ни в одной. То ли спрос так велик, то ли в натуре такая нехитрая форма борьбы, как поговаривают.

А в одной аптеке всегда есть, я точно знаю, просто в ней дресс-код и фейс-контроль. Или по указанию сверху, или по личной инициативе работниц, дабы асоциальных элементов поменьше захаживало.

Так вот, заходим туда недавно с моим другом. Выглядим прилично, - я уже отошёл маленько от босяцкого образа, а он и вовсе в пальто кожаном и с портфелем. Естественно, нам продают, - а чего бы не продать порядочным гражданам. Которые здороваются и улыбаются, а опосля говорят "спасибо".
Берём десяток. Как показывает практика, половина всегда потом выкидывается, чтоб лишнее палево в карманах не таскать.

Не успели уйти, два типа заходят внешности маргинальной.
Один из них засовывает голову в окошко (типа шифранулся, чтоб посторонние вроде нас не слышали), - пипетки, мол, имеются?
Нет! - оттуда им ответ, и типы уходят несолоно хлебавши.

На улице друг мой кричит им, - эй, парни, пипетки нужны, да?

Те переглядываются, - и как стартанут, аж пятки засверкали.
Видать, было при себе, а нас за сотрудников приняли.

А ведь хотели доброе дело сделать, выручить, так сказать.


11.

О вреде алкоголя

Вчера нажрался как скот.

В полдень пропустили с чуваком по пивку.
Потом поехали к другому чуваку в Мытищи, где пили вино.
А у того был корпоратив в компании, посему стартанули в Москву.
По приезду разошлись, я пересёкся с очередным челом, и опять по пиву.
Потом я как-то очутился на том самом корпоративе.
Незнакомые мне женщины настойчиво уговаривали меня выпить коньяка, и я не смог устоять.

Как я попал обратно в Пушкино - уже не помню.
Зато припоминаю, что здесь уже пил водку с незнакомыми наркоманами, которые не смогли замутить и решили напиться.

И уже глубокой ночью дрался с таджиками.
Не помню точно, как это было, но кажется мне дали ****ы.
Хотя особых следов побоев не наблюдается, зато кулаки разбиты.

Проебал перчатки и телефон.
Верой и правдой служил он мне четыре года, да видать суждено нам было расстаться.

Сижу сейчас и трясусь.
Пить охота, но блюю после каждого глотка.

Не пейте, ну его в шляпу.


12.

Мой тихий пятничный вечер

Зависал сегодня в заведении с малознакомой компанией.

Взрослые люди, деловые все такие, в костюмчиках, боссы мелкого пошиба, разговоры ведут про кипиай, ебитду и прочие умные вещи.

И я там, сижу, значит, грею уши и даже слегка беседу поддерживаю. И имена пытаюсь вспомнить, - плоха на имена память.

Попал я туда случайно, присел на хвоста моей Вере Павловне ненаглядной. Она вернулась с Бали и теперь работает эйчаром в одной конторе солидной. А что - опыт работы с кадрами имеет, средь планктона теперь как рыба в воде. Нутро, говорит, у всех одинаково.
А тут у них вроде как традиционная пятничная попойка.

Сходил в сортир, уничтожил камушек, маленький такой, но дюже добрый.

Возвращаюсь и начинаю заниматься любимым делом, - дунувши, наблюдать за застольем. А господа уже раскрепостились, темы пошли фривольные.
Особенно интересно было, когда они делиться начали, как траву пробовали. Кто-то чуть от смеха не сдох, кто-то от страха, кого-то не напёрло, - и все решили, ну, мол, их нахуй, эти наркотики чёртовы.
Откровений ждали и от меня, но я лишь улыбнулся, и со словами, - нет уж, алко онли, - подлил всем вина.

И когда одна из женщин стала подавать знаки, что не прочь отдаться молодому красавцу Глебушке, я понял, - пора рвать когти.

И поехал домой, к жене.

Люблю свою жену.

13.

Как я лежал в наркодиспансере

      После своей первой системы я худо-бедно перекумарил в домашних условиях. Было ****ец как ***во, поэтому второй раз этот подвиг повторить не решился. И, дабы облегчить страдания, отправился прямиком в наркодиспансер. Шаг, конечно, был весьма мудацкий, принесший мне впоследствии немало геморроя.
       Но дело прошлое, остается лишь вспоминать.

------------------------------------------
       Только наивный дурак может верить, что в таких заведениях лечат. В лучшем случае – помогают пережить кумары (по-научному, кажется – «купируют абстинентный синдром») и чистят кровь. Кумары действительно прошли легче, хотя система на этот раз была жестче. Купировали чем-то средним между релашкой и феназепамом, - половину времени тупо спал. Потом в ходе лечения (т.н., конечно же) несколько раз ставили капельницы. Что еще творили со мной лепилы за эти 21 день, - припоминаю с трудом. Хорошо, что давали много сонников, хотя бы спать мог. А то, знаете ли, изматывает отсутствие сна.
      
       Так вот, никто из пациентов не надеялся, что его вылечат. Почти все ложились, чтобы сбить дозу, отдохнуть, и по выходу взяться за старое. Чаще всего с большей оголтелостью.

-----------------------------------------
       Я обитал на третьем этаже, который делился на два крыла, и между ними – «центр», или «продол». На продоле располагалось около десятка палат, в одной из которых прописался ваш покорный слуга. Второй этаж был женским, но народу там вроде было негусто. К тому же у них был какой-то отдельный вход, - в общем, прекрасный пол редко был замечен мною. На первом этаже были всякие лаборатории, кабинеты врачей, а также некое специальное место, где проводят освидетельствование. Когда мусора ловят нарка, то везут именно сюда. Кажется, новоприбывшие пациенты тоже бывают здесь, только я этого не помню. Придя в диспансер, я пребывал в стрессе, хотя немножко вмазался напоследок.
       Менты, кстати, здесь тусили постоянно. У входа вечно стояла их машина, легавые ошивались на первом этаже, заигрывали с медсестрами, иногда поднимались в палаты, выдернуть нужного пациента или просто проглазеть на несчастных.

-------------------------------------
       На соседней койке обитал чел по имени Гриша, с которым мы сразу же скорефанились. Когда-то Гриша был одним из старших в моей первой группировке. Однако на районе мы не пересекались: во-первых, он состоял в другом звене, во-вторых, на момент моего появления Гриша был отшит за употребление. Через два месяца двое из тех, кто его отшивал, передознулись в подъезде соседнего с гришиным дома.
       Гриша три или четыре года топтал зону по 228, где успел и поблатовать, и побыть активистом. А также подхватить ВИЧ и гепатит С.
       Авантюрист по жизни, Гриша постоянно влипал в истории, которые им воспринимались как приключения. Хорошее кредо, кстати, я тоже стараюсь относиться ко всякому говну в жизни с позитивом. Не всегда, правда, получается. Перед тем, как лечь в диспансер, Гриша с****ил часть общака у какой-то джаз-банды, успешно освоил внутривенно, и теперь разыскивался злыми потерпевшими. Что, впрочем, его не особенно напрягало.
       В больничке этой Гриша находился в третий или четвертый раз, поэтому знал здесь все ходы и выходы. Мы сразу стали с ним налаживать движения. Вернее, суетился больше он, а я просто составлял компанию. По гришиному мнению, я был отличным собеседником и внимательным слушателем, - а мне просто было в лом разговаривать, настолько неважнецки себя чувствовал.
       Благодаря пронырливости Гриши у нас постоянно были сигареты, хавчик побогаче казенного (хотя есть, в общем-то, и не хотелось), иногда водка, а если повезет – что-то получше.

-----------------------------------------
       Первое крыло было наиболее густонаселенным, в некоторых палатах стояли двухярусные шконари. Контингент здесь был самым стремным. Совершенно безнадежные пациенты. Старые наркоманы, с нереальными стажами, по 15-20-30 лет. Большинство тощие как смерть, вен давно нет, тела в язвах. Почти все с зоновскими наколками. У всех ВИЧ и пара-тройка гепатитов, иногда еще и тубик. У кого-то ВИЧ уже перешел в стадию СПИДа. Некоторые пришли сюда попросту умирать.
       Атмосфера здесь царила ужасная. Антисанитария, смрад и гнетущий, всеобъемлющий негатив, который, казалось, можно потрогать руками.
       Врачи сюда заходили нечасто. Санитары тоже захаживали редко, но следили, чтобы субчики лишний раз не выходили из палат.

------------------------------------------------
       Территория диспансера была огорожена высоким забором, который в одном месте имел брешь. В дальнем углу, за кустами, два арматурных прута были раздвинуты таким образом, что нормальный человек вряд ли пролезет, но тощий торчок проскользнет запросто. Ход не был тайным, все о нем знали, со временем даже тропинка протопталась. Это был портал нарков во внешний мир. В основном за водкой и обратно, иногда сбегали с концами. На рубеже тысячелетий, когда пошла мода на игры в ройзманов, местная шпана устраивала здесь засады на торчков. Едва вылезет персонаж наружу, ему ***кс – ****ы. Закончились эти веселые действа после того, как одному бедолаге дали по печени, от которой уже осталось одно название, - и чел склеил ласты. После инцидента пациенты так и продолжали лазить наружу, только никто их уже не бил.

--------------------------------------------------

       Во втором крыле были платные палаты, в которых лежали в основном непутевые дети богатых родителей. Часто такие пациенты оказывались здесь по недоразумению. Например, у одного отец нашел в кармане горсть ешек, и в ярости притащил сына лечиться. А врачам похуй, что лечить надо папашу прежде всего, а сыну и ремня хватило бы, - лавэ-то не лишнее. Еще одного привезла мать, - этот дурак сказал ей, что не может бросить курить траву.
       Как правило, мажорчики, имея деньги, не имели прямых выходов на барыг, а брали через третьи-четвертые руки. Ясен ***, на каждой остановке сумма возрастала, а вес и качество катастрофически снижались. А вот у чуваков с продола денег не было, зато связей и желания убиться – хоть жопой ешь, как говорится.
       Короче говоря, с мажорами все дружили. И дружба эта выходила им боком. В частности, тот чел, что на траве торчал, в больничке подсел на хмурый. Говорят, потом как настоящий нарк заезжал сюда.
       Замутить-то в больнице нетрудно, хоть и контроль повсюду. Старожилы вспоминали времена, когда здесь ханку в сортире варили. На скрученных простынях и полотенцах, зоновский такой приемчик.
       Один пушистый студент заехал с легкой формой опиатной зависимости. Родители пообещали купить новую тачку, если завяжет. Но прожженные наркоманы быстро взяли его в оборот. Вскоре парень решил, что и старая машина еще очень даже хороша, и когда спустя три недели пришла пора выписываться, впору было заново ложиться. В конце концов, родители отправили его в ссылку в Чехию, не зная, видимо, что там с драгсами порядок. Чувачок, научившись плохому от старших товарищей, стал тем еще пронырой, и дилера нашел в первый же день. Родителям теперь по телефону лапшу вешает, все отлично, мол, не парьтесь, и колется в свое удовольствие на присылаемые бабки.
       А еще медсестра, у которой я с****ил в ординаторской фурик с феназепамом, по секрету рассказала, что примерно раз в полгода сюда тайно привозят депутата городской думы. Чтобы провести ускоренный и усиленный курс детоксикации. Почему это делалось не в элитной клинике, а в этом клоповнике, - история умалчивает.

-----------------------------------------

       Раньше по прибытию пациент помещался в «карантин» - специальная палата для перекумаривания. Бывалые рассказывали, что это место – сущий ад. Представьте себе два десятка тел в небольшом помещении, и каждого ломает. Крутятся в мокрых простынях, некоторые привязаны этими же простынями к койкам, стоны, вонь. Кто-то блюет в ведро, кто-то обосрался, не успев добежать до сортира или не имея сил. Палата проветривается плохо, санитары убираются редко, - короче, клоака та еще.
       Теперь же новичков сразу определяют в общие палаты, и все наблюдают, как их ломает. У некоторых были такие долгие системы с заоблачными дозами, что никакие препараты не могли облегчить их участь. Помню, привезли ночью одного страдальца. У него был постоянный доступ к хорошей малободяженной гречке, и он полгода подряд трескался три-четыре раза на дню, разогнав суточную дозу до трех грамм. Я, дойдя до одного грамма плохого качества, на кумарах три дня на стену лез, а потом полгода еще жить не хотел, а у этого ситуация куда хуже была. Раз в десять, например.
       Когда сам перекумарил, за другими наблюдать весьма занятно. Хотя наблюдения были б куда интереснее, не будь злоебучей депрессии, от которой *** куда денешься.

-------------------------------------------

       Еще раньше алкашей держали отдельно от торчков, теперь же всех вместе. Официальная причина вроде бы заключалась в том, что опиатная наркомания в большинстве случаев сопряжена с алкоголизмом. Но я больше склонен думать, что врачи наконец-то поняли, что один хер всех лечить бесполезно.
       Здесь я наглядно убедился, что алкоголь подчас куда хуже героина. Ломало выпивох после запоя не меньше. На одного такого весь этаж приходил поглазеть. Взрослый мужчина, семьянин, с неплохой работой, припивал умеренно. Но вдруг все накрылось ****ой, - фирма разорилась, жена ушла, машину разбил, плюс еще куча невзгод. Чел бухал месяца два, причем второй особо жестко. Просыпался, выпивал стакан, и снова в тряпки. Врачей вызвали соседи, когда он начал в подъезде майских жуков ловить.
       Белая горячка, кстати, вообще обычное дело. Я еще в детстве таких типов наблюдал, а в больничке так и вообще каждый день новый допившийся, - кто чертей видит, кому нитки какие-то в воздухе мерещатся.
       Так вот, мужик этот аж дугой извивался на койке. Некоторые даже пари заключали, двинет ли кони. А что – с обычного-то похмелья мотор может встать, а после запоя вообще запросто.
       Когда я выписывался, он еще не вставал с постели. Дай бог ему здоровья, если жив еще.
       Довелось наблюдать и пару винтовых. Врачи даже делали видимость их лечения, хотя это вообще нонсенс. Ну не знает просто наука, как бороться с психостимуляторами, вот только не все готовы очевидный факт признать.

----------------------------------------------

       Честно говоря, я не особо рвался отсюда. Снаружи меня ждали одни проблемы. Из института вот-вот выгонят. Из банды вот-вот отошьют. Кредиторы вот-вот потеряют терпение и возьмут за жопу. Со съемной хаты вот-вот попросят.
       Все разом наваливается, когда завязываешь.

-------------------------------------------------

       После выписки из больнички мои отношения с опиатами в основном закончились. Впереди был недолгий роман с винтом, закончившийся дурдомом.
       Но это уже совсем другая история.


14.

Как я лежал в дурдоме

       Закончив институт, завязав с бандитизмом и ненадолго сходив в армию, я на год окунулся в торгово-корпоративную жизнь. Это был интересный период, с множеством своих приколов, тем более что в короткий срок я сделал небольшую карьеру, от продавца-консультанта бытовой электроники до директора магазина. Ненадолго, правда, ну да речь сейчас не об этом.
       Разговор о наркотиках и о том, до чего они могут довести.

----------------------------------------
       Декабрь – самый хлебный месяц. Конец года, работягам выдают премии и тринадцатые зарплаты, люди покупают подарки, да и просто хотят встретить новый год с новой техникой. Торговые компании тоже хотят завершить год красиво, поэтому завозится много товара, устраиваются акции и распродажи, продавцам вводится новая мотивация и т.д.
       Нагрузка на магазин резко увеличивается, проходимость возрастает, планы тоже, - короче, в декабре продавцы работают практически без выходных. Последние две недели года уж точно. При этом рабочий день, как правило, увеличивается на час.
       Один из таких декабрей я отработал на ура. Примерно числа 15-го, когда начался самый разгар предновогодних продаж, а большинство продавцов валилось с ног от усталости и недосыпа, я начал свой винтовой марафон продолжительностью в две недели. Я и раньше иногда ускорялся, но всё больше по кишке и без повторов. А тут пустился во все тяжкие.
       За это время я почти не спал и не ел. Вмазывался два раза в сутки – утром перед работой и вечером после. Ночами со знакомым варщиком мутили и заморачивались на всякой ***не. Под конец марафона я выглядел как зомби – худой, бледный, глаза на выкате, весь дерганный. Коллеги видели, что не все в порядке, но объяснения не требовались – месяц интенсивной работы, без сна и на ногах никому не идет на пользу. Похудел на десять килограмм, что при моих тогдашних шестидесяти было весьма немало.
       Дозу разогнал до шести кубов в сутки. Честно говоря, когда я слышу о том, что некто марафонил по полгода день в день кубов по десять, у меня возникает три версии: 1) я ****ец как слаб, а некто ****ец как силён; 2) от винта там одно название; 3) человек явно привирает. В общем, не пробуйте даже, ну его нахуй.
       Я летал, как на крыльях, не тратил время на обеды и перекуры, моя коммуникабельность возросла до немыслимых размеров. Более того, я проникал в мозги посетителей, читал их мысли и внушал им стать покупателями. Некоторые, глядя на мои неестественно расширенные зрачки, справлялись  о моем самочувствии, но я уверял, что все отлично. Все и было отлично – пёрло так, что хотелось работать и работать. Телевизоры и компьютеры уходили влёт, хотя я даже не всегда знал, где у товара включатель.
       В итоге я перевыполнил план в два раза (хотя он был завышен настолько, что немногие смогли его выполнить даже наполовину) и получил премию больше, чем директор. В бухгалтерии даже сначала не решались начислить и выясняли, не ошибка ли.
       Еще в последних числах декабря я заранее позаботился об отпуске. Надо было останавливаться и восстанавливаться, потому как с этими вещами шутки плохи. Все недоумевали – какой дурак будет брать отпуск в начале января.
       В то время, как вся страна под бой курантов поднимала бокалы с шампанским, мой варщик парился в СИЗО, принятый с полным шприцем на кармане, а я в одиночестве заливал жуткие отходняки водкой, благо что жил я на тот момент один.
       Обильные водочные возлияния продолжались двое суток. Но водка, привычное средство на отходняках, эффекта не возымела. А крышу меж тем рвало не на шутку. Жесточайшая депрессия усугубилась чудовищной паранойей, - казалось, что на каждом углу меня поджидают менты и недруги из прошлой босяцкой жизни, а из космоса за мной следят инопланетяне и ждут момента, чтоб похитить меня для исследований. Смешно вам сейчас, а вот мне тогда было не до смеха.
       Мозг расплавился настолько, что я решил лечь в дурку. 

---------------------------------
       Если решение перекумарить в наркологичке было хоть и мудацким, но в некоторой мере оправданным, то самостоятельный приход в дурдом был поступком супермудацким. Забегая вперед, скажу, что т.н. «лечение» лишь ухудшило и без того неважнецкую психику. При том, что мной особо-то и не занимались, - за 10 дней, проведенных здесь, припоминаю лишь три беседы с главврачом и пару уколов какой-то седативной шняги каждый день. И если скрыть следы пребывания в наркодиспансере мне обошлось в 20 тысяч рублей и бутылку коньяка, то на психушку ушло 60 кровно заработанных.
       Но дело прошлое, как говорится.
       В больницу меня привез мой дружище, который, конечно, был против этой затеи, но отговорить не удалось. Привез, сдал врачам, оформил бюрократию, - сам бы я наверняка что-нибудь намудил. Башка-то не варит, все мысли об одном. Вернее, о двух, - как вмазаться и как вздёрнуться.
       Располагалась больница на окраине, за частным сектором. Местность красивая, но жуткая. Территория окружена вековыми соснами, иногда ночью выглянешь, - луна светит, сосны качаются со скрипом, и кажется даже, что промеж них вороны летают. Два двухэтажных корпуса, внешне вполне приятных, - косметический ремонт делался едва ли не каждый год. Зато внутри обстановка была крайне неприятной. Представление можно получить, посмотрев фильм «Я» с замечательным актером Артуром Смольяниновым. Примерно так и выглядит среднестатистическая государственная психбольница.
       Первое, что бросается в глаза – грязь и ***вый запах. Здешние пациенты отличались редкостной нечистоплотностью, и от многих воняло как от свиней. Санитары мытьём полов себя не утруждали, припахивали пациентов, а те не особенно старались. В туалете вместо унитазов были очки, у половины не работал слив. Это ничуть не смущало обитателей, они могли и на пол насрать, - прецеденты были. Хули там – некоторые вообще ходили под себя.
       Второе – атмосфера ****ец какая мрачная. Мрачнее даже, чем в наркологичке. Казалось даже, что свет специально делали тусклым, чтоб на психику давил.

--------------------------------
       В любом месте, куда б меня не закинула судьба, мне прежде всего интересны люди и их жизненные хитросплетения. Поэтому расскажу о некоторых здешних персоналиях, как из числа пациентов, так и персонала.
 
15.
 
Лось   

Вчера был у стоматолога.

Чел, подвозивший меня, предложил дунуть. Отказываться от таких предложений не в моих правилах, тем более всё равно не прёт как хочется давно уж.
Да и операция мне предстояла наипростейшая и безболезненная, - снять временную коронку и поставить постоянную.

Но вещь оказалась из разряда тех, что раз в год попадаются.

В кресле нарисовалась измена.
Не, измена - штука интересная, особенно когда знаешь, что это всего лишь измена.
Но тут чё-то в натуре дискомфорт появился.

Да ещё и коронка врачу не поддалась. Он и так и сяк, - не отдирается.
Я передачу вспомнил, про банду какую-то, они людей похищали и выкуп требовали, при этом плоскогубцами зубы выдирая.
Себя почувствовал такой жертвой.

Короче, врач говорит, - приходите через неделю, временный цемент - он такой, мозги иногда ****, но со временем размягчается.

Хожу теперь и думаю, - может, он по ошибке мне временную коронку на постоянный цемент прихуячил?

Да, ещё лося видел в Сокольниках.

Отошёл в кусты, стою, ссу, гляжу, - метрах в десяти стоит, огромный как айсберг. И смотрит на меня как на говно.

Я хотел к нему подойти поближе, интересно всё-таки, но заочковал.

Вдруг он меня съест.

16.

Про лигалайз пару строк

       Конечно, я за легализацию лёгких (вообще-то и тяжелых тоже, но пока это фантастика фантастичнее жизни на Солнце, то и обсуждать нечего). Доводов тому у человечества имеется предостаточно, но речь сейчас не о них.
       Легализация травы (а говоря о лёгких – в первую очередь мы подразумеваем именно её) – утопия. И причинами тому не столько ментальные особенности России и даже не то, что Путин страну превратил в ***поймичто.

   Ответ кроется в свойствах травы и влиянии её на человеческий организм. После частого интенсивного курения трава перестает давать те чудодейственные эффекты, что когда-то. Попросту прикуриваешься. И хоть перерывы делай долгие и частые, хоть сорта меняй постоянно, - не помогает, не тешьте себя иллюзиями. Просто смиритесь, что когда-то солнце светило ярче, и былого уже не будет.
       Зато алкоголь – прёт всегда. Пусть душа уже не так радуется, как в юности, но вот тело свое получит всегда.
       Поэтому, случись легализация, - будет всплеск всеобщего охуения, снизится пьяная преступность и смертность, и будет куча ещё всего, но со временем всё – в основном – вернётся на круги свои.
       P.S. ТС убит маленько и отчаливает за пивом.

17.

Как я едва не вздернулся

Захотелось мне с утра спайса дунуть.
Точнее, дело было так.

Проснулся я, и подумал, - всё заебло, пора вздёрнуться.
Кроме шуток, бывает такая шляпа на душе и в жизни, что думаешь, - всё, довольно.
Перманентная депрессивность и врождённая суицидальность ещё масла в огонь подливают.

Но решил, - убьюсь-ка я сегодня доступной и не ахти как прущей шнягой, проведу день в моральном анабиозе, а там видно будет. Успею к праотцам если что, это дело недолгое.
Как в анекдоте, помните, - мужик собрался вешаться, но увидел недопитую бутылку водки.
Я таким макаром сто раз себе жизнь спасал.

Так вот, встал я, умылся, почистил зубы. Срать не стал, - не ужинал намедни, нечем срать. Завтрак тоже проигнорировал, - какие нахуй завтраки в такие моменты.

Еду, значит, на точку, где алчные барыги смертью торгуют и детей наших убивают.

Входит в вагон молодая бомжиха, пьяная, опухшая, грязная и вонючая. Садится, и пойло начинает из горла отхлёбывать.
Присматриваюсь, - какая-то нетипичная бомжиха. Следы косметики на еблище, волосы, хоть и грязные, а крашеные. И лохмотья на ней явно не на помойке найдены. Или на какой-нибудь рублёвской помойке, например. И пьёт коньяк, не самый дорогой, но всё же.
Короче, такой тип мажорих, отбившихся от родительских рук и пустившихся во все тяжкие, встречавшихся мне в былые годы на притонах разношёрстных.
Кто-то потом всё же возвращался к нормальной жизни, и даже развивался, а кто-то опускался насовсем.

Выходим на одной остановке, иду позади, наблюдаю. Гадаю, - упадёт ли, и кинутся ли граждане сердобольные на подмогу.
А штаны на ней светло-серые, типа дискваред, но не висящие до колена. В области промежности все в крови, аж до колен потёки местами. По ходу на месячные забила, так и рыщет по городу.

Идём в унисон, и чует сердце - одним маршрутом идём.
Так и есть, вижу - затаривается, и во дворы.

Постоял я, подумал.
*****, верите-нет, - развернулся и поехал домой, к жене своей сварливой.

Сижу, пью чай с лимоном, жив покамест.


18.

Нюансы стимуляторов, или как я провел канун 23-го

У быстрых есть такая особенность, - стоит на чём-то сосредоточить внимание, как это что-то поглощает тебя и ты начинаешь загоняться, не зная устали и не останавливаясь.
Идеальный вариант - оказаться в клубе и танцевать среди себе подобных объебосов.
Но часто бывает проще - начинаешь дрочить, и - ***кс - уже утро. Всю ночь продрочил, сто раз вспотел, стёр руки и хуй.

Так вот, на вчерашней тусе, посвященной грядущему дню военных, один хороший незнакомец угостил меня понюшкой фена.

И так получилось, что разошлись мы в полночь, отвести меня было некому, подмосковные электрички ходить перестали, а лавэ на такси не было.
Меж тем простимулированный организм требовал движения.
Пойду пока, решил я, а там видно будет.

Вспомнилась фраза чела, познакомившего меня когда-то с винтом, - "под ним ты можешь пройти сто километров и не устать".

Фен, конечно, не винт, но механизм действия примерно тот же.

В общем, пошёл я вдоль железной дороги от Ярославского в сторону Пушкино.

На платформе Северянин пьяная женщина приличного вида предложила сделать минет.
Поблагодарив за предложение, я продолжил путь.

На Тайнинской заметил повыпившего мужчину, также небомжацкого вида, который устал и прилёг на лавку.
Мелькнула мысль проверить содержимое его барсетки, так небрежно лежавшей рядом, - всё равно с****ят или проебёт.
Но, отогонав эту мысль, я и тронулся дальше.

В Мытищах пьяные подростки ебошили пьяных азиатов.
Пересилив соблазн присоединиться, я двинулся дальше.

Я чувствовал себя героем компьютерной игры, этаким марио в денди.
Я запрыгивал на платформы и спрыгивал с них, шёл в скользких осенних ботинках по бугристому льду, пробирался через сугробы, местами по колено.
Промочил ноги насквозь, но меня это не останавливало.
Изодрал брюки, испачкал куртку и убил ботинки.
Тыщу раз падал, разбил колени, локти и кулаки, пару раз падал плашмя затылком об лёд.

Не обращал внимания на звонки жены.
Грохочущий в наушниках Эксплойтед придавал мне скорости.

Шёл часов пять или шесть.
Отпускать начало на подходе к дому, и навалилась чугунная усталость.
Если б это началось раньше - лёг бы в сугроб и замёрз.

Сейчас глянул в гугле - 30 км прохуярил.

Но в ****у такие подвиги.


19.

Негр

Приехали как-то раз ночью в посёлок Правда, что в Пушкино, за гречкой.
Вдвоём с чуви одним, пьяные в сраку, и курили ещё много.
Люблю выпивать, когда есть курить, - снижает алкогольный негатив, "выравнивает", как говорит тот чел.
Мы тогда уже были типа стойкие ремиссионеры, а взять решили потому, что на следующий день работать нужно было, - я тогда снимал ещё немножко, - и болеть было нельзя.
Хотя что лукавить, - просто хотелось уебаться, хотя бы по ноздре.
Ночь была из тех августовских ночей, когда ни звезды на небе, и тьма кромешная.
Да ещё с барыгой договорились пересечься в месте, где ни фонаря.
Приехали, дружище мой отходит чуть в сторону, и начинает чё-то там бормотать.
Ёбнулся, думаю.
Ему в ответ ещё более невнятное бормотанье.
Или я ёбнулся, думаю.
Щурюсь во тьму, разглядеть пытаюсь, - вроде один стоит.
А просто барыга негром был.

До утра не дотерпели, ясный ***, и поработать потом не довелось.

20.

Жара

Помню, таким же жарким летом мы с челом весь день гуляли по городу и убивались планом. Который сушил не на шутку и знатно пробуждал аппетит. Мы поглощали ништяки в огромных количествах, - шоколадки, чипсы, орехи, хот-доги и прочее, что едят в таких случаях. Одних только баунти съели штук по пять, тех, где три батончика. И много пили, - квасы, колы, просто воду, соки всяческие, съели арбуз и даже, кажется, выпили по бутылке пива.
За сутки выпили литров по тридцать жидкости.
Я много ссал, а у чела ещё и почки болели.

21.

Классика

Почти у каждого любителя травы есть три классические истории, из личного опыта или услышанные, но рассказываемые как свои.

Как дунули пипетку на четверых, а потом полсуток молились, чтоб отпустило.

Как сорвали башку со случайного куста, а она вдруг убила. А потом как ни искали этот куст - не нашли.

Как вкинули свежесваренного молока или нажаренной каши, прошло час-полтора - ничего. Решили немножко догнаться, - и это было большой ошибкой, кто-то едва не отъехал.

Сижу грущу, что раньше солнце светило ярче, а трава была зеленее. Я уже не помню когда последний раз ржал как оголтелый с сативы или погружался в пучину мыслей с индики, - всё больше тупость да слабость.

А ведь я ещё так молод.

22.

Как я в Египет ездил

Неделю назад вернулся из Шарма, ниже краткий отчёт.

С литературой там порядок, вот только качество не очень. Как и количество. Тамошний коммерческий вес столь же дохлый, как и здесь.

Замутил я через час после приезда, и каждый день брал у барменов по одному-два веса.
Торгует каждый бармен, причём меж ними вроде конкуренция, шифруются друг от друга.

Цена вопроса - 10 баксов вес. Торговаться было тупо лень.

Ездили с женой на какой-то центральный пляж и в город, там в лавках брал по 3 и 5 баксов. Только плохо помню те моменты.

Собственно, то, что там называют гашем, есть не что иное, как обычный план.

А алкоголь там действительно говно, закупайтесь в дюти фри.

23.

Про ущемление некоторых социальных групп

Наблюдал сегодня на станции, как мент повёл в отделение мужчину, который был виновен в том, что решить освоить банку коктейля в общественном месте.

Тенденция закручивания гаек выпивохам и курильщикам радует. Пусть щемятся по углам, не напрягая собой приличных граждан.

Пусть сейчас многие возмущаются, но спустя время всё встанет на свои места.
Пройдёт несколько лет, и тот, кто шляется по улицам пьяный или дымит на прохожих, будет восприниматься не иначе как чёрт ****ый (и кто громко прилюдно матерится - тоже).

По-разному можно относиться к деятелям вроде "Лев против", которые пристают к курильщикам (я, например, был бы возмущен, если б какие-то ****юки указывали мне, что делать), но в рамках глобальной задачи по превращению пьющих и курящих в изгоев дело полезное.

Никакого морализаторства, просто не хочу, чтоб меня окружали отвратительные и потенциально опасные пьяные рыла и курящие вонючки.

И да, отстаивать мнимое право пить и курить в общественных местах - примерно то же самое, что бороться за желания геев ходить на людях за руки или даже сношаться.


Рецензии