Горечь сожаления

Прямо в сердце, мне прямо в душу
Ночь смывает мои сны.
Дай мне руку, пока не поздно,
Я прошу.
Прямо в сердце, мне прямо в душу
Ночь сползает в мои дни,
Я не знаю, где ты,
Но я с тобой.
(Amatory – Сжигая мосты)
День выдался тяжкий. Толком от перелёта не отошли, рано утром пришлось ехать в офис заключать договора. Алекс постоянно о чём-то спорил и сопротивлялся. Переговоры так и не удались. Зачем там был я? Я и сам понятия не имею, но он не хотел отходить от меня, ни на минуту. Тащил меня за собой, словно боялся потеряться. Мне было в принципе всё равно, поскольку дел не намечалось, планов никаких нет. Я просто ходил за Алексом, наблюдал из-под тёмных очков за происходящим, а он постоянно хватался за мою руку или же прижимался ко мне. Даже через ветровку я чувствовал, что его слегка трясёт. Возможно, это от недосыпа или после перелёта не отошёл, смена часовых поясов, погода… Меня это несколько волновало, но я старался не придавать этому большого значения, я просто обнимал его в ответ и молчал.
Где-то к обеду мы вернулись домой, Алекс распластался на кровати, я полез в мини-бар. Достаю бутылку текилы и иду к Алексу.
Я сидел, облокотившись на спинку кровати, он лежал на мне. Мы, молча, глушили текилу, тупя в стены и потолок. Бутылка подошла к концу, алкоголь начал давать в голову. Как-то похорошело, начало клонить в сон. Тело стало каким-то тяжёлым и неуклюжим. Алекс слегка приподнялся, его ладонь коснулась моего лица, я слегка вздрогнул. Он наклонился надо мной, прижался всем телом, его губы соприкоснулись с моими. Закрываю глаза и поддаюсь инстинкту, крепко сжимаю тело Алекса в своих руках. Моя ладонь ложится ему на голову, не давая оторваться от моих губ. Он судорожно начинает стягивать с меня водолазку. Я поддаюсь. Его руки хватаются за ремень моих джинс. Хватаю его за запястье, ну, куда ты так спешишь, глупый. Алекс несколько оторопел, поднимает удивлённые глаза на меня. Подтягиваю его к себе и крепко целую. Напряжённое тело Алекса расслабилось. Крепче прижимаю его правой рукой к себе и переворачиваю. Его губы оставляют влажные следы на моей шее, я практически теряю контроль. Мне просто хотелось им обладать, чтобы он был моим. Стягиваю с него джинсы. Горячая ладонь Алекса, упиравшаяся в живот, обжигала кожу. А что было дальше, в памяти не особо сохранилось. Я просто закрыл глаза и отдался желанию, ведомым меня эмоциям. Крик Алекса заставил мысли вернуться в привычное русло. Я кончаю, крепко до синяков сжимая его бедра руками. Затем спокойно, натягиваю джинсы, и иду в душ, не говоря ни слова. Я не сразу обратил внимание на цвет воды. Вместе со спермой я смывал кровь. Это ввело меня в стопор, меня шатнуло назад, что я чуть не упал, но упёрся спиной в стену. От ужаса на глазах выступили слёзы, я чуть сам не заорал также истошно, как Алекс, но вовремя зажал рот рукой. «Прости,… прости меня, Алекс. Пожалуйста, прости меня за это», - прошептал я.
Выхожу из ванной, останавливаюсь в коридоре, из спальни доносятся всхлипы. На душе стало невыносимо противно. Я чувствовал себя такой сво*очью. Мне захотелось очиститься от этого ощущения, но это невозможно смыть подобно грязи. Я тихо подошёл к Алексу, он лежал, сжавшись в маленький комок посреди огромной кровати, и громко плакал:
-Что случилось? – обнимая его за плечи, спросил я.
-Мне больно, - через всхлипы проговорил он, я потупил взгляд.
-Тогда почему не остановил меня? – он обернулся на меня и посмотрел каким-то диким взглядом, от которого мне стало жутко, потом поднялся, обхватил меня обеими руками, повалил на кровать, уткнулся в плечо лицом и громко заплакал.
-Я испугался! – мне хотелось обнять его, но от этих слов я замер в шоке и не смог ничего сделать.
-Что? – кое-как выдавил я из себя. Алекс поднял на меня заплаканные глаза.
-Я испугался, что если я остановлю тебя или откажу, ты больше не станешь со мной разговаривать и видеться, - я не знал, что на это ответить.
-Дурак! – после длительного молчания произнёс я и крепко сжал его в своих объятьях. – Мне не нужен ни секс, ни что-то ещё от тебя. Я с тобой, потому что хочу быть с тобой. Прости, что заставлял тебя думать иначе.
Остаток дня мы пролежали в постели, я пытался успокоить Алекса, но не знал толком, что мне надо сделать. От мыслей, что он думал, что мне нужен был от него секс, что я просто использовал его, становилось противно и мерзко на душе. И я пытался понять, что привело его к такому выводу. Невольно складывалось впечатление, что я относился к Алексу также как Влад ко мне. Возможно, в этом была доля правды.


Рецензии