Спаситель, или Ты тот, о ком я давно мечтала

От автора.

Хочу выразить благодарность моим обожаемым друзьям, которые не бросают меня в беде, поддерживают теплыми словами, верят в меня и не дают опустить руки. Именно эти люди, вдохновили меня на создание романа. Я бесконечно благодарна своим братьям, сестрам, человеку, которого я люблю,  лучшей подруге и, конечно же - себе, своей жизненной философии и логике. Звучит эгоистично, конечно, но когда настолько любишь себя, свою творческую работу, которая доставляет тебе кайф и тех, кто рядом – жить становиться намного проще, ты сразу забываешь о трудностях и веришь только в хорошее. Нужно окружать себя, только жизнерадостными людьми, которые встряхивают тебя за плечи, когда у тебя плохое настроение и заставляют выключить режим «плохое настроение».

Огромное спасибо моей музыке, которая тоже вдохновила меня и не оставила прозябать в одиночестве. Спасибо группе: Otto Dix, Rammstein, The Anix и другим. Музыка, всегда спасает и настраивает только на счастливый лад.

В своей книге, я решила затронуть тему любви, иллюзии и идеального мира, в котором мы иногда живем, когда встречаем на своем пути человека с красивой внешностью и хорошим вкусом в одежде, не замечая того, что он может быть и не таким уж милым, каким кажется на первый взгляд. Мы часто ошибаемся в людях и именно поэтому хотим затмить свою жизнь в поисках идеала. Идеалы будут, если ты станешь по-доброму относиться к людям. Это трудно, не каждый сможет побороть себя и пробиться через иллюзии к реальности. Жизнь – это борьба, поэтому стоит рискнуть, отказаться от всего, что тебя держит и взглянуть в настоящее…

Нужно просто любить, как-будто никто не причинял боли, а не жить мечтами. Нужно уметь отпускать, смотреть на жизнь проще и не запцикливаться на одной мысли «что все плохо», надо двигаться, действовать, совершать безумные поступки, а не унывать. Да, иногда больно вспоминать веселые моменты, потому что они никогда не повторятся, но все же, какой бы жизнь не была нужно всегда проживать её достойно, плевать на мнение окружающих и думать только о себе и про тех, кто тебя окружает и желает только добра.

Так что не киснем, мои хорошие добро всегда будет на вашей стороне.

Люди, которые сейчас находятся рядом с вами – самые лучшие.

Ты любишь? И это здорово, люби дальше, но не привязывайся и не «глотай» каждое слово своего возлюбленного, чтобы потом не плакать и не считать себя виноватой, или должной.


Все герои романа вымышлены. Любое совпадение, является случайным.

Пролог

Наверно, это здорово сидеть в каком-то вонючем и полном крыс подвале и вытирать с носа кровь.  Я попыталась встать. Но ноги… ох уж эти избитые мордоворотами - ноги! Будь проклят этот день, когда я вышла на улицу за буханкой хлеба и на меня напали. Помню, как эти бандюганы выбежали из машины, скрутили мне руки, запихнули в неё и завязали повязкой глаза. То, что мне пришлось пережить, просто не описать словами… Я кричала, умоляла выпустить меня, но один из них сильно врезал мне по голове. Мол, молчи не то хуже будет.

А дальше начались мои пытки… это произошло тогда, когда меня только привезли в неизвестный мне дом и кинули в подвале. Мне казалось, что это сон, а не явь не могут же просто так меня похитить.

Когда явился один из мордоворотов, он подошел ко мне вплотную, взял за подбородок и начал допрос:

- Где деньги, которые подарил тебе ухажер?

- Что?! Какой ухажер?! – недоуменно спрашивала я.

- Не дури девка, мы всё про тебя знаем. Ты несовершеннолетняя шавка и девушка Мишки. Ему всегда нравились малолетки. Говорил я ему, мол, не надо заводить с ними шашни, а он мне отвечал: «Да ну ты чего, они же такие классные, а самое главное наивные дурочки». Вот  и получилось, так что одна из них его замочила, а ты осталась с деньгами.  Я все знаю, так что не дури! Мне Миша перед смертью всё рассказал, о том, как он подарил тебе свой дипломат с деньгами. Ты ж ему понравилась ещё с первого знакомства. Это конечно, тупо с его стороны было, вручить такие большие деньги непонятно кому… но, любовь она такая!

Про Мишу, о котором вел речь громила, я и знать не знала. А про деньги так вообще молчу.

- Вы меня с кем-то путаете. Я не знаю никакого Мишку! – отрицала я. – А вот, то, что я несовершеннолетняя, так это ежу понятно, что мне не дашь восемнадцать. Простите, но вы ошиблись. Я никогда не была знакома с этим человеком. Вот вам крест! – перекрещиваюсь я.

Но тупиковая ветвь эволюции вообще не хотела меня слушать и, сказав свое: «врешь, мразь», ударил со всего размаху ботинком по лицу:

- Отвечай где деньги, не то отлуплю, как сидорову козу!

- Да я даже не знаю о чем вы! – всхлипывала я.

- Значит, отнекиваешься от своих слов, да? Ну ладно, может быть, тогда ты заговоришь яснее! – громила топнул ногой и окликнул своих братков.

А дальше, все было ужасно. Головорезы жестоко избили меня, а затем хотели изнасиловать, но учитывая того, что мне итак было плохо, ненормальные оставили меня в покое. Пожалели! Ну и на том спасибо. Черт бы меня побрал! Скажу честно, то я никогда не была в такой ситуации. Кто бы мог подумать, что в наше время происходят и такие вещи.

 Когда от меня не осталось живого места, братки устало вздохнули и оставили наедине с приятелем погибшего, который обратился ко мне с довольной миной:

- Ну, так что где деньги? Отвечай!

- Мне нужно подумать, куда я их могла спрятать, - солгала я и сжалась в комок от боли.

Вот так вот и получилось… Душераздирающая история с печальным концом.

Надо выкарабкиваться отсюда! Должен же быть выход! Я справлюсь, по крайне мере смогу подняться и дойти до запертой двери. Но как? А все очень просто, для этого нужны силы. А у меня их, к сожалению нет…

Услышав громкое обсуждение насчет того, что братки собираются отъехать по делам. Я мысленно хлопаю в ладоши, на свой маленький шанс: сбежать отсюда, как можно скорее и медленно поднимаюсь с пола. Ноги ужасно ноют и не хотят идти. Это ужасно, когда ты находишься в таком состоянии, и твое тело не хочет слушаться.

Облокотившись о стену ладонями, я медленными шагами приближаюсь к двери в надежде на то, что она может быть открыта. Делая с трудом шаги, я все-таки добираюсь до своей так сказать: «цели» и кладу, руку на ручку. Дверь слегка прикрывается. Я удивляюсь и прислушиваюсь. Вдруг громилы ещё не ушли, а то выйду и пулю в лоб. А я так больше не хочу, натерпелась уже!

… Выбравшись на свободу и дойдя до городской аллеи, я обхватываю себя руками и иду по дороге. Люди искоса поглядывают на меня и пытаются обойти стороной. Как же я их понимаю, не часто можно встретить девушку, которая похожа на зомби. Разорванное платье, потрепанные волосы и подбитые глаза, а про походку, так вообще говорить и нечего. Я была словно мертвец, восставший из гроба.

Тело болело от синяков и требовало, чтобы я немедленно где-нибудь упала и больше не вставала. Хотелось побыстрее умереть, утопиться, повеситься, но лишь бы не терпеть эту жуткую боль.

Дойдя до дороги, я не выдерживаю и бросаюсь под машину. Не знаю, что толкнуло меня на этот поступок, но одно знаю точно: так жить нельзя…

Глава 1

- Ох уж эти душевнобольные! Вечно под колеса бросаются от безысходности! – заорал водила «Ауди» и подбежал ко мне: - Живая?

Открыв глаза, я вижу перед собой молодого парня. Красивый, наверно мой одногодка. Я разлепляю пересохшие губы и хрипло говорю:

- Спаси меня, - затем прикрываю глаза и отключаюсь.

– Бог мой! – в сердцах выпаливает он.

Мне кажется, что я совершила героический поступок. Сбежала от громил, которые жестоко надо мной издевались, преодолела остро пронизывающую тело боль  и доползла до города. 

Распахнув свои подбитые очи, я понимаю, что нахожусь в машине своего спасителя и сижу на переднем сидении рядом с ним. Боже, как же удобно! Я приподнимаю голову, потираю виски и смотрю в зеркало переднего вида. Господи, какая же уродка смотрит на меня, неужели это я? С ума сойти.

- Слава богу, ты живая. Я уже думал, что тебя насмерть задавил! Господи, ну и напугала же ты меня… - пролепетал паренек и добавил: - Ты откуда такая разукрашенная? Из пивнушки, что ли?

- Из столь отдаленных мест,  – невпопад пошутила я, но заметив замешательство на лице моего нового знакомого, тут же исправляюсь: - Меня похитили и жестоко отдубасили. Сама не знаю за что… Вот просто так, взяли и избили, как грушу боксерскую… Им было вообще плевать, больно мне не больно. Им просто доставляли кайф мои слезы и мучения... ответь, если бы я не очухалась, ты бы закопал меня в лесу, да?

- Не говори ерунды. Ты живучая, я это сразу понял, как только сбил тебя.

- Какая там живучая. Скорее живуче-мертвая, – вякаю я. - Просто потеряла сознание… А лучше бы вообще сдохла от безысходности.

- Ладно, смертная. Давай-ка ты сейчас перестанешь болтать и, назовешь мне свой адрес! – устало вздохнув, сказал водила, словно хочет поскорее избавиться от больной и убогой пострадавшей.

Я ерзаю и нервно закусываю губу. Что делать? Как ему объяснить, что я не отсюда?

- Дело в том, что я не знаю где я…

- Во, как? – удивленно вскидывает брови парень. - Тогда, добро пожаловать в Москву! - усмехается он.

Я дергаю плечами и убираю непослушную прядь волос. Вот дела и как теперь выбраться отсюда, если не знаешь карту Москвы и того, как добраться до вокзала или как купить билеты, если собой нет ни гроша и у тебя ужасный внешний вид? Ответ прост: этот город - лес, в нём легко заблудится и легко потеряться, из этого города невозможно выбраться, не зная его самого...

 Я, конечно, понимаю, что мерзавцы позаботились о моей «безопасности», переправив в неродной город, но мне-то от этого час от часу нелегче.

Длительное молчание задолбало моего спасителя:

- Послушай, давай разойдемся по-хорошему. Сейчас, ты должна сосредоточиться и коротко и ясно объяснить мне куда ехать!

- Тупое создание! – рычу на него я. - Неужели ты не понимаешь, что меня похитили и увезли из родного города в Москву, для того чтобы никто не мог меня найти!

- А с вот этого момента поподробнее? – заинтересованно протягивает он.

- Прежде чем увозить меня из города, отморозки завязали мне глаза. Все это время я находилась в полной темноте и слышала только грубые басы! Дорога была дальняя и меня постоянно мутило! Это было ужасно! Ты даже не можешь себе представить, что я пережила! – с раздражением в голосе выкрикиваю я.

Паренек трет уши. Мол, не надо так орать я не глухой. Почувствовав в теле боль, я откидываюсь на спинку сидения и прикрываю глаза.

- И что мне с тобой делать? – осторожно спрашивает водила.

- Спасать меня, - всхлипываю я. – Я прошу тебя, помоги мне… ты единственный, кто знает этот город лучше меня… Купи мне билет на поезд: Москва-Питер… И отправь меня домой, пожалуйста. Клянусь, как только у меня появятся деньги, я обязательно тебе их вышлю в знак благодарности…

- Значит ты из Питера?

- Да, - тихо отвечаю я и вытираю слезы.

- Как тебя зовут?

- Ингой! – не знаю, почему я ответила на вопрос парня с раздражением… наверно, это от того, что я неважно себя чувствую. Но спаситель не предал моему голосу значения и кивает в знак знакомства:

- Так вот, Инга, - он закусывает губу, останавливается на красный цвет, а затем поворачивает голову в мою сторону: - Ты на себя в зеркало смотрела? Какой поезд? Ты бы сначала себя в божеский вид привела. Да на тебя же смотреть тошно!

Я хмурюсь:

- Ну, так не смотри на меня, раз тошно!

- Не могу. Жалко мне тебя…

- Раз жалко, то спаси…

- И сохрани, да? – с издевкой в голосе спрашивает он и давит на газ.

На моих глазах появляются слезы. Закрыв лицо руками, я начинаю громко реветь, чтобы повлиять на совесть незнакомца. Тот перепугался не на шутку и, резко останавливает машину:

- Что такое? Тебе плохо, да?

- Спаси меня, я тебя очень прошу…

- Да ты с ума сошла! Чем я могу тебе помочь?!

- Просто спаси. Мне ничего  большего от тебя не надо.

- Давай поедем в больницу, а? Там тебя поставят на ноги, замажут синяки, а я, если что буду тебя навещать, по рукам? Кстати меня Гошей звать. Прости, что не представился с самого начала. Сама понимаешь, столько всего произошло.

Да он совсем обалдел! Какая больница, я её на дух не переношу! Эти дурацкие уколы, рекомендации врачей и полное обследование. Нет, я так не играю.

- Спаси меня, Гоша, – шепчу я.

Гоша подмигивает и на его лице появляется улыбка.

- Хорошо. Едем в больницу.

- Нет! – резко привстаю я и тут же теряю сознание.

Если ты была избита выродками и сбежала при первой попытке, а затем выбираешься на волю и пытаешься забыть этот день, как страшный сон, - то  навряд ли что-то получится и все сразу забудется. Это всего лишь психологическая  травма и с ней нужно постепенно бороться, как с курением или наркозависимостью.

Я бы рада все забыть и посмотреть на жизнь другими глазами. Только вот боюсь, что мне ещё придется пересечься с похитителями. Они не успокоятся, пока не найдут меня и дипломат, подаренный неким Мишей.

От резкого запаха нашатыря, я громко чихаю и открываю глаза. Гоша смотрит на меня обеспокоенным взглядом. Небось, испугался за меня…

- Ну, ты даешь мать. Не делай так больше, а то ведь так можно и богу душу отдать, - с испугом в голосе произносит  паренёк.

Я молчу. Язык словно совсем онемел и не готов к диалогу. На окно капают маленькие капли дождя, а затем раздается гром и начинается ливень. Поняв, что все ещё нахожусь в машине, я закрываю глаза и прислушиваюсь к звукам дождя. Чувствую, как в душе идет некое облегчение. Тело не так сильно болит. Если не двигаться, конечно.

- Сейчас пересидим дождь и поедем, – продолжил Гоша и положил голову на руль. - А то я уже устал по городу мотаться. Ты давай заканчивай весь этот спектакль. Как ни крути, тебе все ровно придется отлеживаться в больничке. Других вариантов нет.

Мне хотелось возразить. Мол, похитители уже напали на мой след и пытаются меня отыскать. Но тут же подумала, о том, что мысли у меня отнюдь неправы. На самом деле мне просто повезло оказаться в большом городе, где никто меня не сможет найти. А может мой новый знакомый прав? Мне и вправду надо лечь в больницу. Если честно, не хочу в неё ложиться. Хоть убей.

- Молчишь? Вот и хорошо. Лучше молча слушать - чем громко возражать. Ты будешь под наблюдением и защитой врачей. Они посмотрят тебя, сделают заключение и, в скором времени ты вернешься домой. Ясно?

Открываю глаза и снова их опускаю. Типа: да ясно, я всё поняла, тебе лучше знать, что для меня важно, не спросив об этом моего мнения. Ох уж эти мужики, вечно за нас баб все решают.

Молчать категорически надоело. Собрав всю свою волю, я тяжело вздыхаю и язвительно спрашиваю:

- А если я не хочу в больницу то, что ты со мной сделаешь?

- Не дури, девка. Зачем тебе мучиться?

- А может быть, я не хочу.

- У тебя нет другого выхода.

Выход есть – всегда, мой дорогой, но только не такой, каким ты мне его предлагаешь. Я смотрю то на Гошу, то на окно за которым, не переставая, идет дождь.

- Как ты себя чувствуешь? – как бы невзначай спрашивает меня спаситель.

- Средней паршивости, – отвечаю я, дав понять, что моё самочувствие не должно его касаться кроме меня самой.

- Ну, зачем ты так? – с обидой в голосе спрашивает Гоша. - Я же тебе помочь хочу.

- Если ты меня припрячешь в больнице, и меня придушат громилы, то ты пожалеешь, о том, что пристроил меня в это чертово-лечебное здание! Ты же не знаешь этих людей! Голову на отсечение даю, что они уже ищут меня, – решила припугнуть я Гошку.

- Глупости не говори, ты просто хочешь, чтобы я не бросал тебя одну. Так, как ты не знаешь Москву.

- А причем тут это? – недоумеваю я. – Я тебе просто объяснила, что со мной может случиться, когда ты пристроишь меня в больницу. Да и потом, ты сам говорил, что у меня внешний вид не самый подходящий. Уверяю, когда доктора заметят то во, что я одета, они непременно примут меня за бомжиху и даже не станут вести обследование.

Гоша вскидывает брови и поджимает губы:

- А знаешь, ты права…

- Я всегда права, там, где нужно.

Спаситель вздыхает и криво улыбается, а затем давит на газ.

Как только мы подъехали к магазину модной одежды, то Гоша покинул салон при этом, наказав мне не высовываться и не появляться на людях. Да что я страшная что ли, что меня нельзя в люди вывести? Смотрю на себя в зеркало. Застывшая на губах кровь, подбитые глаза и множество синяков на теле. Я ахаю. Когда-нибудь я обязательно избавлюсь от синяков и приобрету нормальный фэйс, но это уже другая история.

Пусть даже сейчас мне плохо и хочется умереть от ужасной боли в теле. Но я все ровно не сдамся и докажу громилам, что я не та за которую они меня приняли. В голову пришла ужасная идея: убить бандюганов.

Нет-нет. Идиоты не виноваты, что перепутали меня, но они виноваты в том, что жестоко расправились со мной и не оставили живого места.

Через пять минут из магазина выходит Гоша и модельной походкой, словно только что с подиума, подходит к машине, открывает двери и кидает мне бумажную сумку, на которой написано «In City». Я недоуменно на неё посмотрела и подняла взгляд на заводящего машину Гошу. Он спокоен, как никогда и даже не спросит: угадал ли он с размером или нет. Ну, или например, нравится ли мне, это платье или купить новое?

- Там кстати, ещё и пудра имеется. Акция у них была. При покупке одного платья пудра в подарок, – глухо сказал Гоша.

Вытащив из сумки платье и посмотрев на дно пакета, в котором лежала маленькая пудра, я улыбаюсь, а затем перевожу взгляд на купленную одежу и строю недовольную гримасу. Она конечно красивая, но я не люблю зеленый цвет. Раздражает немножко. Я вздыхаю, утыкаюсь в подарочек и громко рыдаю.

- Ты чего ревешь? – спросил Гоша. Его голос был слегка насторожен, будто он чем-то меня обидел.

- Ты всё-таки отвезешь меня в больницу? – поднимаю заплаканные глаза я.

Гоша вздыхает:

- Спи, – он спокоен и тупо смотрит на дорогу.

Я небрежным жестом кидаю платье в сумку и откидываюсь на спинку сидения. Мозг категорически не хотел работать. Попросив Гошана включить радио, я блаженно улыбаюсь. Музыка, которая звучала по радио, не могла не поднять мне настроение. Нелли Фортадо. Что ж, могу сказать, что она очень даже, неплохо поёт!

Когда песня подошла к концу и в эфире прозвучали сегодняшние новости, то я заметно напряглась. На секунду мне показалось, что по новостям могут передать, то, что я в розыске и меня разыскивает банда ненормальных. Но, кто я такая, чтобы обо мне говорили на радиоволнах.

Хотя зачем мордоворотам обращаться куда-либо, если они боятся мусоров, как огня? Глупо думать о том, чего нет на самом деле. Уверена, что они просто напросто напали на мой след, и пытаются меня на найти. Хотя, это меня не должно, касаться. Но все же, я немного боюсь. Боюсь встретиться с ними снова и испытать то же самое, что испытывала сегодня. Жестокие удары и ужасное насилие…

Хочется укрыться от ненормальных подальше, залечить свои раны, а потом отправится домой и больше никогда не попадаться на глаза мордоворотам. Именно на сегодня – это мое заветное желание, которое в скором времени обязательно осуществится. Уехать тайком от бандюганов – это то, что мне нужно. Но есть одна закавыка: хотелось бы узнать, кто такой Миха и где искать своего двойника, чтобы отыскать её и уговорить вернуть деньги друзьям Михаила…

Глава 2

- Где мы? – с опаской в голосе спрашиваю я, как только Гоша останавливает машину возле приличного домика с пятнадцатью или даже больше, этажами. – Это больница такая, да?

Гоша промолчал, словно не слышит меня и вовсе, а только покидает салон машины. Я дуюсь непонятно за что и недовольно скрещиваю руки на груди. Открыв мою дверцу, Гоша протягивает мне руку с вопросом:

- Сможешь идти?

Я киваю, даю ему руку и делаю резкое движение, из-за которого зажмуриваю глаза. Тело болело все сильнее и сильнее, не так как раньше. Раньше хоть немного, да и то я с трудом сдерживалась от боли, чтобы не разрыдаться, а сейчас… Одно резкое движение и, как стрельнёт, что мало не покажется. Тело болело так, словно по нему прошлись бензопилой.

Взяв Гошана под руку, я стала делать медленные шаги и нервно кусать губы. Я не чувствовала боли, только думала о том когда мы наконец доберемся, до пункта назначения.

- Да уж, подруга жестоко они с тобой поступили. Ты выглядишь просто ужасающе. Вся в крови и ссадинах. Слава богу, что ночь на дворе и соседи не видят, а то бы начали языком небылицы чесать про, то, что я на себе труп тащу или избитую алкашами девчонку, а могут ещё и подумать, что это я тебя так... – Пробурчал Гоша.

- Не грузи себя лишними мыслями, а просто тащи меня в нужном тебе направлений! – я даже сама не заметила, как перешла на приказывающий голос. – Меня твои соседи вообще не волнуют! Если хочешь знать, то я вообще не понимаю о чем ты…

Гоша косится на меня, а затем устало вздыхает. Когда мы с горем пополам доходим до дверей подъезда, то я тут же понимаю, что нам придется подниматься по лестнице. Если конечно Гоша не живет этажом выше. Значит, мой спаситель решил приютить меня у себя? Что ж, отличная идея!  Хоть что-то радует на сегодняшний день!

Я широко улыбаюсь, но чувствую, как от моей улыбки лопается губа. Черт побери!

Как только мы поднялись на лифте и попали в квартиру, то Гоша пропустил меня вперед себя и, сделав несколько шагов, чтобы осмотреть территорию, я повернула голову и увидела большое во весь рост зеркало. Я не смогла не испугаться собственного отражения и громко вскрикнула. Мое лицо  было настолько уродливо, в том числе не только оно, но и ноги, которые были в синяках. После того, как я увидела свое отражение, то упала на пол. Завыв на всю квартиру, что я уродка и кому такая нужна, я просто возненавидела весь мир. Да какой там мир! В первую очередь себя любимую!

Гошка сам не на шутку испугался и принялся поднимать меня с пола. Я глотаю слезы и не верю в то, что стала такой…

- Не надо плакать, - как-то ласково проворковал Гошан. - Сейчас я тебя отмою, замажу твои синяки и, ты будешь у меня, как новенькая! – сказал он и потащил меня в ванную.

Пока набиралась ванна, я села на её край и стала вытирать слезы:

- Неужели, я шла в таком виде по городу… Господи, даже себе представить не могу, как это выглядело, с виду…

- Это выглядело, божественно. У тебя была такая легкая походка, что просто невозможно не влюбится, - решил подбодрить меня своим сарказмом Гоша.

- Ты мне льстишь! – воскликнула я и шмыгнула носом.

Облокотившейся о раковину Гоша, скрестил руки и заговорил уверенным голосом:

- Не могу, не согласится с тем, что сейчас ты выглядишь убого. Но все же, когда ты поправишься и исчезнут все твои болячки, то ты станешь такой как прежде, только намного красивей.

- Что это значит: «намного красивей»? Ты хочешь сейчас сказать, что и раньше я была уродина, да? – снова завыла я, так как Гошкины слова не могли меня задеть. 

- А мне, откуда знать, какой ты раньше была? – разводит руками спаситель.

Я вздыхаю и отвожу глаза. Ах, Гошка ты даже не представляешь, какой я была красавицей! Да я вообще, в прошлом году победила в конкурсе: «Мисс весна 2012», потому что я была самая-самая красивая из всех своих конкуренток. Понимаю, что это всего лишь был не настоящий конкурс, так как решил его устроить наш директор. Нас всего-то пять девчонок было, так что придирок ко всем не было. Все были молодцы, проявляли свои таланты, и жюри судило: кто достоин игрушечной короны, а кто нет, по словам директора, конечно. Но и на том, спасибо. Благодаря «Людвигу», как все мы его называли, я поняла, что я ещё на многое способна и готова вновь, что-нибудь эдакое сотворить…

- Раньше я была, красивая, – нарушаю пятиминутное молчание я. – Да и сейчас вроде не промах. Только… синяки меня немного портят. А так, если приглядеться, я вполне симпатичная девочка.

- В этом, я не сомневаюсь, - качает головой Гоша и трогает воду: - Тёплая, давай козыряй, пока вода не остыла или тебе больно раздеваться? – поднимает бровь благодетель, а от его последнего слова, я чувствую, как краснею.

Честно сказать, я никогда не раздевалась при мальчиках. Правда. Но вот сейчас, мне было глубоко до фонаря на ту ситуацию, в которую, я сейчас попала. Мне и вправду было больно стаскивать себя одежду. Кости жутко болели. По-моему, моя встреча с отморозками не прошла даром, о чем и ныла моя каждая косточка.

Вода была настолько горячая, что я почувствовала, то, как сильно печет тело. Я лишь зажмурилась и не стала показывать парню, как мне больно  и как мне хочется умереть от невыносимой боли...

- Может, все-таки поподробнее расскажешь, что с тобой произошло? – растерянно спрашивает Гоша и проводит мочалкой по моему плечу. Я щурюсь.

- Да рассказывать-то особо нечего, – пожимаю плечами я.

- Как это нечего??? Я хочу, знать по какому праву, они так жестоко обошлись с тобой!

Я вздрагиваю. Голос Гоши был настолько суров, что я не стала затевать с ним конфликта, сославшись на то, что человеку не безразлична моя судьба и если я ему все расскажу, то может быть, он найдет выход и поможет мне.

-  Из-за вранья. Но я же говорила, чистой воды правду, что не знаю Мишу. А мне никто не поверил, его друган говорит, что Миша именно мне дипломат с деньгами отдал. А я вообще никакого отношения к этому маньяку не имею. Дело в том, что этот ненормальный мутил со школьницами и морочил им мозги, как мне сказал мордоворот, что перед смертью, он отдал мне свои деньги. Я сто процентов уверенна, что это была не я!  - поспешила с серединой рассказа я, потому что на сегодня Михаил стал для меня большой проблемой, которую срочно нужно решить.

- Подожди-подожди, – притормозил меня Гоша. – Какой Миша? Какие школьницы? Ты о чем вообще? Насколько я помню, всю дорогу ты мне твердила о том, что тебя отколошматили отморозки, и ты еле от них ускользнула.

- Я просто решила, рассказать тебе причину… Ведь ты именно этого хотел?

- Да, - тихо произносит Гоша и садится на край ванны. - Черт, я запутался… А что за Миша-то?

- Наверно известный человек, который пудрил мозги школьницам. Но если честно, я и сама не поняла юмора, когда оказалась в подвале и меня начали избивать. Мол, отдай деньги, и все такое мы знаем, что это ты Мишина малолетняя невеста.., - в задумчивости произнесла я.

- А может у тебя и вправду есть, такие серьезные деньги…

- Ты что мне не веришь? – опешила я.

- Верю, – вздыхает Гоша.

Я задумываюсь. Гоша прав, у нас были такие деньги. Точнее не у меня, а у моей закадычной подружки, которая в свои шестнадцать, очень любила кадрить взрослых мужиков. И кстати, у неё это неплохо получалось.

А ещё мы были жутко с ней похожи. Как внешне, так и внутренне. Вот только думали мы совершенно в разных направлениях. Например, в плане мужчин. Она любила мужиков в возрасте, рассчитывая на то, что они клюнут на неё так, как она красивая, и смогут подарить ей небо в алмазах. А я отличалась тем, что любила только себя и мечтала только о, том принце, который станет для меня жизненной опорой. Я презирала свою подругу, за то, что она пудрит мозги своим немолодым ухажерам и выкачивает из них деньги, но не говорила ей об этом. Зачем учить жизни человека и переставлять ему свои мозги, когда он думает совершенно о своем и считает себя лидером?

Эльвира – это безбашеный человек. У неё только одно на уме: деньги и дорогие побрякушки.

Вдоволь накупавшись, я почувствовала себя значительно лучше и вылезла из ванны. Гоша накрывает меня длинным полотенцем и со словами: «ты забыла пакет в машине с платьем. Будь дома, я скоро вернусь», покидает квартиру и оставляет меня одну.

Повернув голову и заметив женский халат на крючке, я удивляюсь. Странно для человека, который прочно не свободен, приводить побитую девушку в свой дом и тереть ей спину, зная то, что у него есть своя такая же, только чуточку симпатичнее? Ужас, какой.

Меня посетили мрачные мысли: а что если, она застукает нас вдвоем и отлупасит меня по полной программе? Говорят, что такое бывает, когда девушка боится потерять своего парня, она может выцарапать глаза, той, с которой он мутит за её спиной. Я испугалась. Хотелось, конечно, взять, да переодеться в то, во что была одета, и сбежать, пока объект не вернулся. Но, по-моему - это глупая затея. Да и к тому же, мои шмотки порваны, я сама чуть ли не инвалид. Так, что сидеть тут мне, пока не явится его пассия. Ладно, уж, не в первый раз под горячую руку попадаю.

Плюнув на все свои чудовищные предположения, я не сдерживаюсь и одеваю халат. Пахнет Тайдом. У меня дома точно такой же порошок имеется. Видимо девушка настолько себя любит, что даже перед уходом стирает свои вещи. Или может быть, даже это Гошка о ней так сильно позаботился. Плевать!

Медленными шагами, я выхожу из ванны и подыскиваю себе место, на которое хотелось бы плюхнуться, и провалится в глубокий сон, так как тело хочет раслабона. Присмотрев себе прекрасную комнату с белоснежными простынями, я не удерживаюсь и медленно опускаюсь на кровать, кладу голову на подушку, поджимаю под себя ноги и закрываю глаза.

…- Нет, ну вы только гляньте на эту бесстыжую особу! – пришел в замешательство спаситель. – Вышел всего-то на пять минут, а она на моей кровати дрыхнет! Да ещё и в чужом халате!... А ты наглая морда, как я погляжу! – упирает руки в боки он и смотрит на меня хмуро.

Я устало привстаю на локтях и одариваю его тем же взглядом, закусив губу. Мне хотелось просто показать ему, что я очень сильно устала и не смогла его дождаться. И мне кажется, что от моего взгляда парню стало не по себе. Он изменился в лице и посмотрел на меня виноватым взглядом, мотивируя это тем, мол, вспылил, с кем не бывает, ты уж прости меня дорогая, я больше так не буду.

- Ладно, - вздыхает Гоша и говорит более спокойно: - На этот раз прощаю. Лежи, я сейчас в зал за аптечкой сбегаю, синяки же надо обработать, – и покидает комнату.

Мне показалось, что он был немного растерян, хоть и пытался говорить спокойно. Может быть, у него просто нервы не к черту и он сам не понимает того, что говорит. Хотя если разобраться, я тоже «умница». Взяла чужой халат и, не дождавшись хозяина без спросу, плюхнулась, на его же кровать! Нет, тут я была немного права, все-таки. В конце концов, я же не виновата, что меня жестко избили, что я теперь не то, что ходить, даже стоять долго не могу.

Вскоре Гоша втирает в мои синяки до жути противные мне мази и тяжело вздыхает. Ох, и намучиться со мной парень, ой как намучиться. 

- Тебе хоть не больно? – заботливо спрашивает «докторишка».

- Ну как тебе сказать… Терпимо. Если честно, то мне вообще больно двигаться…

- Да? – Гоша приподнимает бровь. – Ну, ладно тогда отдыхай, раз такое дело.

Парень покидает комнату, а я ложусь на кровать и снова прокручиваю воспоминания о моей кокетливой подружке Эле, которая никак не выходила из моей головы. Может быть, именно она является невестой Михаила, ведь лично она мне показывала деньги, объясняя это тем, что её родоки крупно разбогатели и отослали ей почтовым адресом, целых пятьсот косарей.

Глава 3

Утром я проснулась оттого, что услышала женский голос, который заставил меня насторожиться. Разговор доносился  из кухни:

- Я тебя в последний раз спрашиваю: кто эта девушка, а? – возмутилась барышня.

На секунду мне показалось, что это и есть та самая девица, которую я немного боялась. Я приготовилась к худшему. Вот сейчас я выйду, она мне врежет, и я потеряю сознание и никогда уже не проснусь. Нет ну что, а вдруг она рукопашным боем в детстве занималась или того хуже боксом.

Нужно немедленно сматываться отсюда… Нет, нужно все расставить по своим полочкам. Пусть она треснет мне, пусть она предъявит мне претензии, но я не сдамся! Я докажу ей, что это не то о чем она подумала. Если надо будет, я поставлю её на место, возьму за руки и с надеждой в голосе расскажу ей то, что произошло со мной на самом деле и что Гоша просто спас мне жизнь, потому что я была в критическом состоянии. Я отвечу на все её вопросы, а может быть потребую у них помощи, хотя на вряд ли она мне поможет… скорее наоборот вышвырнет из квартиры не смотря на то что я почти калека и станет дальше выяснять отношения с Гошей.

Быстро переодевшись в купленное Гошей платье, потому что других вещей у меня не было, я отметила про себя, что у меня ещё не зажили синяки и что незнакомка подумает, будто он меня так разукрасил. Действительно, мне кажется, что она сейчас настолько ревнива, что в её голове может твориться черте что.

Недолго думая, я наношу на себя толстый слой пудры, которая была подарком к платью и прислушиваюсь к разговору. Девушка не хотела замолкать и требовала от Гоши объяснений. Сейчас она его точно убьет, а затем возьмется за меня. Хотя чего меня бить, если на мне даже живого места нет.

- Какая тебе разница?  – огрызается на неё Гоша.

- Между прочим, это и моя квартирка тоже! Так, что я, как хозяйка хочу зна…

- Ага, по поддельным документам, это твоя квартирка, - перебивает её на полуслове парень.

- Да, как ты смеешь мне такое говорить! Ты в своем уме?

- В отличие от некоторых, я прекрасно понимаю, что когда я собираюсь кому-нибудь приехать, то обязательно предупреждаю или на худой конец звоню и спрашиваю. Мол, можно приехать или нет. Кать, послушай…

- Нет мой, дорогой! Это ты меня послушай! Это не только твоя квартира, но и моя тоже... как пять минут назад, я это уже говорила… Так, что я сама решаю заезжать мне сюда или нет! И кстати, почему ты мне вчера не позвонил, когда вернулся из Сочи, а? Мог бы сразу сказать, чтобы я не приезжала сегодня, по той причине, что ты будешь сегодня не один! – язвительно сказала Катя. – Я бы поняла и не стала бы тебя сегодня беспокоить. А тут, прям под носом. Неожиданно, как-то получилось. Не правда ли?

Сейчас точно преподаст ему урок. Нет, нужно спасать Гошу! И все-таки я расскажу ей, о том, какой я была дурой, что бросилась к её принцу под машину, после чего оказалась тут и приношу, только этой паре одни неприятности.

Слушать то, как девчонка отсчитывает Гошу, мне уже поднадоело, и тяжело вздохнув, собрав при этом все свои чувства в кулак, я покидаю комнату и направляюсь к парочке. Увидев рыжеволосую дамочку с тонкой сигаретой и растерянного Гошу, который смотрел в тарелку, подперев голову рукой, я останавливаюсь в дверях и наблюдаю за этой парочкой. Но стоило спасителю только глянуть в мою сторону и расширить глаза, то Катя, заметив его взгляд, тут же разворачивается ко мне. Я чувствую приступ паники.

- Ну, может, представишь меня своей новой девушке? – её голос немного ревнив и недоволен, словно она увидела во мне соперницу. А может быть она с виду такая загадочная, может быть ей так и хочется при первой возможности врезать мне, но она сдерживается.

- Инга, - подавленным голосом отвечает Гоша и нервно закуривает.

- Очень приятно? Катя, - с улыбкой произнесла она, но я тут же её перебила:

- Девушка Гоши?

Гоша подавился сигаретным дымом. Видимо он не ожидал от меня такого вопроса. Но сейчас, я думала именно так. Вчерашний халат, утреннее выяснение насчет того, что я тут делаю. Конечно, же, складывается впечатление, что паренек совсем не одинок и что сейчас ему точно дадут по тыкве. Катя громко рассмеялась, а я просто прячу глаза и смотрю на свои вспотевшие руки. Когда Гоша откашлялся и затянулся сигаретой то, сказал:

- Да, что ты… Была бы она моей девушкой, то я бы не раздумывая на следующий день от такой смылся куда подальше... – Усмехается он.

Катя прекратила смеяться:

-  Ну, ты даешь! Я просто его сестра, которая тоже тут…

- Временно проживающая, – съехидничал Гоша. - Приезжает, когда вздумается. Наводит свои порядки, когда её что-то бесит.

- Зря ты так. Между прочим, мне не безразлично, то, что ты творишь у меня за спиной. Кстати, - поворачивает голову в мою сторону Катя: - А как вы с Гошей познакомились?

И тут я воспользовалась случаем. Пусть она думает, что мы и вправду пара. Не хотелось, чтобы Катюша знала те вещи, которые ей знать не обязательно. Я хочу, чтобы помог мне именно Гоша, потому что на него вся надежда, а она… очень странная особа. Если ей доверить что-то то, она может обязательно поднять на уши всю ментовку и тогда, мне уже точно не жить.

Наврав ей с три короба, о том, что я с Гошей, как три года в мутках, я повергла его сеструху в шок. Плюс ко всему, я рассказала ей такую романтическую историю, что мне даже самой не на шутку захотелось такой романтики. В глазах Кати появился некий блеск, быть может, только потому, что она была счастлива за брата, который долгое время скрывал меня от родной сестры. Что касается Гоши, так он растерянно хлопал глазами в мою сторону, так и читалось на лице: «Ты что ненормальная? А ну-ка прекрати меня позорить! Немедленно расскажи все, как есть!».

Если говорить начистоту, то совесть меня вообще не грызла. Правду говорят: «ложь - во спасение!». Я не останавливалась на достигнутом и все рассказывала о «нас». О наших счастливых днях и о, том, что я была просто счастлива с Гошей, как раньше, так буду и впредь. Теперь, когда мое вдохновение покинуло меня и на продолжение  «romantic-history» больше не хватило идей, я вздыхаю и широко улыбаюсь. Катя улыбается мне в ответ и снова закуривает тонкую сигаретку.

Через пять минут, когда Катюхе позвонили и попросили её срочно приехать, девушка взяла сумочку, пообещав нам, что скоро вернется и уверенными шагами вышла из кухни. Когда за ней закрылась дверь, то Гоша не выдерживает и ведет меня прямо в комнату.

Сев на край кровати, я кладу руки на колени и опускаю голову. Хотелось просто изобразить из себя стыдобу.

- Я не понял, это что юмор у тебя сегодня такой с утра пораньше или ты и вправду сумасшедшая??? Ты хоть думаешь, о чем говоришь, вообще?! Какой я тебе парень? Где ты тут парня увидела? – возмущенно спрашивает Гоша, а я закусываю губу и стараюсь не встречаться  с ним взглядом. – Нет, ну мне, конечно, льстит, то что я теперь являюсь твоей половинкой и ты у нас просто счастлива от того, что у тебя есть я, но только вот, одного я не могу понять… Почему ты солгала Катюхе, ведь это же не правда.

Я поднимаю голову:

- А что мне ещё оставалось делать, как не спасать собственную шкуру?! Когда, я опозорила тебя перед сестрой, то тут же пожалела о том, что наговорила. Гош, на самом деле, мне не хотелось рассказывать ей правду. Сам посуди, кому будет приятно слушать такое! Плюс, ко всему, я немного испугалась. Представила на секунду, как я рассказываю ей правду, а она либо крутит пальцем у виска, либо вы везете меня в больницу, а сами обращаетесь к ментам! А я, между прочим, до сих пор не могу отойти от вчерашнего!

- До сих пор жалею о том, что ночью не отправил тебя в лечебку, а оставил с ночевкой! - шипит на меня Гоша. - Лечилась себе на здоровье, да я бы навещал... А тут, уже ничего не изменишь! – он хватается за голову, облокачивается о стенку и в отчаянии сползает вниз. Я невольно вздыхаю и чувствую свою вину:

- Ты хочешь сказать, не будь я тут, то было бы все по-другому? – мой голос немного дрогнул.

Парень медленно поднимается с места, подходит ко мне, взяв за руки, и взволнованно произносит:

- У тебя сотрясение мозга. Ты несешь бред и не отдаешь отчет своим поступкам. Инга, ты больна! Ты хоть понимаешь, что тебе нужна помощь?

- Понимаю. Я, правда, не думала, что все так произойдет. Последнее время меня посещают не очень хорошие мысли. Я только вчера, когда халат увидела, подумала, что девушка у тебя есть, что ты настоящий бабник. А когда, приехала Катя, я испугалась. Мне показалось то, что я не ошиблась. Катя допрашивала тебя, кто я и откуда, а ты пытался поставить её на место. Мол, не суйся не в свое дело, я тебе потом объясню. А меня, после услышанного, как-то переклинило и я пошла на кухню, а потом, когда она назвала меня твоей девушкой, я не могла не опровергнуть её слова.

- Ты пережила стресс и это ясно, как черный день, - только и смог сказать Гоша. - Можешь и не отсчитываться передо мной, я итак понял, что ты подслушивала. Вы все бабы любите развесить уши, а потом строить из себя не пойми что!.. Вот, что собирайся, поехали в больницу.

- А что ты скажешь Кате, когда та спросит, о том, куда я запропастилась?

- Не переживай по этому поводу, я справлюсь. Найдется оправдание. Собирайся, или ты уже готова?

Я киваю. Парень покидает комнату, но я не выдерживаю и выкрикиваю что было сил:

- Мне кажется, что ты просто боишься своей назойливой сестренки и поэтому отправляешь меня в больницу, потому что не хочешь изображать моего парня! Гоша, да ты трус!

Гоша вбегает в комнату:

- А ты ненормальная! Собирайся, нельзя терять ни минуты! Сейчас вот-вот  Катя объявится.

- Ладно, я пойду к тебе навстречу, но только при одном условии.

- Каком? – выпучивает глаза он.

- Когда меня выпишут из больницы, то ты отвезешь меня на Родину. Дело в том, что я догадываюсь, кто так мог меня подставить… этот человек – самый близкий, которого я давно знаю. Я уверенна именно у неё есть Мишины деньжонки… - ледяным тоном произношу я.

- Да, ты кто такая вообще, чтобы преподносить мне ультиматум?

- Пострадавшая, которой срочно требуется опора и поддержка и которой вообще не хочется жить на этом белом свете, виня себя в том, что бросилась под машину именно к зануде!

…В машине было немного душно. Открыв окно, я облегченно вздыхаю и смотрю на Гошу. Вот он мужчина, о котором я так давно мечтала. Правильные черты лица, зеленые глаза и худое тело. Как ни странно, я всегда отличалась от девчонок тем, что всегда предпочитала дистрофиков, а вот они обычных качков, у которых мышцы в груз и живот кубиками.

Был у меня один такой друг, тоже вечно ходил в качалку и постоянно качал мышцы, чтобы нравится девчонкам. Но всем известно, что большие мышцы за месяц невозможно накачать и тогда он решил баловаться анаболиками. Свихнуться можно, просто.

Но это все ерунда, по сравнению с тем, что я вижу сейчас. Друзья мальчишки, давно в прошлом, а вот мое настоящее сидит и везет меня в больницу, для того, чтобы залечили мои раны. Не скрою, что мне и вправду требуется медпомощь. Ещё вчера, я была против этой поездки, а сейчас просто благодарна Гоше за то, что он сильно переживает за меня. Мне кажется, ему не безразлична моя судьба, уж если он и спас меня, то спасать будет до конца, пока мне не станет комфортно, и я не буду ощущать поблизости опасность.

Если говорить по чесноку то, я специально позволила ему запустить меня к себе домой и надавить на жалость, что мне сильно плохо и если он отвезет меня в лечебницу то, меня найдут громилы. А может быть, у меня была любовь с первого взгляда? Может быть, я специально обманула его сестру, только потому, что втюрилась в него? Да, действительно, я запала на Гошу, а что я не человек что ли?

Может, зря я тут сижу и фантазирую себе, что мы когда-нибудь будем вместе, только потому что я так очень хочу? Хах, хотеть не вредно.

Гоша красивый, от него пахнет Армани. Точно Армани, я сама видела этот парфюм на зеркале!

Пока мы ехали в больницу, я решаю разговорить Гошу, чтобы побольше узнать о нем. Наплевав на гордость, типа, что пацан должен делать шаг первым, я откашливаюсь и с милой улыбочкой спрашиваю:

- А ты будешь навещать меня в больнице и кормить с ложечки, когда мне окончательно станет плохо?

От моего вопроса Гоша немного смутился:

- Да ну, с чего ты взяла, что тебе будет плохо? Что, неужели думаешь, что у тебя серьезные травмы? По мне, так переломов не наблюдается. Только умом малость тронулась, а так всего лишь ссадины и синяки. Кормить с ложечки, конечно, не обещаю, а вот навещать, то в обязательном порядке! Так, что не накручивай себя о том, что я оставлю тебя в больнице, а сам поеду домой и даже о тебе не вспомню, думая о том, что о тебе позаботятся медики. Дорогуша, это совсем не так, как ты себе сейчас представляешь… Ты в другом городе, а это значит, что у тебя нету родных и что тебе деваться-то особо некуда. Ты должна просто знать то, что у тебя кроме меня никого нет и что я несу ответственность за тебя и  не брошу…

От последних слов, я расцветаю в шикарной улыбке:

- Да я как-то об этом и не думала, даже. Я просто так спросила.

- А, по-моему, ты думала именно об этом, просто не хотела прямо говорить.

- Какая теперь разница. Все ровно друзья Михаила меня найдут.

- Знаю, что тебя уже вовсю ищут, но это не повод, для того, чтобы не ложится в лечебку. Ты хоть знаешь, сколько их в Москве развелось?! Могу облегчить твою душеньку. Отморозки бы нашли тебя сразу, если бы я припрятал тебя в какой-нибудь дорогой клинике. Потому, что слишком популярные они. На такие заведения сразу второе дыхание открывается. А так, я укрою тебя в обычной больнице, где свои санитарные условия и криворукие медики.

- Ты, что смеешься надо мной??? Мне итак больно, а ты все шуточками балуешься, тебе не надоело? Если уж на то пошло, то тогда давай поедем в нормальную больничку, где нормальные врачи и нормальные условия для больных! А если ты меня ослушаешься, то я... то я открою дверь и выпрыгну из машины, что ты даже глазом не успеешь моргнуть! Кстати, я раньше каскодёрством увлекалась, так что не бойся за меня!

Гоша поворачивает голову в мою сторону и строит щенячьи глазки, а затем мы оба впадаем в истерический смех.

- Шутканула, ё-моё! Девушка, какая из тебя каскадерша, если у тебя до фига травм плюс подбитое лицо! Я с тебя валяюсь!

- Между прочим, зря смеешься! – улыбаюсь я и убираю назад волосы. – Я, если честно просто не на шутку испугалась того, что ты и вправду меня повезешь в убогую больничку! А я дама, близко-к-серду-принимающая!

- Какая-какая дама? – не переставал смеяться Гоша.

- Ой, забей и просто веди машину.

- А я только это и делаю.

«Чувство юмора то, что надо!» - отмечаю про себя я и мысленно ставлю галочку, как хороший показатель моего спасителя.

Дорога была дальняя, меня постоянно мутило. Я сдерживалась и не показывала спасителю, как мне дурно. Но вскоре, я не выдержала и попросила остановить машину у ближайшей рощи. Парень слушается меня, добавив свое: «хорошо», доезжает до первой лесополосы и останавливает тачку.

Простояв пять минут и подышав свежим воздухом, от которого мне сразу стало легче, я подхожу к Гоше и спрашиваю:

- Ну, когда мы уже приедем? Неужели больница так далеко? Или ты решил отвести меня на Родину, чтобы я выяснила, где дипломат?

- Скоро приедем. Потерпи, - безразлично отозвался Гоша, словно ему все ровно на мое состояние.

- Гош, между прочим я уже устала… Ну вот куда ты меня везешь? Ты же сам говорил, что в Москве полно частных госпиталей и что меня никто не найдет. А сейчас, мне кажется, что мы едем с тобой не туда, куда мне объявил вначале, а куда-то на север! – раздраженно говорю я и сажусь на свое место.

Гоша молчит и затягивается сигаретой, а затем выбрасывает её и садиться за руль, не забыв спросить меня, едем мы или нет, я в ответ лишь положительно киваю и смотрю на дорогу. Говорят, что если смотришь на дорогу, не так уж и сильно укачивает.

- Ты хочешь, чтобы громилы не искали тебя, ведь так? – нарушает молчание Гоша.

- Ну, причем тут это!? Да не хочу! Но мне просто интересно, куда мы едем!

- К моему знакомому врачу! Ты знаешь, какой он классный?! Да он тебе вмиг поможет! А какой у него персонал, так это вообще сказка! У всех золотые руки, любого с того света вытащить могут. А что касается тебя, так они быстро с тобой справятся. Если ты, конечно, соблюдать их рекомендации будешь.

Я удивляюсь и не говорю ни слова. Гоша же обещал не бросать меня, даже когда меня сами медики обеспечивать будут. Ну вот, ещё одна ошибка того, что Гоша идеален. Впрочем, не стоит разочаровываться раньше времени. Может быть он хороший, просто не показывает этого и строит из себя невесть что, но я уверенна, что он именно тот, о ком я мечтала.

Глава 4

Когда парень влюбляется в тебя и ты даже не ощущаешь этого, то это – норма, а когда влюбляется девушка, то это полбеды. Она постоянно накручивает себя на встречах со своим воздыхателем и даже не догадывается, о том, что он ей понравился только внешне, а то, что у него внутри её вообще не интересует. Хотя бывает и такое, что с девушкой заговорил мальчик, который ей не нравиться, и она уже строит иллюзии, что она ему приглянулась и именно поэтому он к ней и подкатил. Если честно, то я отношусь именно к такому типу девчонок.

Вот сейчас, я сижу в машине и думаю… А у самой вопрос возникает: «Можно ли жить хорошо, не о чем не думая?!». Я не часто задавалась таким вопросом, но так и не находила на него ответ.

- Гош, ответь: а можно ли так жить не о чем не думая?  - решила я снова разговорить Гошу, чтобы найти с ним общий язык.

- Можно, только знаешь где? В психушке.

- Почему именно там?

- Ну, наверно, потому что там душевнобольные люди, которые похожи на зомби. И ещё им вкалывают лекарства, которые действуют им на мозг. А почему, ты решила затронуть эту тему? Тебя что-то беспокоит?

- Да, нет ничего, – ушла от ответа я и снова уставилась на дорогу.

- Наверно, тебя беспокоят мысли, от которых у тебя портится настроение или ломается психика?

- Нормальные у меня мысли! Позитивные. Так, что за мою психику не переживай!

- Мордовороты, - ответил за меня неправильно парень.

«Ты», - пронеслось в голове, но я ею тряхнула.

По дороге в больницу, я думала не только о моем идеальном счастье, но ещё и об Эльвире.

Господи Элька, какая же ты у меня дура! Но я все ровно тебя любила, хоть ты и младше меня на год.

Мы познакомились совсем недавно, как только меня выпустили из детдома и дали адрес моей новой квартиры, которую мне выделило государство. С подругой я познакомилась на улице.

Это было осенью. Сбежав от родителей-алкоголиков, подружка решила начать новую жизнь. Мы познакомились в парке, я тогда ещё не знала, что эта встреча станет для меня счастливой и нас объединят общие наболевшие проблемы.

Подумать только, столько общего у двух девочек, которые хлебнули горя. Эля – дочь родителей алкоголиков, переживавшая ужас и кучу грязи. Инга – детдомовская деваха, которая никогда не видела своих родителей, но слышала только то, что они погибли в автокатастрофе, а сдала её родная бабка.

Недолго думая, я предложила Эльвире пожить у меня. Та с охотой согласилась и пообещала во всем меня слушаться.

Вот так и жили, кто-то мечтал о работе, кто-то думал о том, какое образование получить, чтобы потом приносить доходы в дом. Лично, я думала о работе, но затем свыкалась с мыслью, что никому не нужна девушка без образования. Сейчас, только квалификационных работников берут, с меня, что было брать?

Когда, я поделилась с Элей своей проблемой, то та мне заявляет:

- Ты не будешь работать, я буду работать! У меня есть куча вариантов, как заработать деньги!

Я приняла это за  шутку, но тогда я и подумать не могла, что моя подруга  решит работать в качестве профурсетки. Она начала охмурять богатых мужиков, а потом случилось самое страшное… этот чертов дипломат…

Она обманула меня! Только сейчас, я поняла, что она взяла меня на дуру, сказав о том, что эти деньги ей достались от родителей! Обманщица! А я… наивная идиотка, которая забыла о, том, что у алкашей не бывает таких денег. Толи Эля была под кайфом, потому что часто принимала наркотики и спиртные, толи я просто забыла историю её детства погрузившись в свои мечты и позитивные мысли.

Я уверенна, Эля причастна к этому дипломату. Других вариантов нет!

От этих мыслей мне стало дурно и по щекам потекли слезы. Я вдруг почувствовала, что зря познакомилась с Эльвирой. Если бы не её романы, то я бы не стала жертвой. Тогда я пришла в состояние шока и подумала, о том, что лучше бы, я нашла работу, чем она «охмуриловка от бога» зарабатывала такие бабки.

Я не знала имен её «клиентов», мне до этого не было никакого дела. Я не знала, что у неё в голове, хотя и была уверенна в том, что у подруги сдвиг. Я не хотела спрашивать у неё о детстве, потому что знала, какая это больная для неё тема. Она итак слишком много мне рассказала, чем и задела мое сердце. Теперь я пришла к выводу, что у девочки явно мозги не в том русле работали.

Однажды мне кто-то сказал, что у алкашей рождаются только недоразвитые дети, которые в скором времени начинают очень нехорошую карьеру или просто идут по стопам родителей. Но это не относилось к Эльке. По крайней мере я так думала, когда вспоминала эту фразу касающуюся детей-алкоголиков.

Я заревела ещё громче. Мне стало плохо, ещё никогда я не чувствовала себя так паршиво, как сейчас. Я все время мечтала о подруге и вот на тебе, продруга-профурсетка. Мне хотелось порвать с ней и выставить её из дома. Вот приеду, я и устрою ей сладкую жизнь. Я была слишком доброй, а она пользовалась этим и давила на меня.

Противно, до боли противно осознавать, что ты тряпка. Эля могла просто манипулировать мной, ей было все ровно на мое мнение. Один раз я дала ей понять, что мне не  нужен мужчина, которому я гожусь в дочки, что мне нужен мой ровесник или тот, кто старше меня на три года или меньше. Она крутила пальцем у виска и называла меня ненормальной. Но я терпела. Я ещё  и не такое слышала в свой адрес, когда жила в детдоме.

Как говорил Лев Толстой: «Есть такие же, как и мы, есть и хуже нас». Вот эта фраза и ассоциируется с Эльвирой.

- Эй, ты чего ревешь??? – испугался Гоша.

Я изобразила, что меня одолевает судорога и истерично заговорила:

- Мне плохо! Неужели, ты не видишь что мне плохо?! Прибавь эту чертову скорость, ибо свою костлявую я встречу здесь! 

- Что с тобой???

- Мне больно! Меня тошнит, хочу к маме! Нет, хочу к твоим золотым медикам! Только, пожалуйста, спаси меня!

- Опять со своим: спаси, – бурчит Гошик и прибавляет скорость.

Как же здорово изображать из себя жертву! Глядя на тебя, мальчики просто проявляют жалость  и пытаются подать руку помощи!

«Гоша – ты замечательный. Гоша - ты тот, кто мне нужен. Гоша - я такая дура, если бы ты только знал», - пронеслось в голове.

Пока парень вез меня на бешеной скорости в больницу, я глотала слезы и думала, о том, как же все-таки тяжело иметь подругу.

Подруга хуже парня, она и на мозги будет капать, и доводить тебя до состояния невроза. Идеальных людей не бывает, бывают только эгоисты. Эля, как же ты могла…

Я чувствовала себя обманутой. Я чуяла себя жалким детдомовским ничтожеством. Мне было настолько плохо, что я завыла во весь голос. Гоша жалел меня и успокаивал тем, что осталось совсем чуть-чуть и что скоро мы приедем. Мне от его слов легче не становилось. Ведь он итак мне помог. Он вылечил меня, могу сказать, что сейчас мне гораздо легче, чем вчера.

Я прихожу к мысли, что он замазал мои синяки с огромной любовью и заботой. Раньше, когда я была в подобной ситуации и пыталась залечить свои ранки и царапки сама, то заживало все как минимум через недели две, а у спасителя… за одну ночь. Может это потому что, я нашла идеального мужчину? Нет таких идеалов - не бывает… у каждого свои тараканы в голове.

Вскоре, я очутилась в больнице. Гоша сильно нервничал и волновался за мое самочувствие, а я отмахивалась  и говорила, что все хорошо.

Как только к нам подошел докторишка, то первым делом он обратился к Гоше, а потом взял меня за руку и повел к себе в кабинет.

Осмотрев меня полностью, врач сел за свой рабочий стол, а я опустилась перед ним на стул и пыталась сдержать слезы. Эльвира, которая обвела меня вокруг пальца, так и не выходила из головы. Мне хотелось просто кричать от безысходности, а ещё хотелось выселить подружку и отправить в новую жизнь, где нет меня и где полно мужиков, которые могут её приютить. Ведь, она же у нас такая фифа.

- Вы знаете, что у вас сотрясение мозга? – отвлек меня от мыслей дедок.

- Догадывалась. Точнее не я, а Гоша.

- Так почему вы же раньше мне не позвонили!? Почему только сегодня приехали?

- Потому что не видели в этом необходимости, – солгала я.

- Вам придется остаться… Не нравиться мне ваше состояние, - скорбно произносит доктор.

Я смотрю на доктора и думаю, о том, что Гоша был, несомненно - прав. Он всегда прав, потому что он умный и знает, что лучше, а что хуже. Я киваю и покидаю кабинет. На моем лице некая грусть, а в душе до фига кошачьих царапин от воспоминаний о подруге.

Когда меня поселили в палате и оставили одну наедине, я плюхнулась на кровать и закрыла лицо руками. Мне было все ровно, на свое состояние. Я вообще не о чем не думала, я не чуяла боли в теле, я ничего не ощущала, а только маленькое беспокойство, насчет мордоворотов.

Что я им скажу, когда мы встретимся? Здравствуйте, вы меня тогда с кем-то перепутали, я нашла невесту Михаила, вот вам адрес, дипломат у неё!? А затем положу адрес своей квартиры, развернусь на сто восемьдесят градусов и пойду прочь. Это глупо, они все ровно меня убьют и не поверят мне.

А ещё я хочу рассказать Элечке, что со мной произошло по её вине. Хочу надавить на жалость и передать свою боль, которой я мучилась. Хочу, чтобы она пошла и заявила корешам Михаила, что это она малолетняя невеста, у которой не было головы на плечах и, которая так жестоко подставила свою подругу и что типа она не виновата в том, что мы с ней внешне похожи.

Гоша не зашел ко мне, да и зачем? Что я сама не могу справиться? Наверное, его доктор задержал. Небось, отчитывает по поводу того, как он мог не позвонить ему раньше, как только обнаружил меня.

Я вспоминаю, тот день, когда Эля прискакала домой с дипломатом. Я вспоминаю тот день, как меня избили и обвинили в том, что я причастна к деньгам и что я должна их вернуть. Я вспоминаю Гошу, такой хороший добрый и немного с прибабахами. Мой спаситель. А ещё Катю. Если честно она мне понравилась. Такая своеобразная девушка, хочу сказать.

Гоша зашел только через минут пять. Я как раз собиралась ложиться спать, ну да ладно можно немного побеседовать, в конце концов мы видимся в последний раз… а может быть и не в последний.

Спаситель садится рядом со мной и тяжело вздыхает:

- Тут недалеко Катюха живет. Перекантуюсь у неё. Просто, к больнице ближе. Вот, чо ещё…

- Я думала, она в твоей квартире проживает. Сам говорил.

- Проживает, только вот как оказалось у неё тут и своя квартирка есть. Говорит, что любовник дал попользоваться, пока он с женой развлекается на морях.

- А я думала, ты меня оставишь тут, а вернешься только, тогда когда я поправлюсь, - мямлю я.

- Да, как ты могла такое подумать! Ты чего??? Ну, ты даешь! Я же сказал, что не брошу тебя! Ты чем меня слушала?

- Ушами, – тихо говорю я и подтягиваю колени к животу.

- Слушай, у меня вот твои подозрения из головы не выходят. Неужели ты нашла, того у кого реально есть дипломат?

Гоша спросил, это с таким волнением, что мне на секунду показалось, что ему можно довериться. Я вздыхаю и рассказываю ему о том, что подозреваю свою близкую подругу, которая качала с мужиков деньги. Гоша слушал меня и постепенно менялся в лице. Закончив свой рассказ, я шмыгаю носом и закрываю лицо руками:

- Она была самой близкой подругой. Ну почему она так со мной поступила!? Мне кажется, что она знала, что её остерегает опасность и поэтому послала меня в магазин! Мы же похожи. Отморозок сам сказал, что дипломат у меня.

- Не говори ерунды. Внешность тут не причем, – задумчиво произносит Гоша.

- Как это не причем??? – взорвалась я. - Если меня перепутали с ней! Гош, сам не неси пурги.

- Не нервничай, ты так. Да, - протягивает спаситель. - Ну и подруга у тебя я скажу… Где ты её откопала? Она же пользовалась твоей добротой, а ты… господи и куда только ваши родоки смотрели???

- Нету у нас родоков. Мы сами по себе были. И обеспечивали себя сами. Точнее не  мы, а она обеспечивала меня.

- Как, так? – округляет глаза Гоша и недоуменно смотрит на меня, как на девушку, которая сделала себя сама и которая не зависит от законов РФ и всяких жизненных цитат.

- А так. Я сама из детдома, а та вообще дитё алкоголиков. Когда я с ней познакомилась, мне так жалко её стало, что я решила приютить девчушку в своей квартире.

- Да-а, ну и наивная же ты. Хотя, оно и понятно детдомовские все такие.

- Не называй меня детдомовской! – крикнула я, но парень прикрыл мне рот ладонью:

- Не кричи, а то всех разбудишь! Ночь на дворе.

Я убираю его руку и укоризненно качаю головой:

- В шестнадцать лет, я покинула стены детдома. В семнадцать лет, я задумывалась, куда мне поступать, чтобы не опуститься до уровня подруги, – шепчу я. – А теперь, я даже не знаю, что мне делать…

- Тебе семнадцать??? – Гоша снова округляет глаза. Хоть бы, не выпали что ли.

- А что ты так удивляешься-то? По мне нормальный возраст.

- Значит, ты хочешь, чтобы я отвез тебя к подруге?

Я киваю:

- Конечно, нужно же с ней как-то поговорить. Я никогда не спрашивала имен её поклонников, потому что знала, что у нее, что не первый тот всегда второй. Но теперь я, кажется, знаю, что один из них был Миха. Когда подруга принесла деньги то, сказала мне, что это от родителей. А я тогда вообще в тот момент забыла, что она не из богатой семьи. Боже… да она обманула меня!

- Это ужасно. Но ты не переживай. Отвезу я тебя к ней, если хочешь, могу вместе с тобой зайти… ну чтобы ты не ощущала страха.

Гоша улыбается и берет меня за руку. По коже бегут мурашки, я заметно смущаюсь и отвожу глаза в сторону.

- Когда все закончится и твоя подруга отдаст денежки отморозкам, то я обязательно пристрою тебя в шикарном заведении, – тихо говорит он и целует мою руку. Я улыбаюсь:

- Отвечаешь за свои слова?

- Мне кажется, что тебе нечего делать в Питере. Лучше уж со мной, чем там, где пахнет твоим прошлым. Тебе наверняка плохо  становится, когда ты проходишь дедом, а на твоих глазах наворачиваются слезы, ведь так?
 
- Я не живу прошлым, хоть иногда оно ко мне приходит. Я пытаюсь жить настоящим. Но ты прав, иногда бывают такие моменты, когда я прохожу свою каторгу и реву, не зная отчего. Вроде бы все закончилось, а все ровно плохо на душе.

- Это пройдет. Если согласишься со мной остаться. Обещаю, все будет так, как ты захочешь. А я обещаю, стать для тебя лучшим другом и опорой, чтобы ты всегда могла на меня положиться. Я уверен, что круче твоей подруги, – усмехается Гоша.

От его слов мне становиться так легче, что я снова мысленно ставлю галочку. На этот раз я снова убеждаюсь, что он идеальный. Блин, заколебалась я уже! Идеальный, не идеальный! Ловлю его слово и все время отмечаю про себя, что он хороший. А ведь если приглядеться, у этого человека иметься свой огонек ярости, который он может в любую минуту выпустить.

На этот раз я убедилась, что плохих людей много, а хороших – единицы. Быть может, Гоша и есть та единица.

Я всегда мечтала, чтобы мой кавалер баловал меня игрушками, говорил приятности и просто любил и уважал, заступался, оберегал, спасал от назойливых бандитов и просто находился рядом, когда мне плохо. Я мечтала о хорошем человеке. Описывала его, как идеал и добавляла ему те качества, которые мне хотелось в нем видеть. Вот и сейчас я живу этими мыслями и приписываю их тому, кто рядом.

- Мне бы не хотелось, чтобы ты обманывал меня, – тихо произнесла я. Это было ещё одно качество, которое бы я хотела видеть в своем любимом, как честность.

- Ты чего, я не умею обдувать и никогда не пробовал! – смеется Гоша.

Так, ещё одна галочка, как подтверждения моих причуд.

- Так уж и не врал? – поднимаю бровь я.

- Если сравнивать с твоим сегодняшним рассказом, то я решил для себя то, что мне придется все-таки повыпендриваться перед сестрой в роли твоего парня. А так-то я вообще никогда не обманывал!

- Правда? – подавленным голосом спрашиваю я и смотрю на него глазами полной надежды.

- Ну, я разве когда-нибудь врал? – пошутил Гоша, а я улыбнулась.

После того, как за Гошей закрывается дверь, я ложусь на подушку и смотрю в потолок. Жизнь ужасна, только временно, а потом произойдут некоторые изменения, и она вновь заиграет новыми красками. Мне хочется поскорее поправиться и снова увидеть Москву. Ведь она такая большая, хотелось бы изучить её от начала и до конца. Главное не заблудится. Хочется купить себе фотоаппарат и сделать кучу снимков.

Я знаю, Москва красивая. Гоша обязательно мне её покажет. Москва – интересный город, в ней полно достопримечательностей и дорогих магазинов. Эльвира всегда мне говорила, что если ей подфартит познакомиться с богатым москвичом, у которого крутая тачка, то она обязательно уговорит его взять нас собой насовсем. Я смеялась над её мечтами, хотя не имела не малейшего права так делать. А сейчас, я даже поверить не могу в то, что исполнила чужие мечты и сама нашла того москвича, который молод и имеет не только свою машину, но ещё и квартиру с сумасшедшей сеструхой.

Наверно, я счастливый человек или просто человек, который хлебнул горя. Хотя горем – это не назовешь! Я жила прекрасно. Хоть и в детдоме были свои замашки. Не скрою, что поначалу мне было страшно, и я боялась собственной тени, но со временем, мои взгляды на мир изменились, и я стала видеть все совсем по-другому.

После того, как я стала оптимистом и отметила про себя, что все люди хороши, то я просто поняла, что сделала большую ошибку. И теперь признаю то, что где-то была не права. Например, когда познакомилась с Элей и предложила ей свою дружбу… Но о ней, я отброшу мысли на потом, а сейчас просто задумаюсь: кем я хочу быть, когда разберусь со своими проблемами и заживо счастливо? Хах звучит, как школьное сочинение: «Кем я хочу быть, когда вырасту», но сейчас у меня совсем другие мысли и планы…

Глава 5

На следующей неделе Гоша явился ко мне в палату с пакетом вкусняшек и с белой сумкой, которую я сразу узнала. Парень заходил в «In City». После того, как он купил мне безвкусное платье, я пришла к выводу, что этот магазин не очень-то и хорош.

- Ну, ты как, поживаешь пациентка? Голова не болит? – спрашивает спаситель и выкладывает содержимое на стол, а затем кидает мне сумку и мило улыбается. Мол, зацени какой, я тебе подарочек купил, примерь, не пожалеешь!

- Да нормально, – машу я рукой и вытаскиваю вещи из бумажной сумки. Господи, этот человек не изменился! Терпеть не могу шорты, особенно коричневого цвета. Я ненавижу этот цвет, он напоминает мне фекалии! – Голова не так сильно болит, а перед глазами больше не возникает помутнения.

- Вот и хорошо! Продолжай в том же духе соблюдать рекомендаций врачей и жди выписки! Я уверен, тебе осталось тут всего ничего. Кстати, я тут тебе снова шмоток прикупил. Решил приодеть тебя, чтобы тебе в больнице было в чем ходить. Примеришь потом.

- Хорошо, - киваю я и показываю рукой, чтобы спаситель сел рядом. Уловив мой жест, он слушается и опускается на кровать. – Кстати, Катюха что-нибудь спрашивала про меня, когда ты пришел к ней?

- Какая она тебе Катюха?! – немного возмутился Гоша, а затем тепло сказал: - Не Катюха, она. А Екатерина, ну или Катя. Не фамильярничай! Начнем с этого. А во-вторых: спрашивала. Мол, почто я тебя оставил. А дальше пошел трехэтажный мат, но её притормозил и сказал, что в скором времени вы увидитесь, как только у тебя будет возможность, так как твои родители очень нуждались в тебе.

- Значит, в скором времени я увижу Катю? – не поверила своим ушам я.

- Увы, но это так. Скажу тебе откровенно, ты понравилась моей сестре, и она бы не прочь с тобой поближе познакомится. Одним словом, перемыть мне косточки и рассказать обо всех моих недостатках, – усмехается Гоша.

Мы немного помолчали. Тишина, которая повисла в нашем разговоре, дала мне возможность собраться с мыслями и немного поразмышлять.

Я обманула Гошу тем, что неплохо себя чувствую и жду поправки. На самом деле мне очень плохо. Постоянно давит виски, а перед глазами появляются черные пятна, а иногда даже и потемнение. Я пытаюсь соблюдать назначения медиков, которые в один голос твердят мне, о том, что в моем состоянии нельзя грузить себя пессимистичными мыслями, а то они могут сказаться на моем здоровье. Но мысли об Эльвире, которые так и не выходили из моей головы, заставляли меня нервничать.

На секунду, я подумала, что стоит позвонить подруге и спросить: как у неё дела и не потеряла ли она меня, а то мало ли вдруг позабыла о своих мужиках и обо мне думает. А тут раз и мой звоночек. Представляю её лицо, когда она узнает, что я жива и здорова. Если она конечно и вправду волновалась о моём отсутствии.

- Гош, дай подружке позвонить, – с волнением в голосе попросила я.

Парень поднимает бровь:

- Оставь в покое эту проститутку, тебе ещё немного полежать тут осталось, а ты уже хочешь сообщить о своем приезде. Не рановато ли о сюрпризах заявлять?

- Ну, пожалуйста! – я делаю такие милые  глазки, что Гоша не смог устоять под этим взглядом и вздохнув, протягивает мне телефон.

Я беру телефон и чувствую, как сильно колотится сердце. Руки дрожали и от этого, мне становилось ещё тяжелее. Мне нельзя нервничать или волноваться, потому что так сказал доктор, но я, наплевав на его рекомендации, поджимаю губы и набираю по памяти до боли знакомый номер. Подношу телефон к уху: «Аппарат абонента выключен или находится вне зоны действия сети». Вздыхаю и отдаю телефон спасителю. Тот прячет его в карман и спрашивает:

- Вырубилась?

- Чего? – не понимаю я.

- Я говорю: выключен?

- Ага, - киваю я и опускаю глаза.

- Не стоило тебе ей звонить, уж слишком многого ты от неё натерпелась. Зачем тебе снова звонить той,  которой нет до тебя дела?

- Да как ты можешь такое говорить! Она же моя подруга! Она всегда волновалась за то, где я и что со мной и всячески мне названивала, чтобы убедиться, что со мной все в порядке. Но, увы, на этот раз я забыла телефон дома и поэтому её шансы дозвониться до меня равны нулю.

- Так же как и твои шансы дозвониться до неё! – задумчиво восклицает Гоша. – Ты действительно думаешь, что она переживает за тебя? Да ей плевать! Сама же мне говорила, что она постоянно работает. Сто пудово сейчас сидит и раскручивает мужиков на пялево! А, что работа у неё такая, бабки с мужиков качать. Обычная проституция не более. Терпеть не могу таких баб, которые думают, что близость с бугаем – это легкий способ заработка, на который можно прожить.

- Что ты такое говоришь? – не на шутку пугаюсь я, так как Гошины слова  повергли меня в шок. Если честно, то я впервые вижу то, как он рассуждает. – Эля не какая не проститутка, а просто человек, который собирался мне помочь. Она сама выбрала себе такую участь. Да, не отрицаю, что я не понимала её увлечение такой работой. Но я не хотела с ней ссориться из-за этого.

Спаситель меняется в лице и обнимает меня за плечо:

- А ты только представь на секунду, если бы твоя подруга привела в дом клиента и тот бы к тебе приставал, а? Чтобы ты сделала, если бы оказалась в такой ситуации?

- Да, я даже и не задумывалась об этом, - качаю головой я и закрываю руками лицо: - У нас никогда такого не было. Эльвира, сама приходила домой не с пустыми руками. Правда, девчушка заявлялась, только под утро.

- Меня не интересует то, что было на самом деле. Меня интересует то, как бы ты себя повела, если бы ей попался такой упрямый клиент, которому интересно было бы покувыркаться с Эльвирой в её же доме.

- По-моему ей попадались не упрямые, а очень хорошие люди.

- Мы говорим с тобой о разных вещах. Господи, как все запущено, – ударяет себя по лбу парень.

- Ну, допустим! – поднимаю голову я. - Если бы он ко мне приставал, я бы грохнула его, не задумываясь о последствиях! Потому, что я привыкла защищаться! У меня на это выработан рефлекс и от этого, никуда не деться!

Гоша округляет глаза:

- Ты способна на убийство?

- Нет, я способна на самооборону. Самооборона – это защита самой себя, если за тебя кто-то не сможет постоять значит, это можешь сделать только ты! Я бы не стала убивать человека! Не хватало ещё в тюряге срок мотать.

- Хорошо… ну вот вырубила ты его на время, как дальше ты будешь действовать?

- Мы бы привязали его с подругой к стулу, чтобы потом я смогла дать ему хорошую оплеуху! Ну, это в случае того, когда он очухается…

- Фантазерка, ты! – сделал заключение Гоша. - Твоя подруга бы сама тебе всю рожу разукрасила, за то, что ты сделала бо-бо её «ходячим деньгам». Потому что накануне у неё могло бы стоять пять тысяч или того больше, а ты, вместо того чтобы отправить его к ней хорошенько его огрела! Проститутки просто зависят от своих клиентов, как от наркотиков. И иногда теряют от них голову. Ведь кто как не отморозки, дадут им хорошую денежку на наилучшее проживание!

- Послушай, ты бредишь! Эля бы не сделала этого. Не под каким предлогом!

- Как знать… - пожимает плечами Гошка. - Мне кажется, что твоя подруга просто дрянь! Подумаешь, родители алкоголики… ещё неизвестно, что у их ребенка на уме. А на уме у твоей Эльвиры были только грязные деньги! Да, что я тебе все объясняю, если ты все ровно настаиваешь на том, что она хорошая! Скажи, разве ночные бабочки бывают добрые? А мне кажется, что нет… у них нет сердца и они не умеют любить. Потому что их любовь объединяет только постель и толстые бугаи!

- Прекрати! – не выдерживаю я. - Я не хочу слышать эту чепуху! Эльвира хорошая! И всегда останется ею. Каждый человек хорош по-своему! Может быть, она не хотела меня обманывать насчет дипломата! Может быть…

- Ей было просто стыдно, сказать подруге, что она впервые в жизни увидела такие большие деньги, что ради них готова была из кожи вон лезть, чтобы сделать Михе приятное? – перебил меня спаситель: - А что, сейчас за дипломат готовы почку даже отдать, для того чтобы заполучить его!

- Замолкни, не то я приму меры! – крикнула я.

- Какие? – съехидничал Гоша.

От его ехидства мне стало не по себе и, столкнув его с кровати, облокотилась спиной о стену и тяжело вздохнула. Тот встает с пола и зло проговаривает:

- Я к тебе со всей душой, а ты… так со мной поступаешь! Дура!

- Сам не лучше! – в ответ кидаю я и поджимаю губы.

- Если бы ты нашла себе нормальную подругу, то мы бы с тобой не заводили тему, о её личности. Но видит Бог, она сама во всем виновата. Ты думаешь, о путанах говорят хорошие вещи? Нет, ты ошибаешься! Их презирают и ненавидят! Да на них никто не женится, в конце то концов! Ты должна радоваться тому, что она не втянула тебя в свой бизнес! Скажи спасибо, господу, что уберег тебя от такой участи!

- Спасибо, - тихо шепчу я и снова показываю Гоше жестом на кровать.

- Хватит, насиделся я с тобой уже. Сыт я по горло твоей проституткой! На твоем месте я бы не стал грузить свою голову мыслями о ней. Подруга не подруга, но она недостойна того, чтобы её уважали. Понимаю, ты к ней привыкла и можно сказать, что эта деваха первый друг в твоей жизни. Но, далеко не последний.

- Непросто друг, а близкий человек. Да она мне, как сестра была! Да, о такой подруге, как она можно только мечтать.

Гоша прыснул со смеху и сказав на прощание мне несколько слов, о том, чтобы я не забивала себе голову всякой чепухой, собирался уже уходить. Но я не дала ему это сделать, так как вспомнила про свою соседку баб Зину, которая жила этажом ниже. Я решила остановить парня, чтобы он дал мне ещё возможность позвонить, ну и остаться, в конце концов. Хоть на пять минуточек.

- Ну чего тебе? – вздыхает Гоша и садится рядом со мной. - Хочешь сказать мне, что ты была не права и решила попросить прощение? Да ладно, тебе! Забудь.

- Дай позвонить, – холодно прошу я и закусываю губу.

- Может, хватит звонить своей помойке? Между прочим, это дорогое удовольствие звонить  по СНГ!

- Нет. Я не собираюсь ей звонить. Есть еще один человек, которому я хочу сделать звонок.

- Клиенту? Да брось, неужели ты все-таки с одним из них знакома?

- Прекрати или иначе, я выгоню тебя за дверь! Мне сейчас не до шуток!

- Да пожалуйста, мне-то что? Я и без твоей помощи могу уйти. Тоже мне нашла, чем припугнуть, - усмехается Гоша и встает с места.

- Стой! – хватаю его за руку я и с мольбой в голосе прошу: - Пожалуйста, дай позвонить.

- Кому, ей? Если да, то это исключено! Я не хочу тратить деньги, на какую-то ненормальную!

- Я же сказала, что не собираюсь ей звонить!!! Ты что дубина, русского языка не понимаешь или я тогда непонятно выразилась?!

- А вот, обзываться не стоило. Я, человек, ранимый, если что сразу по голове. Топориком, - криво улыбается Гоша, дает мне свой телефон, снова садится рядом, а затем, когда я набираю номер старушки, подставляет ухо к телефону и четко прислушивается к гудкам.

- Ты чего делаешь? – опешила я, пока шли гудки.

- Я хочу знать, с кем ты разговариваешь и о чем, – хитро улыбается Гоша.

Я делаю недовольную гримасу и прихожу к выводу, что паренек уж слишком любопытный. Хотя на его месте, я сделала бы также, имея свой телефон.

На том конце провода, слышится голос старушки, которая только что проснулась от моего звонка. Не вовремя я, однако, позвонила. Я беру Гошу за руку и чувствую, как слезы наворачиваются на глаза. Ещё больше сжав руку парня, я пытаюсь взять себя в руки, чтобы не разрыдаться в трубку.

- Ало? Вы чего молчите? – насторожилась старушка. - Я сейчас трубку положу!

- Здравствуйте баб Зин. Это Инга из восемнадцатой квартиры вас беспокоит, - глухо отвечаю я.

- Инга! – бабушка явно была рада услышать мой голос, как же хорошо, что есть люди, которым не пофиг на тебя. - Где ты? Что с тобой, куда ты пропала? Ты в курсе, что тебе оплата за свет пришла и тебе срочно надо её оплатить.

Но оплата меня волновала меньше всего. Я вздыхаю и смотрю на Гошу, который так и не хотел отрывать ухо от трубки.

- Со мной все в порядке, - пыталась успокоить я старушку.

- Где ты, что с тобой? Ты куда пропала, тебя черт знает сколько, не было, а платежки, то капают и капают… вот несчастье будет, квартирку-то отберут, а сама на улице будешь жить, – стала причитать бабулька.

- Я не скоро вернусь в Питер. Дело в том, что я в Москве. Решила в театральное поступить. Сейчас басню, учу, чтобы отбор пройти.

Гоша закрывает рот, чтобы не рассмеяться, а я показываю ему язык.

- А! Так ты в Москве! А как же платежки? Ты когда собираешься платить-то? – спрашивает соседка. Блин, достала!

- А разве Эля не должна была заплатить? – язвительно спрашиваю я, так как не могла пропустить тему платежек мимо ушей. – Кстати, я зачем звоню. Дело в том, что я не могу дозвониться до подруги. Телефон выключен. Вы не знаете, что с ней?

- Ой, лучше не спрашивай! Тебе надо это видеть своими глазами! Да, то что вытворяет твоя подруга просто не передать словами! – соседка была настолько ошеломлена, что Гоша проявил любопытство и тихо сказал:

- Заинтриговала пенсионерка, Аж  невтерпеж послушать! Скажи ей, мол, давай выкладывай, что там моя подруженька делает, пока я в больничке прохлаждаюсь. Актриса, в кавычках.

Я фыркаю на парня, а затем взволнованно спрашиваю:

- Говорите, я вас внимательно слушаю!

- Эльвира, она… В общем, после того, как ты исчезла, твоя подруга не находила в себе место, все думала, куда ты поддевалась. А ты, что не предупреждала её о том, что ты уезжаешь на поступление?

- Нет, - качаю я головой. - Я не стала её посвящать в свои дела. Последнее время, мы редко общались. Она же у нас вся в работе была. Ей до меня дела не было. Вот и доработалась так, что не заметила, как потеряла подругу. Проучить я её хотела, – солгала я. – Вы мне лучше скажите, что с ней?!

- Пока ты тут басенки свои учишь, Эльвира превратила твою квартиру в… черт даже слово это забыла. Скажи мне, и я тебе скажу… - задумчиво проговорила соседка. - Ну, вы ещё постоянно его употребляете, да и по НТВ я часто слышу…

- О, - присвистывает Гоша. - Твоя подруга стала настоящей потаскухой и, чтобы не расставаться со своей обожаемой работой, устраивает из твоей квартиры сплошной бордель.

Я показываю ему кулак, прикрываю рукой телефон, давая шанс старушенции вспомнить слово и кидаю уставший взгляд спасителю:

- Если ты сейчас же не прекратишь, то я и вправду выгоню тебя за дверь. Что ты везде лезешь?

- А что я не прав, по-твоему? Лучше сразу спроси в лоб: «А что моя подружка, так сильно умаялась, что решила зарабатывать деньги на дому, устроив из моей квартиры бордель?».

- Ой, Гоша. Кто из нас прав, а кто виноват, это ещё выяснить надо.

- Чего? – не понял меня парень.

- Ничего, - произношу сквозь зубы я и подношу телефон к уху:

- Вы хотели сказать, что из моей квартиры получился бордель, верно? Что моя подруга, настолько утомилась, что решила зарабатывать деньги на дому, водя сюда своих мужиков? Я правильно Вас понимаю? – решила я перефразировать вопрос Гоши.

Старушенция замолчала. И, я прихожу к выводу, что соседка была просто в шоке от произнесенных мной слов. Я же была, для неё любимицей и нормальной девушкой, а тут на тебе, такая брань.

- Извините, но если мы будем молчать, то мои деньги пойдут по ветру! – воскликнула я.

- Вы правильно поняли, – тихо сказала старушка, а я почувствовала, как мне не хватает воздуха и хочется умереть от того, что доверила близкому человеку ключи, от квартиры, как  частичку себя, а он просто напросто пользуется этим и позволяет себе, то, что не в сказке сказать, не пером описать.

- Никогда бы не подумала, что близкие друзья способны на такое. Я считала Эльвиру, самой близкой подругой с которой я могла секретничать и жить, не зная бед. Я думала, что наша дружба не разобьется, потому что верила в это. Но, я ошиблась,  – ледяным тоном произнесла я и нажала на красную кнопку. – Вот же коза! – выпаливаю я.

- Теперь-то ты поняла, что этой неадекватной наплевать на тебя?  - спрашивает у меня Гоша и отбирает телефон из рук.

Я прикрываю глаза. Люди бывают, иногда актерами. Я всегда судила человека по внешности. А когда влюблялась внешность всегда приходила к выводу, что человек добряк. Я никогда не интересовалась его внутренним миром, потому что не видела в этом смысла. Но сейчас, когда со мной произошло подобное, я решила просто ВЫЧЕРКИВАТЬ ЛЮДЕЙ, КОТОРЫЕ БУДУТ ЗАСОРЯТЬ МОЮ ЖИЗНЬ. Эля уже попала в этот список, но я ещё не успела вычеркнуть её, как лишнее, потому что мне ещё предстоит с ней встретится и сказать пару ласковых.

- А я думала, что она меня обыскалась… Что она переживала за меня, - произношу я безжизненным голосом и чувствую, как по щекам от предательства подруги бегут слезы.

- Не стоит мучиться из-за человека, у которого нет души и сердца. Некоторые люди склонны к предательству. Ты думала, что она  дорожила вашей дружбой? Да черта-с два, это не так! И перестань хныкать из-за этой умалишенной девки! Нашла из-за кого реветь!

- Как же я ошиблась, - обреченно сказала я, встала с кровати и подошла к окну, обхватив себя руками.

- Все мы ошибаемся, а потом сами же и учимся на своих ошибках, - объясняет мне парень, поднимается с кровати и обнимает меня за плечи: - Забудь, те моменты, которые ломают тебя. Забудь. В конце концов, она не первая и не одна последняя. А знаешь, что ещё меня пугает в этой жизни?

- Что? – спросила я и развернулась к парню.

- Люди настолько обезумели, что готовы пойти на самоубийство, из-за человека, который так сильно был им дорог. Очень часто это бывает из-за безответной любви или расставания. Предательство – убивает. Все убивает в людях, и только сильный человек, готов проститься со своим прошлым и больше никогда к нему не возвращаться. А еще меня пугает в людях то, что они постоянно выясняют отношения просто ни за что и не про что. Хотя был у меня такой случай. Мой друг общался с моим врагом, а я накручивал себя на то, что корешу я был уже безразличен и, что ему совсем не нравилось со мной общаться, но… я ошибся. Мой  друг очень общительный человек и общается он со всеми на равных. Просто порой, когда дорожишь человеком, то тебя часто могут посещать мрачные мысли.

Я вздыхаю, утыкаюсь Гоше в грудь и тихо всхлипываю:

- Мир жесток. Люди жестоки. Идеальных людей не существует и они только в нашем воображении, – произнесла я, как заклинание. – Жизнь – боль, когда тебя предает близкий человек. Я не ревновала Эльвиру, я не внушала себе страх потери дружбы, он сам нагрянул нежданно-негаданно. Иногда у меня складывалось впечатление, когда подружка разговаривала со мной на «отстань».

- Это как? – удивляется спаситель.

- Устало отвечала на мои вопросы, давая понять, что хочет побыть одна и чтобы я оставила её в покое. После таких разговоров мне становилось нехорошо, и я чувствовала себя неловко.

- От чувства неловкости, нужно избавляться. Вот что, - отстраняет меня от себя Гоша: - Ты должна взять себя в руки и не напрягаться по поводу Эльвиры. Сейчас ты должна думать, только о своем здоровье. Ты меня хорошо поняла?

- Да, - киваю я.

- И ещё. Ты должна строить свое будущее. Только построив счастливое будущее в своей голове, ты становишься оптимисткой и веришь только в хорошее. Инга, это очень важно. Из каждой ситуации нужно находить выход. Ведь так мало оптимистов! А знаешь, я всегда считал это слово – золотым. Потому что именно на нем строимся мы….

- О, понеслась душа в рай, - усмехаюсь я. – А ты философ?

- Нет. Просто хорошо, разбираюсь в людях. Самое страшное – это то, что у тебя было сложное детство, но потом ты стала на ноги и зажила нормальной жизнью…

- Жизнь была бы нормальная, если бы я не встретила Эльвиру!

- Вот, вот. Продолжай в том же духе думать о ней, и тогда ты точно забудешь, кто она такая и как её звали.

- Я попробую! – сурово отвечаю я, сжав руки в кулаки.

После того, как за Гошей закрылась дверь, я почувствовала то, как мне захотелось дальше жить, не оглядываясь назад. Самое важное остановится, когда это действительно нужно.

Люди иногда бывают - жестоки, пытаются опровергнуть твои страхи, жестко манипулировать тобой и не дать тебе право слова, даже когда ты хочешь осуществить свою мечту, то они могут посмеяться над тобой и назвать тебя никчемным дураком. Жизнь – жестока и очень редко добра. Но какой бы она не была на мой взгляд, я считаю что жизнь была зверская только у тех, кто воевал.

Люди – сатана. Люди – это те, кто тебя окружает, незнакомый чел становится знакомым, другом, парнем, мужем и врагом. Я буду судить человека, только внутренне. Манеру его поведения, голоса. Если человек груб – это  значит, в него вселился черт, а если добряк, - то ангел. У меня теперь свое понятие.

Гоша ангел и бес в одном лице. Некоторые люди не бывают слишком добрые, потому что доброту иногда используют эгоистичные друзья, которые ждут от человека чуда или помощи.

Глава 6

Может быть, я заблуждаюсь насчет того, что люблю Гошку. Ведь я практически не знаю этого человека. Я не знаю, о его увлечениях. Не знаю, какую музыку он предпочитает, не знаю, любит ли он читать, а если любит то, в каком жанре и кто у него  любимый писатель. Любит ли он играть в теннис или гонять мяч? Любит ли он дождь или ночные посиделки на подоконнике? Любит ли он собак или предпочитает хомяков и мышей?

Только узнав человека поближе, можно влюбляться и мечтать о счастливой с ним жизни.

Эльвира мне всегда твердила о, том, что любить нужно не за внешность, а за то, как относится к тебе человек. И это правда.

А может быть любовь – это то, когда ты видишь дорогого тебе человека, твое сердце уходит в пятки, а глаза начинают светиться от того, что ощущаешь его присутствие рядом собой? Лично у меня именно так все и происходит…

Когда я вижу Гошу, мне так и хочется вцепиться в его плечи мертвой хваткой и посмотреть в его прекрасные глаза. Мне хочется сказать ему: «Пожалуйста, не уходи, мне очень плохо». Мне хочется взять его за руки и просто чувствовать их тепло. Может быть, это и есть любовь? Ведь сердце так и готово выпрыгнуть из груди при виде спасителя.

А ещё я боюсь того, что парень может заметить то, как я влюблена! Был у меня один такой дружбан, который мог по поведению определить влюбленность и просто сумасшествие. Хотя все влюбленные сумасшедшие. Но не я! У меня совсем все по-другому. Мне сейчас не до веселья.

Это ужасно влюбляться, в тех, кого действительно не так близко знаешь.

Внутри стало настолько муторно, что я почувствовала приступ тошноты. Сев на кровать я обхватываю голову руками и громко рыдаю.

Боже, как же я, хочу к Гоше. Пожалуйста, кто-нибудь позвоните этому человеку и попросите его приехать к той, которая очень любит его и ждет. Я хочу, чтобы он был рядом. Я хочу, чтобы он забрал меня отсюда, и я больше никогда не видела больничные стены ужасного голубого цвета.

«Ты плачешь?», - спрашивает меня мой внутренний голос. - «А может не стоит рыдать из-за того, что ты сама себе портишь настроение своими же мыслями, м? Окстись  ненормальная! Ты не о, том думаешь! Подумай лучше о, том, как ты будешь счастлива со своим любимым человеком и нарожаешь ему кучу детей. Зачем жить настоящим, когда можно подумать о будущем? Дурында, ты у меня. А ну успокойся и возьми себя в руки! Ты же баба, в конце концов, где твое пренебрежение к проблемам и куда подевалось твое самолюбие? Боже в кого ты превратилась…»

В эту минуту появился доктор. На его лице появилось удивление:

- Что с вами? Вам плохо? Может укольчик?

Я затряслась, словно в лихорадке и закрыла лицо руками.

- Что вы тут за рев коровий устроили?! Немедленно прекратите или я вколю вам успокоительное.

Я никак не отреагировала на слова врача и дальше продолжала реветь. Тогда он пошел на крайние меры: наполнил шприц и вколол мне в руку лекарственное средство:

- Сейчас-сейчас, голубушка. Потерпи немного и вскоре ты почувствуешь, как тебе будет хорошо.

Я поджимаю губы и вытираю тыльной стороной ладони слезы.

- Ну, вот и замечательно, – улыбается доктор. - Сейчас все твои проблемы уйдут на второй план, и ты почувствуешь себя значительно лучше. Я знаю, почему ты такая… меня твой паренек предупреждал о том, что иногда ты бываешь не в себе. Ну, ничего, полежишь ещё немного, и выпишем. Поедешь потом, домой с Гошенькой и все у вас будет хорошо.

От слова «парень» меня, как-то дернуло, и я неодобрительно посмотрела на врача. Да что он себе позволяет, мерзкий тип? Кто ему дал право лезть в наши со спасителем отношения?

Мне хотелось запустить в этого неприятного типа подушкой, но тут я поняла, что просто не в праве этого сделать, так как лекарство подействовало на меня и, я упала на подушку, обречённо вздохнув.

Всю последующую неделю Гоша не появлялся в моей палате, а я проходила в забытье и не знала, как справится с больными для меня темами. Вроде бы я к Гошке нормально относилась… Вроде бы не видела в нем предмет своего воздыхания, а просто мальчишку, который спас мне жизнь. Вроде бы Эльвира была моей подругой, а оказалась обычной путаной, которой было поровну на меня.

Отойдя от окна, я слышу, как открывается дверь и разворачиваюсь. В мою палату прошла незнакомая женщина и попросила меня сесть на кровать. Я, как будто под гипнозом, присаживаюсь на кровать, положив ногу на ногу.

- Простите, а вы кто? – первая задаю вопрос я.

- Я? – ошарашено спросила незнакомка, а затем поправляет воротник рубашки и деловито произносит: - Вообще-то доктор должен был предупредить Вас о моем визите. Неужели он Вам ничего не говорил?

- Не говорил о чем? – недоуменно спрашиваю я.

- О том, что приведет к вам психолога. То есть меня, - ответила она, исправившись. – Ладно, давайте не будем выяснять этот вопрос, а сразу приступим к делу. Я же ведь не просто так сюда пришла.

- Да мне лично не на что жаловаться, – пожимаю плечами я. - Я себя прекрасно чувствую. Вы знаете, я даже потихоньку готовлюсь к выписке! – с торжеством произношу я.

- Вот и отлично. Но все же мне бы очень хотелось знать, что Вас беспокоит на данный момент. Поймите, я пришла к Вам не потому что меня попросил доктор, а потому что… В общем не важно. Давайте приступим к делу. Начинайте!

Я тупо на неё пялюсь и не знаю, даже с чего и начать-то…

- Да у меня все в порядке! – вырывается у меня. - Что вы так все разволновались!

- А мне так не кажется. Доктор сказал мне, что у Вас бывают истерики и нервные срывы. Плюс он добавил то, что если я с Вами не поговорю и не выясню причину, то он отправит Вас в психиатрическое отделение, для душевнобольных. Скажите, Вам это нужно?

- Если бы вы только заглянули ко мне в душу, то у вас бы просто накатились слезы на глаза! Я не желаю перед вами оправдываться! Я же сказала, что у меня все хорошо. И нету у меня никаких истерик, чего вы привязались? Передайте доктору, чтобы он позвонил Гоше, а то что-то он запропастился малёха. И чтобы мой спаситель немедленно забрал меня домой, потому что мне тут уже поднадоело сидеть.

- И именно из-за этого пустяка вы изводите себя? Милая моя, но зачем? Это же неправильно! Пожалуйста, успокойтесь.

- Нет, это дурдом какой-то, честное слово, – отвечаю я и поднимаюсь с места: - Где доктор?! Мне его нужно срочно отыскать!

- А ну села, я ещё не закончила! – оборвала меня психолог.

Но я не стала её слушать и быстро выскочила из палаты. Я была так озабочена Гошей, что просто не заметила, то в  каком состоянии я сейчас пребывала. Дойдя до кабинета с табличкой: «Главврач», я сразу же отметила про себя, что это мой шанс и плевала я на то, что он занят, Я не хотела оставаться тут ни на минуту. Не знаю, откуда у меня взялась смелость и почему я наглым образом покинула палату… но увидеть своего спасителя и уехать с ним из этой каторги, стала моей главной целью.

Врачиха совсем сдурел, уже психологов ко мне натравливает, а та психиатрией пугает, ну уж нет!

Я открываю дверь и вижу доктора. Он пьет мартини на рабочем месте и смотрит на бумаги. Заметив меня, он поднимает голову и хмурит брови:

- Ты чего пришла? Иди к себе в палату! Там к тебе Нин Ивановна, должна была прийти. Сиди и жди её!

- Она уже ушла, - хитро улыбаюсь я и сажусь перед доктором на стул: - Позвоните Гоше и спросите, почему он не приезжает. Я знаю вы с ним давние знакомые и для вас его номер набрать – не проблема.

- Ты чо, девчонка, совсем страх потеряла? Сейчас я тебе так позвоню, что ты у меня вообще перестанешь вякать!

Я округляю глаза. Впервые вижу доктора, который разговаривает, как крутой перец. А может быть, он работает под прикрытием, а может - он просто пьян и не следит за речью?

- Прошу Вас, позвоните Гоше. Я не могу больше тут находиться. По идее Вы должны уже давно выписать меня, а Вы все тяните. Вот если бы Гоша приехал, то все было бы совсем иначе. Я бы давно уже была дома. Пожалуйста, позвоните, – взмолилась я.

- Вот, пойдешь к себе в палату я и позвоню.

По голосу я сразу поняла то, что дедуля лжет и выпалила:

- Нет, я никуда не уйду, пока вы при мне не сделайте звонок и не спросите, что да почему!

- А ну угомонись! – крикнул на меня врач, что я аж икнула. – Ты кто такая, чтобы тут командовать?

- Гошина девушка! – с вызовом отвечаю я. – Я больше не могу тут находиться. Мне нужно домой. Я прекрасно себя чувствую. И не надо мне посылать психологов. Мне не на что жаловаться. У меня только одна проблема: не появление Гоши… Где он? Почему он не хочет меня забирать? Ведь мой курс лечения давно окончен.

- Это тебе так кажется, что ты здорова, но на самом деле, тебе ещё нужно подлечиться.

- Сколько? Месяц, год, мне надо тут проторчать или целый век???

Доктор мне ничего не ответил, а лишь махнул рукой, будто кого-то подзывает, но я делаю вид, что не заметила этого и всхлипываю:

- Вы единственный, кто мне может сейчас помочь и в болезни, и в личных делах… Пожалуйста, прошу Вас скажите парню, чтобы он забрал меня отсюда. Я знаю, он где-то тут… Он говорил мне, что будет ночевать у сестры, пока её любовник на морях…

-Да-да-да, - решил ответить в поддержку моей речи старикашка.

Но я, не обратив на него внимания, продолжала гнать свое:

 - Я знаю, Гоша здесь. Здесь в этом районе, или не в районе… я не знаю Москву! Заинька же обещал меня навещать. Неужели он меня обманул? Нет, он не мог… Он же честный человек… он ведь лю…  - Не успеваю я договорить, как вдруг чувствую иглу, которую мне вонзили под кожу. - Боже! Что вы в меня вкалываете?! – оторопело спрашиваю я.

- Да не переживай ты так, господи! – отмахивается врач. - Сейчас вы встанете, пойдете в свою палату, а я тем временем позвоню и Гоше, и Леше и самому министру здравоохранения. Вы, главное не переживайте. Все будет хорошо, - усмехается он и кивком головы показывает своему помощнику на меня: - Значит так: отведешь её в палату, а затем зайдешь ко мне, я тебе лекарство для этой ненормальной подгоню. Не нравится она мне что-то. Слишком нервная стала. Надо подлечить немного.

Когда паренек взял меня за локоть, то я не выдерживаю и резко спрашиваю:

- Так вы скажите спасителю, чтобы он забрал меня отсюда?

- Кому-кому? – рассмеялся врач. – Господи, уводи её у неё уже того… крыша поехала. Эх, а Гошка мне эту девчонку с сотрясением доставил. Но кто ж мог знать, что она сама по себе такая…неуравновешенная!

Я хотела сказать что-то ещё, но интерн не дал мне этого сделать и просто потянул за собой.

Мои силы уже на пределе, я чувствую слабость и то, как же мне не хватает твоего ПРИСУТСТВИЯ. Твой образ постоянно стоит у меня перед глазами, твои теплые слова, которые я вспоминаю на досуге, льются словно песня. Мне кажется, что я уже сошла с ума, потому что постоянно думаю о тебе. Доктор прав, мне и вправду пора в психушку, уж слишком впечатлительная я стала.

Меня считают сумасшедшей, неадекватной и просто круглой идиоткой. Я хочу к тебе, но всем поровну на это. Никому не нужны мои страдания и проблемы. С ними я должна разбирается сама. Я разбираюсь! Да только не получается… что-то держит. Больничные стены и вредные врачи держат меня  взаперти и не дают выйти на «волю».

Дверь в мою палату открывается, и интерн небрежно пихает меня на кровать, а затем уходит, оставив в гордом одиночестве. Гоша так нахваливал больничку, её персонал. Лепетал, что тут работают золотые люди… но лишь в кавычках. Если бы он только знал, что они творят со мной, он бы разочаровался и забрал меня собой, а так…

Мне хотелось заплакать, но… что-то остановило. Успокоительное. Вколол все-таки ненормальный. Я же говорила, что прекрасно себя чувствую и не на что не жалуюсь. Хотя, может доктор и не такой злой. Может быть, он прав насчет того, что мне стоит ещё провести время в лечебке? Но я не могу, уж слишком много времени, я тут провела.

… - Вставай! – хлопает меня по щекам дедок. - Поговорить нужно.

Я открываю глаза и сонно спрашиваю:

- Это ж, сколько я спала?

- Достаточно, для того чтобы прийти в себя и понять где ты и что с тобой. Ты уж прости меня, что я так с тобой… Но ты сама напросилась. Слишком нервная ты стала в последнее время. Я не мог остаться равнодушным и попросил помощника вколоть тебе лекарство.

- Зачем Вы здесь? – мрачно спрашиваю я.

- Я пришел, чтобы сообщить тебе новость о том, что Гоша не приедет за тобой в ближайшее время, а может быть вообще никогда и не явится сюда. Прости, не хотел тебя расстраивать, ведь ты так рассчитывала на его помощь.

- Как не приедет? – приподнимаюсь я. – Как, вообще не приедет?! Да, что же он за собака такая!

- Вот-вот, ты права, ещё какая, - улыбается доктор и кидает мне белый конверт.

- Что это?

- Помнишь паренька в белом халате, который вколол тебе укол и доставил в палату?

- Конечно, – хмыкнула я. - Его невозможно забыть. Он такой хамоватый, что хочется наброситься на него с кулаками и отдубасить по полной программе!

- Такова его работа. Хоть он и практикант, но зато как он умеет ставить людей на место! Пациенты нынче такие больные, в прямом смысле слова, что просто на них невозможно угомонить… Так, мы отвлеклись от темы.

- Ну и что с этим мальчиком-ненормальчиком? – язвительно спрашиваю я.

- Когда я позвонил Гоше, а его телефон оказался недоступен, я вдруг вспомнил твои слова, о том, что он временно проживает у сестры, которая временно проживает в квартире любовника…

- Ну, допустим, я это говорила, потому что хотела увидеться с Гошей. Но причем тут его сестра? Она ко мне не имеет никакого отношения, да она даже не знает о том, что я тут лежу!

- Подожди ты, не тренди! Мне ничего не оставалось делать, как не прийти к тебе на помощь. Вижу, что ты уже вполне здорова и хочешь побыстрей домой. Пока ты спала, Вите, тому самому интерну, пришлось покинуть стены больницы и отыскать Гошу, чтобы тот забрал тебя отсюда, потому что ты меня уже достала со своим: «Заберите меня отседова, я здоровая личность и мне уже давно пора быть дома». Долго искать не пришлось. Витюхе пить захотелось. Зайдя в ближайшую кафешку, он сел за столик и увидел то, что захотелось снять на телефон! Повезло, что мне попался тот практикант, который обожал фоткать людей и коллекционировать фотографии. А делал оно это так профессионально, что твой Гошка даже и не заметил то, как его снимает скрытая камера.

- Ваш Витя, больной человек. Зачем вообще надо было его посылать? Это же глупо.

- Ты не оставила мне выбора и ввязала в свои проблемы! Знаю, я сам не понимал, того когда просил парубка помочь мне. Наверное, это надо быть круглым идиотом, чтобы идти на такие поступки, но что сделано, то сделано.

- Как-то странно. А как парень узнал Гошу?

- Ну, ты даешь! Может быть, вы не видели практиканта, но он-то уж точно видел вас.

- Вы хотите сказать, что в этом конверте лежат Гошины фотографии, сделанные вашим помощником?

- Совершенно верно, – кивает доктор. – Ладно, у меня через час совещание, не хочу опаздывать, а ты полюбуйся, на того, кто обещал навещать тебя каждый день и дарить ромашки! – и встает с места.

Я его останавливаю:

- А зачем он делал фотографии, ему, что делать было нечего или он у вас такой умный, что считает свои поступки правильными?

-  Затем, чтобы ты поняла, какую гадюку пригрела. Гоша не в первый раз сюда возил девчонок. То на аборты, то тех у которых были проблемы по-женски. Так, что ты не одна у него единственная. Ладно, не буду тебя пугать. Лучше улыбайся и делай выводы: нужно ли тебе это общение или нет, – отвечает врач и покидает кабинет.

Я промолчала и подумала, о том, что не стану говорить Гоше про то, что только что наплел мне дед. А вдруг Гоша больше так не делает, потому что понял, что быть бабником – это не круто?

Открыв конверт, я беру фотографию в руки и чтобы не закричать, закрываю рот ладонью. На фотографии сидел Гоша с двумя прелестными блондинками и одной рыжеволосой девкой. На их лицах отражались улыбки. Спаситель обнял рыжую бестию за плечо и был готов её чмокнуть в щеку. Я поджимаю губы и рву фотографию на мелкие кусочки, а затем покидаю палату и выбрасываю в первое попавшееся ведро.

Мне стало невыносимо плохо и, сев на ближайший диван, положив ногу на ногу, я задумываюсь.

Ты не такой идеальный, каким я тебя рисовала в своих мечтах. Ты не такой, каким хочешь казаться. В тебе много зла и ты состоишь из грязи. Ты врун, хоть и говорил мне, что постоянно будешь навещать, а пришел лишь всего-то раз-два. Не считая, того дня когда ты привез меня в больницу и просидел со мной полчасика, а потом предупредил меня  о том, что ещё вернешься. И ты вернулся, но надолго ли?

Последний раз, мы виделись тогда, когда ты открыл мне глаза на подружку-потаскушку и дал позвонить соседке. А ещё, я помню, как ты предложил мне свою дружбу и обещал помочь разобраться вместе со мной с моими же проблемами...

Я ещё с первого раза, когда ты привез меня в свою квартиру, поняла что ты не тот. Что ты настоящий Казанова, но я гнала эти мысли прочь. Но кто же мог знать, что мои догадки станут реальными?

Но я люблю тебя, хоть любить не умею и не знаю, как это. Я не могу жить без тебя, вернись, пожалуйста, вернись и скажи, что ты проезжал мимо и вдруг решил меня навестить. Извинись, заставь меня простить тебя за то, что ты забыл обо мне на время, потому что у тебя было ограниченно время. Я прощу тебя, обязательно. Обещаю, вот только появись мне на глаза и извинись!

Неожиданно появляется Виктор-фотограф. Увидев меня, он поправляет ворот халата, движется ко мне, а затем садится рядом со мной и тихо произносит:

- Не рассказывай парню то, что видела на фото. Делай вид, что до сих пор его ждешь и просто тоскуешь по нему. Я вижу, ты девчонка не дурная, язык за зубами держать умеешь. Пойми, чтобы избежать конфликта с Гошей, ты просто не должна ему показывать то, как тебе стало хреново от этой фотографии. Не выдавай меня ему, ты же не хочешь, чтобы у меня были неприятности, верно?

- Я буду молчать. Я сейчас думаю об этом, как не показать ему свою боль. По-моему, я уже вошла в роль оптимистки. Ты не переживай, я буду молчать. У меня только один к тебе вопрос.

- Какой? – изменился в лице практикант.

- Ты случайно не знаешь, кем является ему шатенка на фотографии и о чем они говорили?

Практикант расширяет глаза и закусывает губу, словно боится меня расстроить, словно чувствует мою любовь к этому человеку, а также волнения и страдания, в которых я пребывала, пока спасителя не было…

Глава 7

Я взмахиваю рукой, демонстрируя «светилу медицины» свои запястья, и причмокиваю губами:

- Мне бы очень хотелось знать, о чем говорил Гоша. Неужели, Вы, человек-любопытство, не проявили интерес к разговору?

-  Допустим,– оживился Витя. - Поскольку мы с тобой общаемся на равных, то давай сразу же перейдем на «ты», ладно?

- Поскольку, ты уже обошелся со мной без выканий, то я согласна. Боже, логика умри! Ну, так что там с Гошей? Кстати, зачем ты запечатлел его на сотик? Тебе чо, лень было встать, взять его под локоть со словами: «Эй, парень, я тебя знаю. Пошли, поговорить нужно или тебе нечего стеснятся? Ну ладно. Я к тебе вот по какому делу пришел… Понимаешь, тебя тут «твоя» девушка ждет. Просто рвет и мечет, когда ты уже приедешь. Пожалуйста, друг, не трепи ей нервы и не заставляй наш персонал возится с ней, просто пойди со мной и забери её. А то не по-людски как-то получилось. Ты с бабенками тут развлекаешься, а эта… постоянно зовет тебя и забадывает нашего доктора тем, чтобы он сделал звонок другу».  А затем взять с собой в охапку и отправить ко мне…. - выдохнула я. Фуф, отстрелялась. – Чо, слабо было так сказать?

Витя снимает очки и вытирает их платком:

- Да что ты мелешь, ненормальная? Тебе что, ещё укольчик прописать?! Так я могу! – разозлился он и надел обратно очечи. – Я не посмел бы даже заговорить с ним так, потому что не знаю этого человека, да я вообще не рискованный парень! Ты что, пациентка, за идиота меня держишь??? А фоткал я только потому, что не хотел подходить к нему. Не отрицаю тот факт, что я сбрендил в тот момент, когда делал фотографию. Да главврач, тот еще умник… отправил бедного студента, фиг знает куда… Это все из-за тебя, дорогая. Ты тут всех уже с ума свела, со своим пареньком!

-  Может быть, – киваю я. – А теперь, мой дорогой, перестань жаловаться и отвечай на мои вопросы. Мы отвлеклись от темы….

- Меня с детства учили тому, что в чужие разговоры влезать – грех!

- Православный, что ли?

- Нет, просто я это к тому говорю, что не знаю, о чем они говорили. Единственное, что я помню, так это: «Молодец, Катюха, чтобы я без тебя делал!». Думаю, что эта фраза не принесет тебе никакой полезной информации. Ты наверняка не знаешь эту Катю.... Ой, кстати, забыл сказать… я сфоткал тот момент, когда он собирался её чмокнуть. Неплохо вышло, правда?

Я резким движением поднимаюсь с места и хватаюсь за голову:

- Господи… Какая же я идиотка! Катя, ведь эта сестра Гоши… Как же я могу её не знать?! Боже. Я походу, так долго пролежала в больнице, что совсем забыла, как она выглядит…

- Ты хочешь сказать, что это имя тебе о чем-то говорит?

- Конечно, говорит! – восклицаю я и опускаюсь на диван.

- М-да, как-то неудобно получилось, однако, - задумчиво произносит Витя и чешет подбородок. – Прости за бестактный вопрос, но раз мы затронули тему о твоем спасителе, то разреши полюбопытствовать?

- Разрешаю, - бросаю я.

- Ты любишь этого человека?

Такого вопроса, я явно не ожидала услышать. На секунду мне показалось, что практикантишка просто-напросто просканировал мои мысли «от» и «до» и теперь ему хочется поговорить со мной о наболевшем. Я смотрю на него холодным взглядом, а на его лице появляется улыбка. Если я отвечу на его вопрос, то мне сразу захочется выговориться ему по полной программе. Например, какие я чувства испытываю к Гоше и, как же мне хочется, чтобы поскорее нашли отморозков, которые поколотили меня не за что.

Не хочется быть дурой в глазах человека, которого не знаешь…

- Зачем тебе? – дрогнувшим голосом спрашиваю я.

- Да так, просто… Хотелось бы знать, по какому поводу ты страдаешь.

- Мы друзья. Между нами нечего нет, – холодно отвечаю я.

- Но ты же ревновала его…

- Ну откуда я могла знать, что это была Катюха? Она же спиной сидела… только волосы хорошо отсвечивались…

- Кто ревнует – тот боится потерять, – решил пофилософствовать Виктор.

 - Не неси пурги.

- Не отмахивайся. По тебе видно, что ты любишь этого человека.  Мне не только интуиция подсказала, но ещё и Петр Петрович сообщил о том, что ты, якобы, влюбленная дурочка, которая требует своего воздыхателя, только для того, чтобы свалить из больницы.

- Достали.., - тяжело вздыхаю я.

- Вся больница, только о тебе и говорит. Сама виновата, что заставила себя обсуждать. Свои чувства надо скрывать! Ну не приехал он, ну так и что? Обязательно нужно было бежать к доктору и умолять его о звонке? Ничо умного не могла придумать?

- Ну, значит я и вправду влюбленная дура! Блин, а вдруг Гоша приедет и ему обо всем расскажут, да ещё и главврач на него наедет? Мол, почему ты не прибыл раньше, ведь в больнице царила гармония и спокойствие, а теперь на тебе… твоя ненормальная настолько обезумела, что твоим отсутствием всю лечебку на уши поставила. Скучает, видите ли, по тебе. Сама  уже не знает, что собой делать: либо вены вскрывать, либо прыгать из окна.

- Нее, ты преувеличиваешь. Доктор никогда такого не скажет. Он не такой уж и плохой человек, каким ты его себе нарисовала. А вот это ты правильно подметила, насчет Гоши. Интересно, что он может подумать и расскажут ли ему, что произошло. Ты бы хоть хорошенечко подумала, прежде чем сбегать от психолога, которого подослал тебе Петр Петрович и который мог бы тебе помочь с твоими проблемами, ты бы не стала героиней нашего времени, будем так говорить. Наши медсестры, которые тебя лечили, боятся к тебе подойти. Думают, что ты из-за своих страданий можешь всем шею свернуть. Посмотри на себя, ты же красивая девочка, зачем тебе это все? Найдешь себе другого… Хотя, навряд ли…

- Почему?

- По тебе видно, что ты недоступная. Твое сердце закрыто для лишних отношений, и ты хочешь оставить в нем образ того, которого безумно любишь. Тебе плевать на других парней, тебе нужен именно ОН.

- Я однолюбка. Если уж и полюбила, то на целую вечность.

- Новость дня. Ладно, не буду сплетничать о тебе с медсестрами, которые и так тебя бурно обсуждают и хихикают за твоей спиной.

- Пусть угорают.  Мне-то что? За спиной смеются,  когда оборачиваешься - сразу перестают.

- Это ты правильно сказала. Скажи, а что ты нашла в Гоше?

- Не слишком ли много вопросов на сегодня? Ты прав, уж слишком ты любопытный.

- Я не знаю, когда явиться твой спаситель, но я точно уверен, что не скоро. Петр Петрович никак не может до него дозвонится. Он уже и два и три раза его набирал и все в пустую.

- Я готова ждать сколько нужно. Мне некуда спешить.

Недолго думая, я поднимаюсь с места и направляюсь в свою палату. Но столкнувшись с главврачом, который выглядел уставшим, я не стала затевать с ним разговора, а просто открыла дверь своей палаты и зашла в неё.

Я тяжело вздыхаю и задумываюсь о том, какой же нужно быть дурой, чтобы так опозорится. Если честно, то раньше со мной такого не происходило. За всю мою жизнь, я никогда так не подставлялась!

Было время, когда мне хотелось выбежать на улицу в дождливую погоду и крикнуть от безысходности о том, что мне очень плохо и мне хочется любви. Боже, тогда  я была намного умнее и внушила себе то, что на фоне моего многоэтажного дома и мокрой от проливного дождя улице, девочка, которая стоит в коротеньких шортах, да ещё босиком, в глазах прохожих будет выглядеть ненормальной.

Услышав скрип открывающейся двери, я  оглядываюсь. Это был главврач. Хорошо, что не Витя, а то я уже подумала, что парёнек захотел продолжить со мной беседу по поводу моего чувства к тому, которому пофиг на меня и который не собирается за мной приезжать, потому что ему это не нужно.

- Пойдем, - подзывает меня к себе Петро.

- Куда? А что у вас  уже совещание закончилось? Ой, как быстро-то…. у нас подольше было, –  бормочу я, покидаю палату и иду следом за врачом, опустив голову, словно иду на казнь.

- Не сутулься! Спину ровно, живот в себя! Ты же девушка, - строго бросает мне дедок.

- Куда мы идем?

Но на мой вопрос, Петр Петрович не дал ответа из-за чего сильно меня расстроил. На секунду мне показалось, что меня ведут в мое новое жилье под названием «псих-отделение».  Но мои опасения были напрасны. Мы подошли к кабинету Петра тот, замешкавшись, засовывает руки в карманы в поисках ключа.

Оказавшись в кабинете, я опускаюсь на стул и поджимаю губы. В этот момент, Петр Петрович садится напротив меня, достает телефон и произносит:

- Я больше не хочу тебя видеть в нашем лечебном  заведении! У нас такое впервые, чтобы против пациента ополчился весь медперсонал.

Я зажмуриваю глаза и пытаюсь объясниться, но доктор меня одергивает:

- Довольно. Не хочу нечего слышать. Сама виновата. Лучше бы сидела в своей палате, да не делала шума, а тут видишь, как вышло!

- Я знаю, что произошло. Ваш практикант мне все рассказал. Мне ужасно стыдно за свой поступок.

- И это все, что ты хочешь мне сказать? Да брось, ты просто больная на голову, вот и все. Даже не один доктор не может тебе помочь с твоими-то недоразвитыми мозгами, не говоря уже о психушке, которой я припугивал тебя. Но ты все ровно не остановилась. Продолжала дальше сходить с ума по Гоше. Значит, так… сейчас я набираю парня, и катитесь вы на все четыре стороны.

Дедок подносит аппарат к уху. Но трубку никто не взял.

Воцаряется тишина. Может быть, Гоша не берет трубку, только по той причине, что ему некогда или ему хочется немного развеется? Я поднимаю голову. Верю, что Гоша приедет и заберет меня, как не крути, но я все-таки довела доктора, так что он  решился мне помочь. Пофиг на то, что думают обо мне в больнице! Зато, когда я уеду, все обязательно забудут и приступят к своим делам. Жить одним и тем же – не интересно.

Я превратила больницу в Санту-Барбару и поставила на уши весь медперсонал. Помню, как Витя потащил меня за собой, чтобы отвести в палату и в тот момент на мягких диванчиках сидели медсестры, попивая кофеек. Они ещё так неодобрительно на меня посмотрели и криво улыбнулись, словно увидели безбашенную леди. Почему  это «словно», я и была немного не в себе. Может быть, Витя им потом обо всем рассказал. Ну, когда доставил меня обратно в палату? Может от практиканта пошел такой слушок, будто я совсем уже чокнулась со своей любовью и готова бежать отсюда, лишь бы не мучится?

- А кто вам рассказал обо мне? Кто первый начал беседу? –  с волнением спрашиваю  я. - Насколько я помню, Виктор не присутствовал на совещании.

- Совершенно, верно. Не присутствовал, но зато медсестра, которая сама лично видела тебя с Виктором,  не могла остаться равнодушной и решила рассмотреть вопрос на совещании.

- Голову на отсечение даю, что ей об этом сообщил Ваш практикант!

- Мне без разницы, как порождались шушуканья и кто кому что сказал. Но то, что тебя стала обсуждать вся больница, такого раньше здесь не было и в помине. Все думают, что ты неадекватная и что можешь кого-то покалечить. Наши пациенты, которые так  восхищались нашей клиникой, захотели покинуть её, пригрозив нам тем, что без  судебного иска тут не обойдется. Я, понимаю, больные несли бред. Но мне-то самому стыдно стало, что у нас обитает девочка, у которой совсем пропало чувство гордости и страха.

Мне не хотелось больше продолжать обсуждение темы и, попросив доктора ещё раз набрать Гошу, тяжело вздыхаю и принимаюсь ждать.

- Смысл ему звонить, если он не берет трубку? – вскидывает брови  дед.

Я хотела ему было уже ответить, как вдруг раздался телефонный звонок. Петр Петрович смотрит на экран и широко улыбается.

- Здравствуй, Гоша. Здравствуй, мой хороший. Где ты был, почему так долго не отвечал?

Его голос был настолько жизнерадостный, что я сразу поняла он ждал того момента, когда заставит Гошу забрать меня отсюда, чтобы я не портила репутацию больницы своими воплями и страданиями.

- Ах, дела… Понимаю, понимаю, - продолжал доктор. - Инга?... Да все нормально, вылечилась. Вот ждет не дождется, когда ты её заберешь. Совсем уже заработался и забыл про девчонку, а ей, между прочим, без тебя не сладко… Почему, не сладко? Подожди, сейчас расскажу.

Петро словно кипятком ошпаренный вскакивает с места и выходит из кабинета. Наверное, не хочет, чтобы я слышала, как он меня обзывает и говорит про меня непристойные вещи...

Прошло ровно полтора часа, я уже устала сидеть и ждать, когда доктор вернется в кабинет. Он что там, решил про меня все-все рассказать? Да у него деньжат на телефоне не хватит, чтобы поделится инфой! В решимости я поднимаюсь с места и выхожу из кабинета.

Дежурная медсестра беседовала по телефону, не обращая на меня никакого внимания. Пациенты спали в своих палатах, а вот Виктора я не видела.

Спросив уборщицу, куда запропастился Петрович, она лишь пожала плечами и продолжила мыть полы. Я поднялась на третий этаж,  потому что мне так захотелось, - в поисках главврача. Но эти прятки сильно меня напрягли. Гробовая тишина не повлияла на меня и не заставила вернуться обратно в кабинет. Но не тут-то было. Услышав выстрелы, я испугалась и быстро спустилась по лестнице. Сердце билось с бешеной скоростью и было готово выпрыгнуть. Я, как в фильме ужасов, добежала до своей палаты и тихо закрыла дверь, прижавшись к ней спиной.

Мне было страшно. Хотелось рассказать обо всем медсестрам, только кто меня будет слушать, если я для них ненормальная. Уверена, Петр Петрович встал на мою защиту и дал им понять, что в скором времени выпишет меня и отправит к любимому.

Когда стемнело, я решила снова вернуться на третий этаж, на котором я проводила расследования. Все спали, и это навело меня на мысль, что мне никто не будет мешать. В фильмах, часто показывали то, что все врачи, которые оставались на дежурство, постоянно дрыхли мертвым сном, что их просто было невозможно разбудить.

Когда я все-таки добираюсь, до нужного мне этажа, я решаю порассуждать:

- «Выстрел  произошел в туалете. Но тогда почему никто из пациентов не испугался? А, точно всех же сегодня на прогулку выпустили, это только я одна осталась!», - пронеслось в голове.

На цыпочках, чтобы не наделать шума и не разбудить больных, я дохожу до туалета. И первое, о чем попросила меня моя интуиция,  так это пойти в мужской и посмотреть, что там. Открыв дверь, я закрываю её, затем поворачиваю голову и прикрываю руками рот. На кафеле лежал главврач с открытыми глазами и пулевым отверстием во лбу. Странно, что никто кроме меня этого не обнаружил.

Другой бы на моем месте сейчас поднял на уши всю больницу, сообщив всем о том, что человек убит и что нужно немедленно, унести тело. Но не я. Увидев в руках мертвеца телефон, я сразу же подумала о Гоше. Я забираю мобилку и сматываюсь из туалета. Мне не хотелось, чтобы кто-нибудь из пациентов зашел и увидел меня рядом с трупом. Подумают ещё, что это я его грохнула.

Зайдя в свою палату, я быстро ищу номер Гоши в телефонной книге. Слёзы застилали глаза, и хотелось кричать от страха и безысходности. 

- Алё, Петр Петрович, что-то случилось? Что-то с Ингой? Боже, да вколите ей антидепрессант и пусть не мучается. Не мне Вас учить, – послышался на том конце провода сонный голос  спасителя.

Услышав его голос, я ещё больше заплакала. Разве, что только из-за разлуки.

- Петр Петрович, Вы плачете, или я сплю?

- Гоша, это я, Инга. Гоша, забери меня отсюда. Гоша, пожалуйста.

- Где врач? Ты чо, сперла у него телефон? Инга, а тебя не учили не брать чужого? Кстати,  почему ты не спишь? Слушай, а Петро же должен был остаться дома… неужели ему дежурство поставили?

- Гоша, его убили.  Быстро собирайся и подъезжай к больнице. Если ты сейчас не у сестры, то я придушу тебя собственными руками. Не делай из меня зверя!

- Да, как я тебя заберу? Ночь на дворе!

- Придурок, эгоист, только о себе думаешь…

- Не истери, истеричка! – бросает мне Гоша. 

- В больнице все спят. Даже дежурные. Гошенька, пожалуйста, я не о многом тебя прошу, только забери меня отсюда. Мне страшно. Спаси меня.

- Заладила со своим: спаси! У тебя, что других слов нет? Ладно, жди. Я сейчас подъеду.

Я открываю окно и выбрасываю телефон, чтобы не навести подозрений. Затем быстро покидаю палату и выбегаю на улицу. Удивительно, но двери больницы были открыты. Какие безалаберные врачи, однако. Покойный бы им не простил такие выходки, если бы был живой…

Стоять босиком в ожидании спасителя – это шаг к новой болезни, как воспаление женской системы или обычной простуды. Но мне было все ровно. Ужасы, которые происходили в моей жизни, не давали мне покоя. То меня избили, то кто-то убил доктора. Криминал какой-то.

Услышав звук подъезжающей машины, я бросилась к ней, чуть не попав под неё.

- Инга, тебе одного раза было недостаточно? Чо ты опять под колеса лезешь? – высовывает голову из окна благодетель.

- Гоша, - с легкостью вздыхаю я, открываю дверь и сажусь рядом с ним. На душе становится тепло, только от того, что я снова встретила ЕГО. Боже, как же мне тебя не хватало…

Спаситель давит на газ и мы покидаем «больничные стены». Я затряслась мелкой дрожью от страха. Заметив мое состояние, Гоша притормаживает, снимает с себя кофту и накидывает мне на плечи:

- Кто бы мог подумать, что Петра Петровича убьют? Он ведь никому не мешал! Странно все это, ты не находишь?

- Веди! – выкрикиваю я, не переставая трястись.

Гошка кладет руки на руль и снова давит на газ. Только когда мы выезжаем на шоссе, он набирает скорость и несется, как угорелый. Мне снова становится страшно. Мысль о том, что с такой скоростью мы можем попасть в аварию, не давала мне покоя.

- Сбавь скорость. Или ты и моей смерти хочешь??? – раздраженно спрашиваю я.

- Слушай, я хочу спать. Ты подняла меня с кровати. Я не могу ехать медленно, потому что чувствую, как закрываются глаза. И вообще, ты можешь хоть немного успокоиться? На тебе лица нет!

- Да? – удивляюсь я. - А чтобы с тобой было, окажись ты на моем месте? Лично я впервые в жизни услышала выстрел, а с наступлением ночи нашла труп! Мне фигово. Ой, извини, что изливаю душу, тебе же сейчас не до меня! Ты же у нас спатки хочешь…

- Забудь об этом. Ты никакого отношения к Петру не имеешь. А то, что ты из больницы пропала, так если чо, тебя выписали. Хотя медсестрам все ровно на тебя. Ты же числилась у них в мозгах, как сумасшедшая.

- Рассказал все-таки покойничек?

- Конечно. А чо, ему молчать что ли? Ой, Инга, после того, как тебя избили отморозки, мне все время стало казаться, что они тебя не только покалечили, но ещё и головой пару раз стукнули. А то, я смотрю, ты вообще перестала соображать.

- Ты хотел меня обидеть, но тебе это не удалось, – мрачно отвечаю я и отворачиваюсь к окну.

- А я вовсе и не пытаюсь тебя задеть. Я просто излагаю факты.

- Почему тебя так долго не было? – решила поменять тему я.

Гоша не дает ответа на мой вопрос и смотрит на дорогу. Понятно, все-таки прав был покойный. Забыл ты про меня, спаситель, не нужна я тебе вовсе. Так просто, из-за жалости помог, потому что под машину попала. Да ещё и  Москву совсем не знала. Может быть, я ещё одна твоя жертва? Может быть, ты бросишь меня, когда наиграешься? Лучше отправь меня домой. Я тогда не буду тебя беспокоить. А мордовороты… да хрен с ними. Разберемся, без твоей помощи. Я Эльвире преподам урок. Не бойся, Гош. После всего, что было, я поняла только одно:что кроме самой себя мне никто не поможет…
               

Глава 8
 
Приехав на квартиру любовника Гошиной сестры, мы первым делом прошли в спальную комнату. Дрожь так и не покидала меня, а страх о том, что в скором времени вспомнят обо мне и начнут разыскивать из-за моего побега из больницы и то, что я буду, первая подозреваемая в убийстве главврача, так и не выходил из головы.

- А где твоя сестра? – спрашиваю я, снимая с себя кофту.

- Поехала с подружками в глухомань, – отвечает Гоша и забирает у меня шмотье.

Переполненная волнениями, я крепко обнимаю Гошу и начинаю громко реветь. Такого поворота событий парень никак не ожидал и, не проявив чувство жалости ко мне, спрашивает:

- Что с тобой? – отстраняется он.

- Мне кажется, что меня будут искать, подозревать в убийстве Петра Петровича. Ведь, логично же. Главврач убит, пациентка исчезла, телефон был выброшен из окна её палаты, так как в туалете окон не имелось. Там только лампочка  горела. Все помнят, как меня в истерике тащил практикант в палату. Все считали меня больной на голову, что даже совещание из-за меня устроили…

- А какого фига ты выкинула сотовый Петровича?

- Я не знаю. Ничего не знаю. Я не понимала, что делала, - мотаю головой я и опускаюсь на кровать, обхватив себя за плечи. – Наверное, я была настолько напугана, что просто не понимала, того что творю… Я не хотела кидать телефон, потому что в тот момент подумала о том, что ко мне может зайти практикант. И если бы он увидел телефон Петра Петровича, то сразу бы спросил: «А что у тебя делает телефон Петровича? И кстати, где он?». А так, все обошлось… только вот не хрена! Все теперь будут думать, что я убила главврача и свалила, потому что так давно хотела  на свободу!

- Да кому нужно твое исчезновение, глупая? Сама себя накрутила и страдаешь!

- Каждый несет ответственность, за человека, который совсем беззащитен…

- За тебя ответственность нёс  Петр Петрович. Направлял своих врачей, чтобы те лечили тебя. А так, я просил его наблюдать за тобой. Я доверился ему и не стал больше навещать тебя. Решил, что когда ты окрепнешь, я заберу тебя. Но все оказалось намного хуже, чем я предполагал.

- А как ты предполагал?

- Ой, забей и не грузи себя, - с неприязнью отвечает Гоша.

- Но ведь, я была в туалете, как свидетель. Ведь именно я слышала выстрел… Но, только пациентов там не было, - никак не могла утихомирится я.

- Где там? – не понял меня Гоша.

- В туалете… Все гуляли, я это точно помню. Одна я, как ненормальная, осталась в кабинете убитого и ждала его возвращения.

- Ну вот, что я тебе и говорил: не причастна ты. Я уже заколебался тебе повторять одно и, тоже! Свидетель – это тот, кто видел преступника и то, как происходило убийство. Ты не свидетель, ты просто человек, который, просто услышал, а потом просто увидел. Просто-просто. Ты считай пациентка, которая забрела в туалет и перепутала двери. Это я на тот случай говорю, если твои страхи подтвердятся и на тебя накинутся с кулаками. Всё!!! Теперь тебе от этого легче??? – в бешенстве спрашивает он, сжимая руки в кулаки.

От его голоса мне становится не по себе и чтобы скрыть свои рыдания, я опускаю глаза и поджимаю губы.

- А ещё я очень хочу спать. Так, что топай на кухню со своими тревогами или в зал! Там, как раз тихо, уютненько, а самое главное - спокойненько. Открой окно, высунь туда свою дурную голову и вдохни свежий воздух. Он полезен, особенно для тех, кто хочет покончить жизнь самоубийством. Уверен, тебя иногда посещают такие мысли. Потому что, глядя на тебя, можно подумать то, что у тебя не все дома. Ты сама себя выдаешь своими слезками и сопельками. Еще чуть-чуть и ты вот-вот скажешь: «Боже, до чего мир жесток, как же я не хочу жить», – выдыхает Гоша, а затем снова набирает в легкие воздуха и продолжает: - Ты постоянно жалуешься на судьбу и намекаешь на то, как тебе не хватает внимания. Правильно Петр Петрович… царство ему небесное, говорил. Мол, умом девка тронулась, я уже не знаю какие меры предпринять, забирай её к чертовой матери или я больше не выдержу. Замечательный был человек. А главное, самый умный мужик на этой земле, который никогда  не ошибался. Так что давай, ноги в руки и пошла. А то ты меня уже начинаешь немножко раздражать. Мало того, что подняла меня ни свет, ни заря, так ещё и грузишь меня своими воображаемыми проблемами! – выпаливает благодетель.

Зверь, деспот, фашист, потомок Гитлера, дитя сатаны! Нет, ТЫ именно тот, кого мне хочется после таких слов, взять и ударить башкой об стену! Заставить упасть на колени и вымаливать у меня плаксивым голосочком прощение. Я бы поиздевалась над тобой со своим: «я подумаю дружочек, но это будет очень длительный процесс». ТЫ бы ходил за мной попятам, падал снова на колени, ради того, чтобы я избавила тебя от мук совести. Но я не из тех, кто быстро прощает. Так что я бы посмотрела на то, как ТЫ кусаешь ногти и скулишь в подушку.

Но я не показываю ТЕБЕ того, как сильно задели меня твои словечки. Потому что конфликтовать с баранами не входило в мои планы. И все же во мне так и горело желание вцепиться в твои патлы и повыдергивать их. Тяжело вздохнув, я желаю тебе лишь спокойный ночи и мелкими шагами отправляюсь на кухню. А руки, так и чесались ТЕБЕ врезать.

Я бы не грузила себя лишними мыслями, не принимала твои поступки и слова близко к сердцу, если бы однажды не поняла, что влюбилась в тебя, идиот… Влюбленные бабы бывают такие дуры, что просто не знают, как поступить со своей «жертвой» в данной ситуации.

Спать категорически не хотелось. Голова была забита только убийством. Я пыталась успокоить саму себя, но не получалось. Я пыталась отвлечься с помощью еды, но в холодильнике была та еда, которую я не переносила на дух. Ненавижу печенку и соус, в детдоме нас постоянно кормили этим.

Просидев на кухни целых два часа, я  встаю со стула, облокачиваюсь о стол, подпираю голову руками, всхлипываю и шепчу:
 
- Я не виновата. Я сбежала. Я не причастна к убийству. Сдался мне этот Петрович? Я все ровно его терпеть не могла! Гоша прав. Несомненно, прав. Боже, заставь меня вернутся на землю и понять то, что нужно жить заново, не оглядываясь назад, – и закрываю лицо руками, чтобы дать волю слезам.

Только от жизненного опыта мы все становимся философами и психологами. Анализируем ситуации и делаем выводы, занимаемся самовнушением и ищем силы, которые помогают нам противостоять жизненным трудностям.

- Поехали домой, - положил руки мне на плечи Гоша.

- Не хочу! Не трогай меня! Оставь меня в покое! – забилась в истерике я и громко зарыдала, стуча кулаками по тэйблу.

- Да успокойся ты, в конце концов! – заорал на меня спаситель, схватил под руки и оттащил от стола.

Зайдя в ванну, Гоша открывает кран с холодной водой и заставляет меня умыться. Я складываю руки в ладошки, набираю в них воду и подставляю лицо. Капли стекали, словно уносили мою боль вместе со слезами, и мне становилось от этого легче.  Ох, как бы мне хотелось быть по жизни спокойной и реагировать на все трудности со спокойной душой. Надоело быть размазней из-за своих дурацких мыслей.

Благодетель берет полотенце и вытирает мое лицо:

- А теперь, моя дорогая, мы развернемся и поедем домой!

- В Петербург? – шмыгаю носом я.

- Какой Петербург, ты что свихнулась? Мы поедем ко мне. Раз уж у нас пошел такой разговор, об убийстве Петро и о том, что тебя могут искать его коллеги, которые считали тебя неуравновешенной то, нам тут делать нечего. Ты исчезла, теперь тебя точно никто не отыщет в этом районе. А Катя… проживет без меня эта Катя! – отмахивается Гоша.

Стоя в подъезде, я пыталась откинуть свои тревоги и забыть то, как сильно хотела отомстить спасителю за то, что он мне наговорил, перед тем как собирался ложиться спать. Нормальный бы давно уже забыл про такие «пустяки» и стал жить дальше, но не я. Слишком злопамятная. Сунув ключ в замок, Гоша просит меня оглядеться по сторонам в поисках лишних глаз, потому что по схеме своего ухода он должен был засунуть ключ в почтовый ящик.

- Все уже давно спят. Я не понимаю, зачем ты меня просишь об этом? – недоуменно спрашиваю я.

- Не задавай лишних вопросов. А просто делай то, что я говорю.

Стояла гробовая тишина, не было слышно посторонних голосов и шажков.

- Что, никого? – спрашивает меня спаситель.

Я молчу и не даю ответа. На секунду мне показалось, что молчание – это лучший способ игнорирования таких козлов, как благодетель.

Спрятав ключ в почтовый ящик, Гоша берет меня за руку и тащит вниз по лестнице.

Весной, особенно ночью иногда бывает очень холодно. Вот и сейчас, когда мы вышли на улицу и я почувствовала то, как сильно замерзла, начала дрожать, обхватив себя руками. Гоша не обратил на меня внимание. Оно и понятно, человеку просто наплевать. У него одно в голове: «лечь спать и больше никогда не идти на уступки, этой мерзавке». Может быть, я это все только что придумала, потому что пребываю в не очень хорошем состоянии??? Но все же обо мне надо было позаботиться. Хоть бы кофту накинул как сегодня, когда мы возвращались домой.

- Садись на заднее сидение. Отоспись, а то ты слишком слаба, – сказал Гоша и открыл мне заднюю дверь.

Я одариваю его безразличным взглядом и сажусь в машину.

Всю дорогу я пялилась в окно, подперев щеку рукой и думала о том, какой же дурой нужно быть, чтобы доверять свои тревоги тому, кто дорог. Я надеялась, что ты поймешь меня. Надеялась, что ты как раньше поможешь мне советом. А ты… оскорбил меня, хоть и не раз пытался это сделать. Обозвал меня самоубийцей, хоть  я и никогда об этом и не задумывалась… Боже, как же жестоки те, кого ты так сильно любишь!

Не стоит рассказывать людям о своих ошибках, проблемах или о своем прошлом. Все ровно тебя никто не поймет, а лишь сделает только хуже.

Для меня все были хорошие, даже воспитательница, которая постоянно меня ругала за то, что я не доедала или не убирала за собой. Хорошие люди – это те люди, которые не понижают твою самооценку, относятся к тебе понимающе и предлагают свою помощь. С такими людьми, всегда уютно и комфортно. Но сейчас в нашем мире, не осталось таких личностей. Как ни крути, под свои вкусы, публику не подстроишь.

Всю дорогу мы ехали в молчании. Никто из нас не преодолел свою гордость и не заговорил первым. Да и зачем? О чем нам разговаривать!? Меня не мутило и мне не хотелось просить Гошу о том, чтобы  он остановился и дал мне время подышать свежим воздухом. На секунду я прикрываю глаза, думаю о чем-то светлом и засыпаю.

На следующий день я уже была в квартирке спасителя и рассматривала диски с его любимой музыкой.  Парень обожает хардкор и тяжелый метал. В принципе, мне тоже нравится слушать такое направление музыки.

Здорово найти того человека, у которого такие же вкусы, как у тебя.

Застукав меня за этим занятием, Гоша забирает из моих рук диски, кладет их на место, а затем берет меня за руку и виноватым голосом произносит:

- Инга, прости меня, если сможешь…

- За что? – спрашиваю я.

- Я был вчера слишком груб к тебе. Извини, я просто не выспался.

Я улыбаюсь, крепко его обнимаю и закрываю глаза.

Говорят, что счастье живет внутри, а не снаружи. Но у меня все было совсем наоборот. Я выражала его в смехе, в обнимашках и улыбке. Если честно, то я уже забыла, когда в последний раз улыбалась.

- Вы, мужики, такие разные, - протягиваю я. - Постоянно перескакиваете из роли неженки в тиранов.

- Ну, Инга! – рассмеялся благодетель, словно я задела его за живое.

- Ещё скажи, что я неправа! – усмехаюсь я.

- Действительно, не права.

Я отстраняюсь, подхожу к дивану и изыскано на него опускаюсь, положив ногу на ногу. Спаситель проделывает тоже самое.

- А ты не такая, как те, которых я встречал раньше, - заговорил со мной первый Гоша. Я округляю глаза. Хорошее начало. Только вот к чему ты это все клонишь? Ты странный.

- Ты какая-то особенная, - продолжил он. О, походу пытается засмущать меня, говоря приятные словечки, что ж дерзай, я вся во внимании. Это уж лучше, чем вчерашний закидон про моё самоубийство.  -  Правда, у тебя, как и других тоже есть обиды и тревоги, ну и свои тараканы в голове. Но в тебе то, что в других встречается редко. В тебе есть силы. Ты только прикидываешься слабой, потому что хочешь посмотреть, как к тебе относятся люди и готовы ли они тебе помочь. Но уж я-то знаю, что ты в ладу сама с собой и ты не нуждаешься в людском мнении.

- Это не так.

- Да брось. Тебе не нужно напиваться, чтобы казаться смелой, как это делают слабаки. Ты сама по природе такая. Когда-нибудь придет время и ты, покажешь свое «Я» так, что все офигеют. Не отрицай этот факт тем, что я снова не прав. Я говорю, что это будет лишь со временем.

- Уверен? Или ты просто решил понести бред сумасшедшего, только по той просто причине, что тебе нечего сказать в мой адрес? – идиотка, зачем ты спросила? Ай, блин, все же так хорошо начиналось, что ты почувствовала себя лидером.

- Я ничего не хочу сказать. Я просто говорю тебе, как оно есть, - он ответил без особой обиды в голосе. Значит, он держится молодцом, не то что я. Если бы кто-нибудь задал мне точно такой же вопрос, я бы, наверное, возразила.

- Экстрасенс, что ли?

- Нет, просто хорошо разбираюсь в людях и, можно сказать, вижу их насквозь.

- Мне уже страшно становится, – усмехаюсь я и опускаю голову.

Я и сама не знала, что имею такую способность, как уверенность в себе. Может быть, с возрастом, я пойму, что избавляться от  лишних качеств, как чувство страха – это норма? Хотелось бы приобрести такую черту, как самовнушение и контролирование эмоций, но не думаю, что это случится скоро.

Спаситель берёт меня за подбородок:

- У тебя красивые глаза. Зеленые. Удивительный цвет, который отражает нежность и любовь. У тебя красивые волосы. Пышные такие.

«Любовь в моих глазах загорелась, только тогда, когда я бросилась под твою великолепную «Ауди», а со временем поняла, что сделала правильно. Таких симпатичных, добродушных водил, как ты ещё сыскать надо», - пронеслось в голове.

- Ты хочешь сказать, что я красивая? Хотя в прошлый раз, когда мы встретились, ты говорил…А ну да, я  тогда была уродкой с подбитыми очами.

- Девушка с красивыми глазами – должна жить без оглядки. Даже, когда у тебя были синяки под глазами, я все ровно видел их прелесть. Мне кажется, что у красивых девушек, всегда хорошее настроение и светлый взгляд на жизнь, - понеся Гошка Романтичный.

- А у некрасивых?

- Некрасивых девушек не бывает. Бывают те девушки, которые себя не любят. Если ты так сильно любишь себя и боишься, что люди скажут в твой адрес что-то нехорошее то, просто мысленно ставь стенку, и все будет отлично. Люди сами по себе демоны.

Вот ты мне сейчас все это говоришь-говоришь, а сам ничуть не хуже русского народа. А про стенку ты это ловко придумал! Я прикрываю глаза.

- Не закрывай глаза, меня это бесит! – злобно воскликнул Гоша.

- Почему? – открываю ока я.

- Я не хочу, чтобы во время нашего разговора ты их либо прикрывала, либо отводила в сторону. Со стороны это кажется, что ты просто устала и то, что больше тебе не о чем со мной поговорить. Потому что, по твоей логике, разговор кажется скучным и бессмысленным.

- Хочешь сказать, что этим я даю тебе понять, что мне с тобой не интересно? Да ты гонишь! Моя логика думает совсем в другом направлении.

- И пожалуйста, не произноси больше этого слова или ещё какой-либо мат!

- Я никогда не материлась! – возмутилась я. – Да я вообще ни одного мата не знаю, а если слышала, то вообще не запоминала…

В эту минуту, раздался пронзительный звонок в дверь. Я резким жестом убираю руку благодетеля со своего подбородка и смотрю на него с широко распахнутыми глазами. Тот вскидывает брови, встает с места и направляется в коридор. Я встаю с дивана и застываю в дверях, наблюдая за действиями Гоши, который посмотрел в глазок и, повернувшись ко мне, объявил о Катином приходе.

- Боже. Ты бы видела её фэйс! Страшный, как моя жизнь! – шепчет мне он. - Тушь размазана, помада тоже…

- Открывай, сейчас все узнаем.

Только Гоша вставляет ключ в скважину и щелкает им, как сразу влетела растрепанная Катя и, увидев меня в дверях, кинулась ко мне, обняв за шею:

- Как же хорошо, что ты здесь. Я как чувствовала, что Гоша не просто так вчера уехал… Надеюсь, ты у нас надолго? – отстраняется она и смотрит на меня с надеждой.

Я киваю.

- Обещай, что больше никогда не исчезнешь!

- Обещаю-обещаю, - быстро отвечаю я.

- Кать, может, ты… все-таки поздороваешься и объяснишь, в чем проблема? – недовольно бросил ей спаситель, скрестив руки.

Катя ничего не ответила, а лишь взяла меня за руку и потащила за собой на кухню. Налив ей воды, мы сели напротив неё.

- У меня… проблемы… на личном, - выдохнула Катя, залпом осушила стакан и дрожащими руками закурила сигарету. – Понимаешь, Ин… я живу в такой ужасной стране, где не ценят чистую любовь и покупают её за деньги. Я стала жертвой… Человек, в чей квартире я жила, плюнул мне в душу и пообещал мне заплатить за все, что я для него сделала, только по той простой причине, чтобы я съехала из его дома. Я тогда с девчонками развлекалась. Он позвонил мне и сообщил, что в скором времени вернется домой и чтобы я положила ключ в почтовый ящик и… больше никогда не появлялась в его жизни! Он не любит меня, да и никогда не любил… только и делал, что соблазнял! Ин, ну не козел, а? Неужели он не замечал того, как сильно я его любила и готова была ради него свернуть горы, лишь бы быть рядом!

- Ох, женщины, Вы такие странные существа, что при виде мужика сразу теряете голову и выходите из-под контроля, – отвечает вместо меня Гоша. – Катя, я же тебе говорил, бросай его к чертовой матери, а ты меня не слушала, вот и получила. Да ещё и в квартирке его поселилась… ну не дура ли?

- А куда мне ещё надо было топать, как не к нему? У тебя же вон, девушка была. Только потом вы куда-то оба исчезли, - вздохнула сеструха и затянулась сигаретой, выпустив ровные колечки дыма. – Я не хотела вам мешать. Я даже, если хочешь знать, порадовалась за тебя… Господи, я так его любила, люблю и буду любить, пока у меня не остановится сердце, и я не отброшу коньки!

Я чувствовала себя лишней в этой компании, хотя если посмотреть на ситуацию то, конечно же, в ней оказалась виновной Катя. Не стоит вешаться на мужика, который не свободен. Все ровно отношения долго не продержатся.

Не понимаю, за что можно любить не свободных? Они же пользуются тобой, как вещью, а ты того не замечая, начинаешь подчиняться. То, что любви все возрасты покорны – эта поговорка, скорее всего, придумана каким-нибудь укуренным человеком, который вообще не варил в любовных делах.

- И что будет дальше? Как ты жить-то будешь? – оживилась я.

- Я же сказала: пока мое сердце не остановится, и я не подохну!

-  Слабачка, – только и смог сказать спаситель и подняться с места. – Все вы, бабы, жить не хотите. Вечно вы во всех своих грехах мужиков обвиняете.

- Да вы сами нас провоцируете, а потом удивляетесь, почему мы, бабы, вечно себя накручиваем.

- Человек устал. И это нормально. Он просто осознал, что изменять жене, значит не уважать свой выбор. Так что правильно он сделал, что выпер тебя из квартирки.

На глазах Кати снова появились слезы и, докурив сигарету, она достала очередную и чиркнула зажигалкой. У неё сдавали нервы, было видно невооруженным глазом.

- Своими словами ты делаешь мне только хуже. Неужели в тебе нет капельки добра, Гош? – вытерла слезы она и затянулась сигаретой.

- Настоящая девушка с сильным характером не станет использовать себя, как тряпку! Вот смотрю я на вас, девчонки, и одно понять не могу… куда катится мир? Глядя на вас мне даже жениться не хочется! Вообще и ни на ком.

-  А как же Инга??? – ошеломленно спросила Катя, чуть не выронив сигарету, посмотрела в мою сторону.

Глаза Гоши расширяются, но он быстро находит слова:

- Я пока ещё не собираюсь звать её под венец. Как бы прискорбно это не звучало.

Я наигранно даю ему подзатыльник и надуваю губы:

- Хоть бы промолчал, а то я и уйти могу. Навсегда! – выделила я последнее слово.

- Вот, Гоша, то о чем я тебе говорила с самого детства: следи за своей речью, а то потом за свои слова придется отвечать. Как я сейчас поняла, что ты никогда не прислушивался к моим советам, – сказала Катя и снова затянулась сигаретой.

- Я просто ещё не готов на ней женится… Хоть мы и встречаемся, так долго, - промямлил Гоша и покинул кухню. Бабское общество, наверняка, его напрягло.

Сеструха докурила свою сигарету, вытерла слезы и побарабанила пальцами по столу, я закусила губу и посмотрела на неё.

- Знаешь, я тебе сейчас буду рассказывать одну ситуацию, а ты, если чего дополнишь, ок? – обратилась ко мне она.

Я киваю.

- В жизни бывает такие моменты, когда несвободная девушка влюбляется в другого, но не говорит об этом тому, кого любит, чтобы не сделать ему больно.

- А если этот мальчик оказывается ещё хорошим другом? Ну, тот, в которого она втрескалась… Такое же бывает? – как бы, между прочим, задаю вопрос я.

Катя налила себе виски и пригубила:

- Бывает. Только для девушки очень сложно определится, чем же ей понравился друг… Вроде бы внешность так себе,  душа чиста, как постельное бельё постиранное Мифом, плюс хороший собеседник  и просто интересный человек, с которым можно поговорить на разные темы.

- А вдруг у неё мимолетная влюбленность. Полюбила человека, а сама не знает, за что…

- Мимолетная влюбленность у всех…

- Если ты говоришь, что он интересный человек, то, наверняка она полюбила его как друга.

- А если она его хочет каждый день видеть и только болеет мыслью о нем?

- Но не факт, что она влюбилась в него по уши! Может быть, она ждет не дождется, когда он подойдет, и они снова начнут общаться! А вдруг она дорожит этой дружбой? Вдруг ей впервые в жизни попался интересный человек, готовый выслушать её проблемы?

- А как же её суженный? А если она запуталась в этой мужской паутине, и постоянно сравнивает своего парня с другом или наоборот?

- Так нельзя. Либо возьми бумагу и поразмышляй над тем, кто тебе является дорогим человеком, а кто просто другом и именно, тогда ты дойдешь до истины… Но мне кажется, что не одна проблема не задевает девушку, как та проблема, которую она себе выдумала. Ты, общаешься с другом – свыкся с мыслью, что он тебе нравится, как интересный человек. Ты не свободна, вариантов два: если бы твой любимый тебя не любил, можно было бы переключиться на друга и думать о том, как завоевать его сердце. Второй вариант: если твой любимый носит тебя на руках и одаривает подарками и не ограничивает в общении с другом или подругами то, нужно остаться с ним. Если он и вправду дорожит тобой, а не вытирает об тебя ноги. Мне кажется, что нужно любить ТОЛЬКО своего парня. Других не нужно. Может быть и такое, когда парень предает и у тебя начинается истерика, но, вспомнив о своем друге, ты постепенно начинаешь успокаиваться и думать о том, как завоевать его сердце, раз уж нравился тебе. Только не показывать ему своих чувств. Нужно быть сдержанней.

Катя округляет глаза. А я сама удивляюсь тому, что выдала. Да уж, общение со спасителем начинает влиять на мой внутренний мир.

- Возможно, я могу быть не права, потому что никогда не была в подобной ситуации. Но все же, я вынесла вердикт, - неуверенно произнесла я и опустила глаза.

- Просто это говорит о том, что когда у тебя появится друг и даже если он тебе западет в душу, то мой брат будет все ровно у тебя на первом месте. Нет, я, конечно, не наблюдала романтических способностей в Гошке. Но то, что ты мне сейчас говоришь, повергло меня в шок. Гоша мне всегда говорил, что дарить цветы девушке – это все ровно, что подарить новый веник. Он всегда мечтал найти идеальную девушку, приписывал ей качества, которые бы он хотел видеть. Часто выходил на улицу, в кафе и смотрел на девчонок, анализируя их поведение. У него никогда не было девушки. Ты первая… ты первая и единственная, – сказала сестра, снова налила себе приличную порцию виски и выпила его.

Услышав эти слова, я окаменела. Вот это да. С виду мы с её братом разные ничем не похожие друг на друга люди, а мечтаем об одном и том же. Я интересуюсь у Кати, о каких ещё качествах говорил её брат, но она лишь вытерла слезы и, шмыгнув носом, ответила:

- Чтобы не материлась. Была образована и воспитана, чтобы иногда была слабой и давала себя пожалеть. Мы же, девки – слабый пол, не можем иногда быть сильными.  Чтобы иногда была немного сумасшедшей и дарила ему только радость. Ну, про курение, я вообще молчу. Говорят, что мужчинам нравятся пошлые девочки, но зачастую это не так. Братишке нравятся нормальные, которые не провоцируют на пялево и не заводят на него тему.

- Не уверена, что есть такие, которые затрагивают интимные темы.

- О, ты ещё наше московское общество не видела. Хуже пареной репы.

- Я вот недавно твоему брату на судьбу пожаловалась… вроде бы нормально выслушал, а потом сама уже пожалела, что рассказала ему об этом, -  решила вспомнить я отрывок из нашего диалога, касающееся Эльвиры.

- Не надо жалеть. Гоша любым советом поможет, но не воспримет твои рассказы близко к сердцу. Не захочет лишний раз себе настроение портить.

- Даже сейчас, когда ты ему рассказала о своем… расставании? – глухо спросила я, но увидев на Катиных глазах слезы, сразу же пожалела о сказанном.

Сжав руки в кулаки и сомкнув зубы, она вытирает слезы и наливает себе виски:

- Даже сейчас…

- Но как же так? Вы же родня.

- Я сама во всем виновата. Это мне нужно жалеть о сделанном, а не ему. Не он же влюбился по уши и был готов отдать жизнь этому человеку, ради того, чтобы чувствовать его рядом собой. Понимаю, братишка заботится обо мне, критикует, обзывает меня дурындой, но этот «психолог от Бога» в чем-то прав. Не дай Бог тебе оказаться в моей ситуации. Не дай Бог. А если окажешься… - Катя прожгла меня таким взглядом, что мне стало не по себе, и сказала с угрозой в голосе: - Я тебя заживо закапаю на Новодевичьем Кладбище и поставлю крест.

«Жестоко», - подумала про себя я и поджала губы: то ли от страха то ли от того, чтобы не лопнуть от смеха, посчитав её предложение смешным. Но судя по голосу, сеструха не любитель пошутить.

Не удержавшись, я складываю руки на столе, как первоклассница, утыкаюсь в них и начинаю громко смеяться. Нет, у этой девушки реально есть чувство юмора, она так смешно переживает за спасителя.

- Я что-то смешное сказала? – серьезно спрашивает меня Катя, а я, услышав её не шуточный голос, поднимаю голову и отрицательно качаю головой. – Если ты думаешь, что я шучу, то ты глубоко ошибаешься!!! Я отвечаю за свои слова, имей в виду!

- Но ты не сможешь этого сделать…

- Смогу. С такими связями, как у меня, я все смогу! Стоит только захотеть и тебя вмиг похоронят, если будешь делать глупости и глумится над моим братцем! – воскликнула она и снова пригубила виски. Сейчас сопьешься, убийца-кровопийца.

Я испугалась:

- Какие у тебя связи?

- Много будешь знать, скоро состаришься! Надеюсь, у тебя никого нет, кроме Гоши? Или мне проверить? А ты скажи, не бойся меня! Я тебе ничего плохого не сделаю. Прощу на первый раз, если ты, конечно, пообещаешь больше не наступать на одни и те же грабли!

- У меня от тебя секретов нет, - отвечаю я. - Гоша у меня один единственный. Я ни на кого его не променяю.

В этот момент на кухню заходит Гоша. Увидев бухающую Катю, забирает у неё виски и ставит его на место:

- Ты что совсем ничего не соображаешь? Тебе же нельзя пить!

- Сегодня можно. Сегодня я потеряла дорогого мне человека и мне нужно немного отвлечься, - язык сеструхи немного заплетался.

А может быть, она уже просто пьяная? И именно на пьяную голову запугала меня кладбищем и связями? Идиотка.

- Твой человек, не достоин того, чтобы ты из-за него спивалась! Ещё чо не хватало, лечить тебя от алкоголя. Ты же вроде только к сигаретам пристрастилась? – спрашивает благодетель, уперев руки в боки. – Бросай курить, смотришься, как дешевая проститутка.

- Свою ненормальную будешь уму разуму учить, но не меня! – с вызовом ответила Катя и покинула кухню, немного пошатываясь.

- Выпила, дура, – буркнул Гоша и сел рядом со мной. – А ты чо такая зажатая?

- А? Что? – вернулась с небес на землю я и выпрямила спину.

- Я спрашиваю: чего зажатая такая?

- Все нормально, я просто задумалась, - отмахнулась я, взялась за голову, делая вид, что она у меня заболела и встала с места.

- Что она тебе наговорила? – взорвался Гоша и взял меня за руку.

- Ничего. Все нормально, – не уверенно отвечаю я и опускаю глаза.

- Ты опять прячешь глаза! А ну, говори??? – спаситель на меня так наехал, что я не удержалась и кинулась ему на шею:

- Ничего она не наговорила. Мы разговаривали. Она жаловалась мне на судьбу и мыла косточки своему бывшему, запивая свою боль виски. Ей бы проспаться… - задумчиво произношу я и отстраняюсь.

- Все-все. Я верю-верю. Только знаешь, моя сеструха не из тех, кто любит шутить. Она бывает доброй, но иногда и злой на людях. Так что, имей в виду, сказанное ею типа угрозы или ещё чего-то в этом роде, - это серьезно. Сказать, что когда она выпивает и несет бред силой кобылы, это значит - ничего не сказать.

- Она мне не угрожала.

- Я просто тебя предупредил. Имей в виду, если что-то пойдет не так, просто скажи мне, и я прикрою тебя своей спиной. Хорошо?

Я киваю.

Глава 9

Следующим утром, Гоша разбудил меня раньше Кати и прошептал:

- Через пять минут, я должен отъехать. Я не знаю, сколько продержусь на работе, но обещаю, что в скором времени вернусь, – и встал с кровати, потянувшись.

Я привстаю:

- Почему ты мне вчера об этом не сообщил?

- Вчера ты была не в духе. Всю ночь не могла уснуть и меня это немного побеспокоило. У тебя точно все в порядке?

- Лучше не бывает, – бросаю я. - Кстати, когда мы съездим к Эльвире? А то у меня уже появилась масса свободного времени, - улыбнулась я.

- Не думаю, что ты готова к встрече. Может ещё чуть-чуть подождать?

- Но сколько?! – возмутилась я. – Ты не прав, я как раз готова к диалогу. У меня все продумано.

- Бывает обидно, когда ты придумываешь в голове диалог, а он начинается не так, как ты хотела.

- Я подготовила такие слова, что она проявит ко мне дружелюбие, найдет громил и отдаст им дипломат.

- Ну, ты и бестолковая! Я же тебе говорил, что у неё каменное сердце и что думает она только одним местом. Если ещё умеет думать… Она не послушает тебя.

- Нет, послушает! Я хочу на Родину и чем раньше, тем лучше! Она отдаст деньги, по-другому никак, или она пойдет и расскажет громилам. Она их знает! Знает-знает, она им давала! Давала, слышишь? -  прикрикнула я, но Гоша быстро прикрыл мне рот ладонью.

- Что ты мелешь? Впервые слышу, чтобы девочка поливала грязью девочку! Особенно ту, которую считала своей лучшей подругой! Ин, перестань говорить глупости, это же не красиво с твоей стороны! И вообще не ори, а то Катьку разбудишь! Ей бы сейчас сил во сне набраться. Нажралась вчера, как не знаю, кто!  И куда ты только смотрела? Чо, не могла её остановить? – решил сменить тему дружок.

- Нет, не могла. Я не придала этому значение. Гош, ну скажи мне, когда мы поедим ко мне? Ты же знаешь, как я хочу решить свои проблемы. Я не могу тут сидеть, зная о том, что в любую минуту кто-то нападет на мой след. Я ещё раз повторюсь: я должна встретиться с подругой, пойми меня. Она послушает меня, я уверена. Другого выхода нет, – всхлипнула я.

- Хорошо, если тебе так будет спокойней то, мы поедем к Эльвире на следующей неделе. Ты только не реви с утра пораньше, – вздыхает он.

- Это правда? Не врешь? – оживляюсь я.

- Я за свои слова в ответе.

- Хотелось бы верить.

- А ты не сомневайся! – спаситель проводит рукой, по моим волосам и покидает комнату.

Не знаю, сколько я проспала, но вспомнив о своей соседке, которой я давно уже не звонила, поднялась с кровати и направилась на поиски мобильного. Код Москвы я уже давно знаю, так как часто заглядывала в телефонную книгу, где на первой странице находились коды разных стран. Номер соседки было легко запомнить. А что, домашний телефон не иначе.

Найдя телефон в зале,  я беру его в руки и набираю номер. К телефону никто не подходил и, это наводило на мысль, что соседка спит или просто пошла  вынести мусор.

Я убираю трубку от уха и прислушиваюсь. В квартире царит тишина, только Катя спит в соседней комнате. Ну и отлично, пусть проспится, а то вчера нахрюкалась от горя, как не знаю кто…

Когда соседка поднимает трубку, я представляюсь и начинаю расспрашивать о подруге. Все, как я и ожидала, было по-старому. Эльвира водила клиентов и даже не догадывалась о том, что будет, когда я приеду и увижу всю эту пошлость.  Старушенция интересовалась, поступила ли я в театральное и в шутку спросила, когда я уже приеду с гастролями в Питер и порадую её своим появлением на сцене. Я лишь усмехнулась и ответила, что не знаю, когда наступит такой момент, и что я все ещё сдаю экзамены.

По щекам пробежали слезы. Это означало, что я сильно устала от выходок подруги, которая вообще не соображает, на что идет и как все может потом для неё плачевно закончится.

Милая Инга, когда ты перестанешь грустить и плакать из-за всяких пустяков!? Подумаешь, Эльвира не изменилась, подумаешь Катюха наехала, так она ж была пьяная! Вставай с колен, бери себя в руки, плюй на то, что будет дальше и вали в «родное село» на разборки. Плевать, что ты  дружила с Эльвирой и дорожила этой дружбой. Плевать! Она заслуживает того, как с ней должны поступить. Я справлюсь, возьму инициативу в свои руки, не на кого её не перекладывая и сделаю, так как считаю нужным. Я устала, как морально, так и физически. Все зависит от меня. Я себе на уме и мне не должно быть не до кого дела.

Положив телефон на тумбочку, я отправляюсь на кухню и ставлю чайник.

Я готова. Ко всему готова. Я устала и хочу разобраться с подругой. Почему она так поступила со мной? Почему она сама не могла мне позвонить и сообщить, как проходят у неё дела? Почему я должна звонить соседке и беспокоить её по поводу Эли?

Когда на кухне появилась Катя и, не заметив меня, открыла кран и начала пить воду, я пришла к мысли, что у девчонки сушняк и ей нужно осушиться не фильтрованной водой.

- Привет, Кать, - решила я напомнить о себе.

- Привет, - бросает она мне и умывает лицо.

- Как дела? – робко спрашиваю я, подперев щеку рукой.

- Хреновы мои дела, сушняк долбит, не могу. Плюс ещё всю ночь проревела из-за этого дибила. Боже, как же  я ненавижу мужиков.  Кстати, а что вчера было, не напомнишь? Я сильно поругалась с братом?

- Нет, вы не ругались, - махнула рукой я и попросила Катю выключить чайник.

- А с тобой? – спросила она, вытащила кружки и стала наливать в них воду.

- Нет. Все в порядке. Ты просто много выпила, и Гоша отправил тебя спать.

- Мне кажется, что я в чем-то перед тобой виновата. Насколько я помню, мы вчера с тобой обе балагурили о жизни и перемывали моему бывшему кавалеру косточки. А потом, я чем-то тебя спугнула, только не помню чем, и ты чуть ли не расплакалась.

- Ерунда. Все нормально. Ты мне ничего не говорила, - солгала я, а хотя так и хотелось, чтобы ненормальная извинилась передо мной, объясняя свой поступок тем, что вчера она сморозила типа черного юмора про кладбище и связи. – А так-то мы вчера обсуждали твоего бывшего, а если уж я и пыталась сдержать слезы то, только потому, что мне было жалко тебя.

- Не нужно меня жалеть. Я теперь больше никогда не буду заводить шашни. Лучше иметь статус свободной девицы, чем не иметь его совсем, - выдала Катя и поставила передо мной кружку с кофе. – Сейчас бы не помешало кофейку. Бодрячок, так сказать. Чай можно и вечером попить.

- Согласна, - кивнула я и отхлебнула кофе.

И все же люди бывают разные. Сначала набираются, как свиньи, наболтают кучу гадостей в твой адрес, а потом на следующее утро чувствуют себя виноватыми. Эх, странная всё-таки штука алкоголь. Здорово, что я его не употребляю. Говорят, если долго злоупотреблять его, то дети родятся уродами, а тебе потом с ними всю жизнь мучится.

- А где Гоша? – спросила меня Катя.

- Не переживай, он скоро вернется. По делам отъехал, а так ничего криминального.

- Скучаешь по нему, да? У меня тоже самое было, когда мой мужик уезжал, а я чувствовала себя опустошенной и сидела на кухне, тупо смотря в одну точку в ожидании того, когда он вернется.

- Я не страдаю этим, - отмахнулась я. – Хотя врать не буду, такое со мной бывало, но я потом привыкла к тому, что это глупо - сходить с ума в пустоте. Я просто отвлекалась с помощью телевизора и музыки.

- Да? А я как-то до этого не додумывалась. Наверное, слишком сильно болела любовью.

- Как кому удобно, - отмахнулась я. – Слушай, я вот что вспомнила… Помнишь, ты вчера мне сообщила о том, что у твоего брата я одна единственная и неповторимая? Помнишь? – на мой вопрос Катя кивает и отвечает мне тем, что с памятью у неё пока все в порядке. Я продолжаю: - Так вот, недавно мне сообщили страшную новость! Оказывается у Гоши, был роман и не один! Что баб у него было больше, чем у Султана. Я так испугалась, что даже не знала, под какой стол прятаться! Не каждой девушке приятно услышать то, что её кавалер являлся Казановой, - решила я вспомнить слова покойного доктора. 

- Кто тебе об этом наплел? – нахмурившись, спросила Катя и отодвинула кружку.

- Соседки, - солгала я. – Да ещё и его друзья-товарищи, - а вот тут я уже перегнула…

- Злые языки… Меньше слушай, кого попало! Они ещё и не такое про моего братца скажут! Мне виднее кем он был до тебя! А был он очень порядочным человеком. Не было у него никого, только я являлась его любимой девочкой. Уж слишком сильно он мною дорожил!

- А девушки, которые делали от него аборты?

- Не было такого, - сказала, как отрезала Катя. – Я больше не желаю слушать подобные бредни. Тоже самое советую и тебе! Тот, кто моет косточки моему братцу, просто завидует. Ведь он успешный человек, вечно себя критикует и ставит перед собой цель. Знаешь, я считаю, что быть сплетником – давно уже не модно. Ты наивная, а быть наивной – очень плохо. Так что избавляйся, от этого комплекса. Никому не верь на слово. Любой человек, может облить грязью другого. Тебе остается только кивать и просто делать вид, что ты купилась.  А про аборт вообще меня убило! Нет, ну это же надо, какие люди бывают, с  ума сойти, - заметно занервничала Катя. А ведь знает, что я права и как может, отнекивается от «сплетен» и пытается вправить мне мозги тем, чтобы я не доверяла кому попало. – Надеюсь, ты не затрагивала эту тему при Гоше?

- Нет, что ты??? Зачем? Я просто хотела у тебя спросить…

- А я тебе спокойно отвечаю, что мой брат нормальный человек, а те, кто про него много чешут - обычные придурки, которые только и делают, что живут сплетнями о нем. Инга, никому не верь! Слышишь? Если бы Гоше надо было то, он сам тебе все рассказал. А так, чо, это такое…

- Есть такие люди, которые скрывают своё прошлое.

- Есть. Но это никак не ассоциируется с моим братом. Он не тот человек, - с защитой в голосе произнесла Катя. Как я её понимаю, на её месте я бы сделала также, имея своего брата или сестру. Неприятно, когда про твоих родных болтают глупости. Она просто не хочет говорить правду и меня расстраивать, и я это поддерживаю. – И вообще, какого лешего ты затронула эту тему? Нет, мне конечно глубоко до фонаря на этих сплетников, но все же мне интересно, кто бы это мог быть, - прищурилась она.

- Увы, но я не хочу распространять его имя. Да и к тому же, этого человека, давно уже нет в живых…

- Как это нет?

- Не знаю. Мне кто-то из Гошиных знакомых, о смерти сообщил, только я забыла, кто!  - всхлипнула я.

На моих глазах появляются слезы, вытерев их тыльной стороной ладони, я извинилась и пошла ванную.

- Слушай, а пошли прогуляемся по Арбату, а то дома скучно сидеть, - предложила мне Катя, как только я покинула ванну. – Ты когда-нибудь гуляла по Арбату, Красной площади?

- Только на Красной площади, - глухо ответила я. – Может, дождемся Гошу?

- Да нафиг он нам нужен?! – рассмеялась Катя. – На метро доедем. Дорогуш, со мной не соскучишься. Я тебе такие достопримечательности Москвы покажу, какие ты ещё не видела!

Не став с ней спорить, я нехотя согласилась и пошла переодеваться. Когда мы уже были при полном параде, мы покинули квартиру и  отправились к станции метро.

Пока мы гуляли по Арбату, я почувствовала себя значительно лучше, только от того, что со мной находится человек, от которого исходит оптимизм. Я уверенна, Катя осознала ту истину, что в любой ситуации нужно всегда оставаться человеком, ведь ещё только вчера она изливала душу спасителю и пила большими порциями виски. Ей не хотелось плакать, как это было вчера, потому что она наверняка поняла, что совершила ошибку, о которой ей совсем не хочется вспоминать. Вот бы мне взять с неё пример…

Когда Катя стала уговаривать меня пойти с ней в супермаркет за текилой, я поняла только одно: у девушки зависимость, или просто ей нужно снова «освежиться», потому что  любимый так и не выходил из её головы. Я попросила её ещё немного поразвлечься и пока не ходить за мексиканской отравой, но она лишь ответила мне, чтобы я не обижалась на нее, так как мы будем пить вдвоем. А я ни разу не обиделась, просто хотела спасти её. Не хочу, чтобы Гоша ругался и винил во всем меня. Мол, не уберегла, то да сё…

Всю дорогу мы шли молча. Мне показалось, что я убедила сеструху не идти на крайние меры. Объяснила ей, что расставание можно легко пережить, если отвлечься. Например: подышать свежим воздухом и поговорить с близкими на разные темы. Тогда Катя достала сигарету и стала курить одну за другой. Она курила с таким удовольствием, что я не удержалась и попросила тоже. Стоило мне только затянуться, как кашель начал раздирать горло. 

- Лучше, пойдем и хряпнем. Уж от текилы тебе не станет хуже, как от сигарет, - сказала мне она и потащила в магазин.

Мы шли по Арбату, передавая бутылку друг другу. Можно сказать, что впервые в жизни, я попробовала алкоголь и ощутила его действие. Я не понимала, что со мной творилось, и предложила Катюхе пойти в клуб. Мне показалось, что я нашла себе подругу, с которой могу пойти куда захочу.

Прохожие искоса на нас поглядывали и обходили стороной. Когда-то у меня было такое, тогда я, ещё сбежавшая от отморозков, ходила по парку вся в синяках, обхватив себя руками. Ох, хорошо, что те времена прошли, и я заглянула в настоящее и почувствовала кайф!

В клубе ко мне постоянно приставали пьяные мужики и звали на танец. Я отказывала и говорила, что через пять минут вернется мой парень. Они отлипали, а когда поняли, что я налгала, сразу потащили в толпу. Удивительно, я не сопротивлялась, а лишь громко смеялась. Катя тоже визжала и кричала о том, что жизнь прекрасна и её нужно прожить - достойно, я поднимала коктейль, купленный новым ухажером, и чокалась с ней, словно она сказала прекрасный тост.

Сев за последний столик, мы с Катюхой облегченно вздохнули и помахали на себя руками.

- Фуф, ну и жара, - сказала Катя и выдохнула. – Инга, где ты была раньше? Почему, все это время мой чудной братишка скрывал тебя?

- Училась в школе, зарабатывала оценки! – пыталась перекричать я музыку.

- Боже! Ну почему вы не учились в  одном классе??? Почему в нашем городе столько школ???

- Кать, успокойся. Давай лучше выпьем, - улыбнулась я и подозвала официанта.

Когда мужчина записал заказ, а затем через пять минут принес его и удалился, то Катюшка спросила:

- А за что пить-то будем?

- За меня и твоего брата и за то, чтобы мы жили долго и счастливо и никогда не ссорились.

- Прекрасный тост! – воскликнула Катя и чокнулась со мной.

Выпив свой заказ и расплатившись за него, мы вышли из клуба и отправились домой. Если вы когда-нибудь услышите ночью пьяные женские песни то, знайте – это мы. Ночная Москва по-своему такая красивая, своеобразная, я была поражена её красотой.

В метро Катя смеялась, как укуренная, и обнимала меня за плечо:

- Ты самая классная! Боже, даже не верится, что в скором времени ты выскочишь замуж за моего братца, и мы заживем счастливо! Ты родишь ему детей, а я буду самой классной тетей и буду о них заботиться! Инга, я люблю тебя, будь ты трижды счастлива! – понеслась она.

- Хватит-хватит, ты меня смущаешь. Ещё неизвестно, когда мы поженимся. А ты уже грандиозные планы строишь, - не уверенно ответила я.

- Некоторые слова бывают – материальны, коли тебе известно. Я хочу, чтобы все было так, как я хочу.

- Ты пьяная, Катя. Ты пьяная…

- Ты тоже ничуть не лучше меня.

… - Где вас, черт побери, носило? Я уже не знал, что даже думать? – возмутился Гоша, как только мы вернулись домой и притянул меня к себе.

- Успокойся, дорогой, мы всего лишь гуляли. Слушай, жалко, что тебя не было с нами, - промурлыкала я и повисла на нем.

- Екатерина, я убью тебя! – крикнул на неё спаситель, а сеструха сжалась в комок, вытаращив на него глаза.

Она лишь помотала головой:

- Это не я. Это текила. Вини её, - и рассмеялась.

Гоша рассвирепел, взял меня за руку и закрыл в комнате, что касалось Кати, то я уверена, что он проделал с ней тоже самое. Да уж припозорилась, однако. Плюхнувшись на кровать, я уснула крепким сном.

Под утро я почувствовала резкую тошноту и головную боль. Можно сказать, что с Катюхой мы были два сапога пара. Особенно в тот момент, когда она закрылась в ванной и не хотела оттуда выходить, а я лишь сползла по стене и обхватила голову руками, ожидая её.

Через пять минут, бледная, хватающаяся за голову Катя покидает ванную. Я тут же поднимаюсь с пола и закрываюсь на щеколду. Почувствовав себя значительно лучше, я отправилась в комнату.

- Ну как дела? – сонно спросил меня Гоша и потянулся. – Тебе уже лучше?

Я сажусь на край кровати и громко рыдаю. Мне стыдно, мне снова стыдно. Господи, какой же я была дурой. Ну вот зачем я потащилась с Катей на Арбат? Почему не отпустила её одну? Наверное, потому что не имела своего мнения и не могла не возразить. А вчера мне было так весело, что я чуть ли не стала благодарить Бога за то, что он устроил мне праздник души, нашел человека, с которым мне хорошо и что после посиделок в клубе дал мне почувствовать себя человеком.

Гоша обнимает меня за плечи и тихо произносит:

- Глупая, глупая Инга. А ведь была нормальной девчонкой…

- По сравнению с тем, когда мне было скверно – сущий спектакль, а сейчас мне реально плохо. Теперь я понимаю, что душевная боль, это всего лишь воображение. Не бывает пессимизма, как ни крути. Боже, что я говорю, - сама не знаю, для кого именно я произнесла эту фразу, для себя самой или для спасителя.

- Но тебе-то за что было так напиваться? Ладно, эта… у неё свои тараканы в голове, но ты-то куда? – развернул меня к себе Гоша.

- Я просила её не делать этого! Но она меня не слушала и сказала, чтобы я не грузила себя мыслями о том, что мне не достанется глоток текилы. Твоя сестра бредила, я лишь только хотела её остановить. Но потом… Ты, только,  не ругай её, я сама ещё захотела напиться… ну, когда это… она…

Спаситель хмурит брови, берет меня за подбородок и злобно произносит:

- Если я ещё раз увижу тебя в развоз, то вышвырну на улицу, ты поняла меня? – и резким движением опускает его, словно только что дал мне пощечину.

Я быстро киваю и чувствую, как по щекам пробежали слезы.

- Ты не должна бухать, как не знаю кто! Пойми, ты – девушка, а алкоголь употребляют только слабые личности. Я понимаю Катю, она пережила горе. Хотя потеря любовника – это ерунда и из-за неё не стоит убиваться! Но Кате видней. Но у тебя же все вроде бы налаживается! Скоро мы поедим до Эльвиры, а потом, глядишь, и с отморозками разберемся. Какие наши годы!

- Наши??? – переклинило меня. – Мне кажется, это мои годы, которые я хочу прожить нормально. Я не хочу, больше вклинивать тебя в свои проблемы. Я лично поговорю с Элей и дам ей понять, что меня перепутали с ней и избили из-за дипломата. И  я ещё раз повторюсь: она послушает меня.  Мы с ней подруги. Плевала, я на то, что ты мне плёл про неё. Эльвира не шлюха, а просто своеобразная девочка! Она пойдет мне навстречу. Мы подруги.

- Я смотрю, ты хорошо вчера перебрала, тебя прям понесло не в то русло! Какое самоуверенное нагнетание, - съязвил Гоша. – Ой, так я, оказывается, был не прав насчет Эльки! Ха, теперь она у нас стала белой и пушистой и невинной девкой. Хотя ещё в больнице ты мне плакалась и говорила, что отомстишь ей. Ладно, ещё чо добавишь? Давай говори! Я хочу послушать твою «президентскую» речь!

- Ничего, - сдалась я.

– Боже Инга, у меня до сих пор в голове не укладывается, что ты могла нажраться. Ведь ты мне казалась такой беззащитной девочкой. Мне так нравилось жалеть тебя, настраивать только на хорошее, как же было с тобой легко…

- Ты говоришь, как извращенец! – ляпнула я.

- Горячка. Бредовые мысли. Алкоголь творит зло, - глухо отвечает Гоша и хмурится: - Не смей, слышишь? Не смей больше прикасаться к бутылке. С кем бы ты ни была и в какую ситуацию ты бы не попала. Помни, ты должна оставаться человеком. Даже если ты захочешь выпить, то вспоминай тех людей, которые уже спились и живут убого. Я не хочу, чтобы ты пила. Не равняйся на Катю у неё ветер в голове. А если она предложит тебе виски или ещё что-то в этом роде. Отказывай. Пусть она тебя с силой заставляет, шантажом, ты все ровно говори, нет, без тени улыбки. Катя ненормальная, поверь мне. Я не хочу сказать, что она пьющая и гулящая баба и что у неё ума, как у ракушки. Но все же, какой бы она ни была для меня, она всё ровно останется родным человеком.

- Зачем ты мне рассказываешь о Кате, если минуту назад учил нравоучениям меня?

- Потому что вы мне не безразличны. Вы обе страдаете и пытаетесь излечить свою боль алкоголем. Один мужчина среди двух глупых, страдающих ерундой баб! С ума сойти! Так мы отвлеклись. Так вот, мне кажется, что твои страдания всего лишь выдумка. Ты слишком была впечатлительная. Напридумывала себе кучу проблем. То подруга, то покойный Петр, то отморозки, то Миша… Нет, Миша тут как раз таки, является головной болью, но не только твоей, но и моей.

- Этого больше не повторится. Я больше не буду пить. Обещаю, - глухо произношу я, плюхаюсь на кровать, закрыв лицо руками, и даю волю чувствам.

Гоша убирает мои руки с лица, вытирает слёзы и тяжело вздыхает. Я смотрю на него и не произношу ни слова. Как вспомню, тот злосчастный вечер на Арбате и в клубе с Катюхой, так спрятаться хочется, хоть одеялом накрывайся, словно тебя нет, ты в домике. Я прикрываю глаза, заранее зная, что спаситель не одобряет этого. Но удивительно он не делает мне замечания, а лишь смотрит на меня в упор.

- Ты плачешь, а это значит, что ты жалеешь о том, что сотворила, - сказал Гоша. – Я думал, ты поступишь иначе. Не станешь оплакивать вчерашнее, а просто встанешь и без мук совести пойдешь употреблять воду, потому что сушняк миновал. Кстати, он не мучает тебя, пить не хочется?

- Нет, - привстаю я и чувствую, как на глаза снова набежали слезы.

- Ну, все, успокойся. Это пройдет, - улыбнулся Гоша и сильно обнял меня. – Ты просто устала от этой жизни, да? Тебе захотелось оторваться, да? – не переставая улыбаться, спросил он. – Такое бывает, когда человек не в силах справится с собой… Как же я тебя понимаю.

- Ни фига ты меня не понимаешь… - взвыла я.

- Поговори мне тут ещё, алкашня! – рассмеялся он.

Я поднимаю голову:

- Нарываешься?

- Успокойся. Ляг на подушку. Представь, как ты едешь навстречу с Элей и то, как ты ей рассказываешь о своем ЧП, а она тебя внимательно слушает…

Гоша выпускает меня из своих объятий, но я не сдаюсь и чтобы снова ощутить родное тепло, прижимаюсь к нему.

- Ты чего? – ошарашено смотрит он на меня.

- Все нормально, - улыбнулась я и ещё сильнее прижалась к нему.

- Да, отцепись ты от меня, Господи!

- Ой, как мило, - появилась Катя и широко улыбнулась. – А то я уже подумала, что вы поссорились. Уж слишком сильно рыдала Инга.

- Катя, - прорычал спаситель, пытаясь вырваться из моих объятий. – Если бы я заранее знал, что ты не дружишь с головой, то я бы никогда не доверил тебе жизнь этой девушки… Господи, Инга, отцепись ты от меня!

- Она любит тебя, а ты походу её нет, - грустно произнесла Катя и покинула комнату.

Спаситель вздыхает, а я мило улыбаюсь и трусь щекой о его майку.

- Между прочим, я все ещё злюсь на тебя…

- А мне поровну, - смеюсь я, поднимаю голову и продолжаю: - Ты такой миленький, худенький я чувствую твои ребра. Боже мой, тебе срочно нужно толстеть! Нет, не надо я тебя и таким буду нормально воспринимать. Ты как-никак человек и имеешь право экспериментировать со своей внешностью и фигурой! А ещё ты такой тепленький.

- Я как знал, что ты ещё не пришла в себя! Инга, прекрати, но смешно уже!

- А ещё от тебя здорово пахнет. Новый парфюм? Армани, да? Скажи, что я угадала? Или это Версаче вперемешку с Гоббанна???

- Ничего ты не угадала! Инга, успокойся и отпусти меня или иначе я приму меры!

- Какие?

- Лучше тебе не знать, - холодно ответил Гоша.

- Ну, так и чо, это же здорово! – ляпнула я.

- Убери это «чо», ибо им могу выражаться только я! И перестань меня смущать своими глупыми комплиментами! Будь проще ё-мое!

- А ты все учишь, учишь меня… - наигранно обиделась я.

- Конечно. Кто если не я? В детдоме, небось, не научили уму разуму, так теперь будешь слушать меня. А уж я… отличный воспитатель. Ты меня потом благодарить будешь за хорошие манеры, - выпалил Гоша и все же вырвался из моих объятий, оставив меня одну. Испугался.

Думаю, что твоя мечта - увидеть культурную девушку, исполнится очень скоро. У меня отличная память, стальные нервы. Я буду терпеть твою критику, буду терпеть твои выходки, да я все буду терпеть, потому что любовь – сильная штука. Я стану идеальной для тебя, как ты и хотел, но потом я сама тебя подстрою под себя. Все взаимно.

Глава 10

С наступлением следующей недели Гоша, как и обещал, купил билеты в Питер и мы отправились к Эле. Моему счастью не было предела. Мне хотелось расцеловать спасителя за то, что он для меня делает. Боже, до сих пор не могу поверить в то, что нашла именно того мужчину, о котором  так давно мечтала.

Сев в поезд, я почувствовала, что возвращаюсь в прошлое. Я снова пройду мимо детдома и расплачусь, до сих пор вспоминаю его со слезами на глазах, слишком много мук и слишком много высокопарных слов звучали в мой адрес. Я снова увижу соседок, которых я ненавидела за то, что они меня обсуждали и ставили палки в колеса. Было дело, когда я просто проходила мимо бабушек и не здоровалась, за что и получила прозвище «наркоманка».  О времена, о нравы, сплетни, грязь, позор моей крашеной голове, сгиньте старушки и обсуждайте своих сыновей и внуков, но только не меня.

Могу сказать, что Зина не из их числа, она нормально ко мне относилась и даже предлагала свою помощь. Например, поработать у неё за деньги сиделкой. Но мне такая работа была не по вкусу и, чтобы её не обидеть, я просто говорила, что Эльвира не позволяет мне идти на заработки и то, что лично она будет обеспечивать наше проживание. Соседка относилась ко мне с пониманием и больше ничего мне не предлагала.

- Эй, ты чего? Все же хорошо! Не надо плакать, - ласково сказал Гоша и обнял меня за плечи.

- Ой, - вздохнула я и вытерла слёзы.  – Прости за мою слабость. Это нервы. Я даже сама не заметила, как по щекам пробежали слёзы.

- Успокойся. Я уверен, что вам будет, о чем поговорить. К тому же ты просто требовала от меня немедленно отвезти тебя к своей куртизанке.

- Гош, прекрати. Ты же обещал её не обзывать, – дрогнувшим голосом сказала я.

- Ин, ты волнуешься?

- С чего бы? Я наоборот рада, что встречусь с подругой.

- Тогда, по какому поводу слезы?

- Да так, детдом вспомнился, - неожиданно для себя выпалила я.

Гоша убирает руку с моего плеча:

- Почему  тебя никто не захотел удочерять?

- Потому что я много пакостила и вела себя как не подобает детям. По крайне мере, так говорили мои приемные родители, которые удочерили меня, а через месяц вернули назад. Поначалу я плакала. А с возрастом поняла, что семейка-то была дето-ненавистная.

- Не повезло тебе, подруга. А вот я тебе, если честно, немного завидую. Я всегда хотел, чтобы моя мама сдохла, - холодно ответил Гоша.

 - Побойся бога, что ты такое говоришь??? – опешила я.  – Господи, мне иногда от твоих слов на сердце больно становится!

- Никогда не любил её, - решил выговориться мне Гоша. - Вечно меня критиковала и учила, как жить лучше. Знаешь, говорят, что мама – это святое, но в своей мамке я не видел ничего божественного. Настоящая мать, не смотря на возраст своего дитя, будет поддерживать его, и придавать уверенность. А моя была далеко не идеал! Ей не было до меня дела. Максимум, что ей надо было от меня, так это мой труд, который обеспечивал бы семью, и тяга к знаниям. Её не волновали мои личные проблемы. Даже когда я ей и жаловался на судьбу, то она лишь махала рукой и отвечала мне, что мужик должен сам решать свои проблемы, а не перекладывать их на женские плечи. После её ответа на моей душе становилось хреново. Я понял, что материнской поддержки не существует и стал обращаться за помощью к другу. Естественно, он поддержал меня, и мне стало легче. Мама всегда спрашивала меня: «Ну почему ты везде ищешь поддержку ты, что у меня размазня? Не можешь сам себе уверенность придать? Боже, ты не мужик, а вообще не знаю кто! Разве я тебя так воспитывала?». Я психовал, а затем стал игнорировать её. Но зато потом я только понял, что делится с родственниками все равно, что себе могилу рыть. Ин, моя мать называла меня эгоистом. Хоть я и не замечал этого. Я ничего от неё не требовал, как уделить мне внимание. На пару часов. На пять минуточек. Но она… в общем…

- Может быть, она просто хотела воспитать  из тебя настоящего мужчину?

- Только и болела этой целью, - съязвил Гоша. – Все говорят, что родители желают нам добра. Да я не вижу! Была бы моя мать добрая, она бы обняла меня крепко-крепко и сказала бы: «Сынок, ну  не расстраивайся ты, у тебя все получится. Я верю в тебя». И я бы понял, что она права. В книжке по психологии написано, что родители должны разговаривать со своими детьми нормально, ибо потом это может стать их внутренним голосом. Теперь ты видишь, какой я? Думаешь, мне нравилось делать тебе больно? Я помню тот день, когда мы приехали после больницы, и ты поделилась со мной тревожными мыслями, а я нахамил тебе… Ты была расстроенная, хоть я видел, что ты пыталась скрыть свою боль молчанием. Боже, я тогда себя чувствовал моральным уродом. Я бы рад стать добрым, но мамкин дар никак не делает из меня человека. Её внутренний голос отразился на мне и от этого я стал только хуже! Она спускала меня с небес на землю, портила мне настроение и твердила мне о том, что мои мечты никогда не сбудутся, потому что её так и не исполнились.

- А Катю? Катю она любила?

- Ваши судьбы одинаковы. Её родители тоже погибли в автокатастрофе, когда она была маленькой. Маме пришлось оформить на неё опекунство. Катя, мне двоюродная сестра, но уж никак не родная.

- А она об этом знает?

- Да ты что??? Зачем ей это??? Лучше пусть живет мыслью, что мы одной крови! Только, прошу тебя, рот на замок и ключик в море, ладно?

- Я не балаболка, - с обидой в голосе ответила я.

- Буду иметь в виду, - съязвил Гоша.

- А с отцом какие у тебя были отношения?

- Он умер, когда я был ещё младенцем, - мрачно ответил Гоша.

- Прости. Я не знала. Мне очень жаль.

- Мать грохнула его, - продолжил он.

- Что??? – выпучила глаза я.

- Что слышала, - сказал Гоша и посмотрел в окно.

Я сидела, ни жива, ни мертва. История спасителя привела меня в ужас! Интересно, почему его мать  пошла на такой поступок? Может быть, все потому что её любимый мужчина не захотел признавать Гошу своим чадом, или может быть в этом была другая причина? Мне никогда не понять чужую боль. Да и зачем мне лезть в чужую жизнь и в чужие семейные проблемы? Убила – значит, дала слабину. Даже если отец Гоши трепал ей нервы, то нужно было просто запастись терпением и не распускать руки.

 Положив голову на плечо спасителю, я тяжело вздыхаю. Как же все-таки страшно, когда родные тебе люди, которыми ты так дорожил, в один прекрасный момент наносят друг другу удар. Вот ведь как бывает!

Говорят, что любовь убивает, но я не верила в эту чепуху, а надеялась на то что, в любви есть светлые стороны, но  я не думала, что тот, кто придумал эту зловещую фразу, оказался прав.

Гоша дергает плечом. Мол, убери свою голову с моего плеча и не пытайся проявить ко мне свои жалостливые чувства, не надо меня жалеть, да и к тому же я своего отца ни разу не видел, а ты тут… пытаешься втереться ко мне и наговорить кучу теплых слов. Но вместо этого он выпалил:

- Ложись спать. Завтра у тебя трудный день. Тебе нужно подготовиться к нему, как следует.

- Давай ещё немного поболтаем? – улыбнулась я.

- Разве, что завтра, - в ответ улыбнулся Гоша и погладил меня по голове.

Я вздыхаю и кладу голову на подушку.

На следующий день, когда мы покинули поезд, Гоша предложил снять номер в гостинице, я одобрила его идею, поймала такси и назвала ту гостиницу, которую знаю.

Не могу сказать, что я была рада тому, что нас поселили в одном номере, где была одна кровать на двоих и ванная комната, мне хотелось возразить, и я это сделала:

- Почему мы снова должны спать вместе? Неужели нам не могли выделить другой номер?

- Не нравится? – поднял брови спаситель. – Тогда иди к администратору и проси ключ от другого номера. Только я не уверен, что он пойдет тебе навстречу. У тебя же денег нема! – и рассмеялся.

Я хмурюсь:

- А ты знаешь куда колоть…

- Не дрейф, подруга, перекантуемся как-нибудь. В конце-то концов, опыт у тебя уже имеется, мы же спали с тобой вместе, когда Катюха была дома. И это лишь в знак того, что ты ей наплела про нашу любовь, которой вовсе нет.

- Да пошел ты! – бросила я.

- Ещё скажи, что я говорю, как извращенец, – решил напомнить мне он тот день, когда я начала нести бред сумасшедшей.

- Какая у тебя гениальная память! А я-то уже давно забыла, что я тебя так называла, - съязвила я. – Но если хочешь, чтобы я тебя так назвала то, я только «за»!

- Назовешь – придушу.

- Я сама кого хочешь придушу, - оскалилась я.

- Ну, ладно-ладно, успокойся, что это ты у меня раскисла. Лучше пошли погуляем по Питеру, заодно экскурсию мне проведешь.

- Я только, что с дороги! У меня ноют ноги!

- Что-то я не слышу их истеричный плач.

- Послушай, хватит наркоманский бред нести, достал ты меня уже!

- А ты опять все такая же пессимистка. Инга, ну улыбнись, ну пожалуйста.

Я дарю ему неестественную улыбку, прикрываю глаза и плюхаюсь на кровать, раскинув руки.

- Я бываю таким разным, - плюхнулся рядом со мной Гоша.

- Один день - тупой, другой - умный? – открываю правый глаз я.

Гоша пропускает мой вопрос мимо ушей и отвечает:

- Порой грустный, а иногда веселый. Но мне по душе оптимизм, так что давай жить дружно и пойдем на прогулку, где течет Нева и разводятся мосты!

- Ты можешь хоть на долю секунды оставить меня в покое???

- Ух, ты ж, какие мы злые, - решил поиздеваться надо мной парень. – Ладно, я сам пойду, но если я не вернусь ближе к полуночи, то считай, что ты меня потеряла навсегда и что за гостиницу тебе придется платить самой, потому что я заберу собой свой кошелек, для того чтобы побаловать себя вискарем или может быть чем-нибудь другим, таким же крепким, - понесся он.

Поджав губы, я сдерживаюсь, чтобы не ответить ему грубым словом. Знаю ведь, что испорчу настроение человеку, и он будет во всем меня проклинать и говорить мне о том, что все пессимисты свирепы и жестоки по отношению к людям.

- А хочешь, мы навестим твою шлюху? – наклоняется ко мне спаситель, а я влепляю ему хорошую оплеуху. – Ты чего творишь, ненормальная? – отпрянул он.

- Я же просила тебя не называть её так, ты что меня не понял???

- Так ты хочешь или нет? – трет он щеку и одаривает меня злобным взглядом. – Мерзкая девчонка! Испортила мне все настроение!!!

- Твое настроение не изменилось, если бы ты послушался меня и свалил с номера!

- Вот когда у тебя хорошее настроение, я пытаюсь тебе его не портить. А когда у меня, так ты начинаешь мне ставить палки в колеса. Где справедливость?

- В твоих мозгах, - ледяным тоном отвечаю я.
 
Бросив мне пару неприятных слов, спаситель покидает номер, а я встаю с кровати и, взявшись за голову, нервно мерею шагами номер. Боже мой, ну почему я такая вспыльчивая? Ну вот, обидела человека теперь, а он для меня столько сделал. Эх, эгоистичная душа моя...

Выбежав  из номера для того, чтобы остановить Гошу и извинится перед ним, а затем сказать ему о том, что я все-таки решила навестить подругу, обнаруживаю его возле барной стойки с рюмкой виски в руках. Слава богу, не ушел, а то он меня так сильно напугал.

- Чтобы быть в тонусе. Надо, чтобы тонус был в тебе, - повторил он реплику из рекламы бармену и осушил рюмку, закусив лимоном. – Вот скажи мне, друг… ну почему бабы вечно портят нам настроение?

Бармен пожимает плечами и выносит вердикт о том, что все женщины в своем роде ненормальные существа и способны их утихомирить только мужики со стальными нервами.

Когда Гоша повернул голову и увидел меня, то  заметно повеселел и подозвал к себе. Подойдя к нему, я обнимаю спасителя за шею, не стесняясь того, что мы не одни и живем в обществе, которое может осудить нас за телячьи нежности, и извиняюсь перед ним за свое поведение. Теперь-то я поняла, что нужно принимать людей такими, какими они есть и не нужно их подстраивать под себя. Достаточно просто попросить или спросить, мягким голосом, чтобы не обидеть, не причинить вреда и не вогнать в страх.

 Гоша обнимает меня одной рукой за талию и отвечает:

- Не бери грех на душу. Я уже давно тебя простил.

- Я просто хотела сказать, что готова к тому, чтобы встретится с Эльвирой.

- Да моя ж ты хорошая, - улыбнулся Гоша и дыхнул на меня перегаром. Видимо, не получится сегодня сходить к подруге. Уж если с пьяным куда-либо идти, то только за приключениями. – Какая же ты у меня все-таки быстрая. Ну ладно, пойдем. Ты мне покажешь Питер, а по пути заглянем в твой родной, одинокий и холодный дом. Где живут неразговорчивые бабки и бездомные котаны!

- Ты что, выпил? – убрала его руку я.

- Ну почему, когда у человека хорошее настроение, все думают что он либо обкурился, либо напился?

- Ладно, пошли, - вздохнула я и посмотрела в сторону бармена, который наблюдал за нами выпученными глазами.

Прогулка по Питеру была просто великолепна, не смотря на то, что Гоша постоянно показывал пальцем и просил меня рассказать, что это за здание и чем оно является. Я устало вздыхала, отвечала на все его вопросы и пыталась скрыть нахлынувшее на меня раздражение. Иногда бесят такие люди, которые ведут себя, как сумасшедшие. Но как говорил мой знакомый, что дурное поведение считается лучшим качеством, которое живет в человеке. 

- Черт побери! Всегда мечтал побывать в Питере! – воскликнул Гоша и повис на мне.

- А я в Москве, - съязвила я и дернула плечами, чтобы ненормальный отвалил от меня и не позорил перед людьми.

Когда мы уже добрались до моей улицы, и я увидела соседок-сплетниц, то встала, как вкопанная. Среди старух сидела Зина и о чем-то с ними беседовала. Но соседка  волновала меня меньше всего. Я тяжело вздыхаю и опускаю голову. Ноги задрожали и мне хотелось бежать с этой злосчастной улице, на которой когда-то протекала моя светленькая жизнь

- Ты чо встала? – задел меня плечом Гоша. – Адресом ошиблась?

- Нет.

- Тогда чего стоим? Трогаем! – берет меня за руку он и тащит за собой.

«Мне страшно! Я не знаю, что сказать подруге. Гоша, давай развернемся и пойдем обратно в гостиницу, а на следующей неделе покинем Родину. Пусть громилы сами нагрянут к Эльвире, чем рискну это сделать я», - пронеслось в голове.

Стоило мне пройти мимо старушек, как вдруг одна из них выпалила:

- Явилась, артистка погорелого театра, ну давай, дергай к своей бесстыднице. Как будто она ожидает тебя там! Сорвешь ей все дело, а она потом тебя по головке не погладит.

Я резко обернулась и хотела ответить, но спаситель как всегда опередил меня:

- Простите, что вы сказали? Сорвем ей дело? А, что за дело? Может быть, мы не вовремя пришли? Боже мой, Инга, твои соседки не хотят тебя пускать к подруге, потому что она пообещала им большую кучу денег, за то, чтобы те не пускали посторонних в её квартиру! Куда катится мир! Извините, а чем же так занята Эльвира?

Я бью себя по лбу. Почему Гоша не может быть собой? Почему он начинает в серьезных для меня ситуациях вести себя, как придурок?

В эту минуту Зина поднимает свои темные очки и отвечает:

- Молодой человек, шли бы вы оба отсюда. Вам же ясно сказали, что не стоит сегодня наведываться к Эльвире.

Этот ответ вывел меня из себя. На секунду я почувствовала уверенность и, наплевав на Зину, которая спрашивала у меня, когда я приеду и поговорю с подругой на полном серьезе, которая всегда ко мне хорошо относилась, то властным тоном  прошу Гошу посидеть на лавочке пока я не вернусь. Тот округляет глаза и синхронно опускается, а я быстро забегаю в подъезд, сжав руки в кулаки.

Все надоело! Не хочу быть размазнёй. Мама спасителя  права, зачем требовать от людей помощи, если ты размазня? Правильно. Люди сами помогут, когда почувствуют твою боль, которую ты скрываешь.

А ещё спасибо Гошке за его оптимизм! Только сейчас до меня дошло, что таким образом парень просто хотел настроить меня на нужный лад и почувствовать в себе одержимость. И я её чувствую. Чувствую, как давлю на звонок, Эля открывает мне дверь и…

- Инга? Это ты? –  ошарашено спросила меня она, как только я надавила на звонок.

- Я! - с вызовом ответила я и откинула назад волосы. – Чо не ожидала, да?

- Нет, проходи.

Эля закрывает дверь на цепочку и ведет меня в зал, а затем открывает окно на форточку и опускается на кресло. Сев на ближайший диван, я положила ногу на ногу и вздохнула.

- Где ты была весь этот месяц? Я даже не знала, что и думать! – выпалила она.

- А ты умеешь думать? Ха, странно для девочки, которая занимается проституцией! – воскликнула я. – Чо ты думаешь, я не знала о том, чем ты занималась, пока я прохлаждалась в Москве и залечивала свои побои от громил, которые приняли меня за тебя и потребовали дипломат?..

Почувствовав то, как силы меня покидают, я всхлипнула и принялась рассказывать подруге, что со мной случилось.  Я рассказала ей подробно про мерзавцев и про их главаря, который являлся другом некого покойного Михаила. Рассказала, как сбежала от мудаков, а потом бросилась от бессилия под Гошину машину. Рассказала, как спаситель  помог мне встать на ноги и повез в больницу, а на следующий день явился ко мне и дал позвонить баб Зине, которая поделилась новостью, что Эльвира водит в мою квартиру мужиков и выкачивает с них деньги. Меня было невозможно остановить, я все говорила, глотала слезы и при первой возможности вытирала их тыльной стороной ладони, а подруга… просто слушала меня, подперев голову рукой. Она постоянно менялась в лице и покусывала губы. Когда я подошла к концу рассказа и заревела во весь голос то, выпалила:

- Дрянная девчонка! Испоганила мне всю жизнь! Ненавижу тебя… ненавижу…

Испуганная Эльвира подбежала ко мне, крепко обняла и погладила по голове, словно маленькую девочку:

- Ин, то, что тебе рассказывала баб Зина, обычная ложь! Я никогда бы не посмела открыть бордель в твоей квартире! Все это время, я жила только мыслью о тебе! Твои соседки – обычные сплетницы. Сама же меня учила тому, чтобы я не обращала на них внимания и шла своей дорогой. А теперь ты отнекиваешься от своих выводов! Инга! Пойми же ты, наконец, я не куртизанка, а обычная девушка, живущая за счет мужчин. Тут никак не пахнет эскортом.

От этих слов, я отстраняюсь и округляю глаза.

- Я жила за счет мужчин. Стоило мне только появиться на улице и выйти в кафешку,  - продолжила подруга. – Но в этом нет моей вины. Я не виновата в том, что природа наделила меня красотой и стройными ногами, что из-за одного моего взгляда сильный пол терял над собой контроль! Ах, да забыла сказать. Недавно, один из моих ухажеров заплатил по счетам за свет и другие коммунальные услуги, чему я была очень рада. Вот видишь! Красота – это тоже работа… Мужики сами теряли от меня голову и одаривали подарками! Один из них сказал мне: «ты такая красивая, что хочется подарить тебе какую-нибудь игрушку или побрякушку. Тебя не хочется взять в охапку и увезти домой, чтобы ты ублажала меня за сто зелёных. Нет, ты не из тех, кого я встречал раньше. Ты особенная. С тобой хорошо и не хочется расставаться». От этих слов я плавилась, как пломбир под июльским солнцем. Рядом с ним я чувствовала настоящую любовь. Мне не нужны были его деньги, нет! Я любила его! Очень сильно! Этот человек стал для меня центром вселенной, до него я ещё никого так сильно не любила! Он не только доверил мне свое сердце, но и ещё назначил наследницей своих миллионов! Догадайся, кто это был?

- Михаил? – дрогнувшим голосом спросила я.

Эля поднялась с дивана:

- Да. Мишка. Я не хотела тебе о нем рассказывать, потому что знала, как ты к этому отнесешься. Миша дал мне обещание, что в скором времени, как управится со своими делами, сделает мне предложение руки и сердца. Это было шоком для меня, я, долгое время не могла прийти в себя, чтобы вымолвить словечко.

- А ты рассказывала ему про то, что живешь со мной?

- Конечно. Миша был не против того, чтобы ты жила с нами. А потом он и вовсе не появлялся, не звонил, не писал сообщения, я уже думала, что он соврал мне и кинул на произвол судьбы. Но сейчас, когда ты мне сообщила новость о том, что его убили и что за его деньгами началась настоящая охота, то мне стало не по себе. Ин, если бы я только знала, что тебя подстерегает опасность, то пошла бы в магазин вместо тебя. Ты итак в жизни многому натерпелась, а тут ещё и отморозки.

- Ты с ними знакома?

- Нет. Если бы была то, не раздумывая, отдала бы им все до копеечки. Но, к сожалению, у меня нет… Мишкиного дипломата.

- Как это нет? – удивленно спросила я.

- А так. Сама не знаю, куда он подевался. Может, кто обокрал, пока меня не было дома. Соседи молчат и не говорят ни слова о том, что у меня был посторонний мужчина и что я совсем распоясалась. Но пойми, я не та, какой они меня рисуют.

- Если ты думаешь, что я буду постоянно верить тебе на слово то, ты глубоко ошибаешься! Где деньги? Я знаю, они у тебя есть! Я их лично своими глазами видела! Ты ещё дибилка меня на понт взяла тем, что такие бабосы подарили тебе родители! Алкоголики и наркоманы! – в гневе сказала я.

- Да говорю же тебе, нету их у меня! Что тут непонятного? Поверь, мне не зачем тебя обманывать. Были бы деньги, я бы давно спасла тебе жизнь. Если бы подфартило встретиться с Мишкиными корешами. Ну, блин, откуда я могла знать, что все так получиться и что нас смогли спутать. Ведь я даже и не думала, что мы похожи.

- Ты права. Отморозки долгое время смотрели на солнце, отчего его свет повлиял на их зрение. А может быть, совсем чокнулись со своей охотой за дипломатом, что вообще потеряли бдительность.

Я немного помолчала, а затем добавила:
 
- Знаешь, были бы деньги - был бы и спрос, я сейчас не вижу смысла с тебя что-то просить. Ты мне нагло врешь и не хочешь раскрыть правду. Правду о том, где ты прячешь деньги и мне от этого час от часу нелегче, - подавленным голосом отвечаю я и встаю с дивана.

- Ин, останься, прошу тебя. Я не знаю, куда подевался дипломат, - на глазах подруги выступили слезы. Мое сердце сжалось.

- Ну, все успокойся. Я остаюсь. Я тебе верю, слышишь, но если ты меня обманула…

- Да мне незачем тебя обманывать!!! – заревела ещё громче Эльвира.

Глава 11

От её плача у меня зазвенело в ушах. Не могу смотреть, как люди плачут, потому что, глядя на них, начинаю плакать сама. Очень больно смотреть на тех, кому плохо. Сейчас я почувствовала то, как внутри меня оживился добрый ангел хранитель, который заставил меня одуматься и забыть то, что наговорили мне об Эльвире, а ещё простить её за все, за все. Людям нужно давать ещё один шанс на исправление.

- Посиди тут, я скоро вернусь, - погладила её по голове я и улыбнулась.

- Ты, правда, вернёшься или ты просто решила побыстрее сбежать от меня?

-Нет. Я, правда, вернусь, - сказала я и покинула квартиру.

Исчезновение дипломата только ломает мою судьбу. Интересно и куда он мог деться, если он постоянно находился в моей квартире? Никто же не мог пробраться к подруге и стащить его! Что-то мне все это не нравится…

Когда я наконец-то спустилась по лестнице, открыла дверь подъезда и вышла во двор, то увидела, как спаситель внимательно слушает моих соседок и улыбается. Что они ему там наболтали, остается только догадываться. А может быть, он просто вспомнил что-то веселое из жизни и поэтому у него такая улыбка? Я вздыхаю и убираю непослушную прядь за ухо. Гоша оборачивается. Улыбка исчезает с его лица.

- Пойдем, мне нужно тебе кое-что сообщить, - подошла к нему я, взяла за руку и быстрыми шагами направилась с ним за дом. Почему я решила поговорить с Гошей именно там? Да потому, что привыкла с ним разговаривать только на ТТТ.

Я прижимаюсь спиной стене. Гоша встает напротив меня и опирается руками о стену.

- Эльвира не имеет никакого отношения к моему похищению. Плюс она не проститутка. Мужики бегали за ней, а не она за ними и именно поэтому мои соседки посчитали её куртизанкой. И это лишь из-за того, что она разрешала своим поклонникам делать ей дорогие подарки и приглашать в кафе!? Странные люди, однако, пошли. Но одно я знаю, точно…  друзья покойного были правы, насчет того, что она являлась будущей невестой Михаила. Миша доверил ей не только свое сердце, но ещё и дипломат с большими деньгами, - я немного помолчала, а затем добавила: – Мне кажется, я начинаю догадываться, зачем отморозкам была нужна наследница, чтобы узнать то, где она прячет дипломат покойного, а затем, разузнав правду, грохнуть её! А ведь на её месте оказалась я! Боже, а мы с ней даже не похожи…  И ещё, мне нужно тебе кое-что сказать…

- Мне кажется, ты уже все сказала. Я горжусь тобой, моя хорошая. Наконец-то ты начала соображать. Ты взрослеешь на глазах, Ин! – улыбнулся спаситель и чуть ближе приблизился к моим губам.

- Я остаюсь, - отстранилась я. – Я пообещала Эли, что не брошу её. Гош, спасибо тебе за все, но теперь я должна справиться сама.

- Ин, не наступай на одни и те же грабли! Ты что, забыла, что твоя подруга самая настоящая врунишка? Вспомни, как она обманула тебя! Вспомни слова своей соседки про то, что она устроила бордель в твоем доме! Я же тебя, заранее предупредил о том, что твоя подруга имеет чувство стыда и не станет сознаваться в своем дурацком поступке! Да у неё смелости, даже не хватит! Привяжи её хоть к стулу, всё ровно не скажет! Ин, ну что ты, в самом деле? Эта идиотка запудрила тебе мозги, а ты снова ей поверила! А ты ей рассказала, как здорово тебе досталось от Мишкиных братков, а?

Я вздохнула и почувствовала, как земля уходит из-под моих ног. Мне ничего не оставалось делать, как рассказать Гоше о том, что происходило на самом деле, а не так, как я планировала перед встречей: надавить ей на жалость и заставить подругу помочь мне.

- У Эльвиры нет дипломата. Его украли, но она даже не знает кто! – закончила свой монолог я.

- Да она гонит! У неё есть бабосы! Ночной бабочке просто нужно оторвать крылья и мучить её до тех пор, пока она не скажет правду! Как это так дипломата нет, а воришка не найден!? Повторяю, для особо тупых: Эля – обычная проститутка, и не о какой любви не может быть и речи! Если уж она и любила Миху то, только зато, что он был постоянным клиентом и приплачивал ей бабки! А дипломат… наверное он подарил ей от чистого сердца. Это как официанту оставляют чаевые!  Хотя откуда же мне знать, какие у них были отношения… Ты все ещё планируешь остаться с подругой? Что ж дерзай, девчонка тебя всему научит. Проститутки, они, знаешь, как новичков быстро приучают к работе? О, тебе и не снилось. Это круче чем, теорема Пифагора, - усмехнулся Гоша.

- Как же ты меня заколебал со своими нравоучениями! Ну почему я не могу сделать так, как хочется мне??? Почему я должна вечно под тебя подстраиваться??? Достал, надоел! Если бы только знал, как я устала от тебя, от твоих советов от всего, от всего! Боже, отвали от меня и дай пожить спокойно! Исчезни из моей жизни! На этот раз, я справлюсь сама!

Гоша тяжело вздыхает и прислоняется лбом к моему лбу:

- За что ты так со мной? Я же всё для тебя сделал, а ты… Я же просто хотел уберечь тебя от опасности. Ведь не зря же ты меня спасителем прозвала…

- Кто этот идиот, который дал тебе ложную информацию?

- Покойный главврач. Ин, не опровергай свои слова, я же ведь знаю, что все это время ты нуждалась во мне, в моей помощи, поддержке. Да ты просто жить без меня не могла!

- Могла, - холодно ответила я.

- Неужели ты и впрямь решила остаться?

- Решила, - с вызовом ответила я.

Гоша хмурит брови:

- Какая самоуверенность, ты глянь! Слушай сюда, ты сейчас идешь и трясешь с Эльвиры всю информацию, если боишься это делать сама, то скажи мне. Уж я-то знаю куда колоть.

- Да не буду я этого делать!

- Ах, так! Значит, придется это сделать мне! - убрал руки со стены спаситель.

- Только попробуй! – прикрикнула я. - Я тогда из тебя сделаю котлету, если ты рискнешь сделать хоть шаг в сторону!

Мои слова подействовали на Гошу и он внимательно на меня посмотрел, словно ждет от меня продолжения.

 - Я же прошу тебя по-хорошему, уезжай. Оставь меня. Не упрямься и не показывай свой характер, уходи, прошу тебя, сгинь в свою Москву… - сказала я обреченно и всхлипнула. Парень реально истрепал мне нервы.

- Ладно. Пусть будет по-твоему. Но, за тобой должок.

- Какой?

- Ты должна оплатить мое спасение. Все это время, пока ты находилась под моим присмотром, я переводил на тебя безумные бабки, - приблизился ко мне спаситель. -  Надеюсь тебе не нужно перечислять, на что именно я их тратил.

- Только на шмотки, - ответила я.

- И не только на шмотьё, но ещё и на бензин. Ой, забыл ещё сказать! Я ещё Петру Петровичу платил за твое лечение.

- И сколько же я тебе буду должна, если у меня нет денег?..

- А мне по боку, есть у тебя деньги или нет. Но то, что ты мне должна сорок тысяч, это точно.

- Сколько?! Гоша, перестань шутить, это же не смешно!

- А я и не говорю, что я пошутил. Труд спасителя должен оплачиваться. Ты только не спохватывайся раньше времени. Копи, а как накопишь, так сразу ко мне ну или бабки почтовым адресом вышлешь. Уж я-то знаю, с такой подругой, как Эля не пропадешь.  Если уж решила остаться, так работай, продавай свое тело… а потом, отсылай мне по половинкам свои доходы…

- Да что ты такое говоришь? Ты в своем уме? Гоша, я тебя не понимаю, почему в тебе столько грязи? Что я тебе сделала??? Ну, скажи??? Где я согрешила?  Я ведь только просила тебя оставить меня в покое! – громко разрыдалась я и уткнулась спасителю в грудь, задрожав, как осиновый лист.

- Боже мой, что я несу! Ин, прости, я не хотел! – почувствовал свою вину парень и принялся вытирать мои слезы своими руками, не переставая каяться.

Не в силах больше стоять рядом с тем, кто только что меня унизил, я вырываюсь из «плена» Гоши и сломя голову бегу домой.

Гоша не дружит с головой, да и никогда не был с ней в ладах. Больно, когда тебя оскорбляет тот, кем ты так дорожишь. Больно, когда считаешь человека идеальным, забывая о том, что у него имеются плохие стороны. А ведь Гоша знал, что он мне нравился. Тогда почему он не предпринял никаких действий, чтобы произвести на меня ещё большее впечатление? Наверное, потому что не сумел полюбить, привыкнуть ко мне, хорошенько меня узнать… То, что на протяжении времени он мне помогал и настраивал на оптимизм – это не является тем, что он втюрился. Ему просто было жалко меня.

Неравнодушие – это то, что есть в каждом человеке, только используется очень редко, особенно если личность себе на уме и не до кого ей нет дела.

Эльвира открыла дверь не сразу. Зато пока я её ожидала то, успела быстренько вытереть слезы и настроить себя на хороший лад. Нужно сделать вид, словно мы с Гошей договорились и разошлись по хорошему, не делая друг другу нервы.

- Всё хорошо? Нормально расстались? – словно чувствуя, что со мной что-то не так, обеспокоенно спросила Эля, когда я только переступила порог квартиры и принялась разуваться.

- Да нормально, - ушла от ответа я.

- У тебя глаза опухшие. Ты плакала?

- С чего ты взяла? У меня просто бессонница. Последнее время, я плохо спала.

Зайдя вместе со мной на кухню, Эля садится на стул и с милой улыбочкой спрашивает:

- Ну и как там в Москве? Гоша хоть успел познакомить тебя с ней?

- Только самую малость, - ответила я ей улыбкой и села рядом с ней. – Я гуляла по Арбату и тусила в самом элитном клубе города.

От воспоминания о Кате мое сердце сжалось с такой силой, что хотелось всплакнуть. Чтобы не показывать свою боль я широко улыбнулась и предложила Эльвире заварить чай. Та встала с места и принялась его заваривать.

- Эль, скажи мне правду. Куда подевались деньги? Я ведь знаю, ты темнишь…

Эльвира вздыхает и опускается на стул, закрыв лицо руками:

- Я отдала их на лечение моего старого друга. Он наркоман со стажем. Я, конечно, понимаю, что таким как он уже нечем не поможешь, но все же в глубине души я верила, что помогу ему и пристрою в самую элитную клинику. Когда в моей жизни появился Михаил и через недельки три подарил мне дипломат, я поняла, что пора приступать к действию. Я только и делаю, что молюсь за здоровье Максима. Мне очень хочется, чтобы он окреп, чтобы он взялся за ум. Знаешь, а я любила двух мужчин. Наверное, ты презираешь меня за такое…

- Ты не любила Михаила. Ты использовала его в качестве ходячего кошелька, - сделала заключение я. - Я уверена, что когда вы с ним познакомились, он сразу объявил тебе о том, что он олигарх и имеет большие деньги. Впрочем, ты сама мне говорила, что мужики тратились на тебя.

- Но он-то меня любил!

- То, что он был без ума от тебя,  я не отрицаю, а вот то, что ты от него, я в этом неуверенна. Признайся себе, ведь когда Миша объявил тебе о будущей помолвке и назначил наследницей, твои глаза загорелись, и ты воспользовалась тем, что в скором времени поможешь своего другу вылечиться от наркомании. А ещё тебе было радостно от того, что будешь жить на роскошной вилле и кататься только на дорогих машинах, одеваться с иголочки и кормить йоркширского терьера со стола. Выйдя замуж за Михаила, ты бы втихаря помогала своему другу и делала вид, что верна своему мужу и считаешь его своим счастьем.

- Я не думаю, что Михаил мог бы не заметить пропажу денег. Богатые люди подсчитывают каждую копеечку, они и экономисты, и математики. Лечение от наркомании – дорогое удовольствие. Узнав,  что я спёрла  такую сумму, Михаил бы устроил мне допрос. А теперь отвечу следующее. Ты меня раскусила. Я не любила богатенького Буратино. Наша жизнь – это театр. Я лишь изображала девушку, которая сильно сохла и очень дорожила своими отношениями, храня любимому достоинство и свою честь! Я делала вид, будто обожаю его, но на самом-то деле мне нужны были, только деньги. Мне льстило, когда мужики одаривали меня бриллиантами, а я сдавала их в ломбард и копила деньги на лечение друга. Если бы все было так, как ты сейчас сказала, насчет моей «счастливой» жизни с Мишей, то я бы не раздумывая, стала помогать Максу! Но есть один минус - Миша умер и меня немного трясет от этой новости. Все, что мне от него было нужно, я получила. Конечно, печально, что хорошие люди покидают этот мир, но все же он был единственным человеком, который хорошо ко мне относился и обещал мне большие перспективы.

- А что если бы Миша не появился в твоей жизни, где бы ты взяла деньги?

Эльвира вздыхает и не дает ответа на мой вопрос. Оно и понятно, что тема Михаила была для неё слишком наболевшей. Сначала она снова налгала мне, про то, что любила его и про то, что деньги украли. Ну вот, Гоша снова был прав, что подруга врунишка. Хотя на её месте я бы тоже промолчала о том, что влюбилась по уши в наркомана. Не каждая может полюбить конченого человека, которого ничего не интересует кроме кокса и ещё всякой наркоманской дребедени.

Моя дурацкая философия. Мои дурацкие нравоучения и это все, чему меня научил спаситель. С ним я почувствовала себя взрослой и поняла всю суть уверенности в себе, а парень был, однако, прав, насчет того, что она кроется во мне.

- Ладно. Все забыли. Главное, чтобы с другом твоим было все в порядке, - нарушила молчание я.

- Я тоже так думаю, - согласилась Эльвира.

Эля такая красивая, вот бы мне у неё перенять что-нибудь. После того, как я обрела уверенность в себе и своих силах, я поняла, что во мне нужно дополнить один штрих.

На следующий день я обратилась к подруге за помощью, чтобы она поделилась своим секретом красоты.

- О, дорогая, это нужно оттачивать годами. Этому меня научила моя бабушка, которая иногда забирала меня к себе. Она всегда говорила мне: «Чтобы у тебя не случилось, нужно любой ситуаций оставаться человеком. Неважно то, что твои родители спились и ведут разгульный образ жизни. Понимаю, тебе трудно жить в этом мире, но ты должна знать то, что ты молода и у тебя ещё все впереди. Главное начать с себя и тогда все получится». Прежде всего, она учила меня держать правильно осанку. Глядя на тебя, мне хочется взять бамбуковую палку и треснуть тебе по спине, чтобы ты не горбилась, - улыбнулась Эльвира и ударила меня по спине. – Спину ровно, живот в себя! – приказала мне она. Я подчинилась.

Было немного непривычно, ходить с книжками на голове и делать мелкие шажочки, чтобы источник знаний не упал с моей головы. Эля учила меня думать позитивно, расслабляться, чтобы отбросить негативные мысли, улыбаться и наносить легкий макияж, чтобы он не казался вульгарным.

Не могу сказать, сколько продолжались тренировки… неделю, месяц, но могу сказать, что в скором времени результат был на лицо. Осанка выработалась, негативные мысли исчезли, но Гоша так и не выходил из головы.

- Что нужно сделать, чтобы забыть человека? – спросила я подругу, когда мы вышли на улицу.

- Закрой глаза, задержи дыхание и пробуй изгнать его из головы. Если тебя до сих пор волнует та ситуация,  которая у тебя с ним произошла, просто посмотри на неё с другой стороны. Например: найди в ней положительные стороны и улыбнись тому, что это было.
 
- Да, как-то не хочется улыбаться. А если человек оскорбил тебя так, что хочется плакать?

- Если парень оскорбляет девушку, то в первую очередь он унижает самого себя. Это как, говоришь на меня - переводишь на себя. Так, что не парься по этому поводу, если он тебя оскорбил то, это значит, что он открыл в себе талант, как говорить в лицо. Представь, что он приготовил эти слова не для тебя, а для другой девушки, просто он решил потренироваться на тебе и посмотреть на твою реакцию. Если ты засмеялась – значит тебе по боку, что он о тебе думает. Если заплакала – значит, он самый натуральный козел. Если промолчала и улыбнулась – значит, не показала то, как задели тебя его слова, а просто сделала вывод, что он либо  идиот или слишком правильный. А ежели он оскорбил тебя на людях ,то ты в первую очередь должна просто пошутить или  посмеяться. Забудь, что вокруг вас находились люди. Поверь, им не будет дело до вас, если ты, конечно, не начнешь орать на обидчика, покрывая его матами. Не нужно превращаться из нормальной девушки в быдло. Все мы когда-то выходим из равновесия, так бывает. Лучше промолчать. Лучше улыбаться. Не стоит портить себе нервы. А если сильно душат его слова и хочется плакать, то нужно быстро где-нибудь укрыться, желательно подальше от него и зареветь. Все считают, что плачут только слабые, но это не так. Плачут те, кому обидно за себя и за то, что был не в силах поставить обидчика на место.  Тебе будет легче только, то если не будешь обращать внимание. Просто уходи в свои мысли и все. Так будет легче.

- И почему я не знала об этом раньше?

- У каждого своя психология отношений. Не волнуйся, когда-нибудь он пожалеет о том, что наговорил тебе. Если, конечно, ты ему дорога.

В эту минуту я замолчала и посмотрела на подругу. Поверить не могу, а ведь я была о ней совсем другого мнения. Я даже не знала, что она, как и Гоша – хорошо разбирается в людях и пытается найти во всем хорошее.

Сев на ближайшую лавочку, Эльвира сказала:

- История, которая с тобой произошла - слишком запутанная. Как может парень помочь незнакомой девушке, приютить её в своем доме и обеспечивать её?

- Это нонсенс, но все же, я рассказала правду. Хоть и сама не поняла смысл Гошиного поступка. В наше время люди, стали такие эгоистичные, что им до пострадавшего нет никакого дела.

- Я тоже никогда не встречала таких людей. Ин, да он любит тебя! Точно тебе говорю, он бы не стал тебе помогать! Сама же говоришь, что народ стал эгоистичным. А твой Гоша – это просто принц из сказки. Е-мое, ну бывает же такое…

- Нет, не любит.

- Любит, точно тебе говорю! А ты иногда о нем вспоминаешь?

- Очень редко.

- Да как же так! На твоем месте я бы вспоминала его с замиранием сердца. Он же нереальный человек! Да он ведь, тот о ком ты так давно мечтала!

- Что?

- Я знаю. Я читала твой дневник. Ты мечтала только о том человеке, который будет во всем тебе помогать и любить тебя такой, какая ты есть! А ты его любишь?

- Мы друзья. Бывшие, только.

- На твоем месте, я бы не сидела тут, а вернулась бы к нему…

- Я не знаю Москву! – выпалила я, давая ей понять, что разговор о Гоше пора заканчивать.

- А причем тут Москва, если бы ты смогла ему сообщить о своем приезде, то он бы тебя встретил… - но поймав мой хмурый взгляд, подруга вздохнула и ещё раз напомнила мне о том, что я должна при любом раскладе увидеться с парнем и поговорить с ним по душам. 

Ах, если бы она только знала, что между нами произошло, и какие постыдные слова он мне наговорил, то перестала бы толкать меня на такие сумасшедшие поступки.

Глава 12

Лень появляется только тогда, когда человек сидит без дела и гоняет балду. Лень – это отказ от трудолюбия, она набрасывает на людей свой поводок и ведет за собой, в тот мир, где можно отдохнуть и расслабиться. Но только, умный здравомыслящий со словом «надо», встает с колен и начинает идти вперед, не думая о том, что его ждет. Такой человек знает то, что если хочешь чего-то достичь нужно, справляться самому и делать над собой усилия, чтобы потом спокойно вздохнуть и идти к следующей мечте.  Это нервное занятие - изгнание лени, но оно того стоит. Люди любят таких.

Не хочу говорить о себе плохо, но мне кажется, что постепенно я начинаю сходить с ума, живя мыслью о том, как заработать денег, чтобы вернуть должок спасителю, но при этом не предпринимаю никаких действий. Мечтать лежа на диване – это легко, а вот исполнить свою прихоть стоит больших усилий. Но я смогу! Смогу, пока у меня есть молодость, я должна действовать.

Вернувшись с долгой прогулки, я прошла в зал. Эля сидела на подоконнике и о чем-то усердно думала. Наверное, о Максиме, который сейчас находится в наркологическом центре.

Наркоманы, какие жалкие людишки, которым намного труднее, чем нам. Доза, все время нужна доза, а ещё поход в специальный клуб, где постоянно пахнет травкой или ещё какой-нибудь дребеденью. И что Эльвира нашла в нём? Ну вылечится он, что она дальше планирует с ним делать, детей заводить?

Лезть в чужую жизнь – это не очень приятная черта характера, но если человек является тебе родным то это нормально, можно высказать свое мнение.

Заявив подруге о том, что мне срочно нужна работа и что без её помощи смогу справиться, я выдохнула и опустилась на диван.

- А ты уверена, что именно работа поможет тебе развеять скуку? – спросила меня Эля. – Если ты стесняешься попросить у меня денег, то не бойся, я дам сколько нужно. Ты только назови сумму.

- Я же тебе ясно сказала, что справлюсь сама! Чего ты обо мне печешься, как мать родная.

- Один простой вопрос: зачем?

- Что зачем? – не поняла я её вопроса.

- Устраиваться на работу и зарабатывать сущие копейки. Ин, может все-таки подумаешь?

- Нет! – твердо ответила я.

- Я тебя не понимаю… Раньше, ты нуждалась в моей денежной помощи, теперь нет… Что с тобой? Ты не заболела? – потрогала мой лоб Эля.
- Просто, я долго думала над твоим предложением и все-таки решила поехать в Москву, только вот осталось на билет заработать. Надеюсь, что в скором времени, я обязательно увижусь с Гошкой!

- Ты же говорила, что вы с Гошей бывшие друзья! – прищурилась она. – Что у вас нет больше общих интересов и что он больше не твой человек.

- Дело в том, что я… не могу без него жить! Эля, пойми меня правильно, мне кровь из носу нужны деньги! Если я их не заработаю своим трудом, то я буду обыкновенной лентяйкой, - театрально изобразила истерику я. – Ах, и зачем я только поделилась с тобой тем, что хочу занять себя работой.

- Да, ладно. Дело твое. Решила работать, работай себе на здоровье. Главное, чтобы ты не изводила себя и нервничала. А то знаешь, как бывает. Но в твоем случае тебе дадут легкую работу.

- И в чем она будет заключаться?

- А вот это, тебе предстоит узнать. Тут я тебе не советчик, - зевнула Эля.

Врать – не хорошо, но признаваться подруге в том, что произошло между мной и спасителем, отчего мне хочется рвать на себе волосы и биться головой об стенку, и что работа это мой единственный способ  самообладание -  это не вариант. Не хочется, вклинивать человека в свои проблемы и переживания. Пусть Эля думает, что я просто взялась за ум.

Кровь застыла в моих жилах. На самом-то деле, я не собиралась ехать до своего обидчика. Сорок тысяч ещё не заработала. Неудобно как-то с пустыми руками, человек-то на меня надеется! Никогда не поверю, что такие деньги можно на меня угробить! Ужас, до чего обман дошел!

Может, Гоша просто взбесился от того, что я покидаю его и отправляю одного в Москву? Может быть, он ожидал чего-то большего от меня? Что я устрою Эльвире скандал, наору на неё, потребую дипломат, а затем с этими же деньгами свалю из Питера? Или может быть, выясню знакома ли она с мордоворотами? Я не знаю, что он думал в этот момент, когда я пошла до неё. Сейчас я полностью, уверена, что паренёк не хотел меня оставлять и, когда я дала ему понять, что своих решений не меняю, он психанул и оскорбил меня так, как ещё никто.

Прошло ровно три недели  и если честно,  я уже привыкла к тому, что нужно вставать ровно в семь часов, а затем собираться и бежать на работу. Условия меня, конечно, устроили, да вот зарплата в пять тысяч рублей в месяц, отнюдь не радовала. Хотелось достигнуть чего-то большего. Это конечно хорошо, работать курьером, но не для меня! Ну, что подделать, у меня не было выбора.

По дороге домой, я каждый раз вспоминала своего спасителя. Как бы я хотела снова окунуться в то время, когда я стояла у окна, едва сдерживая слезы, а он обнимал меня за плечи и поддерживал  словами. Он говорил, что обеспечит мне будущее. Он говорил, что заменит мне подругу, и я к нему привыкну, а я глотала его каждое слово и чувствовала облегчение. Боже, в памяти столько счастливых моментов, а забыть их просто невозможно. Сейчас, для меня Гоша стал совсем не тем, каким я видела его раньше. Он стал очень груб по отношению ко мне. Весь в свою мамочку!

Иногда я представляю НАШУ встречу. Представляю, как ТЫ берешь меня за руку и начинаешь снова извиняться. А я… думаю о том, как можно быть таким человеком, который говорит прямо в лицо! Причем, такие слова, от которых сжимается сердце  и хочется кричать от боли.

Мечты сбываются, когда ты действуешь и веришь в себя, но я даже и не думала, что в скором времени встречу ТЕБЯ.  Для меня ты всегда останешься хорошим человеком. Я не устану повторять, что ты тот о ком, я давно мечтала, потому что полюбила. Любящий человек, готов простить только тогда, когда действительно дорожит своим выбором. 

Я прощаю ТЕБЯ, хоть ты и оскорбил меня. Я прощаю ТЕБЯ, потому что знаю, что ты не нарочно причинил мне боль. Я прощаю ТЕБЯ, хотя и хочется придушить. Быть может,  я грешна и мне нет прощения за то, что в моей жизни появился не человек, а сатана, но все же как ни крути мы будем вместе.

На следующий день, я жутко поссорилась с подругой. На работе у меня все валилось из рук, голос стал каким-то тихим, что меня не могли расслышать. И из-за чего это все произошло? А произошло это из-за подружкиного чрезмерного любопытства. Меня бесило то, что она постоянно расспрашивала у меня про Гошку. Типа люблю ли я его и почему я не коплю деньги на, то чтобы поехать к нему в Москву. Я каждый раз отвечала ей одно и то же, что пока у меня нет денег на билет. Та взмахивала руками и предлагала мне свою финансовую поддержку, от которой я вмиг отказалась. Не стоит рассчитывать на помощь человека, нужно самому вставать на ноги и делать всё, что необходимо, для достижения цели.

Так продолжалось по сей день, не только спаситель стал поводом для ссор, но ещё и характер Эльвиры. Если честно, я даже и не догадывалась о том, что в ней таится столько зла.

Идеального мира никогда не будет существовать, как бы это прискорбно не звучало. Я считала её идеальной подругой, но я ошиблась.

Оставив Эльвиру одну дома, я вышла на улицу и закурила. Мне захотелось немного побыть одной, потому что рядом с подругой я чувствую себя, последней тварью, которая отказалась от любимого человека и осталась с куртизанкой, как называл её спаситель.
 
Эльвира изменилась, похорошела, стала распущенной, поняла, что она девушка из высшего общества и что все мужики падают к её ногам, стоит ей только похлопать ресничками. А я? Круче. Гораздо круче. У меня хоть есть чувство собственного достоинства и свое «Я».

Сев на лавку, я закрываю лицо руками и даю волю чувствам. Пусть окружающие видят, как мне плохо, но не Эля. Ей вообще нельзя плакаться. Она себе на уме.

А может замкнуться в себе? Это же прекрасно, ты слушаешь только свое сердце, не подчиняешься к мнению толпы и делаешь то, что считаешь нужным.

Замкнутый человек – это не человек-изгой, а личность, которая ставит перед собой цель и делает все возможное, чтобы её достигнуть. Такие люди не нуждаются в дружбе им достаточно, только общения на разные темы с коллегами или однокурсниками. Замкнутые не жалуются на судьбу и не дают себя в обиду, плюс не сплетничают о других. Это сильные люди, у которых есть свой душевный огонек. Хоть иногда они и становятся слабыми, но это длится недолго.

Я справлюсь! Я перестану плакать! У меня все получится. Не хочу жить прошлым, хочу идти вперед и не спотыкаться! Пусть хорошая Эля, останется где-то далеко. У меня есть идеи, есть цели, и я не позволю какой-то идиотке ломать мою судьбу. Надоело!

Гоша, он сильный мужчина, один раз я дала ему обидеть себя, но Эльвире доступ закрыт! Не хочу, не хочу, чтобы об меня вытирали ноги. Гоша хоть почувствовал свою вину, а она? Все продолжает, дальше трепать мне нервы.

Вдоволь наплакавшись, я поднимаю лицо и вижу, как мимо меня проходит… Друг покойного Михаила, тот самый, который жестоко со мной расправился. Но, слава Богу он меня не заметил. Я мысленно перекрещиваюсь и покидаю быстрым шагом парк.

У мерзавца, только одна цель: «найти беглянку и грохнуть её» других вариантов нет! А может быть, мне просто показалось? Может я сбрендила на этой почве. Нет, ну это был точно он!

Завернув за угол, я отдышалась и увидела возле кафешки знакомый джип, на котором я проделала большой путь в компании похитителей. Я потёрла глаза, но видение не исчезло. Нужно бежать отсюда, пока история снова не повторилась.

А самой так хотелось узнать, на каком основании они сюда приперлись и чего забыли в нашем городе.

…- Где ты была? Почему с такой недовольной рожей покинула квартиру? Думаешь, мне было приятно все это время одной находиться? – спросила меня Эля, как только, я прошла на кухню и села рядом с ней, положив руки на стол.

- Я видела друзей Михаила, - пропустила её слова мимо ушей я.

- Что ты сказала? – прищурилась она.

- Рожа, что за слова! И это говорит мне лучшая подруга! – развела руками я.

- Что ты там, про друзей несла, я так и не расслышала? – продолжала допытывать меня Эля.

- Боже, ну почему ты так со мной разговариваешь? Ведь ты же так умоляла меня, чтобы я осталась с тобой и никуда не уезжала. Будь я сейчас в Москве с Гошей, я бы не встретила друзей Михаила! – закончила я.

- Что??? – не поверила своим ушам Эля. – Ты шутишь? Они тебя видели, признавайся?! Где ты их видела? А это опасно? Они нас не найдут, не пришибут???

- А, что это мы так испугались? – подняла правую бровь я.

- Мне боязно, - промямлила Эля. Что ж теперь я вижу, как ты слабеешь на моих глазах при упоминании отморозков.

- Успокойся, они не видели меня. Я просто в этом уверена, - в какой-то момент я, наплевала на грубиянку и просто решила её подбодрить, чтобы девушке не так было страшно.

- Не представляю, что будет с нами, если они  найдут нас…

- Придется им сказать, куда ты задевала деньги, если на то пойдет! Ведь они же прекрасно знают, что ты единственная наследница миллионов. Я больше не хочу участвовать в этом спектакле. Наигралась до синяков и царапин. Если они ворвутся к нам в дом, то я, не раздумывая, спрячусь за твою спину. То есть, дам понять, что я нашла ту, с которой меня спутали.  Может тогда у бандюганов проснется чувство вины и они долго будут просить у меня прощение, -  усмехнулась я.

- Инга, опомнись! Мне легче воды в рот набрать, чем рассказать, куда я припрятала бабки! – затряслась, как в лихорадке Эльвира. - Если, я это сделаю, то Максим погибнет! Пойми же ты, наконец…

«Сдался тебе этот  наркоша? Что ты с ним делать будешь? Детей растить? Не представляю, какими они у вас родятся. С большими глазами и заячьей губой? С шестью пальцами и слоновьими ногами? Ты больна подруга иди, проспись. На твоем месте, я бы вернула деньги и не стала бы отдавать их на лечение конченого наркомана. Да он дороже тебе всех бриллиантов! Кто бы мог подумать, что ради него ты стала выкачивать деньги с женатиков и свободных мужиков!» - пронеслись в голове жестокие мысли.

- Это ты пойми меня, наконец! – воскликнула я. – Из-за тебя, все это пошло поехало! Во всем виновата ты и твой нелюбимый Михаил, которого ты разводила на бабки…

- Что ты мелешь? Я никого не разводила! Он сам подарил мне дипломат. Сколько раз тебе говорить, что он сам потерял от меня голову, а не я от него??? Ты же прекрасно знаешь, что тогда я тебя обманула в том, что любила его, а потом раскрыла правду. И ещё… я знаю, что произошло между тобой и Гошей, - холодно сказала Эля. - Он просил тебя, выбить из меня правду и обозвал меня проституткой и врунишкой, а потом когда ты дала ему понять, что он самый натуральный козел и его помощь тебе без надобности, он оскорбил тебя. Ты пыталась скрыть от меня правду.

- Откуда тебе знать, что между нами происходило? – не поверила своим ушам я.

- Помнишь, когда ты прошла со мной в зал, я открыла окно на форточку, чтобы пустить воздуха? А потом, когда я со  слезами на глазах умоляла тебя остаться, то ты пожалела меня и сказала, что пойдешь и попрощаешься с Гошей. Тут-то все и началось… Ах, как это было романтично ты и он… О боже я чуть  слезу не проронила в конце. Вы вели себя, как герои остросюжетного романа.

- И ты… все это время подслушивала???

- Врать не буду. Было, такое. Я не хотела тебе об этом рассказывать, потому что видела, как ты пыталась скрыть свою обиду на Гошу. Ты улыбалась мне и говорила, что вы разошлись без ссор и скандалов.

- А разве это плохо, делать вид, будто все хорошо??? – не переставала дивиться я.

- Тебе виднее. Но выступила ты просто сногсшибательно! Мне понравилось, я даже чуть тебе не поверила. Инга, неужели ты все ещё злишься на своего воздыхателя? Он не просто тебя обидел, а сказал долю правды. Я врунишка и обычная проститутка, если бы не Гошкины опасения насчет твоей дальнейшей жизни, то я бы не стала учить тебя тому, чего он так боялся! А боялся он, что ты станешь такой же, как я: слишком вульгарной и доступной! Бедная, наивная Инга, запуталась сама и оттолкнула того, кто пытался уберечь тебя от меня.

Я не удержалась и влепила Эльвире пощечину. Мне не хотелось распускать руки и причинять ей боль, но она сама нарвалась.

- Скотина! Я даже и не думала, что ты способна запутать человека! – крикнула я. – Значит с Михаилом ты меня тоже на понт взяла?

- Нет, с Михаилом, я сказала тебе правду. Я просто потихоньку начала издеваться, над твоей нервной системой.

Я хватаюсь за голову и прижимаюсь к стенке, сползая вниз:

- Открытие борделя?..

- Соседские сплетни. Этого я не делала, точно тебе говорю.

- Скажи, а вот чем ты занималась, пока меня не было? Ответь, тебе было плевать, куда я подевалась или нет?

- Сначала нет, а потом да. Я поняла, что квартира теперь в моих владениях. Что теперь хозяйка я, а не ты, - ответила Эльвира, наклонилась ко мне, взяв за подбородок.

- Я мешала тебе…

- Ты, конечно, иногда ляпаешь невпопад, но сейчас я могу сказать, что тут ты - реально права. Я не хотела от тебя избавляться, я просто ждала момента, когда ты сама  исчезнешь или потеряешься!

- Значит, ты все-таки знала похитителей?

- Нет, я их не знала! Миша никогда меня не знакомил со своими друзьями! Дура, сколько можно тебе объяснять??? – возмутилась Эльвира, а затем сбавила тон и мягко сказала: - Все как по волшебству произошло, я даже и не предполагала, что ты исчезнешь из моей жизни, оставив мне квартиру – именно так! Но есть подвох, вместо меня похитили тебя! Закон подлости! Сейчас они пришли, чтобы найти сбежавшую наследницу. Я больше не собираюсь, тут сидеть и ждать, когда отморозки явятся сюда и скрутят мне и тебе руки.

- А причем тут я?

- Как это причем? Ведь ты же теперь обо всем знаешь! А от таких, как ты люди избавляются. В общем, я предлагаю бежать.

- Интересно, - протянула я, встала с пола, подошла к окну, открыв его на всю, потому что на кухне стало душно так, что невозможно было дышать. – И куда ты собираешься бежать, да ещё утащив собой меня? Мне кажется у тебя нет, такого места, где ни один придурок не смог бы  нас найти.

Не успела подруга ответить, как вдруг в дверь постучались.

- Боже мой, кто это? – испугалась Эля.

- Тихо, - шикнула я и встала на подоконник, посмотрев вниз.

- Ты, на, что намекаешь? – подпрыгнула она. - Прыгать вниз, без последствий? Да ты рехнулась!

- Раз ты такая умная и знаешь, как найти выход из ситуации то, предложи мне свой план побега?!

- Это слишком рискованно, я не уверена, что после этого мы останемся живы.

- И, что ты предлагаешь? – вздохнула я.

- Не знаю. Но прыгать с третьего этажа меня никак не устраивает. А вдруг мы ещё разобьемся? Ты бы хоть подумала над тем, что собираешься делать! Давай лучше сдадимся, чем пойдем на самоубийственный шаг! – перебила меня подруга.

- Ещё чего не хватало!  – опешила я.

- Инга, не дури, слезай с подоконника, я тебя очень прошу.

- Нет не слезу! И вообще, если я спрыгну и приземлюсь на землю то, побегу дальше.

- Фантазерка! Слезай, кому говорю!

- Нет! – крикнула я и посмотрела вниз.

Увидев жирного бугая, который тут же достал пистолет и пригрозил мне, я испугалась и слезла с подоконника. Стоило мне это сделать, как вдруг раздался пронзительный звонок. Эля вздрогнула и уставилась на меня.

Страх взял надо мной вверх. Нет, я бы спрыгнула, если бы конечно не привлекла своим спором с подругой внимание громилы.

- Я прошу тебя, - спокойно сказала я. – Отнесись ко всему проще, или иначе нам крышка.

- Что ты предлагаешь? Пойти и открыть придуркам дверь?

- Надеюсь тебе не надо объяснять, кого я только, что видела на улице и кому я только, что подчинилась под дулом пистолета? – зло спросила я, скрестив недовольно руки. – Бежать некуда. Либо ты открываешь дверь мудилам, либо…

Не успела я договорить, как дверь взломали и на кухню влетели трое мордоворотов. Тот самый, который мне угрожал пистолетом, схватил меня за волосы и усадил на стул, тоже самое он проделал с Эльвирой. На неё было страшно смотреть. Подруга была настолько напугана, что не знала, куда деваться. Видок у неё был растерянный, а по щекам текли слезы.

Когда на кухне появился молодой человек, которому лет эдак за двадцать, то мне стало не по себе. Оглядев нас с ног до головы, он хмыкнул и уставился на меня:

- Ну, вот и мы и встретились, голубушка! Что ж ты так с нами поступила-то? Почему сбежала? Знаешь, как мы волновались за тебя? Всю Москву перевернули! А, когда узнали, что ты скрывалась в больнице, так вообще со зла грохнули главврача, ибо он не хотел выдавать тебя. Солгал, что у него полно больных, и таких Эль, он много повидал в своей лечебке! Прости, что сбежали, как трусы. Сама понимаешь, что выстрел - штука привлекательная. Любого заставит содрогнуться. Ответь, ты слышала, как мы палили без разбора? Правда, мы полные идиоты, что забыли поставить глушитель?

Я промолчала и показала взглядом на Эльку. Мол, отвалите от меня и предъявляйте свои претензии к ней, не слышала я ничего и вообще не знаю о чем вы толкуете, а то что вы полные идиоты, то это и ежу понятно.

- Да, она не хочет раскалываться, что ты к ней привязался? – недовольно спросил бандюган.

- Все вопросы к ней! – указала я пальцем на подругу, а та подняла на меня глаза. – Да, пождруженька, расскажи им, что ты мутила с Михаилом, что он завещал тебе кучу бабок и что из-за тебя, я осталась крайней! Не надо на меня так смотреть, будто за место тебя я с ним встречалась, а сейчас сижу и перевожу стрелки в твою сторону!

- Заткнись! И говори, куда спрятала деньги! Или ты хочешь, чтобы мы снова выбили из тебя правду, как в прошлый раз? Не заставляй нас принимать меры, а лучше скажи, где бабло.

Мне стало не по себе и я умоляюще посмотрела на подругу, та молча, кивнула.

- Не хочешь по-хорошему - будет по-плохому! – взорвался бандит. – Зень, звони Руби, пусть сама с ней разбирается!

Мужчина, к которому обратились по кличке, достал телефон и, набрав номер, покинул кухню.

На душе стало погано, что будет дальше остается только представить. Никто не хочет меня слушать, все считают виноватой и даже не хотят расспрашивать мою подругу, которая сидит и тупо пялится в одну точку.

Отморозок, который можно сказать: «спас меня от самоубийственного шага» пятнадцать минут назад, словно уловил мои мысли и обратился к подруге:

-  Скажи, ведь ты наверняка видела деньги? Ответь, где они?

- Ничего я видела, оставьте меня в покое, - вздрогнула та.

- Ну, вот видишь, дорогая, - обратился ко мне он. – Зачем же ты на подружку сваливаешь? Не хорошо так. Лучше сразу нам признайся, где деньги, а то от Руби пощады не жди. Злая она баба, жестокая, как чо захочет так по её желанию и будет.

По моим щекам потекли слезы и, закрыв лицо руками, я сделала над собой усилия, чтобы не разрыдаться навзрыд.

- Ненавижу тебя, мерзкая шлюха! Ой, как ненавижу… - прошептала я.

Во мне горело желание, снова подойти и влепить нахалке пощечину, но я сдержалась. Женские разборки – это не эстетично и унизительно для двоих.

Неожиданно на кухне появился Зеня и жестом подозвал меня к себе:

- Вставай, Руби хочет поговорить с тобой, да и Филя бы не отказался.

- Это кто?

- Тот, кто когда-то надругался над тобой, - противно рассмеялся мужчина.

Встав с места, я одариваю подругу ненавистным взглядом и покидаю квартиру.

- Ты должна немедленно сказать мне, куда припрятала деньги! – сжал мою руку мужчина. – Давай, пока не стало поздно! Я не хочу, чтобы Руби и Филя начали разбираться с тобой. Учти, что люди, к которым я тебя сейчас веду, не будут с тобой сюсюкаться! Они приехали, точнее, снесли браткам мозг тем, что во, чтобы то ни стало, добьются своего и получат деньги! Так, что не ломайся, а скажи как есть. Не бойся, я парень при понятиях, если что перезвоню начальству и скажу, что ты сдалась с потрохами и отдала нам дипломат.

- Да пошел ты! – оттолкнула ненормального я.

- Значит, любишь, когда с тобой по-плохому. Ну ладно, сама напросилась!

Зеня был настолько зол, что не рассчитал свои силы и чуть было не столкнул меня с лестницы, благо я успела ухватиться за перила.

- В смысле, я хотел сказать: шевели нитками! – промямлил он не удосужившись извиниться.

Когда мы вышли на улицу и Зеня указал мне рукой на черный джип, который стоял неподалеку, а сам удалился, то я застыла: толи от страха, толи от откуда-то взявшейся неуверенности. Дверь машины открылась и из неё вышла… Катя, а следом за ней подтянулся Филипп, тот самый от которого мне хотелось бежать, укрыться и больше не попадаться этому человеку на глаза, ибо то, что он со мной сотворил, подорвало мою психику.

 Я расширяю глаза и не могу произнести ни слова. Как же так… Руби – девушка, которая дружит с бандюганами, распивает с ними спиртное и гуляет с ними ночи напролет. Поверить не могу. Нет-нет! Мне все это снится! Мне все это кажется! Ущипните меня кто-нибудь!

- Ты? – хрипло спросила я.

Но Катя ничего мне не ответила, а лишь поманила к себе пальчиком, села обратно в салон и потянула за собой Филиппа, но тот махнул рукой и сел рядом с местом водителя.

Я стояла, как вкопанная, боясь пошевелиться.

- Иди, чо стоишь? – толкнул меня в спину Зеня. – Не видишь, хозяйка ждет. Ну не смотри на меня так, как смотрят на приведение. Подумаешь, вышел на пару минут, все ровно бы ты некуда от меня не делась. Уж я-то знаю, какое чувство ты сейчас испытала. Я же тебя предупреждал. Мол, сдайся не делай глупостей, эти люди намного серьезнее, чем мы, - взял меня за руку он и с фальшивой улыбочкой, подвел к машине. – Садись рядом с Руби, мне кажется, у вас будет много общих тем для разговора. Вы же девочки.

Глава 13

Сев на место водителя, Зеня достал сигарету и закурил.

- Не кури! – забрал у него сигарету рядом сидящий с ним Филипп. – Здоровье испортишь. Значит, - разворачивается он ко мне: - Не хочешь говорить, куда припрятала дипломат?

- Я же говорила, что не знаю где он, клянусь! Произошла какая-то ошибка. Вместо Эльвиры вы похитили меня. Вы позвоните своим, пусть вытрясут из неё всю правду! – уверено сказала я. –  Я жила с девчонкой в одной квартире и видела, как Эльвира принесла в дом дипломат и заявила, что в скором времени станет наследницей Мишкиных миллионов, и мы не будем ни в чем нуждаться. Плюс, она что-то про замужество лепетала.

- Говоришь, подруга была Мишкиной телкой. Отрицаешь мне, что ты не Эльвира, а её сожительница. А ты подставная баба, как я погляжу.

- Заладил, - вспылила Катя. – Хватит делать из мухи слона на пустом месте. Если девушка считает свою подругу виновной, то пусть будет так. Лично я придерживаюсь её мнения и хочу заявить тебе Филя, о том, что ты и двои друзья - полные идиоты! Я хотела видеть Элю, но никак не её подругу, которая ни в чем не виновата. Я надеюсь, конечно, что она не принимала никакого участия в её любовных делах и не помогала ей припрятать деньги на всякий пожарный. Ответь мне, разве можно напасть на человека со спины, не разглядев его поближе, а? Что неужели не видно того, что девки не похожи?

- К чему ты клонишь? – спросил Зеня. – Бросить все и разобраться с подругой?

- Да, - холодно ответила Катя. – Фил, дергай к Эльвире, а я должна отъехать на пару часов. Нужно переговорить с девчонкой. Мне кажется, она что-то недоговаривает, - повернулась ко мне Гошина сеструха и подмигнула. Я поняла намек и с облегчением вздохнула.

- Зачем тебе подруга, если все это время ты искала Эльвиру? Я не понимаю твою логику…

- Делай, что я говорю, и не спорь со мной, или иначе получишь по шее. И вообще, мне приятно общаться с нормальными людьми, а не с теми, кто ведет разгульный образ жизни.

Руби прожгла Фила таким взглядом, что тот не на шутку испугался и покинул салон. Остались только мы втроем: я, Зеня и Руби. До сих пор не могу прийти в себя после увиденного.

- Притормозишь возле парка, ладно?

- Хорошо, - ответил Зеня и надавил на газ.

Убрав непослушную прядь волос, я откинулась на спинку сидения и закрыла глаза. Катя с кем-то болтала по телефону, временами поглядывая то на меня, то на водителя.

Помню, как в памятный вечер, я прогуливалась с Катей по Арбату и пила из одной бутылки текилу, откровенничала на волнующие её темы, слушала, давала советы и  философствовала. С этим человеком, было так интересно, что не хотелось расставаться.

«Боже, ты рассуждаешь, как лесбиянка. Фу-фу. Нет, я не права. Катюха, действительно была хорошим человеком», - сказал мой внутренний голос. – «Но сейчас, ты разочаровалась в ней, верно? Признайся себе, что сейчас ты вернулась в прошлое. Это, конечно хорошо, что иногда ты вспоминаешь светлые моменты, проведенные с этой курицей, но опомнись, что перед тобой сидит уже не веселая баба, которая плевала на всех мужиков с высокой колокольни и запивала свою боль алкоголем, а зажравшиеся телка. Смыслом её жизни являются деньги и именно они дарят ей ту сладкую минуту, когда она может почувствовать себя самой счастливой».

Машина остановилась возле парка. Попросив мужчину выйти, Катя блокирует дверь, чтобы я не сбежала и ждет того момента, когда настанет минута для нашего личного разговора. Мне становится не по себе. Очень хочется домой, плюхнутся на кровать, закрыть глаза и поскорее забыть весь ужас, который происходил со мной долгое время. Сердце учащенно забилось, мне казалось, что удары слышны не только мне, но и сеструхе.

О чем предстоит нам поговорить, оставалось только догадываться… Не иначе, как о Гоше, или может быть об Эле. Катя, словно прочитала мои мысли, повернула свою голову ко мне и заговорила:

- Боже мой, никогда бы не подумала, что твой круг общения настолько тесен, что тебе пришлось связаться с проституткой, которая пользовалась твоей наивностью и вертела тобой, как могла. Казалось бы, все было хорошо, я рассчитывала на то, что мой братец счастлив, если бы не узнала правду о том, что он прячет от ребят, ту которую вовсю искали. А я дуреха опоздала… Хотела посмотреть в глаза Эльвире, которую поймали ребята, да вот из-за своих женских дел - не успела… Сбежала мерзавка. Радуйся, что тебе повезло и тебе удалось сбежать, а то бы ещё сильнее избила тебя. Если бы мы пересеклись, то я бы не за что не поверила тебе в то, что ты не при делах и слышишь впервые о Михаиле. Господи, поверить не могу, что настоящая наследница нашлась! Ладно, дело прошлое на тебя я зла не держу. Если бы я заранее знала, что ты являешься подружкой Эльвиры, то побрезговала бы с тобой общаться. Да и сейчас не желаю вести с тобой беседу.

Я закрываю глаза и делаю глубокий вдох:

- Прости меня… Я не думала, что так все выйдет.

- Ты обманула моего брата, спасала свою задницу и пряталась за его спиной, пытаясь защититься, от накопившихся проблем. Я знаю, Гоша мне все про тебя рассказал и про то, как хотел помочь тебе разгрести все твои траблы. Стоило ему только заявиться домой, после недлительной поездки в Петербург, как он сразу начал мне жаловаться на судьбу. Человеку нужно выговориться, чтобы облегчить свою душу. Тут-то он и признался мне во всем. Я как, могла, поддержала его и порекомендовала, - хитро прищурилась Катя. – Найти тебе замену! И знаешь, прогресс на лицо. Гоша обзавелся девушкой, которая жила в квартире напротив, а я с чистой совестью решила найти беглянку. Но, кто бы мог подумать, что это была ты… Гоша, конечно, мне рассказал самую малость. Мол, ты планировала поехать в Петербург и попросила его помочь тебе в плане финансов, потому что тебе срочно понадобилось поступать в театральное училище, ибо ты решила развить свои актерские таланты. Он как мог, отговаривал тебя от этой затеи и просил остаться в Москве, а ты ха… расплакалась и со слезами на глазах призналась в том, что ты круглая сирота и что твои родители погибли в автокатастрофе, тот сжалился и решил тебе помочь, как дорогому человеку. Складно, врал не правда ли? Я аж чуть слезу не проронила. А потом, как мне рассказал Гоша, ты не поступила и винила во всем весь мир впрочем, и его тоже. Затем, когда ты жестко ему нахамила и послала куда подальше, естественно он разозлился и оставил тебя в Петербурге. Как он мне сказал: «Слишком высокого о себе мнения была мразь. Я не хотел оставлять её, но что-то подтолкнуло меня на этот шаг, как не уехать в гордом одиночестве и  забыть про неё, как страшный сон». Ну все, слава Богу закончилось, мой братец счастлив, да и я тоже. Теперь, когда все стало на свои места, я получу деньги и свалю из этого города. Единственное в чем я корю себя, так это в том, что не удосужилась поговорить с Эльвирой. Фух, постоянно доказывала ребятам, что сверну её тонкую лебединую шею, если она мне не скажет, куда припрятала деньги. А теперь… Ха, отправила Фила на разборки и сижу тут… Струсила, признаюсь. На словах я Лев Толстой, а на деле… не буду говорить, кто я на деле!

Я прикусила язык и уставилась в одну точку.

- Эй, ты меня слышишь? – потрясла за плечо меня Руби.

- Гоша не свободен?

- А ты что думала, что он будет сидеть и скучать по тебе? Глупая, Инга! Парень давно уже забыл о твоем существовании, так что оставь его в покое.

- Зная, в каком кругу ты вертишься, и сколько ты хлебнула горя со своей любовью, я не могу просто так тебе поверить на слово! Не нужно, делать мне больно!

- Да причем тут это! Неважно, где я верчусь! Это не повод, для того чтобы складывать все в одну коробку! Инга, я отвечаю за свои слова и говорю, как есть, - стала доказывать свою «теорему» Катя. - Поверь мне незачем тебя обманывать! Мне очень жаль, но в жизни бывают огорчения. Девушка не виновата в том, что понравилась моему братишке. Ваше счастье рухнуло, так что забудь обо всем, о чем раньше мечтала. Гоша – не твой вариант. Да, что ты вообще понимаешь в любви? Ты ещё маленькая, для того, чтобы использовать свои чувства на практике! Да ты вообще, не чувствительная! Ты, наверное и целоваться-то толком не научилась. Тебе наверно, лет эдак… семнадцать не больше. Сейчас такая мода пошла, когда малолетки липнут к взрослым мужикам и называют это любовью, - что за бред она несет? В свои семнадцать, я гораздо больше шишу в любви и знаю, чем иногда она заканчивается. Может, для неё я и маленькая, но все же, Катя не права. - Твоя подруга, тому пример. Если бы Мишка, только знал, сколько ей лет то, не стал бы звать её под венец! Но, о покойниках плохо не говорят. Могу сказать, что ты любила Гошу, как булку с маслом! Идеальная любовь, бывает только в книжках. Возможно, братец и ценил твои чувства, но только из-за жалости. Ведь ты, была такой грязной и неопрятной, что хотелось тебя пожалеть.

- Это и все, что ты хотела мне сказать? Странно, но мне казалось, что моё хорошее отношение к нему, смогло растопить его сердце. Я не показывала ему своих чувств. Я любила. Молча, любила. В отличие от некоторых, у меня не было желания переспать с ним. Мне плевать на обстоятельства, которые сейчас произошли в Гошиной жизни, - холодно ответила я. – Чтобы не случилось, он все ровно останется для меня добрым, отзывчивым и понимающим человеком.

Катя заливается громким смехом и крутит пальцем у виска:

- Что значит «в отличие от некоторых»? Ты меня имеешь в виду? Ты считаешь меня, не побоюсь этого слова, шлюхой?

- Извини, вырвалось, - виновато произнесла я, хотя руки так и чесались врезать ей.

- Понимаю, твою реакцию. Ладно, продолжим тему о любви, раз тебя так волнует Гошкина персона. Ну так вот, Гоша дорожит Ленкой, а ты теперь стала для него никем. Конечно, переживать с тобой разлуку, было не по его части но, он быстро нашел тебе замену. Не могу назвать своего брата кобелем, но и твоим парнем тоже! Инга, теперь твое будущее в твоих руках. Не жди от Гоши помощи. Не жди, когда он вспомнит о тебе и примчится, чтобы узнать, как у тебя дела.  Жди своего человека. Выдумай его в своем подсознании и держи его образ в своей голове, до тех пор, пока он не постучится в дверь и не попросит переждать дождь. Я не знаю, сама создай свое будущее.

Дверь машины неожиданно открылась и в неё сел белый, как стена отморозок. Заметив его состояние, Катя не могла остаться равнодушной и поинтересовалась:

- Зенечка, милый, что случилось? Все в порядке?

- Эльвиру убили, - холодно отозвался он и  нервно закурил, хотя от него итак воняло табаком.

От услышанного, мне стало не по себе и чтобы не разрыдаться, зажмурила глаза и тяжело задышала.

- Господи неужели, это правда, Руб? Неужели Филя такой жестокий? –  никак не мог успокоиться мужчина. – Зачем он убил её?

Какие мы ранимые ты посмотри! Была моя воля, я бы придушила вас тут всех, если бы была возможность, силы…

- Зеня, ты его не первый день знаешь! Он со своими деньгами вообще с катушек слетел, да ещё и меня приплел к этому делу! Да не отрицаю, что любила Мишу и претендовала на его виллу! Да, не отрицаю, что мечтала взглянуть на профурсетку и отправить её на тот свет. Теперь я поняла, что любовь, иногда…

- За что её убили? – перервала беседу я.

- Самоуверенные личности, всегда считают себя умнее других и им кажется, что они во всем правы и любая ситуация им нипочем. Я это к тому говорю, что её грохнули только из-за этого, - пояснила мне систр. - Вот видишь моя дорогая, теперь я не увижу свои денежки… Хотя, я найду новую жертву и буду трясти из неё деньги.

- Не верю, - шепнула я.

- Поверь, если бы твоя подруга не выпендривалась, а посмотрела на ситуацию серьезно и сказала куда припрятала бабки то, не получила бы по заслугам! – выпалила Катя. – И кстати не переживай, труп ребята забрали собой. Ты только к ментам не обращайся, а то сама поплатишься жизнью.

Хотелось заплакать, но слез почти не оказалось. Наверное, я слишком много нервничала и много рыдала в подушку из-за Гоши.  Кто бы мог подумать, что все так произойдет? Убийство моей подруги, никогда не выйдет из моей головы. Боже мой, Эля не стоило так шутить со своей судьбой. Чем она могла так насолить? Ведь она просто оберегала своего спутника-наркомана Макса, не раскрылась мордовороту, куда подевались деньги.

- А правда, что Миша мутил со школьницами? – осторожно поинтересовалась я.

- Не было никакой школьницы! Миша не педофил и никогда им не являлся, - ответила Катя. – Мишку убила я, а Фил просто не хотел называть мое имя. Вот он и придумал историю, что в смерти виновата малолетка, которой он пудрил мозги. Сама посуди, мужик сморозил глупость! Как может маленькая девчушка, в свои пятнадцать-шестнадцать лет, выстрелить в человека? Всегда поражалась тупости Филиппа.

- А зачем ты хотела грохнуть Элю? – спросил интересовавшийся нашей беседой Зеня. – Помнишь, ты ребятам говорила, что…

- Из-за ревности. Эта сучка, стала моим конкурентом номер один. Мишка перевел на неё все свое состояние и дал клятву, что женится! Меня тогда так распирало, что захотелось убрать её и его во, чтобы то, ни стало. Боже, как я потом жалела о своем поступке. Жуткая депрессия, недосыпания, голодовка, болезнь - все это сказалось на моем здоровье. Я очень любила Мишку. После того, как прошло девять дней со  дня его смерти то, ко мне явился Филипп и предложил мне вступить в их команду, потому что они очень ценили меня и уважали. Со временем, нашелся мужчина, который полюбил меня всем сердцем. Им оказался…

- Ой, Катя не начинай! Проехали, - отмахнулся Зеня. - Мы с Руби вели общие дела и хорошенько обдумывали план, как похитить наследницу, - разоткровенничался со мной он. – Подумаешь, завязался роман, так чо нужно обязательно рассказывать об этом всему миру? Все уже давно в прошлом. Оставь эту тему и больше не возвращайся к ней!

- Парни болели деньгами Михаила, а я… мне было поровну. Просто мне захотелось глянуть на девицу и плюнуть ей в лицо, - поддержала разговор Руби.

Зеня заводит машину и внимательно смотрит на дорогу, не обращая на нас никакого внимания.

- Ты же ненавидела того, кто предложил тебе оплату за любовь, – прошептала на ушко сеструхе я.

- Жизнь слишком коротка, чтобы тратить её на ненависть, - шепотом ответила мне она. - Было больно, но потом пришла легкость и я осознала, ту ошибку, которую совершила. Как видишь, мы стали друзьями.

- Ясно, - ответила я. - А как же деньги? Разве они тебе уже без надобности? Элю грохнули, от кровавых следов избавились, что ещё нужно для полного счастья? Конечно, теперь можно перейти к моей персоне, так как больше не у кого спрашивать. Но уверяю тебя в том, что не знаю, куда подруга припрятала дипломат. Тайну знала только она, а я тем временем кайфовала в Москве.

- У тебя есть алиби, так что мне не с чего с тебя спрашивать. И вообще сбавь свою самоуверенность малышка, тебе она не к лицу. Понимаю, сколько ты в жизни хлебнула, но это не повод гнать на меня! Я-то тут причем, что твоя подруга жалкая тварь, которая не хотела раскрываться!? Видно, что припрятала хорошенько Мишкины деньжищи, раз молчала. Моя цель была ясна: найти наследницу и заставить её отдать дипломат. Но увы, не всем нашим мечтам суждено сбыться. Постепенно я начинаю возвращаться в реальность, мне больше не хочется вспоминать о Мише и о его малолетней невесте. И еще… пожалуйста, не возвращайся больше в Москву, там тебе луч…

- Останови машину, я выйду, - резко перебила её на полуслове я  и сдержалась от того, чтобы не разревется при Кате. Мысли о том, что Гоша уже не мой никак не хотели покидать мою голову и приводили к отчаянию.

Катя просит Зеню остановить машину, а я лишь не сказав до свидания, покинула салон и пошла прямо по тротуару, обхватив себя руками.

Боль утихает и на её смену приходит радость, счастье, любовь, в конце-то концов! Если уж грустно, то только ненадолго. Нужно уметь отпускать её, с легкостью, потом самому станет легче.

Глава 14

Я старалась, шла к успеху, добивалась того, чтобы когда-нибудь снова встретится с ТОБОЙ, но теперь мне уже ничего не хочется. В душе стало холодно. Кстати погодка, сегодня не очень, дождь что-то начался, надо быстрее добраться до дома, а то промокну, хотя нет! Нужно ещё немного погулять.

Крылья любви оторвались, и потекла алая кровь, унося за собой чувства, которые так долго испытывал к любимому человеку. Будущее сломалось, словно хрупкая веточка.

Как там говорилось у Оскара Уайльда: «Нужно зависеть только от себя самого. Люди свободны, и привязанность – это глупость, это жажда боли». В этой жизни, все видеться к тому, что нужно рассчитывать только на себя. Только ты сам способен создать свое будущее. Все зависит от тебя и от твоего мышления. Ежели ты мыслишь негативно, то тебя преследует страх, боль и неудача, а если оптимистично, то преследует счастье и хорошие люди.

Странно, только сейчас я понимаю, что у меня нет никого кроме себя. Ну почему, я осознаю все так поздно?

Дойдя до своей квартиры, я открываю двери и захожу вовнутрь. Сердце сжалось, тут все напоминает об Эльвире. Запах её духов, ещё не выветрился, на спинке стула весит любимый джемпер подружки, а в комнате разбросаны бумажки. Наверное, мордовороты решили начать поиск дипломата именно с комнаты. Я вздыхаю и решаю навести порядок.

Уборка была совсем не трудной, разложила все по местам и готово. Я поворачиваю голову и мой взгляд останавливается на подоконнике. Коричневая книжечка с записью: «дневничок» и прилепленная на обложке наклейка в виде собаки таксы. Я беру его в руки и задумываюсь. Почитать, не почитать? Все ровно Эльвиры нет в живых, а так хочется узнать, какие она оставляла записи после себя.

Любопытство так и распирало и, не удержавшись, я открываю книжку. Первая запись, которая бросилась мне в глаза, была сделана, недавно:

«Дорогой дневник, я не знаю с чего начать… Мне даже страшно представить в каком кошмаре, я пребываю! Макс, в больнице, врачи говорят, что ему уже нечем не поможешь, потому что слишком поздно что-то делать. У него страшная ломка. Деньги, которые я вбухала на его лечение, нечем уже не помогут… Но, я так старалась, разводила мужиков на бабки... и тут мне объявляют, о том, что Макс в скором времени умрет и никакие миллионы его не спасут. Я не хочу, чтобы он покидал этот мир! Я хочу, чтобы он жил! Ведь, он сможет! Он сильный!»

«Наверно, это странно любить человека, который увлекается наркотиками и не считается личностью. Ну, что поделать, вот такая я! Все-таки мы друзья детства…»

Плюнув на палец, я перелистываю страницу и ищу, хоть что-то полезное, что может мне пригодится. Удивительно, но записи были сделаны ещё позавчера. Дневник, подружка вела аккуратно, слишком красивый у неё почерк, ни одной помарки. Наткнувшись, на последнюю запись, словно предсмертную записку, я зачитала вслух:

- Дорогой дневник, мне кажется, что я больше никогда не притронусь к тебе и не поделюсь своими переживаниями, потому что заранее знаю, что меня могут убить. Охота за деньгами Михаила уже началась. Как чувствовала, что все этим закончится! Слава богу, я припрятала бабки и теперь у меня есть основания не раскрываться. Меня убьют, я точно знаю! Что будет с Максом, если я умру? Кто о нем позаботится? Может попросить Ингу, чтобы она навестила друга и поинтересовалась его самочувствием? Нет, она итак на меня смотрит, как на душевнобольную… Я знаю, она презирает мою любовь к другу детства, - почувствовав, как на глаза набегают слезы, я смахиваю их рукой и читаю дальше: - А ты знаешь… мне её жалко… Знаешь почему? Потому, что она поссорилась со своим любимым человеком. Я сама видела, как они выясняли отношения, а ещё слышала, как Гоша обзывал меня проституткой. Так, было больно слышать! Ну что, правда то, правда. Трудно признаться себе, что ты такая, чем услышать от постороннего. А Инге повезло! Надеюсь, что они помирятся, и будут жить счастливо! Любовь никогда не уходит, а если уходит то, только ненадолго, дает время людям, отдохнуть друг от друга, а потом снова возвращается к ним бумерангом. Так всегда! Жалко, что у меня нет такой любви, ведь я же идиотка! Ненавижу себя! Скоро я сдохну и обрету покой. Ад, пустит меня вне очереди. Знаю, душа моя грешна. Сложно верить в библию, если все время считал себя атеистом и смеялся над верующими. Теперь, когда я поняла, что меня не будет то, поверила в загробную жизнь…

Читать больше не было сил. Во рту пересохло и захотелось попить. Зайдя, на кухню, я наливаю себе в стакан воду, опускаюсь на стул и вздыхаю. Единственный человек, который верил до последнего, что у меня с Гошей будет все хорошо, была моя подруга. Как же мне её сейчас не хватает… Сколько было ссор в последнее время, сколько гадостей, я все ровно считала её своим лучшим другом.

Когда чувствуешь опасность, начинаешь терять себя и готовится только к тому, чтобы сдаться и принять должное, как есть. Эля заранее знала, что её рано или поздно грохнут, потому что большие деньги – это борьба. Кстати, про деньги! Нужно сходить в центр, где лечится Максим и поинтересоваться его здоровьем, для этого нужно стать Эльвирой, обрезать волосы, навести макияж и улыбнуться.

Фотографию было найти не сложно. Я нахожу ножницы и скотч, и прикрепляю фотографию на зеркало. Мои длинные волосы, как же мне тяжело с вами прощаться. Ну да ладно, отрастут ещё! Куда им торопится! Я зажмуриваюсь, чтобы не расплакаться и приступаю к стрижке.

А может, я делаю правильно, что меняюсь? Может так оно и нужно? Новая внешность – новая жизненная полоса. Новый имидж, хотя я просто временно кошу под покойную подружку. Но все же, здорово, когда хочешь поменять что-то в себе, так сказать поднять себе самооценку.

Я тяжело вздыхаю и смотрю на себя в зеркало. Немножко похожа, но не хватает двух последних штрихов: плойки и косметики. Эля всегда любила, подкручивать волосы, считая, что кудри – это романтично. Она такая… романтичная натура.

Как только с макияжем и прической было покончено, я принялась рыться в вещах подруги, дабы найти какое-нибудь красивое платье. Но, увы, не одно мне не подошло. Размер разный. Подойдя к зеркалу, я отмечаю про себя, что стала намного красивее, чем была раньше. Наверно, это от того, что я вошла в образ.

Вспомнив, про зеленое платье подаренное Гошей, я улыбаюсь, вытаскиваю его из своего шкафа и через несколько минут примеряю. Сидит отлично, даже слишком. А раньше, я в нем не видела необходимости, думала, что у парня нет вкуса, но когда меняешься, тебе к лицу идет даже смерть.

На следующий день, я уволилась с работы, по собственному желанию конечно,  и отправилась к Максиму. Колени жутко дрожали. Мало того, что я волновалась перед встречей с врачом, так ещё и Катины слова не выходили из головы по поводу Гоши. Слезы появились на моих глазах. Больно, ужасно больно. Сколько дней прошло? Не считала, но знаю, что они пролетели очень быстро. Человек, к которому постоянно тянуло, стал совсем чужим, не твоим как ты считала его раньше.

Эля всегда учила меня тому, чтобы я в любой ситуации включала функцию «пофиг». Мне изменили? Пофиг, жизнь ещё покажет свои светлые стороны.

Пофигисты – люди холодные, сильные, а еще не зацикливаются на чем-то и смело идут вперед. По крайне мере, так пояснила мне Эля. Я закрываю глаза и представляю, как льется на меня вода и медленно стекает с тела, унося за собой все мои печали и прошлые обиды. Глубоко вздохнув, я чувствую, как становится легче. Теперь мир стал ярким и солнечным.

Значит нужно, наплевать на Гошу, на то, что между нами было, на то, что я должна ему сорок тысяч и просто-напросто легко отпустить и забыть? Но я не мо… Смогу!

Дойдя, до клиники я откашлялась, представила, как все будет развиваться дальше, и вошла вовнутрь. Интересно, а какая фамилия у Максима, и в какой палате он лежит?

«Думай, как Эля. Действуй, как Эля», - пронеслась гениальная мысль в голове. Главврач, точно! Именно к нему постоянно ходила Эльвира и интересовалась здоровьем Максима! Вот ещё одна находка.

Спросив в регистратуре, где находится кабинет врачухи, я получаю ответ и улыбаюсь.

Я дохожу до кабинета, облизываю от волнения губы и деликатно стучусь. Услышав ответное: «войдите», мне стало не по себе, но я быстро беру себя в руки и дергаю за ручку:

- Здравствуйте, - улыбаюсь я. – Вы меня помните?

- Ну, естественно! Элечка, как я могу забыть такую очаровашку, как вы!

Сев напротив доктора, я сразу перехожу к делу. Здоровье Максима волновало меня больше всего. На секунду повисла минута молчания.

- Вы прекрасно выглядите, Элечка.

- Спасибо. Ну, что там с Максом? Есть какие-нибудь новости? Мой друг будет жить? Вы помогли ему? Поставили на ноги? Я могу его навестить? У меня для него грандиозные новости! Я хочу с ним поговорить! Обсудить!

- Что с вами??? Вы же категорически были против встреч с ним. Плюс, Макс умер сегодня ночью. Так, что оставьте свои новости кому-нибудь другому и примите мои соболезнования.

- Этого не может быть! Вы же обещали мне, что сделаете все возможное! – опешила я.

- Эля, подумайте, что Вы сейчас говорите! Это не человек, а обычный овощ! Привели бы вы его раньше то мы бы смогли ему хоть чем-то помочь! А так… у него уже был стаж. Неужели,вы не понимали все это время, что привезли к нам конченого наркомана, которого постоянно ломало!? Мы делали все возможное, не отрицаю. Но, поверьте мне, препараты ему совсем не помогали в лечении. Он просил отпустить его и вечно вас проклинал за то, что Вы заставили его лечь сюда.

Так вот почему Эльвиру убили… Проклятье лучшего друга, будь оно не ладно!А говорили ещё, что мистики не существует!

- Так, что забирайте тело из морга и хороните парня! Скажу по секрету: рожа у него не будь здоров. Вся перекошена, - продолжал доктор.

- Вам надо, вы и хороните! Лично я, не собираюсь возиться с человеком, к которому питала самые нежные чувства и была готова на все, лишь бы он жил и не унывал, а теперь что... проклял гад и наговорил кучу гадостей в мой адрес. Да, чтобы вы знали! Я его любила, не как друга! Жалко, что в последнее время, он этого не понимал, да куда уж ему, наркоману-то!

Доктор округляет глаза:

- Странная ты женщина, Эльвира. С виду умная, но такая тупая! Ты чего? Наркоманов, же не любят, да их даже за людей не считают, а ты…

- Спасибо, - холодно ответила я. – А мне нечего стеснятся, просто каждому свое! Кто-то ненавидит этих людей, а я наоборот хотела помочь таким людям. Просто судьба сказала мне: «это твое – береги его, а потом он будет беречь тебя». Не зря же я вам такие большие бабки заплатила за своего любимого, целый дипломат отдала! Да, кстати деньги на мыло.

- Это ещё зачем?

- Затем, что я больше не сотрудничаю с вами, - бросила я. – Рассчитывать на медицину, это все ровно, что упасть с первого этажа и ждать помощи.

- Не стоит так сильно принимать близко к сердцу, смерть Максима. Рано или поздно он должен был покинуть этот мир.

- Хватит нести чепуху! Вы хотите, чтобы я ещё больше разозлилась? Мне нужны мои деньги! И чем раньше вы мне их отдадите, тем лучше!

- А как же похороны?

- Хрен с ними, - махнула я рукой и словно эгоистка сказала: - Отдайте деньги, они мне намного дороже, сопляка!

- Ага, сначала любила, дорожила, молила меня помочь ему, а теперь вот как! Сопляком уже стал! Лучше бы ты его, вообще к нам не приводила, тогда бы деньги не пришлось забирать.

- Мне ещё раз повториться или нет???

- Сбавь тон, куколка! Не то с голой задницей уйдешь отсюда! Ты погляди на неё, переклинило. От таких деньжищ-то! Кто тебя просил его сюда вести, ты скажи? Он?

- Я сама. А Макс поддержал, - гордо ответила я.

- Ага-ага, поговори мне тут ещё. Если хочешь знать то, Максимка пытался бежать, поскольку  ему доза была нужна. Ты, наверное, жизни ещё не повидала девочка, думала, что парень лечиться будет? Я тебя умоляю! Ему лишь бы уколоться!

- Я хочу свои миллионы! Мне неинтересно, как вел себя Макс в мое отсутствие! – Эля бы так никогда не сказала. Это точно. Она бы закрыла лицо руками и рыдала, а доктор бы успокаивал её, поддерживал тем, что любить наркомана – это горе или сумасшествие и то, что она самая натуральная дурочка.

Врачуха покачал головой и принялся доставать дипломат, а я тем временем попросила у него пакет, для того чтобы сложить туда деньги.

- Вы очень любите рисковать. На вашем месте, я бы не стал перекладывать такие деньги в пакет. Вдруг ещё сопрут!

- На Вашем месте, я много бы чего перестала делать - выражать свое мнение, например, - холодно ответила я и посмотрела на ошарашенного врача, который помог мне сложить деньги.

Когда все было закончено, то я взяла пакет и покинула клинику, от которой у меня итак бежали мурашки от волнения по коже.

Сегодня замечательный день, для того чтобы потратиться. Теперь у меня есть большие деньги. Теперь у меня появилась власть и грандиозные мечты, но можно ли купить за такие деньги любовь? Думаю, что нет. Любовь нужно заслужить, а платить за неё – это глупости.

Никто не тронет меня пальцем. Никто не отнимет у меня самое дорогое - наследство, которое перешло от Михаила к Эльвире, а затем ко мне. А может, я умру следующей?

Останавливаюсь и прижимаю пакет к груди, словно маленькое дите. Глупости, за что меня убивать? О том, где хранились деньги, знали только я и Эля.

Вернувшись домой, я стала приводить себя в порядок. Не прошло и трех минут, как в дверь постучались.

- О, черт! – выругалась я, взяла в руки пакет и спрятала его под диван. – Кого ещё сюда принесло? Чо, дома не сидится?

В мое время, люди ждали, когда хозяин откроет дверь и пустит в дом, предлагая чаек, но сейчас я вообще не поняла юмора, когда соседка в наглую открыла дверь квартиры и спросила кто дома. Я отряхиваюсь, поднимаюсь с колен и плюхаюсь на диван, делая вид, что сплю.

- Инга, ты спишь? – баб Зина пожаловала, что ж ей прощается такая наглость, поскольку человек намного старше меня и мне нет смысла делать замечания. Но манерам, ей бы не мешало поучиться, это точно.

Я зеваю:

- Нет, что Вы? Я только встала, чтобы открыть Вам дверь. Но Вы меня опередили.

- Извини. Я подумала, что у тебя что-то случилось. Скажи, а где Эля?

- А зачем она Вам?

- Сегодня утром приходил мужчина.

- Что за мужчина? – опешила я.

- Наверно, один из её ухажеров. В общем, он искал твою подругу и спрашивал, в какой квартире она проживает и что за этаж. Я назвала адрес, но как оказалось, дома никого не было. Мужчина был явно рассержен и принялся ждать Эльвиру на лавочке, а потом передал мне, что если девочка не объявиться сегодня в ресторане, который находится недалеко от вокзала, в шесть часов то, он примет меры и подаст на неё в суд.

Я сжалась в комок. Ну и ну, вот дела…

- Моя подруга вышла замуж и переехала жить за границу. Кажется, навсегда. Вчера только расписались, собрали вещи и улетели жить в Америку.

- Вот это да! – захлопала глазами Зина. -  Все-таки решилась выйти за богатенького, а раньше никак не могла определиться с кем ей быть: то ли с наркоманом, то ли с обычным парнем из приличной семьи, то ли с олигархом. Раз такое дело, может быть ты… рискнешь пойти, - заметив мое замешательство на лице, бабулька быстро заговорила: - Я уверена, у тебя все получится. Ты сейчас так сильно изменилась. Вылитая Элька стала.

- Но, что я ему скажу? А вдруг, он меня убьет? – неожиданно вырвалось у меня.

- Эля постоянно отменяла с ним встречу, переносила её или бывало ссылалась на то, что ей просто нездоровиться сегодня.

- Это её «кавалер», так разоткровенничался с вами?

- Почему бы и нет? – удивилась Зинка. – Все мы люди, все мы жалуемся на проблемы и ждем помощи. Скажу тебе честно, я сама его разговорила. Сказала, что являюсь Элькиной соседкой и часто прихожу к ней на чай.

- Мне нужны его данные.

- Чего?

- Имя, фамилия, возраст, где работает, женат или разведен, - устало пояснила я.

- Фамилии и семейного положения не знаю, но то, что его зовут Семён Александрович и он работает на нефтебазе – это я знаю.

- Уже лучше, - улыбаюсь я, встаю с дивана и начинаю наводить макияж. – Не нравится мне все это… И почему Эля ещё до замужества, не решила с ним проблему?

- Это ты у неё спроси. Кстати, как дела у наркомана Максика?

- Он умер. Наверно из-за этого, что она и вышла замуж. Не смог перенести утрату, лучшей подруги.

- Я так и думала, - покачала головой Зина, попрощалась со мной и оставила одну.

Глава 15

Я все бы вернула назад: отличное время, проведенное с подругой, первую дружбу. Но, увы это невозможно. Поверни, хоть время вспять уже ничего не вернуть. Я осталась одна. Всегда боялась одиночества. Родителей нет, друзей нет, любимого для поддержки, тоже нет.

Одно слово: одиночество, а столько боли. Нет, все же в этом слове есть радость. Ты один, никто не делает тебе мозги и не подстраивает под свое мнение. Когда ты один, то чувствуешь легкость. Ставишь перед собой задачу и движешься к цели, но сейчас я опустила руки и сделала непроизвольный шаг назад.

Зайдя в кафе, я тяжело вздохнула и принялась искать глазами нужный объект. Зина даже не сказала мне, как выглядит Семен и во что он одет. Хотелось развернуться и уйти, но не тут-то было.  Кто-то окликнул меня. Я оборачиваюсь. Мужчина с короткой стрижкой в официальном костюме, лет эдак под сорок. Никогда бы не подумала, что у моей подруги был сдвиг по фазе. Куда катится мир. Десятилетние девочки думают о любви и курят ментоловые сигареты, а шестнадцатилетние липнут к тем, кто годится им в папики. В нашем мире без приключений не обойтись.

- Похорошела, ничего не скажешь, - присвистнул Семен в тот момент, когда я подошла к столику.

Я приготовилась к худшему. Сердце забилось с удвоенной скоростью.

- Здравствуйте, - только и смогла сказать я.

- Что за страх я вижу в твоих глазах? Раньше, когда ты меня шантажировала, то не так сильно пугалась. Что ты смотришь на меня, словно в первый раз видишь? – прищурился Семен.

- Мне наверное не стоило так с тобой поступать и из-за меня ты совершил кучу ошибок. Каюсь, - ляпнула я, не зная причины по которой, пригласил меня сюда мужчина. Точнее не меня, а Элю, которой уже нет в живых.

- Да, что ты говоришь! Кается она! Я любил её, а она теперь извиняется. Не ценила ты мои чувства, Эля. Ой, не ценила. Вечно ко мне в карман заглядывала. Денежек хотела побольше нахапать. Помню, я твой взгляд охотничий. Когда я захотел с тобой ещё раз встретиться, так ты постоянно куда-то исчезала. Так бы и сказала, что я тебе надоел, и ты видеть меня не хочешь. А то, что это за кошки мышки… Двадцать лет, а ведешь себя, как дите.

Врунишка и зачем она только наплела мужику, что ей за двадцать? Хотя, если вспомнить мою подружку и её вульгарные наряды, то можно смело прибавлять ей возраст.

Я вздыхаю и отвожу глаза в сторону. Мимо меня проходит парень, который немного похож на Гошку. Мне становится не по себе. Такое ощущение, что спаситель не покинул Питер, а остался только для того, чтобы узнать, как процветает моя жизнь без него.  На глазах появились слезы.

- Эля, ну не плач. Все мы вляпываемся в дерьмо. Ты только скажи мне одну вещь, зачем ты мной манипулировала? Зачем избегала? Неужели тебе так трудно ответить на мои вопросы?

- Как я могу ответить на твои ворослы, если ты передал моей соседке, что подашь на меня в суд, а я ведь по сути... не грешила. Я не понимаю, за что?

- Да никакого суда нет! Просто хотел припугнуть тебя! Хотел, чтобы ты пулей рванула в кафе, и мы поговорили, как в старые добрые времена. Хотя мы с тобой редко встречались.

- Фух, а я уже испугалась. Накрутила себя, стала копаться в памяти, вдруг преступление совершила и ты пообещал меня прикрыть за моральную компенсацию. Ну, ты понимаешь, о чем я, - изобразила смущение я.

- Есть только одно преступление, которое ты могла совершить – это украсть мое сердце.

- Ты романтичный, - сказала я и отвела глаза в сторону.

- Ты тоже, была такой, но сейчас ты круто изменилась. Что с тобой?

- Я влюбилась, - призналась я. – Полюбила другого человека. Ты стал для меня никем, и я пыталась забыть про тебя. Но, я ошиблась. Человек, которого я так сильно любила, оказался не свободен. Он мой одногодка. И мне не двадцать, а всего лишь семнадцать. Прости, что обманула тебя. Я такая дура! Когда находишь своего человека, становится плевать на того, кто тебя любил.

Семен немного помолчал и уставился на меня недоуменным взглядом:

- Эля, но как же так… Ты же мне, как дочь родная…

- Мне все ровно, что Вы сейчас обо мне думаете, - вздохнула я.

- А тот мальчик знал, что ты его любишь?

- Нет. Не догадывался. Мы были друзьями, но увы его кореша влезли в наши отношения. От них я узнала, что мой «предмет обожания» нашел себе девушку и счастлив с ней, - вытерла слезы я и принялась выговариваться дальше. Мне показалось, что  если я выговорюсь человеку, то мне станет значительно легче. Мои мысли и переживания – стали лишь откровением, для незнакомца, которого я вижу впервые: -  Я часто замечала, как незнакомки пытались привлечь его внимание к себе… Все, бабы пытаются понравиться ему! – понеслась я. -  Ноготки свои пилят, красят красивеньким лаком, в особенности красным, красят волосы, делают себе прическу, покупают вульгарную одежду. А я? Отрабатываю улыбку перед зеркалом и думаю позитивно. Мне от жизни ничего не надо. Самое главное, чтобы мои родные друзья были здоровы, а остальное приложиться.

- Женская ревность, - вздохнул Семен.

- Я не ревную, а философствую.

- Оно и видно, рычишь, как тигр в клетке еще немного и выставишь клыки. Хватит мыть его возлюбленной косточки! Подумай о себе! В свои семнадцать, я окончил второй курс техникума, а ты даже за ум не взялась!

- И что? – нахмурилась я. – Не тебе меня судить. Я тебе просто пожаловалась, так сказать излила душу. Мне плохо, ты понимаешь? Я люблю этого человека. Он стал частью моей жизни. ОН открыл мне глаза на мир! ОН принимал меня такой, какая я есть! А ещё, я представляю, как он и его телка сосутся. Бе! Уже тошнит! Не хочу думать об этом, но когда встает перед глазами эта картина, хочется взять и запустить в голубков чем-нибудь тяжелым. Наверное, он выбрал девчонку, потому что у неё большая грудь и классная задница! А у меня, только кожа, да кости. Потому, что я анорексичка!

- Неправда! Сколько ты весишь?

- Сорок семь!

- Нормальный вес! И не надо тут на себя наговаривать, ты очень хорошая симпатичная девочка. Не зря же я на тебя глаз положил. Да и не только я, но и все мужики. А то, что у тебя груди нету, так это не страшно. Я же тебя люблю.

От этих слов мне стало не по себе.

- Но я же постоянно переносила встречи, не желая тебя видеть, - обрела дар речи я. – Тебя разве не пугает тот факт, что ты не один единственный был у меня?

- Когда любишь, можно простить все. Мне если честно, неприятно стало, когда ты завела речь, о мальчике, которого ты любишь, - сказал Семен и подозрительно прищурился, оглядывая меня.

- Мне все ровно. Вот, правда! Твоя любовь могла быть не безграничной ко мне.  Теперь мне хочется только одного: вернуть того, кого я так сильно люблю. Ведь, столько красивых воспоминаний у меня связаны с ним.

- Ну и где это все? Верно, в прошлом. Так, что кончай страдать. Ну ладно, давай подумаем. Ты нигде не учишься – это раз. Ты претендуешь на трон невесты – это два. А я знаю, что у Вас у баб мечта, поскорее выйти замуж. Но у тебя нет мозгов и ты тупая – это три. Ах, да забыл, ты работала ранее проституткой. Но, на ночных бабочках не женятся. Извини, что наговорил тебе гадостей, я просто представил, что предо мной сидит Эля. Девка, которая постоянно отменяла встречи, не хотела меня видеть. Ненавижу её. Я хотел приехать и придушить мразь, но… куда она подевалась?

- Души! Души меня, я хочу сдохнуть! Некуда я не делась! Вот я перед тобой! Ну, давай! Чего же ты ждешь??? Кидайся на меня. Души, пока у меня не хватит воздуха! – зарыдала во весь голос я. - Не хочу жить на этом свете, покуда существует в нем любовь!

- Официант, водки! Тут человеку не по себе.

- И пива, и виски, и шампанского, и вина! А на закуску чай с тортом, шоколадным! – взорвалась я и ещё больше заревела. Официант округляет глаза.

- Принесите бутылку виски, водки не нужно, - холодно отвечает Сема. – Посмотри на меня, - обращается он ко мне. Я поднимаю лицо и вытираю слезы. – Как тебя зовут? Я же знаю, что ты не Эльвира. Не надо прикидываться.

- Инга, я лучшая подруга Эли. Та вышла замуж и переехала жить за границу. Возможно, навсегда.

- Правда? Боже мой, как же я за неё рад!

- Она мне говорила, что вы её сильно достали, и она не желает Вас больше видеть.  Поскольку у неё уже появился жених, - солгала я. Лучше говорить о подруге в настоящем времени, чем в прошедшем. Пусть она живет, для других. Пусть! Настоящую правду, знаю только я и никто другой.

Когда официант принес заказ и Семен налил мне вискарь, я опрокинула в себя рюмку и закусила лимоном.

- А знаете, я хочу пожелать им: счастья, любви, здоровья! Чтобы детки у них росли замечательные. Чтобы у них было, все-все хорошо, - вздохнула я и подперла голову руками.

- Инга, успокойся, пожалуйста. Не нервничай. Ну, скажи мне, что ты хочешь, и я быстро все для тебя сделаю! Хочешь, я куплю тебе красивые шмотки, а мороженого хочешь? Дорогого. Всё на твое усмотрение. А хочешь, мы поедем в клуб, и ты оторвешься по полной?

- Гоша, тоже мне вещи покупал! Видите, - показываю пальцем на платье я. – Это Гоша мне подарил! Вкус у него так себе, а вот память… А мороженое, я не люблю у меня горло от него болит!!!

Все посетители развернулись в нашу сторону и наблюдали за тем, как я пью с горла виски, закусываю и реву. Гоша всегда говорил, что алкоголем горю не поможешь, уверенность в себе дает силы и возвращает к жизни. Боль разрывала меня, и хотелось кричать.

- Знаете, чего я хочу больше всего на свете? – холодно спросила я.

- Ну и чего же ты хочешь?

- Приехать домой, врубить сопливые песенки, сесть на диван, накрыться пледом, закрыть глаза и жить в идеализированном мире.

- Глупая, разве так можно? Идеализированный мир, придумала… Так же с ума можно сойти.

- А по мне не видно, что я ненормальная? По-моему мне уже  давно пора проконсультироваться с психологом.

-  Знаешь, что я тебе могу посоветовать…

- Ну и что же?

- Не привязываться, не любить, не чувствовать, понять то, что ты свободный человек и никто в этом мире не причинит тебе боль, кроме твоей выдуманной проблемы. Вспомни свою подругу, она никого не любила. Разве, что покупалась за деньги.

- Вы, что мне предлагаете? Стать бесчувственной? И что тогда, за человек я буду?

-  Люби себя. Зачем тебе любить и дорожить кем-то? Тебе нравится убиваться? Постоянно портить себе настроение, мыслями о нем? Забудь на секунду о существовании парня и тогда в скором времени он сам объявиться. Главное думать совсем в другом направлении. Поверь, я прошел через это и мне это помогло. Настала твоя очередь.

- Все возможно, - выдавила я улыбку, встала с места и покинула заведение не забыв, попрощается с мужчиной.

Облегчение наступает мгновенно, когда мы выговариваемся и получаем жизненный совет.

Я полюблю себя. Перестану дорожить чувствами, которые испытывала когда-то. Перестану плакать в подушку. Стану собой, как говорится.

Меня знобило и кажется, поднялась температура. И это все, потому что я слишком зациклена на прошлом. Нужно меняться и смотреть на мир другими глазами!

Со встречи с Семой прошла ровно неделя, мужчина так и не появлялся. Да и зачем? Вроде бы все обсудили.

Какое замечательное чувство, когда никто не беспокоит, и ты можешь спокойно посидеть дома одна. В глубине души я, конечно, надеялась на то, что мужчина объявится, но все же посчитала свои надежды глупыми и неразумными.

Подойдя к большому зеркалу, я убрала непослушную прядь волос за ухо и как бы, между прочим, заговорила со своим отражением:

- Мы не теряем смысл жизни, мы двигаемся вперед, расталкивая неудачников и завистников локтями, чтобы найти свой путь. Тот путь, где нет общих знакомых и общих проблем, где всегда есть радость, и нет печали, где существует любовь и не существует ненависти. Идеальный мир! Идеальная жизнь! Это же то, чего мне так не хватало!

С каждым днем я чувствую, как силы покидают меня, и хочется расплакаться, ведь я осталась совсем одна! У меня нет друзей, нет любимого человека, родителей… Вроде бы все хорошо, мир приобрел яркие краски и жизнь стала светлее, но… состояние души какое-то голимое, словно кошки скребутся. Одиночество подкралось ко мне незаметно, напоминая о том, что нужно беречь себя, потому что в нашем скотском мире, стало трудно жить.

Когда я слышу имя Гоша, мне хочется распустить волосы, надеть то самое зеленое платье и улыбнуться. Столько воспоминаний связанных с этим человеком, которые никак не хотят уходить из моей головы.

В дверь позвонили. Кого ещё черт принес в такое время? Неужели опять Зинка? Ой, господи… дайте побыть человеку одному!

Посмотрев в глазок, я отшатнулась. За дверью стоял Семен и просил меня открыть. Может прикинуться, что меня нет дома? Но мужчина, словно прочитал мои мысли и напомнил о том, что видел, как на кухне горел свет. Ладно, приставучий, твоя взяла! Я вздыхаю и открываю дверь.

- Ты извини, что я так поздно. Нам нужно поговорить, пустишь? – растерянно спросил мужчина.

- Заходите, - ответила я и впустила его.

- Знаешь, я видел твою соседку. Ах, да она удивительная женщина! Какой вопрос не задашь, сразу найдет ответ. Когда я спросил у нее, где я могу тебя найти, то она ответила, что там же где и искал Эльвиру. Странный, я человек, да? Решил снова наведаться на вашу улицу.

- Я не могу Вас судить. 

Мы прошли на кухню и сели друг напротив друга. Что ему нужно? Зачем он пришел? Решил посмотреть, как я живу или узнать, как у меня дела?

- Зинаида, - заговорил первым Семен. – Рассказала мне о тебе все до мельчайших подробностей, так что отпираться нет смысла. Меня очень сильно заинтересовала твоя персона. Ты не такая, как все, ты особенная.

- Где-то это я уже слышала, - пробурчала я и закурила.

- Инга, ты когда-нибудь мечтала о красивой жизни?

Я поперхнулась дымом. Что подкупить меня решил? Учти, я не Эльвира и отдаваться за деньги и роскошь не стану!

- Я что-то не так сказал? – спросил Семен.

- Зачем Вы мне все это предлагаете? Если я из детдома, то это не значит, что надо мной можно просто так издеваться. В конце концов, мы не так близко знакомы.

- Давай на «ты», а то как-то не очень…

- Не могу и не буду. Вы, что себе позволяете??? Боже мой, и почто я только послушалась соседку и встретилась с Вами??? – зло сказала я, потушила сигарету и резко поднялась с места, обхватив руками плечи. Меня морозило и хотелось поскорее выгнать мужика из дома, но что-то держало…

- Извини, что сразу… просто я сам много думал об этом.

- О чем?

- О твоем удочерении.

От последних слов мне стало не по себе и быстро, взяв себя в руки, я сказала:

- Я не могу, принять ваше предложение. Уйдите.

- Подожди, подумай. Неужели ты не хочешь стать моим приемным ребенком? Да, кто вообще узнает об этом? Документов не будем оформлять. Ты просто будешь жить припеваючи, продашь свою квартиру и переедешь ко мне, исполняя роль моей дочери.

- Я нужна Вам на время или навсегда? – вырвалось у меня.

Семен встал с места, подошел ко мне и положил руки на плечи:

- Навсегда. Ты будешь самой счастливой девочкой на свете. У тебя будет все. Понимаешь, своих детей у меня нет, а ты как раз та, которая ждет счастья.

- Вы несете бред, - сказала я и убрала мужские руки с плеч.

- Ты будешь называть меня папой. Ну не сейчас, а со временем. Пойми, я не причиню тебе зла. Эля, просто меня недооценила и плела тебе про меня гадости. Естественно ты ей поверила. Когда не знаешь человека и слушаешь про него лже-истории, то можно запросто понять, что с ним не стоит связываться.  Вот, смотрю я на тебя, и сердце сжимается, вот правда.

- Причем тут недооценила? Я просто отношусь  к тому типу людей, которые избегают таких ублюдков, как Вы! Вы морочите голову, молодым девчонкам и не надо отрицать! Вы думаете, почему моя подруга не хотела Вас видеть? Да, потому что знала заранее, что… Ух, не-ва-ж-но! – выдохнула я. – Если я сейчас соглашусь и поеду с Вами, то Вы сбагрите меня в бордель.

- Что ты мелешь, ненормальная? Ты в своем уме? Как я могу сдать тебя в бордель? Твоя подруга, что совсем страх потеряла? Как же мне хочется задушить её! Если бы она только знала!

- Оставьте меня и ищите другую дурочку. Жалко, что я детдомовская. Над такими, как я постоянно глумятся.

- Зря отказываешься. В конце-то концов, ты не работаешь, у тебя нет будущего и ты влюблена в идиота, который занят!

- Не ваше дело! И зачем я только рассказала Вам? Ума не приложу…

- Ты просто нашла во мне родного человека, друга.

- Не мелите ерунды! Вы таки не правы, я просто была пьяная и именно поэтому выговорилась.

- Твой Гоша и довел тебя до такой жизни. Ты начала пить и курить, ещё не хватало колоться из-за мудака! Посмотри на себя, ты нормальная девочка, просто одинокая и некому не нужная. Ты осталась одна, пойми. Когда я увидел тебя, то сразу понял, ты не Эля, ты другая… Ты совсем забыла, что такое уверенность в завтрашнем дне. Ты совсем забыла, как это любить невзирая не на что.

- Никто не виноват в том, что я стала такой ни Гоша, ни одиночество, я сама себя накрутила. Вы так говорите, будто я каждый день так ужираюсь! Это неправда! Я никогда не глушила боль в большом количестве алкоголя. Не мое это, страдание в пустоте. Уж лучше, я куплю себе дорогое платье, чем бутылку вискаря.

- На дорогое платье нужны деньги, а их у тебя нет.

- Почему это? – подняла бровь я. – Есть! Пойдемте, покажу! Только если проболтаетесь -  повешу.

Пройдя в зал, я достала пакет и выложила из него аккуратно сложенные деньги. Глаза Семена чуть не вылезли из орбит. Да и к тому, же я сама не понимала что творила. Идиотка решила кому-то что-то доказать, лучше бы давно его выпроводила, чем вот так вот сейчас… в зале с деньгами…

- Откуда это у тебя? Что, подружка почтой выслала? – обрел дар речи мужчина.

- Честно заработанные, - задрала нос я. – Так, что не нужна мне Ваша вилла или трехэтажный дом с восемнадцатью окнами. Вы слишком избалованы и хотите подсадить меня на крутые тачки и дорогие шубки, чтобы я чувствовала роскошь и купалась в бриллиантах. Только знаете, мне это совсем не нужно! Я живу для себя. Тут хватит даже на московский билет, не говоря уже о том, что эти деньги будут принадлежать не только мне одной.

- А кому же ещё? – никак не переставал дивиться Сема.

- А вот это Вас не должно касаться. Так, что покиньте мою квартиру и оставьте прозябать в одиночестве. До вашего прихода у меня все было хорошо, просто замечательно!

Семен откашлялся, покинул зал и принялся одеваться. Недолго думая, я подошла к нему и вздохнула.

- Я подумаю, - мрачно сказала я.

- Что? – поднял голову он.

- Я подумаю, над Вашим предложением. Возможно, сейчас я не понимаю, какой шанс мне выпал, но я все же подумаю…

- Сейчас или никогда, потому что иногда, я меняю свои решения.

- Что Вы имеете в виду?

- А то, что у тебя в кармане, ровно пять минут, чтобы хорошенько подумать, потому что больше я тут не появлюсь. Если ты мне откажешь, то гуд бай. А если согласишься, то мы продаем квартиру и я показываю тебе новую жизнь в новом цвете.

- Но как же так?

 - Четыре минуты, - с издевкой произнес Сема.

Я зажмурилась. Остаться в квартире и снова курить сигарету одну за другой, плакать от одиночества и постоянно успокаивать себя тем, что Гоша будет любить меня вечно, или же дать соглашение на предложение Семы.  А вдруг, новая жизнь изменит меня, а вдруг я пойму, что он мне как отец родной? А вдруг он будет помогать мне, а вдруг…

- Я согласна, - всхлипнула я.

- Собирайся, жду тебя в синем «Форде», - бросил мне Семен и удалился.

Собрав все вещи, я взяла пакет с деньгами и покинула квартиру. Когда я вышла на улицу и вдохнула свежий воздух, то поняла, что жизнь постепенно меняется к лучшему.

- Ты чего пакет собой взяла? Могла бы соседке отдать, поблагодарить за то, что она подарила тебе меня, - рассмеялся Сема противным смехом.

- Вы точно не врете? В бордель не отправите? – на полном серьезе спросила я.

- Нет. Выкинь эту дурную мысль из своей головы и садись в машину.

Сев в машину я положила рядом собой пакет и расплакалась. Это было счастье. На секунду я поняла, что начинаю новую жизнь, та осталась за горами, а это значит, я стану сильнее и смогу поехать в Москву с новыми силами, чтобы снова влюбить в себя Гошку.

Эпилог

Попытаться друг друга найти нелегко. Пыль въедается в наши глаза глубоко. А вокруг - только холод и ложный покой. Посмотри на меня, будь со мной, будь со мной! (с) Otto Dix - Вальс

Очень сложно жить семейной жизнью, особенно с тем человеком, который не является родным. Моя жизнь была оптимистичная, я радовалась каждому дню, путешествовала, ездила на природу с так называемым отцом, но от этого мне легче не становилось. В голове творился бардак. Мысли постоянно напоминали о том, что Семен хоть и хороший человек, но все же ему нельзя доверять. Хорошее настроение слишком быстро может стать плохим.

 «Доня», противно до жути, хоть он и говорил это с искренностью. Мужчина думал, что я полюбила его, что мы одна семья, ведь своих детей у него-то не было. Он никогда не поднимал на меня руку, не оскорблял, постоянно баловал подарками. Короче относился ко мне, как к ребенку. Все это, конечно замечательно, но не для меня. Не понимаю, как так можно вообще? Предложить незнакомой девочке стать его названой дочкой, только для того, чтобы не сдохнуть в одиночестве.

Семейная жизнь – это, когда любят и уважают друг друга. А вот у меня не было ни того ни другого. Возможно, Семен и любил меня, но я-то знала, что ему неприятно мое общество, что он жалеет о своем предложении переехать к нему и жить припеваючи. Тогда какого черта ты приперся в мою квартиру и шантажировал тем, что у меня мало времени и что нужно думать быстрее, так как на счету каждая минута? Идиотизм или старческий маразм. С последним я переборщила, конечно ему ещё далеко до этого.

Сема наполняет мой бокал вином и закуривает. Сегодня замечательный день, теплый ветерок, дождь обещали только на следующей неделе.

Сделав глоток, я улыбнулась и отметила про себя, что пора заканчивать с этим, нужно начинать новую жизнь. Я итак доставила человеку много хлопот.  Пакет с деньгами, для Гоши - валяется в моей новой комнате, теперь моя цель будет достигнута! Если я уговорю Семена отпустить меня в Москву, чтобы познать всю свою самостоятельность, то есть шанс увидеться со спасителем и кинуть в лицо эти чертовы бабки.

- Инга, я позвал тебя сюда только для того, чтобы сообщить замечательную новость. Новость о том, что наши путешествия не заканчиваются. Завтра мы полетим в Москву. Я хочу показать тебе Красную площадь и многое другое. Скажи, ты рада этому? – спросил Сема, а я чуть от такого заманчивого предложения не выронила бокал. Этот мужчина исполняет мои желания. Теперь дело осталось за главным.

- А можно,  я поеду одна?

- Это исключено! Ты поедешь со мной и точка! – взорвался «папик». Я вздрагиваю.

Как мне избавится от назойливого бати? Как встретится с Гошей, если постоянно ты под присмотром?

На следующий день, мы сели в самолет и по моим щекам потекли слезы отчаяния. Я никогда не избавлюсь от Семы. Зачем я ему? Пусть отпустит. А может он меня все-таки в рабство отправляет? Может он надурил меня? Мол, будешь моей дочкой, познаешь тайны роскошной жизни, а со временем я отдам тебя дяденьке, который даст тебе поручение, как  надеть короткую юбку и отправится на поиски жирного бугая. Я испуганно смотрю на Сему.

- Кстати,- уловил он мой взгляд. – У меня тут друг недалеко живет, перекантуемся у него. Думаю, ты не против? Я тебя с ним познакомлю.

- Нет, не против, - холодно ответила я и уставилась в окно.

- Скажи, а почему ты взяла собой пакет с деньгами? – отвлек меня от мыслей «папик». Как же он меня достал! Так и хочется чем-нибудь запустить.

- Там много денег и я хочу их потратить на что-нибудь эдакое, - спокойно ответила я, скрывая своё раздражение. -  В конце-то концов, я их очень долго держала, пора бы уже потратиться. А надолго мы в Москве?

- Пока тебе не надоест, моя радость, - улыбнулся Сема.

- А если я захочу на веки остаться?

Сема рассмеялся:

- Глупенькая, где ж мы будем жить?

- Не знаю, но по крайне мере, я хочу.

- Хотеть не вредно.

- Я слышала там есть хороший институт, может быть ради него… А, что если ты меня оставишь, а сам потом уедешь? Ну, когда у тебя закончатся деньги…

- Ты на что намекаешь, на самостоятельность? Инга, забудь, что ты одна. У тебя есть я. Вместе, гораздо легче. Вот, я тут замуж хочу тебя выдать. Нашел одного крутого паренька. А кстати, вот фотография, - оживился Семен и протянул мне глянцевый снимок, на котором был изображен… некрасивый, кривозубый, безвкусно-одетый парень, вызвавший у меня отвращение. Гоша красивее, а этот… настоящее чудовище и где «папка» его  только откапал? У местного знакомого друга-бизнесмена?

Я улыбнулась, намекая Семену о том, что он не ошибся в выборе и что мне действительно понравился мой «будущий муж», о котором я знать не знала. Своих детей нет, приютил меня и даже не поинтересовался моим будущим! Эгоист!

- Я рад, что тебе понравился Славик. Как только приедем то, я обязательно тебя с ним познакомлю! Он такой душка!

- Я в этом не сомневаюсь, - чуть не рассмеялась я. Семену давно уже пора прикупить очки, что-то зрение у него зашкаливает.

Рядом с этим человеком, я чувствую такую боль. Не знаю, откуда она взялась, просто чувствуется, как силы покидают меня, хочется плакать и кричать, по той причине, что теперь невозможно все вернуть назад. Невозможно вернуть тот день, когда я почувствовала себя свободной и творила все, что взбредет в голову. Только сейчас, я поняла, как же трудно жить в семье. Тебя постоянно воспитывают, учат-учат, решают все за тебя… Гоша был прав, жить с родителями, которые постоянно тебя упрекают – это сложно и невыносимо, портится самооценка и не ощущается вкус свободы.

Я привыкла летать на самолете. Это такой кайф. Интересно, а быть птицей в небе это хорошо или плохо? Думаю, что просто замечательно летишь себе, гадишь на кого попало и даже не жалеешь об этом.

«Гошенька, мы увидимся. Мы обязательно увидимся. Я обещаю, что моё пофигическое отношение к тебе повлияет на твою совесть. Я не лечу в Москву для того, чтобы испортить тебе настроение, или напомнить о злосчастном дне, когда ты меня оскорбил. Нет, я лечу, только для того, чтобы посмотреть на тебя и на то, как тебе хорошо без пессимистки Инги», - пронеслось в голове.

Закрыв глаза, я блаженно улыбнулась. Мне снова вспомнился Гошка. Такой красивый, неповторимый и со своими тараканами в голове. Говорят, если полюбил то не нужно исправлять своего любимого, люби его таким, какой он есть, ибо спор приведет к разлуке. Ты будешь учить его, он будет недоволен и тогда может разродиться скандал. Итак, о чем это я? Ах, да я даже не знаю, увижу ли я Гошу. Москва-то большая. Если бы мы только жили в одном городе, было бы просто замечательно и мне бы не пришлось переться в такую даль, дабы увидеть и поговорить… Красивых парней много, но только не в моем городе, обидно вообще-то…

Не отрицаю, тот факт, что Гошка стал для меня заглавной целью, которой я постоянно болела. Нужно отпускать и тогда, все пойдет, как по маслу. Не надо думать о своих мечтах постоянно. Достаточно лишь загадать и действовать! Пусть мечты работают на тебя.

Когда самолет приземлился то, Семен принялся меня будить. Проснувшись, я поняла, что теперь меня ждет опека и еще раз опека. Все мои надежды, как мыльный пузырь. Это только, если закрою глаза и окунусь в свои мечты то, буду считать, что вселенная подстроилась под мои желания, но я ошиблась.

Я могла бы быть свободной, лететь в пустоте и не нуждаться ни в чьей помощи, но иногда бывают такие моменты, когда хочется поддержки и оберега.

Покинув аэропорт, Семен вытащил телефон и принялся нажимать кнопки.

- Кому звоним? – хитро поинтересовалась я.

- Кому-кому, другу,- пробурчал он. –  Идиот, обещал же приехать вовремя! Ты, стой здесь, я сейчас позвоню и вернусь. Надеюсь, обормот возьмет трубку и припрется, а то я уже вне себя от злости!

Надоела мне твоя опека Семен! Ну, в конце-то концов, оставь меня в покое! Сделай доброе дело, развернись ко мне и скажи: «Инга, ты свободна. Инга, я долгое время не давал тебе покоя. Инга, то, что было давай останется в твоей памяти, как светлое время, проведенное со мной». Ага, жди чуда так он сейчас развернется и сказанет.

Сейчас, я поняла только одно: я свободный человек, я живу свободно и не под кого не подстраиваюсь, если я что-то делаю, то только в первую очередь для себя, но в последнее время у меня появилось столько комплексов, что хочется провалиться под землю.

Зависеть от человека и подчинятся ему, равно рабству. Хотя может, я сейчас неправа, но все же хочется верить, что наступит такой день, когда я найду выход и покину Семена, испарюсь из его жизни. Незаметно, без предупреждения.

- Скоро приедет, - устало произнес Сема и уселся на сумку, в которой лежали его вещи. – Уже жалею, что приперлись сюда! Ненавижу этот город, он напоминает мне о том, злосчастном дне, когда я хотел устроиться на хорошую работу, а меня не взяли. Хотел прославиться, как крутой бизнесмен, а в ответ Москва послала меня на хрен! Пришлось возвращаться на Родину и работать за копейки...

- А кто ты по образованию?

- Это не важно! Самое важное то, что есть люди, которые обещали мне помочь, и они помогли материально, теперь я им должен.

- Деньги? – задала тупой вопрос я.

Не успел Семен дать ответа, как к нам подъехала черная «тайота» из, которой вышел деловой мужчина, похожий на Джеймса Бонда. Его темные очки, придавали ему мужество и крутость. Поверить не могу, что у Семена такие закадычные друзья. Обменявшись рукопожатиями, Сема не мог не возмутиться насчет того, что опаздывать не хорошо, но мужчине, как видно были по боку его слова.

- Черт возьми, где тебя носило? Я уже заждался! - продолжал возмущаться «папик».

- Пробки, - буркнул тот, просверлил меня взглядом и резким жестом приказал мне сесть в машину. – Мужские разговоры не для бабьих ушей, подожди в машине, а то тоску наводишь.

Что за хамство? Еще никто мне такого не говорил! Если ты думаешь, что ты такой богатый, а я золушка, то глубоко ошибаешься!

- Я хочу сесть на место водителя, - мрачно произнесла я.

- Хоть в багажник залезь. Делай, что хочешь только никуда не уходи, ты нам будешь ещё нужна, - продолжил незнакомец.

Я киваю и занимаю место, хлопнув дверью. Духота, не могу, нужно открыть окно.  Интересно, а о чем болтает Семен с типичным хамьем?

Моему любопытству не было предела и, открыв окно, я навострила ушки и вслушалась в разговор. Услышав упоминание об Эле и о том, куда она пропала, мне становится не по себе.

- Ну выскочила замуж баба, чем тебе эта не нравится? По мне хороший товар, худая, без всяких шрамов и изъянов. Чистая невинная. Целка короче, - сказал Семен. – Ингой, зовут. Помнишь, я тебе про неё рассказывал? Она жила вместе с Эльвирой, подруга ее, в общем.

- Помню, - мрачно ответил мужчина. – Ну и какого лешего ты припер сюда эту самозванку? Какое мне дело до того, что она сожительница? Ты же обещал привезти Элю, чтобы отблагодарить меня за помощь! Нет, я не отрицаю, они похожи, но та посимпатичнее была. Фигурка ничо так, а эта: кожа, да кости. Ни фигуры, ни сисек. Чо, за шуточки такие? – возмутился друг.

- Я же ясно тебе сказал, что потаскушка выскочила замуж! Да, будь она неладна, сука. А подружка, вообще детдомовская. Пришлось удочерить, чтобы в скором времени представить её тебе во всей своей красе.

- Ну и дурак же ты! И как она только купилась?

- Сначала, девчонка всячески не хотела принимать мое предложение, да она вообще в шоке была, а потом я нашел выход. Я предложил ей роскошную жизнь, что пришлось попыхтеть, дабы реализовать свои слова.

- Роскошная жизнь, для будущей проститутки? Бог ты мой, зря ты её сюда привёз! Замуж Элька выскочила, ну и фиг с ней! А вот, детдомовской зачем психику травить? Ты хоть понимаешь, что творишь?

- Понимаю, - холодно отозвался Сема. – Но и ты меня пойми тоже. Надоела она мне. Забирай её, отдай в рабство, ты же сам хотел помочь брату, который выбрал не очень хорошую профессию сутенера.

- Ладно, с тобой спорить, только себя не уважать… по рукам, мать твою за ногу! – пожали друг другу руки они, а я от услышанного повернула ключ горения и надавила на газ.

Умею ли я водить машину? Конечно! Папик всему научил. Нет, ну это же надо какая редкостная сволочь попалась! А я дура, попала в человеческий мир после детдома и даже забыла о том, что все врут, что никому нельзя верить, что нужно бежать от таких, как Семен. Я ошиблась, теперь точно! Учится на своих ошибках гораздо лучше, чем их снова совершать.

Я люблю себя за гордость за то, что нашла выход и дала деру! Я люблю себя за страх и неуверенность! Меня все во мне устраивает и мне от меня ничего не нужно! Я не для того была рождена, чтобы стоять на панели в короткой юбке. Не на ту напали, идиоты!

Прищурить глаза, сделать глубокий вдох и нажать на газ, вот что нужно для достижения своей цели. Самое неприятное чувство – это когда ты веришь человеку, а он обтирает об тебя ноги. Неужели я родилась тряпкой? Неужели, я самый слабый человек в этом мире, не имеющий ничего ценного в своей жизни. Если сейчас напрячь память и вспомнить счастливые моменты, когда мне было хорошо, то это навряд ли.  Все хорошее, было фальшью, наигранностью. Сема, какой же ты подлец! Или как там тебя зовут черт бы тебя побрал, сукин ты сын!

В голову пришла отличная идея. Если жизнь – это кино, то почему бы не снять свое собственное под названием «имитация смерти»? Умереть для обидчиков и обрести свободу. Я улыбаюсь. Замечательный сегодня день толи чаю попить, толи взорвать машину, типа попала в аварию и сгорела заживо.

Доехав до лесополосы, я останавливаю машину и покидаю салон. Сердце билось с сумасшедшей скоростью и было готово выпрыгнуть из груди. Имитировать собственную смерть, ну надо же, что только не придумаешь… Гошка прав, я действительно душевнобольная леди, ну что подделать какая есть такую и любите.

Если я умру, то обо мне больше никто не вспомнит, забудут, как звали и похоронят.

Открыв багажник, я достаю канистру, поливаю машину и достаю из заднего кармана джинс спички.

«Я разбилась, попала в аварию. Меня больше нет. Для других я умерла. Свобода, вот о чем я так долго мечтала», - пронеслось в голове.

Я кидаю спичку и быстро убегаю, чтобы не дай бог не пострадать, закрыв уши руками. Лесополоса, нельзя устраивать пожары, но все же у меня не было выбора. Когда произошел взрыв, я вздохнула, вытащила сигарету и пошла дальше. Вот и все! Я живая, черт возьми, но это так!

Затянувшись, я осознаю тот факт, что была дурой-дурою, когда поверила людям и купилась на их доброту. Не бывает добрых людей, бывают злые и психи. На этот  раз, я выучила свой урок и больше никогда не буду ошибаться. Теперь я одна. 

Жить в одиночестве – это подарок, никто не пристает, не требует от тебя большего и не капает на мозги. Некоторые жалуются, что одиноки и хочется тепла и заботы. Я вас умоляю, ничто так не радует человека, как свобода и независимость.

Сема внушал мне то, что мечты не исполняются и что с моими-то мозгами никогда не стать тем, кем я хочу быть. А ведь если посмотреть правде в глаза у меня была только одна мечта: чтобы человек, которого я когда-то любила обязательно вернулся и вымаливал у меня прощение. Слишком жестокая мечта, была. Сейчас, мне не хочется верить в светлое будущее, хочется жить настоящим, смотреть только вперед и не прозябать в ожидании чуда.

Ну и куда я теперь пойду? Знаю! Ловить такси, чтобы назвать адрес Гоши и поехать к нему. И почему я не могу оставить человека в покое? Дура, потому что. Злопамятная девчушка, которая хочет поставить весь мир на колени и получать удовольствие от человеческого унижения. Как это низко и жестоко с моей стороны, но жизнь – это борьба.

Блин! Надоело вонять табаком! И почему я решила пристраститься к сигаретам, думая о том, что дым, который выходит из моих легких забирает собой боль? Странно, а ведь Гоше не нравились такие, как говорила Катерина.

Ненавижу эту дрянь, которая испортила мне всю жизнь. Тусила с отморозками, ловила от жизни кайф и… кувыркалась с женатым человеком, а потом решила завязать с ним дружеские отношения. Ну почему нельзя было сразу взять и стать для него лучшим другом? Обязательно надо было спать? Непонятно.

Мне не понять этот мир. Людей, которые в нем живут и совершают безумные поступки не свойственные нормальному человеку. Можно ли спать в раннем возрасте считая, это экстримом? Можно ли беременеть в раннем возрасте и расписываться с отцом ребенка, только для того, чтобы у ребенка были оба родителя, а не один? Ребенок должен появиться в семье, а не семья из-за ребенка. Все перемешалось, все изменилось. Кто-то ищет смысл жизни в любви, кто-то в родителях, а кто-то во вредных привычках.

Почему девушка, которая мечтает обрести профессию проститутки, очень быстро добивается своей цели? Почему девушка, которая хочет осуществить свою заветную мечту очень долго к ней идет, через волнения и сомнения? Плохие желания сбываются быстро, а самые важные – медленно, но сбываются.

Выйдя на трассу, я откидываю назад волосы и ловлю машинку. Печально было, когда никто не хотел останавливаться и проезжал мимо, мне показалось, что просижу тут до полуночи, пока не притормозит крутой джип и не увлечет за собой, словно девушку легкого поведения.

Слезы непроизвольно хлынули из глаз и, вытерев их тыльной стороной ладони, я вздохнула и снова подняла руку.

Пофигизм проходит только тогда, когда ты анализируешь свои поступки и винишь во всем себя. Я бываю разной: злой, агрессивной, депрессивной, веселой, сумасшедшей, это так здорово менять роли в зависимости от настроения. Но оптимизм мне по душе.

- Девушка, а мы случайно не знакомы? – отвлек меня от мыслей знакомый до боли голос.

За рулем сидел спаситель и мило мне улыбался.

- Гоша, ты? – не поверила я.

- Я, - спокойно ответил он. – А ты кого ожидала увидеть? Мордоворота, который мог остановиться и затянуть тебя в машину, как дешевку?

- А ты все такой же человек с не очень-то приятным чувством юмора, - буркнула я, открыла дверь и села рядом.

На секунду меня будто подменили из мстительной девочки, я превратилась в сильную добрую личность.

«Я готова его простить, хотя бы из-за того, что он часть моей жизни», - пронеслось в голове. – «Плевать, что было раньше. Плевать, что сказала его сестра. Нужно просто посмотреть на мир проще и не принимать все близко к сердцу». Боже, о чем я сейчас думаю, опять моя голова забита всякой ерундой! Наверно это от того, что рядом спаситель и мне хорошо, как раньше.

- Ты откуда? – спросил меня Гоша. – Неужели снова попала в передрягу и сбежала?

- Если, я тебе сейчас расскажу, что со мной происходило на Родине, то ты не поверишь. Зуб даю.

- Последнее время мне не хватало тебя. Я каждую ночь вспоминал твои приключения, а ещё… - прикусил он губу. – Питер… Захватывающий город.

- Ой, ли? Ты на, что намекаешь? – улыбнулась я.

- На то, чтобы ты поделилась со мной своими приключениями. Я, как тебя увидел, не поверил своим глазам! Это же надо, снова в Москве…

-  К тебе прилетела! Должна же я вернуть тебе налог в сорок тысяч! Черт, а  я деньги забыла, что ж теперь делать?

- И все-таки у подруженьки были деньги, а ты ещё признаваться не хотела. Не говори, что ты их честно заработала, я тебе в жизни не поверю. На такие деньжищи нужно всю жизнь пахать. А, то что ты забыла деньги, оно и к лучшему. Мне они нафиг не нужны, особенно от тебя.

- Труд спасителя должен оплачиваться, твои слова.

- Я был зол. Вот и вся причина. Ну, так, что расскажешь мне, как ты провела свои лучшие дни на Родине?

Я вздохнула и принялась рассказывать о том, как разочаровалась в подружке, которая и вправду считала меня лишней в доме, о том, как ворвались громилы и устроили допрос по поводу дипломата. А ещё, я рассказала про Катю, только по той простой причине, что слишком много зла скопилось во мне после нашей встречи.

- Кстати, у неё кликуха ассоциируется с камнем, - язвительно сказала я. – Откликается на Руби.

- Хах, никогда бы не подумал, что моя сестра способна дружить с теми людьми, которые способны убить человека и похоронить его, как собаку. Руби, - с неприязнью отвечает парень. –  Сколько её помню, у неё слабость к красивым камням. Хорошее погоняло, для девушки, которая с самого детства клялась мне, что будет хорошей девочкой и будет всегда помогать маме, чтобы та ни в чем не нуждалась и гладила её по головке за то, что в нашей семье есть тот на кого можно положиться. Сучка, хотела переплюнуть меня, но я гораздо был умнее и заранее знал, что Кате никогда не быть, ни юристом, ни экономистом и вообще никем.

- Ты хоть знал, что Катя дружила с отморозками и во всем им помогала? Ты знал, что мужчина, в чьей квартире мы были, являлся Зеней? Тот, который бросил её и предложил оплату за любовь? Тот, который стал для неё просто другом?

- Я никогда не совал свой нос в её личную жизнь, меня не интересовали её Зени, Фени, Кенни. Черт возьми, если бы я знал, что она вертится в бандитских кругах, то свернул бы ей шею! А вдруг она колется? Ведь сейчас время такое, когда  хочется выбрать не обычного человека, а с понтами, который курит и пьет, а ты смотришь на это и пытаешься скопировать. То, что Катюха употребляет табак и алкоголь – можно простить, но если она сидит на тяжелых наркотиках, то я не знаю. Ладно, будем надеяться на лучшее.

- Лучшего уже нечего не будет! Эля мертва, деньги достались мне, через доктора, который лечил её ненаглядного наркомана.

- Стоп! Опять быстрее паровоза! А теперь поконкретней с того момента, про наркомана.

- Эля стала проституткой и качала бабки с бугаев, по одной причине: она искала деньги на лечение своего друга, который жесть, как любил колоться. А она его любила, прикинь? Ну, скажи мне разве можно так? Разве можно поддаться в грязную профессию ради того, которого ничего не интересует кроме наркотиков? Да, это же ненормально! Не эстетично! А я ничего… ей не говорила, - всхлипнула я. – Ничего, потому что не хотела спорить с ней и убеждать в том, чтобы она немедленно прекратила заниматься ерундой, взяла себя в руки, осознала все свои ошибки и забрала дипломат,  ибо эти деньги не её и их нужно вернуть тем, кто ищет.

- А у всех шлюх так задумано. Мол, деньги нужны на лечение родных, давай я с тобой пересплю, а ты мне приплатишь побольше, чтобы я смогла накопить на операцию. Дура баба, что ещё могу сказать. Оно и видно, что из неблагополучной семьи, раз была уверена в том, что ублажение – это доходная работа. А кто её грохнул-то?

- Филипп, друг покойного Михаила. Как пояснила твоя сестра: «слишком самоуверенная была», поэтому и получила по заслугам.

- Да уж, история конечно не скучная. Лучше скажи мне, как ты все-таки попала в Москву?

- Я же сказала, что соскучилась по тебе и прилетела.

- Правда? – заглянул мне в глаза он.

- Любовь никогда не держит за подол платья, она лишь дает возможность идти вперед к своей судьбе, - улыбнулась я.

Гоша ничего мне не ответил, а лишь уставился на дорогу.

Я часто задаюсь вопросом: «Зачем? Почему я должна любить тебя? Для чего любовь, эта? Я же хочу свободы,  хочу независимости, а не слез в подушку». Когда находится такой ответ на мой вопрос, мне невольно хочется сказать себе, что не права. Но, по сути, без тебя будет намного лучше… Ну почему, детдомовские, как я такие наивные? Почему меня так и не воспитали нормально?

...Налив, себе полный стакан воды, я осушила его и поставила на стол. Гоша выглядел немного грустным, скорее непохожим на себя. Раньше он постоянно улыбался, а сейчас… Недолго думая я спросила:

- Все нормально?

- Да, - тихо ответил он. – Просто устал…

- Тебя что-то беспокоит?

- С чего ты взяла?

- Просто, вид у тебя какой-то…

- Нормальный у меня вид! – вспылил спаситель и резким движением руки смахнул стакан, который тут же разбился. – О, черт! – кажется у парня серьезные проблемы на личном фронте.

Только Гоша хотел собрать осколки, как я тут же вмешалась:

- Я сама!

- Вот так вот и в жизни, найдешь нужного тебе человека, а он разобьет твое сердце на мелкие кусочки! Что за несправедливость! – в сердцах крикнул он, подошел к окну, достал сигарету и закурил, а я лишь опустилась на колени и принялась собирать осколки.

Я посмотрела на него холодно. Мне не хотелось жалеть этого человека, потому что заранее знала, что мне не суждено этого сделать.  Пусть это делает она, но не я.

ТЫ был не свободен. ТЕБЯ любила другая, возможно до сих пор и любит, просто переживает разлуку, также как и ты. Возможно, у вас были нелады в отношениях и ТЕБЯ это заколебало. Я не знаю, ваших проблем, ваших ссор, я вообще не хочу лезть туда, куда не просят. Только одного не понимаю… Зачем, ТЫ мне все это говоришь?

- Я вообще не ожидал тебя здесь увидеть, - эти слова заставили меня вздрогнуть. Боже мой, как же сильно меняются люди, а ведь раньше ты хотел, чтобы я осталась с тобой, а не с подругой. – Уходи, прошу тебя, уходи.

«Я не виновата, что нарушила твои планы! Я лишь виновата в том, что так поздно появилась в твоей жизни, когда ты уже нашел ту, которая удовлетворяла или удовлетворяет твои потребности», - пронеслось в голове.

Я встала, оставила осколки на полу, поджала губы, чтобы не расплакаться и перешагнула порог кухни.

- Стой! – крикнул Гоша, подошел ко мне и обнял за плечи. По моим щекам невольно потекли слезы. – Если бы ты только знала, как мне хреново. Прости, я не хотел снова тебя обидеть, - и развернул к себе.

- Что ты от меня хочешь? – холодно спросила я.

Спаситель не дал ответа на мой вопрос, а лишь взял за руку и предложил сесть на стул. Разбитый стакан, не мог меня не задеть и, сказав свое: «и все же, я соберу», снова опустилась на колени и принялась собирать осколки.

- Самое поганое чувство, когда ты переспал с девушкой и понял, что она уже до тебя с кем-то кувыркалась, - произнес Гоша и закурил очередную сигарету.

- Мне очень жаль, что ты не разглядел её получше, а просто идеализировал. Пригреть на груди не целку – это удел избранных, - безразлично ответила я, встала с колен и выбросила осколки в урну. 

- И это все, что ты можешь мне сказать?  - обиженно спросил он.

- А разве, я обидела кого-то? По мне так нормальное объяснение. Что ты от меня хочешь? Ну переспала она, и что? Бросай её к чертовой матери! А если не хочешь, то живи и радуйся, что она у тебя есть! – прикрикнула я и тяжело вздохнула. Господи, дай мне силы, все это выслушать и вытерпеть, ибо мои нервы уже на пределе. Неприятно слушать откровения человека, которым когда-то дорожил.

- Инга, - взял меня за руки Гоша. – Ты теперь единственный человек, которому я могу доверить свои тайны и жизненные ошибки. Я со временем тоже научился любить, хоть всех баб считал продажными тварями, думал, что им от мужиков нужно большее, чем цветы и конфеты, но я ошибся… Моя половинка, ничего от меня не требовала, лишь бы я был рядом. Лена постоянно говорила, что я самый лучший мужчина на планете, что ей со мной крупно повезло и что я дарю ей только радость и уверенность в завтрашнем дне. Я бы кинул её, но не могу,  привязался.

«Мы словно поменялись местами», - пронеслось в голове. – «Раньше страдала по тебе я, а теперь ты. Любовь все-таки ужасная штука. Теперь-то ты понял, как же тяжело любить человека, который может в любую минуту нанести тебе удар в спину, или вскружить голову так,  что можно сойти с ума и не видеть ничего кроме себя и того кто рядом».

- Любовь – это свобода,  - сказала я и села рядом с Гошей. – Это хорошо, что в твоей жизни появился человек, которого ты действительно любишь. По себе знаю. Знаешь, а я ведь тоже любила, одного человека. Постоянно идеализировала его, говорила себе, что он хороший, а злой сегодня, потому что на улице ливень, а он ненавидит его. Искала оправдания его поступкам, иной раз прощала за грубость и улыбалась, словно ничего не произошло, а внутри сердце так обливалось кровью, что хотелось плакать. Иногда было желание, подойти к нему и сказать: «Урод, как я только могла тебя любить, ты же самый натуральный мудак, почто ты так со мной?! Ненавижу тебя, кусок дерьма!», но язык не поворачивался. Со временем он исчез из моей жизни, я сама позволила себе его игнорировать и не отвечать на сообщения и звонки…

- Ты врешь! – перебил меня Гоша. – У тебя никого не было! Ты все время держалась за меня! Если бы у тебя и вправду был такой роман, то ты бы поделилась своей болью. Я знаю, ты не умеешь её скрывать, тебе наоборот хочется поделиться, ждешь поддержку и жизненный совет.

- Но я говорю правду! – возмутилась я, хотя на самом деле врать не хорошо.

- Да-да, конечно поговори мне ещё! Так я купился на твои сказки! Мечта о любви, так и останется мечтой. Если уж ты и хотела кого-то любить, то обязательно меня.

- Мания величия, да? Если ты думаешь, что один такой распрекрасный человек на земле и что все бабы тянутся только к тебе,  не обращая внимания на то, что в нашей стране есть миллион красивых парней то, ты глубоко ошибаешься!

- Стоит только красивому парню показаться на улице, как девчонки сразу начинают облизываться и шептать друг другу на ухо, какой он сексапильный и какой у него классно-притягательный парфюм. Девушки тащатся от красивых парней.

- Не знала, что ты любимец всего женского пола, - хмыкнула я.

- Моя девушка сама спровоцировала меня на близость, слишком распущенной была в последнее время. Из личного опыта говорю. Поверь, её не интересовала моя душа, моя внешность, её интересовало только то, какой я в постели, как и многих других девушек, которые встречались на моем пути!

- Тогда о какой любви, может идти речь, если ей хотелось от тебя только одного? Какая коварная, ты посмотри, сама же и захотела с тобой переспать, а потом на следующее утро бросить, – удивилась я. – На хрен ты вообще спектакль мне тут устроил? Мол, тебе плохо, что она не целка, и ты такого от неё не ожидал. Зачем? Чтобы поговорить со мной об этом? Да у тебя, как у мужика должно сложиться понятие, что она шлюха, а ты… нашел над, чем ломаться.

- Из-за неё, я перестал общаться с друзьями. Просто прекратил общение и все, потому что любовь дала надо мной вверх.

- Не доказывай, мне это абсолютно не нужно, - скрестила руки на груди я и закрыла глаза, чтобы немного успокоиться.

Любовная неудача – это всего лишь жизненный урок, который надо запомнить и больше никогда не повторять, потому что тема уроков каждый раз меняется и нужно её снова изучать, анализировать, а потом находить ответы.

- Инга, я люблю тебя.

- Что ты сказал? – не поверила своим ушам я и для храбрости добавила: - Что, крыша поехала, или тебе делать нечего? Не советую разбрасываться серьезными словами налево и направо, это может привести к душевной боли.

- Какая душевная боль?! Я говорю тебе на полном серьезе! Неужели ты не веришь мне?

- Может, хватит! Не мучай меня, итак фигово. Сначала ты мне плачешься, а потом признаешься в любви! Да ты чокнутый! – всплеснула руками я. – Ладно, не буду говорить о том, что у тебя есть девушка, которая страдает не меньше твоего и что тебе мой дорогой не мешало бы пойти и попросить прощение, так сказать... восстановить отношения, чтобы больше не было ссор и недопонимания, - выдохнула я и продолжила: - Я никогда не поверю в то, что ты испытывал ко мне какие-либо чувства. Ты разве, что помогал мне и хотел разгрести мои проблемы, но у тебя не вышло, потому что я не позволила, отпустила тебя на волю. Мол, живи мальчик, я уже нашла свое место под солнцем. После того, как ты уехал, то нашел себе девушку и стал жить с ней и в горе, и в радости, но стоило мне только приехать, как вдруг у тебя начались личные проблемы. Нет, я конечно многое в жизни повидала, но чтобы так… чтобы мой приезд принес тебе неудачу… то есть… я что-то туплю… я не это хотела сказать… оно само, - виновато произнесла я и потупила взгляд.

- Не говори ерунды. Ещё до твоего приезда, у нас с Ленкой были свои разногласия. Не могу сказать, что у нас были идеальные отношения, но все же… она меня не устраивала, что-то мне в ней не нравилось… хотел в ней что-то исправить, да не рискнул…

- Не исправляйте любимых, - вяло произнесла я, взявшуюся цитату из интернета.

- Я не любил её.

- Не удивительно, - хмыкнула я. – После такого…

Гоша не дал ответа, а лишь приблизился ко мне и прошептал:

- Ты холодная, недоступная личность и однолюбка, но знаешь… я люблю таких девушек, которые скрывают свои чувства и просто улыбаются, потому что им хорошо. Ин, а я все ровно, люблю тебя, - улыбнулся он и впился в мои губы. Мне хотелось оттолкнуть негодяя, но его поцелуй был такой нежный, что не хотелось останавливать процесс.

- Мужчина, который морочил мне голову, учил меня жизни и иногда делал больно, а сейчас сделал ещё больнее. Я ненавижу тебя! – выдохнула я и выбежала, как ошпаренная из кухни.

Выйдя в коридор, я посмотрела на себя в зеркало и поняла, что так продолжаться не может.

ТЫ был тот, о котором я так давно мечтала. Я думала, что МЫ всегда будем вместе, строила планы,  свято верила в НАШЕ будущее, но вселенная повернулась ко мне задом и не захотела помогать мне.

- Если ты уйдешь, я не знаю, что со мной будет, - сказал спаситель, обнял меня сзади  и уткнулся носом в мою шею. – Пожалуйста, не уходи, ведь можно же все исправить.

Я развернулась, провела рукой по Гошиным волосам и всхлипнула. Мне не хотелось уходить, мне лишь хотелось остаться, понять, что такое любить и быть любимой. Я никогда не любила никого сильнее, чем спасителя. Бывало, что плевала на него, прощала, делала вид, что мне по боку его критика, но все это время, я жила тем днем, чтобы увидеть его снова, быть рядом и не уходить.

Может пожелать ему счастья, пусть мирятся, ведь девчонка не знала, что когда-нибудь ей встретится хороший человек, который будет любить её до скончания дней. Но кто знал, что так все обернется и она по глупости чпокнется с другим.

Нужно беречь себя, не давать собою пользоваться, не идти на поводу у того, кто загоняет: «да, давай чо ты ломаешься, больно не будет. Мы уже давно встречаемся, почему бы не разнообразить наши отношения», или же: «я не брошу тебя. Мы всегда будем вместе, не бойся, доверься мне, я сделаю тебе хорошо». Очень страшно жить в животном мире…

Я тяжело вздыхаю и утыкаюсь парню в грудь. Если бы мне представилась возможность выговориться ТЕБЕ о том, как же мне было плохо без ТЕБЯ и, как я мучилась,  то мне бы стало легче. Никогда за всю свою жизнь, я не сказала ТЕБЕ, как люблю тебя. Я скрывала, боялась признаться, думала, что ТЫ посмеешься надо мной и покрутишь пальцем у виска. Смешно, когда девчонка признается в любви мальчику. Это же унижение. А я, просто была выше и смотрела только вперед.

Сколько себя помню, мне было приятно общество спасителя, его слова действовали на меня, как бальзам на душу, мне хотелось летать и самое главное ЖИТЬ. Как здорово, что есть человек, ради которого хочется ЖИТЬ, а не существовать. Человек, который живет в твоей голове и постоянно напоминает о том, что он всегда рядом, где бы ты ни была. Он всегда в твоих воспоминаниях, в твоих картинах, или в музыке.

- На чужом несчастье своего не построишь, - неожиданно для себя выпалила я. - Ей наверно тоже плохо. Вам нужно поговорить и расставить все точки над «i» так нельзя, если она дорога тебе…

- Я же сказал, что её во мне ничего не волновало, а то, что она постоянно напоминала мне о том, что я восхитительный и идеальный. Это она так, чтобы вклинится ко мне в доверие. Ты не из тех, я точно знаю. Я вижу в тебе совсем другого человека. Тебя не интересуют деньги, и  каков мужчина в постели, тебя интересует именно его душа.

Неожиданно на меня нахлынула волна страсти и, не помня себя, я впиваюсь в губы спасителя и мы сливаемся в страстном поцелуе. Никогда не целовалась, вот честно! Если бы меня кто-нибудь научил, то я бы наверняка была чемпионом по поцелуям, но увы, приходиться все делать самой. По коже пробежали мурашки и задрожали коленки, вот это да!

Мне вдруг захотелось помочь Гоше, на секунду забыться, позволить ему обводиться от своих проблем. Помочь найти выход из ситуации, вытащить из самокопательного дерьма и сделать его хоть чуточку счастливее, но я даже и не подумала о том, что он так отреагирует… Гоша отстраняется, встряхивает меня за плечи и целует в лоб. В недоумении я посмотрела на парня и тихо произнесла:

- Я лишь хочу, чтобы мы были вместе - всегда, ты понимаешь? Хочу, чтобы моя мечта сбылась и я не в чем не нуждалась. Ты пойми меня правильно, что любовь для меня стала мифом. Парень, который признается мне в любви либо неудачник, либо самоуверенный тип, который смеется над такими, как я!

- Что за стереотипы? – в недоумении посмотрел на меня Гоша.

- Жизнь научила воспринимать все всерьез и делать выводы.

- Тебе ли о жизни говорить? Ты же ещё совсем юная особа. Живи и радуйся, пока можешь. Не спеши взрослеть.

- А все детдомовцы, только и хотят понять смысл - взрослой жизни и равняться на самостоятельных и обеспеченных людей, им тоже хочется найти работу и кататься, как сыр в масле! Хотя и в правду, ни мне ли о жизни говорить, ведь я ничегошеньки-таки и не добилась. Работала курьером, а потом уволилась по собственному желанию. После смерти Эльвиры, я ушла в себя и думала только о том, как скрасить свое одиночество. Хотя нет, я не думала об одиночестве, а лишь радовалась тому, что осталась одна, потому что той, которая морочила мне мозги и хотела любым способом выжить меня из квартиры - стала травой, землей. Свобода, вот о чем я так долго мечтала, но мысли о тебе так и не покидали мою голову. И я решила, забрать бабки у врача, которому доверила подруга на лечение Макса и, дернуть к тебе. Ты ведь рад, что я приехала, признайся? Хотя пятнадцать минут назад, ты хотел, чтобы я ушла и оставила тебя в покое. Какие же мы все-таки разные люди...

- Не копайся в своей памяти. Ты же прекрасно знаешь, что я бываю разным человеком, да и к тому же я попросил прощение.

- А я все ещё дуюсь на тебя! А ещё никак не могу простить, то что ты послушался свою сеструху и нашел себе девушку, чтобы навсегда забыть о моем существовании. Но сейчас с моим приходом в твоей жизни произошел переворот, девушка, которую  ты любил, была совсем уже не девушкой. Плюс ты обозлился на весь мир и никого не хотел видеть, даже меня обожаемую Ингу, которой ты пообещал быть лучшим другом.

Немного подумав,  я добавила:

-  А ещё мой тебе совет дружочек: не зацикливайся на своей проблеме и отпусти её. Забудь о той, которая жестоко обошлась с тобой и помыкала твоей свободой. Забудь о ней, прошу тебя, и к тому же ты мужик и для тебя вычеркнуть эту шлюху из своей жизни -  проще простого… И ещё…

В этот момент, Гоша не выдержал и заткнул мне рот поцелуем.

«Глупая, глупая Инга! Ну почему ты постоянно раздуваешь из мухи слона? Все же хорошо начиналось... А ты, решила выяснить отношение и обвинить во всем спасителя. Отбрось свою самоуверенность и критику подальше и живи, как нормальный человек. Ты же хотела жить идеально? Хотела? Вот и получи и довольствуйся тем, что дали. Все хорошо, ты нашла теперь того, кого искала долгие годы», - пронеслось в голове.

Я отстраняюсь, опускаю глаза и виноватым голосочком произношу:

- Прости, это нервы. Просто столько всего произошло…

- Подумаешь, произошло столько событий – это не оправдание. Тоже мне нашла, чем зацепить, - съязвил Гоша.

- Гош, я люблю тебя, - не к месту сказала я.

- Что ты сказала? Я не ослышался? – рассмеялся спаситель.

- Нет, не ослышался, - улыбнулась я и провела кончиками пальцев по его щеке.

Если хочешь быть счастливым человеком – не копайся в своей памяти, люби, как будто тебе никто не причинял боль и именно эти жизненные уроки, я поняла со временем. Мне вдруг показалось, что я зажила новой жизнью.

На смену плохого настроения, всегда приходит радость, доброта и жизнелюбие…

Год спустя.

Моё утро начинается с кофе и заканчивается тепленькой постелью, или душевным кино. Теперь, когда все стало на свои места и  я почувствовала себя намного уверенней, мир приобрел яркие краски, даже дождливая погода радовала…

Я люблю, когда Гоша дарит мне без всякого повода цветы и как маленький ребенок уговаривает меня пойти прогуляться по парку и купить по мороженке. Я люблю, когда он шепчет мне на ушко приятные слова и напоминает о том, что все осталось в прошлом и нужно жить новым днем. Я улыбаюсь и отвечаю ему тем, что давно уже все забыла и не нужно мне постоянно напоминать тот криминальный день, который заставлял меня страдать.

- Вставай, мой хороший, а то на учебу опоздаешь, - трясет меня за плечо Гошик.

- Что? Учеба? – вскакиваю я. – Который час? Я правда опаздываю?.. Так стоп, какая учеба, я же лодырь! Ты же сам сказал, что если человек знает математику с первого по четвертый класс, то ему необязательно продолжать дальше развиваться.

Это конечно было глупо с Гошиной стороны, предложить мне самый оптимальный способ гонения балды, но все, же я чувствовала себя неловко, мне казалось, что я предназначена для хорошей работы, которая стала бы мне по душе, если бы конечно получила образование. Стоило мне только заикнуться об этом, как Гоша сразу же нашел выход из ситуации, он заявил:

- Да нафиг тебе учиться!

- Но ты же обещал мне помочь…

- Я мужик, мне нельзя верить на слово. Мне кажется с тебя достаточно того, что ты знаешь, сколько будет дважды два. Так, что проще знать математику и русский четвертого класса, чем высшую математику и спец-предметы. Поверь, мне эта такая мука, что тебе и в страшном сне не снилось. Ты сидишь на паре, выходит лектор и начинает быстро диктовать, а ты должен быстро успеть записать, не услышал? Пофиг твои проблемы. А потом, ты ищешь однокрупнника и просишь у него тетрадь, чтобы дописать конспект. Сурово, да?

Да я сразу-то и поняла, что я женщина и мое место на кухне, а не в престижном институте. Чего уж там говорить, о суровых студенческих буднях, если сам когда-то был глупым студентом, который ничего не делал, слушал музыку и курил за углом. Да, Гоша так и остался придурковатым человеком, который успокаивает и заставляет чаще улыбаться.

Очень редко встречается человек, который способен мгновенно несколькими словами сделать твой день.

- А ты все такая же наивная, - улыбнулся Гоша, взял за руку и притянул к себе. – Кстати, с тобой хочет поговорить один человек.

- Да? – поднимаю бровь я. – И кто же это?

- Выйди на улицу, она ждет тебя на лавочке. Сказала, что ты ей позавес нужна, - хитро улыбнулся парень. Понятно, очередной сюрприз.

Я вздыхаю, переодеваюсь в нелюбимые коричневые шорты, белую майку и легкую кофту. На улице стояла солнечная погода, так что не стоило пялить кофтень. Странно, на лавочке никого нет. Обманул, значит… Ну нечего, в следующий раз я тоже пошучу.

Кто-то положил мне руку на плечо. Я вздрагиваю и оборачиваюсь передо мной стояла девушка. Волосы, как смоль, сама одета во все черное, в правой руке тонкая сигарета.

- Простите, Вас случайно не Ингой зовут? – глухо спросила девица.

- Да, - проглотила ком в горле я и посмотрела на свое окно в ожидании того, что Гоша смотрит на меня и умиляется моей растерянности и дурости.

- Нам надо поговорить. Пойдем, пройдемся.

Я кивнула и мы двинулись вперед.

- Простите, а мы знакомы? – спросила я.

Чернуха затянулась и выпустила ровные колечки дыма:

- Меня зовут Лена. Надеюсь, Гоша тебе рассказывал обо мне?

- Рассказывал, - съязвила я. – Он  же порвал с тобой.

- Рвут бумажки, а он ушел. Чуешь разницу? – спросила меня она и выкинула сигарету.

Мне вдруг стало нехорошо:

- Что ты от меня хочешь?

- Ничего существенного, - хамски улыбнулась девка и завела меня за гаражи. – Из-за тебя убили Эльвиру! Ты увела у меня парня, а теперь чувствуешь себя свободной? Да, хоть бы и так! Господи, а ведь без Эльки я была совсем потерянной, девчонка мне-то давала уверенность и говорила, что нужно идти только вперед и не оглядываться, забыть про все свои косяки и работать дальше. Господи, если бы только знала, как я хотела на Родину к Эльке, к подружке моей. Я вообще думала, что ты сдохла, потому что его дружбан планировал поселить тебя со мной, но…

- Эльвира??? Откуда ты знаешь, что мы дружили?

- Я вела с ней общий бизнес, пока в меня не втюрился Семен и не привез к своему другу. Тот поселил меня в квартирке, напротив Гоши и дал мне столько денег, что не каждая проститутка может заработать за всю жизнь. Потом, когда я адаптировалась, то решила подружиться с соседом. Сначала он мне показался неинтересным. С сеструхой мы, можно сказать, нормально ладили, а вот с ним «привет», «пока». Очень больно вспоминать тот волнительный день, когда я подошла к Кате и призналась в своих чувствах, которые я испытывала к Гоше, призналась в том, что боюсь к нему подойти и завести разговор на любую тему, хотела попросить у неё совета, но вместо этого, сестричка широко улыбнулась и предложила свою помощь. Мол, доверь это дело мне и через пять минут Гошка будет у твоих ног. Я не знаю, что она ему там наговорила про меня, но в итоге он стал моим парнем. А теперь… я очень жалею о том, что мы расстались.

- Ты только не говори, что я осталась жива, - пропустила её речь мимо ушей я. – А то засунут в бордель и пискнуть не успею. А так не хочется… вроде умерла для него и вдруг раз, не с того не с чего воскресла.

- Да, никто и не собирался тебя туда сдавать. Жила бы со мной и на заре, как Эльвира, ходила бы на свиданки и спала за деньги.  Господи, - всхлипнула чернуха. – Никто не знал, что я проститутка, Гоша любил меня такой, какая я есть, но один гад соизволил донести ему про меня сведения. Я не знаю, кто он, но я уверена, что найду и пришибу его.

- А разве не первый секс тебя выдал?

- Что ты мелешь??? У меня с ним ничего не было! – взвизгнула девчонка. – Так парень тебе и признается, что любил проститутку. Видите ли, он сошел с ума, потому что постоянно сталкивался на пути с вот такими, как я! А-то я не знала, что он халявщик и транжира. Тратил свои деньги на сигареты и дешевых шлюх, а сам…

- Не наговаривай на  человека!

- Инга, ты действительно считаешь, что я вру? Да, я одну девчонку встретила, которая спала с этим недоумком, а он заставил её сделать аборт. Она была беременна от него.

Я мысленно поставила стенку, чтобы не дай Бог принять неправду близко к сердцу. Не хочу, чтобы о Гошке говорили плохо. Может он и был таким, но со мной он ведет себя совсем по-другому, ухаживает и никуда не отпускает без своего присмотра.

- Откуда ты знаешь, как я выгляжу и мое имя? Хотя, оно и ежу понятно. Твой сутенер меня и выдал! Небось ещё и фотку показал. Мы с Семкой обожали фоткаться в разных местах. Мол, фото на память отец и дочь.

- Элька, могла бы стать его дочерью, но она всячески избегала его. Считала, что он болен синдромом кобелизма. Ох, зря я её тогда не послушала и решила во, чтобы то ни стало привлечь внимание дядечки. Только судьба у меня совсем другая, я просто так в проститутки пошла, потому что учиться не хотела. А Семка, мужик не глупый, повелся на мои уловки и таки удочерил меня, как гейшу. Так и начался наш роман. Лондон, Париж, Прага… все страны объездили! А потом решили двинуться в Москву к его другу. Только потом, я узнала, что мужик меня жестко обманул. Хотелось принять меры, но… меня затолкали в машину, а этот придурок получил свои бабки и свалил. Долго, я плакала в подушку, а потом смирилась. Работать так с музыкой в душе. А вот у Эльки, совсем крыша поехала. Решила охмурить Мишку и развести его на деньги, чтобы помочь Максиму. Ты бы видела этого Максима! Конченый наркоман. Сколько раз я пыталась образумить Элю, направить на нужный путь, а она отмахивалась и вовсе не хотела слушать меня.

- Поверить не могу, - только и смогла сказать я. – Подруга никогда не посвящала меня в свою жизнь, только одно твердила, что в жизни главное деньги, которые она приносит в дом. Она скрывала от меня свои проблемы, не выговаривалась, а лишь делала вид, будто её работа  самая лучшая.

- У неё было очень много проблем, которые она никак не могла решить. Особенно, когда дело коснулось Мишки. Мужик умер, не оставив ей ничего после себя, только дипломат, чтобы девушка одумалась и кинула свою грязную работу. Миша, просто хотел ей помочь, никаких чувств мужчина к Эльвире не испытывал, разве, что неприязнь…

- Но ведь, бандиты считали Элю наследницей!

- Вот именно считали, а на самом деле Элька для Михи была просто проституткой. Он заморочил ей мозги тем, что в скором времени они поженятся, и у них будет все хорошо.

- А тебе-то, откуда знать, как относился к ней Миша? – прищурилась я.

- Я с ним спала, - спрятала глаза Лена. – А под утро, я услышала разговор. Миша, клялся в любви, какой-то телке. Мол, я только тебя люблю, ну что ты кися? Конечно, расстояние – это мука, но потерпи чуть-чуть, скоро я приеду. Из разговора я поняла, что Михаил самый настоящий кобель. Одной говорит, что любит, другой обещает помолвку.  В этот момент,  я поняла: нужно заставить Эльвиру бросить его, пока не стало поздно… но, я не успела. Через неделю Мишу убили. И если честно, мне стало легче, потому что Эльвира в полной безопасности. Эля не наследница, а всего лишь девушка, которая повелась на Мишкину любовь. Те, кто искал её, и те, кто вбил себе в голову, что она наследница – полные идиоты.

- Эля не любила Михаила, а делала вид.

- Два одиночества, нашли друг друга, - съязвила чернуха и закурила. – Знаю я, что она не любила. Знаю я, как она к нему относилась в последнее время. Не отвечала на звонки, кадрила других мужиков, качая с них бабки, бегала из одного клуба в другой. Наслаждалась жизнью короче. А тебя она вообще ненавидела и считала твое похищение – самым лучшим подарком.

- Я знаю… я тоже все знаю, - неуверенно сказала я и не по теме спросила: - А Гоша случайно не в курсе нашей встречи? Просто он сказал, что меня ожидает человек, который срочно хочет поговорить со мной. Когда я увидела тебя, то подумала, что ты есть та самая. Меня даже как-то передернуло не на шутку.

Лена недоуменно посмотрела на меня:

- Пфф, милая моя, сама посуди... будет ли парень вызволять свою новую девушку из дома, ради того чтобы та пересеклась с его бывшей пассией? Мне не нравятся твои предположения. Я вообще думала, что ты в магазин собралась.

- Тогда, кто же это мог быть?

- Катюха. Я видела её сегодня утром. Посвежела! Волосы покрасила, вылитая Пенелопа Круз. Ей, кстати идет черный цвет.

Сердце мое сжалось и я почувствовала нехватку кислорода. Господи, зачем Катюха вернулась? Без неё было так здорово, я даже на секунду забыла, что у спасителя была сестра.

Перекинув в голове пару мыслишек о том, что если Катя останется, то она просто напросто испортит мою жизнь. При Гоше будет ко мне относиться с любовью, а без него станет поливать меня грязью и винить меня, на чем свет стоит.

Катя всегда была, для меня самоуверенной зажравшейся сукой, которая считает себя лучше других и имеет полное право играть человеческими чувствами. От одного только имени, меня бросало в дрожь, хотелось кричать, рвать на себе волосы, копаться в своей памяти, но как только рядом появлялся Гоша, словно предчувствуя, что я вот-вот сорвусь на пустом месте, то мне сразу же становилось на душе тепло.

- Инга, что с тобой? – обеспокоенно спросила чернуха.

- Мне надо срочно домой, мне кажется, что девчонка там.

Казалось бы, все мои проблемы разрешены, я узнала много чего нового о жизни покойной подруги. Надо же, Михаил не любил её! Какой подлец!

А что если Эльвира догадывалась о том, что Миша не любил её, а просто делала вид будто все хорошо и она чувствует себя с ним счастливой? Да, что там! она ведь сама была неплохой актрисой, также как и её клиент.

…Вернувшись домой, я обнаружила сидящую за столом Екатерину, которая тупо смотрела в одну точку, держа двумя пальцами тонкую сигарету. Спасителя поблизости не оказалось. Ну, вот… а этот куда подевался? Чо, неужто выгнала, чтобы не мешал вести бабские переговоры. Хотя, мне с ней даже разговаривать не хочется. Блин, какого дьявола, она сюда приперлась?

- Катя, что тут делаешь? Где Гоша? – театрально испугалась я, приложив руки к груди.

Бандитка потушила сигарету, повернулась ко мне, указав жестом на стул. Она была настолько серьезная, что мне захотелось первой потушить её огонек словесно:

- Не смотри на  меня, как на отброс общества, или на девушку, разрушившую твои грандиозные планы. Но то что ты свела Гошу с проституткой, пока я была в Питере, не может меня не задеть. Как ты могла!

- Сядь, - мрачно добавила сеструха и отвернулась.

Я лишь вздохнула, села напротив неё и почувствовала, как задрожали от страха коленки.

- Почему ты сразу не предупредила меня о том, что приедешь? – спросила я, после непродолжительной паузы.

- Потому что, я хотела сделать тебе сюрприз, как в прошлый раз, чтобы ты поняла, что от меня просто так не убежишь. Я знала, что ты вернулась в Москву и прекрасно была осведомлена о том, что ты живешь с моим братом. Я хотела снова переговорить с тобой, но решила больше не появляться на горизонте. Все-таки, мне нравится быть особенной, чем просто человеком, который зависит от стереотипов. А ты не хочешь спросить, как я жила?

- Нет.

- Лондон – самый прекрасный город, чтобы отвлечься и развеяться по полной программе, - улыбнулась Катя, не обращая внимания на мой ответ. – Там столько достопримечательностей, просто дух захватывает. А воздух, а люди… Да уж получше чем у нас в Москве.

- Ну, надо же! - всплеснула руками я. – Я всегда знала, что ты умная девочка и то, что ты пожелаешь – обязательно сбудется! Увидела богатого Буратино, назначила своей целью, махнула хвостиком, который плотно прикреплен к твоей красивой заднице и через пять минут он либо: у твоих ног, или избитый в сыром подвале.

От произнесенных мной слов, Катю переклинило, но она быстренько взяла себя в руки и попыталась продолжить тему о восхитительном Лондоне, но я не дала ей этого сделать и продолжала гнуть свое:

- Сколько было убито олигархов? Сто? Двести? Тысяча? Миллион, для того, чтобы обеспечить тебе сладенькую жизнь? Боже мой, ты убиваешь невинных людей, только за то, что они либо предают тебя, либо не уступают в чем-то. А ещё, ты убила Мишу. Очень глупо было ревновать его к Эльвире, ведь он её никогда не любил!...

- Откуда тебе это известно? – опешила Катя. – Миша любил её каждой клеточкой своего тела, постоянно откровенничал с ней и делал ей самые пошлые комплименты. Фу! Ненавижу, этого идиота! Зачем ты мне о нем напомнила?

- Хотела испортить тебе настроение! – съязвила я и тяжело вздохнула. Ко мне неожиданно пришла мысль о том, что не стоило было заводиться на пустом месте, а сразу же в лоб спросить зачем я понадобилась Кате. А вдруг, она пришла помириться, вдруг она кается?

Я остановилась и прикусила язык, дав возможность заговорить сеструхе, но та онемела словно рыба и закурила сигарету. Не избавившись от дурной привычки, я тоже последовала её примеру.

- Ты же не куришь, - холодно сказала Катя.

- А жизнь она не спрашивает: куришь ты или нет, она лишь заставляет ненадолго забыться.

Воцарилось молчание, каждый думал о своем, хотя если сравнивать со мной, то я вообще не о чем не думала, а лишь смотрела в окно и выпускала изо рта ровные колечки дыма.

Если бы Гоша увидел меня с сигаретой, то тут же её поломал и заставил бы выворачивать карманы, чтобы окончательно закончить свой обряд по ломанию табачных изделии. Было дело, когда он застукал меня с бокалом вина и ментоловой сигаретой, тогда я так получила по губам, что долгое время сидела в ванне, смывая кровь. А на следующий день, я впервые проснулась с опухшими губами и сильно расплакалась. Естественно, Гоше было самому неприятно то, что он поднял на меня руку, но на самом деле, этот чувак был просто прав. Просто решил отбить у меня привычку тянуть всякую гадость в рот. И почему я сейчас, только вспомнила об этом?

- Мне нет прощения, - глухо сказала Катя, а я лишь округлила глаза. Заметив мою реакцию, ненормальная продолжила: - Если бы я только знала к чему приведет моя работа и сколько будет бед от неё, то я бы никогда не связала свою жизнь с отморозками. Сначала мне было не привычно работать в мужском коллективе, потом смирилась и поняла, что меня уважают только за то, что я мутила с таким хорошим человеком, как мой Миша. Его все уважали. Никто из людей не высказывал свое мнение, а лишь тупо смотрел, как тот насилует вульгарную особу, которую он не считал человеком. Миша был избалован, но красив, как Бог. Его речи такие  нежные…

- А поцелуи, такие горячие, - вставила я, но тут же прикусила язык и прикинулась хорошим слушателем.

- От такого человека, просто было невозможно устоять.  Мишутка жуть, как любил меня и хотел во чтобы то ни стало сойтись со мной в браке, но что-то пошло не так и мы отдалились друг от друга. Я, как дура звонила ему, волновалась, спрашивала, где он и не нужна ли ему моя помощь? Любимый отвечал, что у него все хорошо и что ему очень тоскливо без меня. Я всегда считала Мишку – подарком судьбы. Уж слишком трепетно он ко мне относился.  Но в один момент, наша сказка подошла к концу… Он сообщил мне, что любит другую! И ты говоришь, что Миша не любил мерзавку??? Наоборот, он жизни без неё не представлял! 

- Миша был завидным женихом, стоит ему только свистнуть, как все дешевые твари изогнутся перед ним раком!

- Да, как ты смеешь!

- Смею! Даже Ленка, которой ты помогла завоевать сердце своего брата, тоже лежала под Мишей и стонала от удовольствия.

- Она была его девушкой?

- Она проститутка.

- Нет, я конечно знала, что Лена родом из Питера, но то что она спала с Мишей… Ты, что успела с ней связаться? В смысле завести знакомство?

- Надеюсь, ты не пойдешь к ней на разборки и не пустишь пулю в лоб?

Неожиданно на Катиных глазах появились слезы:

- Теперь, когда я захотела измениться в лучшую сторону и стать прежней, все до сих пор думают обо мне плохо. Конечно, быть плохим – здорово, но это не про меня. Я жалею о том дне, что спала с женатым мужчиной, я жалею о том дне, что связала свою жизнь с деньгами и убийствами. Да, я была жестоким человеком! Ну, нет мне прощения! Я была настолько самоуверенна, что забыла о человеческой доброте. Я с детства мечтала быть хорошей и не пакостить, делать добро, а на самом деле стала далеко не идеал. Инга, я знаю, что ты нашла деньги Михаила, но я не прошу у тебя вернуть их мне, потому что ты достойна в жизни самого лучшего. Ты из детдома, а такие как ты редко получают огромные подарки в виде чемоданчика, набитого бумажками. Инга, прости меня… Я виновата перед тобой, перед братом. Хотя знаешь, мне нет прощения.

- Возвращайся в свой криминал там от тебя пользы намного больше, чем здесь. Надеюсь, у Гоши хватило смелости, послать тебя куда подальше?  Ведь, я уже успела рассказать ему о твоих грязных делишках. Думаю, он не промолчал об этом, когда связался с тобой и напомнил тебе, какая ты сволочь!

Недолго думая, я покинула кухню, прошла в коридор и положила руку на дверь. Услышав приближающиеся шаги Кати, я нахмурилась, дернула за ручку и распахнула нараспашку дверь:

- Уходи, быстро!

- Инга, но я же извинилась! Да и перед Гошей тоже.

- Ему твои извинение, до одного места! Ты же его знаешь, он не такой человек, который может легко простить и отпустить. Ему обязательно нужно припомнить, оскорбить и сделать человеку настолько больно, чтобы он потом забыл, кто он такой и зачем живет на этом свете. Не понимаю, как он мог разрешить тебе связаться со мной? На его месте, я бы не дала такой возможности, а послала куда подальше. Ты права, тебе нет прощения! Вон!

- Сучка! – шикнула Катя, оттолкнула меня и  вышла за дверь.

На следующий день, Гоша сообщил мне страшную новость о том, что вечером нашли мертвую Елену, задушенную в своей квартире. От этой новости у меня застрял в горле ком, и хотелось кричать, но я сдержалась и лишь посочувствовала девушке, сославшись: «ой, бедная, как же так? Надеюсь, убийцу найдут и накажут». Мне не хотелось говорить Гоше о том, что убийство подстроила до сих пор влюбленная в покойного Мишку Екатерина. Боже мой и эта барышня еще хотела в люди пробиться. Я, как чувствовала, что её работа – это сплошной наркотик, без которого она не сможет выжить.

Сев на кровать, я поджала под себя ноги и посмотрела на Гошу:

- Ты мне так и не сказал, куда ты вчера запропастился?

- Да, Катька попросила отъехать ненадолго. А так ничего криминального, - улыбнулся он, а затем приблизился и словно нашкодивший школьник, решил искупить свою вину нежным поцелуем. – А что случилось-то?

- Я её выгнала прочь. Надеюсь, ты не в обиде на меня? Ведь, такие как она не достойны прощения.

- Все, что ты считаешь нужным и все, что тебе пришло в голову – это нормально.

- Ты хочешь сказать, что вчера я поступила правильно? А как же родственные связи?

- Её родители, как говорила моя мама: «были слишком циничные и жестокие по отношению к жизни». Это у девчонки в крови. Катя ненавидит этот мир и хочет, чтобы все было по её велению. Она властная баба, поэтому мне кажется, что ей не место среди нормальных людей. Ей нужна власть, подчинение, манипуляция. Да, конечно любовь у неё всегда будет на последнем плане. Но если она и полюбила, то только на один раз. Если произошла измена – расстрел.

- Буду надеяться, что девчонка больше нас не потревожит, - вздохнула я и положила голову на плечо спасителю.

- А давай свалим отсюда и заживем другой жизнью, в другом городе?

Я поднимаю голову и смотрю на него влюбленным взглядом. До сих пор не вериться, что тот о ком, я давно мечтала, находится рядом со мной и пытается меня уберечь от бед.

- Ну, если ты так боишься Катю, то почему бы не уехать куда-нибудь там… В Сочи, на Мальдивы… Туда, где райская жизнь…

- Я согласна! – восторженно перебила я, вскочила с кровати и захлопала от радости в ладоши.

Когда рядом парень твоей мечты - жизнь становиться намного светлее и хочется жить и жить.

Я люблю тебя, хоть и никогда и не догадывалась о том, что ты существуешь и твое сердце свободно для меня. Я люблю тебя, за то, что ты подарил мне веру в себя и дал возможность все исправить. Я люблю тебя, за то, что ты просто есть на этом свете, поддерживаешь меня и не даешь упасть. Я люблю тебя, просто так без веской причины. Спасибо тебе за то, что сделал счастливой, именно с тобой я почувствовала легкость и свободу.


Рецензии