Мужчины во времена матриархата и патриархата

          Ранний палеолит. Повсеместный матриархат.

     Питекантроп Втор-Ник уныло брёл среди первозданных лесных зарослей. Уже взошли и опустились за горизонт два солнца и три луны с той поры, как его повелительница и жена, в одном лице, послала всех семерых мужей с грозным приказом добыть редкую шкуру саблезубого тигра с полосами очень модного пепельного цвета. Каждый из них, по непонятной её прихоти, носил имя определённого дня недели.

     Раньше у неё было девять мужей, но на свою голову, двое из них принялись рисовать на гранитных стенах пещеры фигуры диких зверей, стали требовать равноправия с женщинами и какой-то эмансипации мужчин. Они тайком говорили остальным мужьям:
     - Скоро к нам придёт Патриархат, и мы, мужчины, станем свободными!

     Чудаки! Кто в эти сказки поверит? Где эти революционеры-демократы? Оба пошли на антрекот под солёный огурчик на очередном женском сабантуе. Видимо, такая уж судьба для мужчин предначертана: женщины правят и пьют огненную воду, а они добывают для них мясо.

     Втор-Ник как-то раз осмелился и попробовал всего лишь один глоток любимого ими напитка, когда мыл глиняные кувшины из-под него. После этого три дня плевался и всё удивлялся: как женщины могут пить такую гадость?

     Глубоко вздохнув, стал проклинать тот день, когда родился мужчиной, хотя был бы категорически не согласен с мнением, утвердившемся в научных кругах его далёких потомков о том, что питекантропы мало, чем отличались от обезьян. Ничего подобного! С деревьев они давно слезли, хвоста у них уже не было, а что касается обильного волосяного покрова на их телах, то чем он был гуще у самцов, тем привлекательнее выглядели те в глазах самок. Ведь и их далёкие потомки мужского пола тоже мечтают о густых зарослях волос на груди, дававшую им возможность демонстрировать собственную мужественность перед прекрасными дамами.

     Неумолимо приближался день возвращения на стоянку, но добыча всё не попадалась питекантропу на глаза. А вокруг него беспечно резвились разные млекопитающие зверушки. Иногда какой-нибудь пещерный медведь выползал из  логова подышать свежим воздухом и попутно заглатывал кого-нибудь из зазевавшихся обитателей леса. Неудачник отчаянно дёргался в мощных зубах и громко возмущался его отсталым моральным обликом.
В воздухе пахло диким укропом и естественным отбором.

     Втор-Ник совсем пал духом, как вдруг заметил на лужайке двух саблезубых тигров, неспешно дожёвывавших шерстистого носорога. На них были надеты шкуры, точно такой расцветки, о которой давно мечтала его грозная жена.

     - Ура! Я спасён! – радостно завопил он и, размахивая каменным топором, ринулся на них. Те перестали жевать и, открыв от удивления пасти, с изумлением глядели на двуногую десертную закуску, добровольно бежавшую к ним. Радостно прорычав от появившейся возможности полакомиться лёгкой добычей, прыгнули ей навстречу, но закуска стала отбиваться от них палкой с привязанным к ней камнем. Завязалась кровавая схватка. Страшные клинки саблезубых тигров щёлкали то слева, то справа от питекантропа, а тот всё бил и бил их своим оружием.

     Весь окровавленный, с глубокими ранами на теле, с обкусанным каменным топором и двумя полосатыми шкурами на спине он с большим трудом добрался до родного стойбища. Ещё издали увидел грозную жену с сестрой. А перед ними стоял неровный строй из шестерых мужей, пытавшихся спрятаться друг за друга. Все стояли с пустыми руками, и лишь только у Пят-Ницы висела за поясом шкура пятнистого леопарда. Рядом с ним стоял Сре-Да и с завистью косился на него.

     Втор-Ник с гордостью бросил к ногам женщин принесённую добычу. Те радостно всплеснули руками и в один миг расхватали её. Каждой из них досталось по шкуре.

     После примерки жена была в восторге от меховой обновки и, в знак высочайшей милости, разрешила добытчику поцеловать ступню своей левой ноги. Такое счастье редко кому из мужей выпадало, и они с плохо скрываемой завистью смотрели на удачливого собрата.

     А тот был по уши счастлив - только он принёс богатую добычу и угодил грозной жене. Сегодня был вторник, а по таким дням та всегда его сытно кормила, освобождала от тяжёлой работы и была с ним ласковой. Этот день был самым счастливым днём в его жизни.

     Вечером в пещере начался праздничный сабантуй. Женщины пили огненную воду, часто спрашивая друг у друга:
     - А ты меня уважаешь?

     Иногда они пытались что-то спеть хором, но это пение скорее напоминало рёв буйволиц на водопое. Тем не менее, если внимательно прислушаться к их мычанию, то можно было бы уловить в нём незатейливую мелодию известной в наши дни песни:
       «Зачем вы, девушки, красивых любите?
       Ох, не постоянная у них любовь».
     Под красивыми они подразумевали, скорее всего, очень волосатых особей мужского пола.

     А в это самое время их мужья, очень даже местами красивые, тихо сидели, как рудые мыши, по углам пещеры и со страхом гадали: «Хватит ли их жёнам еды на сегодняшнем празднике?».

     После обильного ужина, все участницы застолья, кто ещё мог держаться на ногах, устроили конкурс на звание: «Королева красоты пещерная». Ею могла стать только упитанная красавица, одетая в самую модную звериную шкуру. На это звание и претендовала жена Втор-Ника, по упитанности заметно превосходившая всех участниц конкурса и щеголявшая в новой модной шкуре саблезубого тигра.

     Но, у её сестры оказалась точно такая же меховая обновка, даже с золотистым оттенком.

     Большое Жюри долго колебалось и присвоило высокое звание ей, учитывая тот факт, что золото только-только начинало входить в моду среди питекантропов.

     Разъярённая жена с большим трудом отыскала под грудой шкур слишком усердного мужа и от всей души поколотила его челюстью мамонта.

     Весь избитый до потери сознания, но переполненный радостью, что легко отделался, он уснул беспокойным сном в дальнем углу пещеры. Ему снился невероятный сон: лично  к нему в гости  пришёл сам Патриархат, и они, расположившись вдвоём на берегу красивой реки, пили огненную воду и вели философскую беседу о смысле жизни. А его жена, о небо, подползла к ним на коленях и с низким поклоном подала им жареного на вертеле поросёнка.

     Он был счастлив во сне, крепко спал и не слышал, как остальные мужья о чём-то шептались между собой и злорадно хихикали.


          Средний  век. Париж. Почти патриархат.

     Шевалье Жорж де Кобелье неспешно прогуливался по площади Пале-Рояль в слабой надежде встретить кого-нибудь из знакомых, кто мог бы предложить вместе поужинать. В животе у него было до тошноты пусто, в карманах - то же самое. Был он молод и довольно красив собой, но кроме шпаги и усов за душой у него ровным счётом ничего не было. Он был выходцем из обедневшей дворянской семьи, и богатое наследство ему не угрожало. Но, несмотря на это, пользовался немыслимым успехом у многих женщин Парижа, и они что-то особенное в нём находили.

     Сегодня ему пришлось проучить сапогом наглого хозяина отеля.
     - Всего-то прожил на его пансионе месяц, а он, чурбан неотёсанный, осмелился требовать с меня плату за проживание. Каков гусь! Какие могут быть у меня деньги, если на прошлой неделе я проиграл в карты барону де Шлямбуру двести пистолей, и вернуть картёжный долг должен не позднее завтрашнего дня? Где же мне раздобыть столько денег? Хотя бы какой-нибудь крестовый поход начался в землю обетованную, - огорчённо сокрушался вслух.

    Издали увидел, как трое изрядно выпивших прохожих остановили проезжавшую мимо них карету и пытались открыть у неё дверцы. На её передке истошно завопил кучер:
     - Караул! Помогите, кто может! Нас грабят!

     Не медля ни секунды, шевалье выхватил шпагу из ножен и кинулся на злоумышленников. Те неохотно оставили в покое дверцы и тоже взялись за шпаги, желая проучить, как следует, непонятливого молокососа, полезшего не в своё дело. Они изо всех сил пытались проделать хотя бы по одной дырке в его камзоле, но излишне выпитое вино очень мешало их благородным намерениям.

     Шевалье дрался как лев, решив про себя лучше погибнуть в схватке с грабителями, чем за долги попасть в Бастилию. После нескольких удачных ударов два его противника были аккуратно проколоты шпагой, а третий, не дождавшись, участи лечь рядом с ними, бросился наутёк.

     Дверца кареты приоткрылась и из неё выглянула невероятной красоты дама.
     - О, храбрый рыцарь, - обратилась она к нему. – Вы – тот человек, которого я всю жизнь мечтала встретить. Как вас зовут?
     - Шевалье Жорж де Кобелье из Гаскони, к вашим услугам.
     - А где вы остановились в Париже, храбрый гасконец?
     - В отеле «Сосновая шишка», ваша милость.

     - Шевалье, я восхищена вашей храбростью и благородством и сумею вас достойно отблагодарить за ваш поступок. Приходите сегодня в девять часов вечера на это же место, и я буду ожидать вас в карете. Только не опаздывайте, я очень этого не люблю. У меня этим вечером назначена аудиенция у самого короля, и могу немного задержаться, но вы меня ждите и не уходите до моего приезда. Ах, как же я раньше не заметила, что вы ранены. Воспользуйтесь моим платком, пожалуйста.

     С этими словами протянула белую руку с бриллиантовыми перстнями на пальцах, держащую белоснежный платок. Гасконец вытер им кровь со щеки, и у него вдруг сладко затрепетало сердце: на нём был вышит герб герцогини Элизы де Шарман, самой красивой и богатой женщины Франции. По её капризу назначались и снимались с важных должностей министры и чиновники королевского двора. Даже сам король Франции трепетал перед ней, тщетно пытаясь добиться её благосклонности. А здесь она сама назначила свидание незнакомому ей бедному дворянину.

    Около девяти часов вечера шевалье с замирающим сердцем стоял на площади в томительном ожидании долгожданной кареты. А та всё не появлялась и не появлялась, и ему даже стало казаться: герцогиня пошутила над ним, забыв обещание, как только они расстались. Время тянулось очень медленно, и он с нетерпением поглядывал на проезжавшие мимо него кареты. Стало темнеть, и горячая надежда начала понемногу исчезать, как тает утренний туман при появлении солнца.

     Наконец, со стороны заставы «Триста слепых» появилась карета, запряжённая шестёркой лошадей, и остановилась на площади. Дверца экипажа приоткрылась и из неё выглянула женская головка.
     - Это герцогиня выполнила обещание и приехала за мной, - воскликнул он, кинувшись метеором к вожделенной карете.

     Грубо оттолкнув какого-то прохожего на своём пути, быстро вскочил в неё. Дверца тот же час захлопнулась за ним, карета тронулась с места, и кто-то, бросившись к нему на шею, принялся горячо целовать и нетерпеливо расстёгивать камзол.

     Уставшего, измождённого и ошеломлённого произошедшим событием, его поздно вечером доставили на то же место, где ему была назначена встреча. Он остался доволен таким романтическим происшествием: помимо полученного удовольствия, в кармане камзола уютно расположился внушительного размера тугой кошелёк с пистолями. Тогда такие подарки любящих женщин своим возлюбленным не осуждались обществом так строго, как это происходит в наши дни.

     Проснулся на следующий день только к обеду. Первым делом дважды пересчитал наличность в кошельке – там нашли себе пристанище две тысячи пистолей. И сразу же приятное чувство удовлетворения овладело всеми его помыслами. Радовался, что вчера ему очень повезло, и теперь, имея на руках столько денег, не только может оплатить все долги, но и даже был в состоянии купить себе экипаж с двумя лошадьми для поездок на свидание с герцогиней.

     При воспоминании о ней у него сладко замерло сердце. На миг представил себе расстроенное от зависти лицо самого короля Франции, когда тот узнает, что у неё появился пылкий молодой любовник.

     В порыве радости заказал себе изысканный обед с бутылкой вина столетней выдержки. За трапезой в дверь его номера робко постучал хозяин отеля и вручил ему два письма. На одном из них красовалась печать герцогини. Шевалье схватил его и принялся горячо целовать, предполагая, что после произошедшего бурного свидания та по уши влюбилась в него и изъявила желание снова встретиться в интимной обстановке.

     Да, этот день оказался поистине самым счастливым днём: его полюбила самая красивая и влиятельная женщина Франции.

     Поцеловав ещё раз конверт письма, поспешно вскрыл его и стал читать послание от безмерно любящей его дамы сердца, но был ошеломлён прочитанным текстом:
«Шевалье! Я думала, что в вашем лице встретила настоящего рыцаря, а вы даже не соизволили извиниться передо мной за то, что не пришли вчера на нашу встречу на площади. Такого оскорбления мне ещё никто и никогда до этого не наносил. А я не привыкла прощать тех, кто осмеливался нанести их мне! Пеняйте на себя за ваше неуважение ко мне и вашу неучтивость – со вчерашнего вечера вы стали для меня самым злейшим врагом!
Герцогиня Элиза де Шарман».

     Находясь в недоумении, ещё раз перечитал письмо герцогини и невольно схватился за голову - стать её злейшим врагом было равносильно самоубийству.

     Машинально, как во сне, вскрыл второе письмо, и оно шокировало его:
«Мсье! Вчера вечером на площади Пале-Рояль вы проявили неучтивость ко мне: оттолкнули меня в тот самый момент, когда я направлялся на деловую встречу с баронессой Жанной де Лямур. Вы имели наглость вскочить вместо меня в её карету, но я успел разглядеть и узнать вас. Вы – шевалье Жорж де Кобелье, человек без чести. А таких как вы, наглых проходимцев, в нашем обществе принято наказывать. Я жду вас с секундантами сегодня в шесть часов вечера у стены монастыря босых кармелитов.
Всегда к вашим услугам - маркиз Жан де Селяви».

     У шевалье после прочтения этого послания по спине стаей забегали мурашки. Маркиз был самым умелым дуэлянтом Франции. Он провёл триста сорок семь дуэлей, и все противники, имевшие неосторожность близко познакомиться с его шпагой, теперь мирно отдыхают на кладбище Пер-Лашез. Жоржу де Кобелье предстояло увеличить их число до трехсот сорока восьми.

     Он в отчаянии выглянул в окно и засмотрелся на ясное безоблачное небо, сожалея, о невозможности  любоваться такой красотой после дуэли.

     А мимо него в каретах проезжали красивые молоденькие графини и баронессы и улыбались ему ослепительными улыбками.


          Двадцать первый век. Повсеместный патриархат.

     Инженер-технолог Алексей Лампочкин, сидя на любимом диване, с неослабевающим вниманием следил на экране телевизора за импозантным усатым мужчиной, извлекавшим из мешка пронумерованные бочонки. Шла передача «Русское лото».

     Два дня назад он не устоял перед уговорами крашеной блондинки, продавшей лотерейные билеты у вокзала и пообещавшей ему непременный выигрыш. И купил тогда всего лишь один билет.

     Но её обещание никак не желало сбываться во время розыгрыша лотереи - ни в одном туре удача не улыбнулась ему ослепительной улыбкой.

     Наконец, почти в конце передачи, разыгрывался последний денежный тур.
     - Выиграл билет, купленный в Санкт-Петербурге. Сумма выигрыша - два миллиона рублей. Мы от всей души поздравляем владельца этого лотерейного билета, - проговорил словоохотливый ведущий передачи.

     Алексей даже подпрыгнул от удивления, когда понял: именно он является его владельцем. Все цифры, зачёркнутые им, полностью совпадали с цифрами разыгранного тура.
     - Ура, я выиграл! – закричал во весь голос и чуть не свалился с дивана от выпавшей ему удачи.

     На его крик прибежали с кухни жена с тёщей,  готовившие там завтрак. Они с удивлением стали его разглядывать, не понимая, почему он завопил.
     - Наверняка твой муженёк успел с утра наклюкаться, - предположила тёща, держа в руке внушительных размеров половник.
     Жена пожала плечами.
     - Не похоже на него – он с утра до этого не пил.
     - Что вы кудахчете, как две наседки? – возмутился Алексей. – Я выиграл в лотерее два миллиона рублей!

     Обе женщины стали вглядываться в экран телевизора, где симпатичная ведущая телепрограммы, с распущенными до плеч волосами, тоже поздравила жителя города на Неве с крупным выигрышем.

     - Это она меня поздравила! Только я выиграл такие огромные деньги! - гордо заявил Алексей, помахивая над собой бесценным лотерейным билетом.
     - Так мы теперь стали богатыми! – воскликнула жена.
     - Да, - подтвердил он её догадку, - и можем многое себе позволить.
     - Мы можем даже поехать отдыхать на заграничный курорт?
     - Нет проблем по поводу такой поездки, - самодовольно ответил счастливый триумфатор.

     - Моя мама давно мечтает совершить круиз на теплоходе вдоль берегов Скандинавии, - напомнила она. - Милый, давай поможем ей с покупкой путёвки на такое путешествие. Оно стоит всего-то шестьдесят тысяч рублей, но таких денег у неё сейчас нет.
     - Какие проблемы? Пусть займёт их у кого-нибудь и катится в свой круиз, а через месяц я наверняка получу выигранные миллионы, и она сможет отдать долг.

     - Можно занять деньги у соседа по лестничной площадке, он многим ссужает их под проценты, - предложила тёща вариант добычи наличных.
     - Но он же откровенный бандит, и постарается содрать с нас три шкуры  за эту ссуду, - забеспокоилась её дочь.
     - Ничего страшного, пускай сдирает, скоро у нас будет много шкур, - успокоил её появившийся денежный воротила, в очередной раз, потрясая лотерейным билетом.
     - Тогда я пошла к нему за ссудой, - с заискивающей улыбкой проговорила тёща.

     Вскоре вернулась, держа в руках пачку денег.
     - Сосед дал в долг шестьдесят тысяч рублей с условием возврата через месяц восьмидесяти тысяч, - торжественно объявила она результат похода к бандиту-заёмщику.
 
     А дальше взяла в руки телефонную трубку и позвонила кому-то:
     - Эдик, дорогой, я раздобыла шестьдесят тысяч рублей на две путёвки. Наш теплоход отплывает сегодня в двенадцать часов дня, и ещё имеются на нём свободные места. Тогда я лечу к тебе, милый, с деньгами, и мы успеем отправиться в увлекательное путешествие вокруг Скандинавии.

     После этих слов, чмокнув зятя в щеку, с сияющим от радости лицом умчалась на ожидавший её теплоход, проговорив на прощанье:
     - Сегодня я убедилась, Алексей, в том, что вы – настоящий мужчина!

     Тот нисколько не возмутился тому факту, что ему пришлось оплатить из собственного кармана путешествие какому-то Эдику. Значительно возросшее чувство собственного достоинства богатого человека не позволило ему мелочиться. Лишь бы тёща осталась довольна его щедростью.

     После женитьбы у него сложились довольно натянутые отношения с ней. Она всю жизнь мечтала выдать единственную дочь замуж за обеспеченного человека и всячески поощряла её встречи с рубщиком мяса в гастрономе. И эта навязчивая идея заиметь богатого зятя сулила радужные перспективы. Но все её планы погреться в лучах изобилия у преуспевающего по жизни человека в одночасье рухнули после того, как дочь объявила, что выходит замуж по любви за простого инженера. Это был удар судьбы ниже пояса, и все уговоры, не делать этого опрометчивого шага, оказались напрасными – та не прислушалась к её мудрым советам.

     Уязвлённая до глубины души неудачей обеспечить себе зажиточное будущее, она весь гнев вымещала на появившемся зяте, постоянно упрекая его в финансовой несостоятельности. Кроме этого, не забывала восхищаться бывшим поклонником дочери, ставшим владельцем мясного магазина и разъезжавшим на престижной иномарке.

     Но теперь, когда удача сама свалилась Алексею в руки, и он стал миллионером, у него укрепилась уверенность:  никто, даже тёща, не посмеет больше насмехаться над его нищенской зарплатой.

     А источником этой уверенности в безмятежном будущем был заветный лотерейный билет, лежащий в кармане рубашки у самого сердца. Он иногда доставал его, любовался им и снова прятал это бесценное сокровище на прежнее место, чувствуя его согревающее воздействие. Такой гордости за себя давно не испытывал.

     После того, как пообещал жене купить норковую шубу, та стала ходить вокруг него почти на цыпочках, сдувая невидимые глазом пылинки. Она даже предложила:
     - Милый, давай посетим ресторан и отметим в нём это радостное событие в нашей жизни.
     - Хорошее предложение, но хватит ли у нас наличных денег на посещение злачного заведения?

     - Наскребём как-нибудь, - заверила супруга, - у нас осталось всего полторы тысячи рублей, но я нашла мамин кошелёк в её комнате, забытый ею перед отъездом в круиз. А в нём скучают целых три тысячи рублей. Так что можешь не беспокоиться – этих денег хватит нам на оплату ужина, а ты ещё сможешь на ресторанной люстре покачаться. Если согласен, то переодевайся, надень свежую рубашку с галстуком и новый костюм.

     Алексей переоделся, и они отправились в ресторан, где с удовольствием прокутили почти всю наличность. На ресторанной люстре не рискнул качаться – оставшиеся после кутежа двести рублей не позволили бы поучаствовать в таком развлечении.

     А дома упивался невероятным везением и гордостью за себя. Этот день оказался самым счастливым днём в его жизни: тёщи рядом не было, а супруга ловила каждое появившееся у него желание и моментально выполняла его.

     - Милый, я сейчас загружу стиральную машину накопившимся грязным бельем, а после поглажу его и стану готовиться к бурной ночи любви. У нас с тобой появился повод вспомнить нашу влюблённость в молодости и обновить наши чувства.

     Пока она гладила выстиранное бельё, он продолжил наслаждаться выпавшим на его долю везением, любовно поглаживая карман рубашки, где лежал источник этого счастья. Но, на удивление, не почувствовал его сквозь ткань. Проверил сам карман – билета в нём не оказалось. И тогда вспомнил, где тот может находиться.

     Он неспешно прошёл в ванную комнату и заглянул в корзину с грязным бельём - та оказалась пустой. От дурного предчувствия сразу же заныло сердце. Спросил супругу, орудовавшую утюгом:
     - Зина, а где рубашка, которую я сменил перед походом в ресторан?
     - А зачем она тебе понадобилась, милый? Я её постирала вместе с остальным бельём.
     - Кто тебя просил это делать? В её кармане лежит мой лотерейный билет.

     Не медля ни секунды, молнией кинулся к груде ещё не проглаженного белья и после лихорадочных поисков отыскал рубашку, но вытащил из её кармана бесформенный комок намокшей бумаги, бывшей когда-то лотерейным билетом. Не теряя надежды, принялся аккуратно разворачивать его, но тот стал распадаться на мелкие кусочки под его пальцами.

     Жена оторопело глядела на его неудачные попытки реанимировать бесценный билет, и до неё стало доходить понимание возникшей ситуации. Она вдруг осознала: их кратковременное богатство внезапно улетучилось, словно сигаретный дым. И в первую очередь подумала не о потерянных миллионах рублей и даже не о норковой шубе, а о тех последних трёх тысячах, взятых ею из кошелька мамы без её на то разрешения, и о тех восьмидесяти тысячах, которые той придётся отдавать через месяц соседу-бандиту.

     - Почему ты не предупредил меня, что не вынул из кармана рубашки свой лотерейный билет? - голосом, не предвещавшим ничего хорошего, спросила она.
     А затем схватила горячий утюг и направилась в его сторону. Тот почувствовал: назревает семейная ссора с возможным членовредительством.

     Одно утешало – тёщи не было рядом с ней, та в это время подплывала, скорее всего, к берегам Швеции.


      

    

      


Рецензии
А я постирала новый телефон мужа с шортами ))))

Екатерина Колючкина   04.04.2015 23:14     Заявить о нарушении
Да, ему не позавидуешь, если пришлось восстанавливать номера телефонов всех друзей и подруг. Это - встряска, не слабее землетрясения в Токио.
С уважением - Михаил.

Михаил Дышкант   04.04.2015 23:30   Заявить о нарушении
С симкой ничего не произошло,купила еще раз телефон)

Екатерина Колючкина   05.04.2015 22:19   Заявить о нарушении
На это произведение написано 9 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.