Молчание Команданте

  - Святой Фиделис! - неуверенно позвал Команданте, стоя на коленях перед раскрытым окном своей квартиры.  Еще брезжил рассвет и небо Гаваны казалось грязным бесцветным холстом, которое вот-вот должно разукрасить неумолимо надвигающееся Солнце, которое принесет еще более невыносимую жарь, но все же снимет немного эту сумасшедшую липкую духоту.
  - Я здесь,  Фидель. Хорошо, что  ты призвал меня. Отец ждет тебя уже этим днем.
  - Ангел!? Как ты слепишь в глаза! Я ничего не вижу!
  - Скоро привыкнешь. Молись Отцу. Последний раз ты это делал мальчиком, когда жил еще со своей матерью. 
  - Скажи, что я сделал не так? Я всю жизнь посвятил народу, а он ждет моей смерти.
  - Ты все сделал не так. Но сейчас это не важно. Я хочу, чтобы ты начал молиться.
  Фидель попытался раскрыть, слипшиеся от непрекращающейся жажды, губы, чтобы произнести давно забытое имя Бога, но понял, что находится не перед своим окном в доме, котором провел детство, а  на больничной койке в госпитале с катетором на руке и в носу. Он открыл глаза и увидел, что его бороду подравнивает сиделка, симпатичная веселая мулатка средних лет с приятными формами.
  Команданте она напомнила его жену, детей и мать и он даже попытался нашарить рукой любимые руки. Он вспомнил, как несгибаемая вера жены помогала идти к заветной цели, а он писал ей нежные и пламенные письма с признанием в вечной любви и верности. Эти письма потом стали достоянием всего народа, ярким примером несгибаемой воли вместе с нежной и верной любви вождя-революционера, сумевшего победить режим диктатора народа Кубы.  Но тут же приятные воспоминания сменились неприятными.  Он знал, что на улице каждый день собираются молодые и не очень молодые кубинцы и узнают новости о состоянии его здоровья и не с тем, чтобы пожелать ему дальнейшего выздоровления.
  - Открой окно, Мельдина! - сиделка в замешательстве посмотрела на больного, - Открой! И выключи кондиционер, - тихо повторил он.
Мельдина подошла к окну и немного впустила жару с улицы, но Команданте прохрипел:            
  - Открой полностью!
  В комнату ворвался ветерок, пахнущий океаном и табачными плантациями. Ему вдруг сильно захотелось затянуться сигарой сидя на берегу океана, как раньше, когда он во главе Повстанческой армии  сверг власть  диктатора Батисты и они, молодые львы, вели многочасовые беседы об организации устройства Кубы - острова Свободы и равенства всех...
  Жизнь опять оставила, пока ненадолго, тело Команданте. Он уже четче видел сквозь слепящее сияние фигуру своего Ангела.
  - Скажи мне, почему мою борьбу за свободу не оценила моя Родина, мои земляки, для которых мне не жалко было жизни своей?
  - Не время предаваться воспоминаниям. Да ты и сам знаешь все.   Ты боролся за свободу, а когда ты ее получил, ты стал бороться с ней и твоей единственной задачей стала - удержание власти в своих руках.
  - Я должен бы защищать свободу, добытую кровью. Любая власть - это ограничение свободы граждан.  Это необходимость для благополучия их самих. Если бы я упустил, доверил руководство кому-либо, как тут же слетелись бы стервятники и от острова Свободы не осталосьь бы даже названия.
  - Молись, Фидель! Твоя ошибка не в том, что ты делал, а в том, что не делал.
  Ангел опять растаял и Команданте  услышал голос своей сиделки, которая должна была перевернуть его на другой бок, чтобы не образовались пролежни от неподвижного лежания  на немощном теле. Мелинда проворно и быстро для такой маленькой женщины совершила все манипуляции. Хотелось заснуть, повернуться на бок, убрать эти отовсюду прикрепленные провода, но сил не было и Команданте опять упал в забытье.
  - Правда твоя была только твоей правдой, для остальных она не была абсолютной правдой.  Чтобы сохранить власть, тебе приходилось о том, ради чего ты боролся, забывать. И убрав одну диктатуру, ненавистную тебе, пришлось создать другую. Иначе, у тебя ничего бы не вышло. Но я могу ошибаться. Может при других обстоятельствах ты бы и смог заручиться поддержкой народа без диктатуры и репрессий. Но пока это никому не удавалось! Может это обстоятельство тебя сможет утешить сейчас! Государство - это в том или ином виде всегда диктатура, главенство каких-то принципов, которые провозглашает, если не диктатор, то общество. Общество не может быть единым, об этом ты много читал и размышлял. Об утопическом обществе без власти денег, насилия и террора мечтали многие. Но вся трагедия таких утопистов, как ты в непонимании того, чтобы ликвидировать какую-либо власть, нужна власть, а значит так или иначе законы, которые должны соблюдаться. Власть народа - это диктатура народа.
Команданте впервые не знал что сказать и молчал. Это молчание так его поразило! Раньше он мог часами говорить перед толпой народа и она не расходилась, все жадно впитывали каждое его произнесенное слово. Как-то его речь длилась подряд восемь часов. Его душило от своего молчания и попытка кричать без крика, когда его никто не слышал, и невозможность открыть глаза хотя бы еще раз! Еще один только раз, он всем объяснит, что он был прав, что свергая одного диктатора и даря свободу тысячам лишенных ее, он делал благое дело. И все, на что потом ему приходилось идти, это не было зря и лишен смысла. Он хочет знать, кто еще смог бы продержать маленький островок Свободы в этом безумном-безумном мире! Кто? Да, ему помогали, верный товарищ и соратник Че, но только у него хватило решимости идти до конца, обходя все подводные течения и камни.
 - Мелинда, где моя жена?
Мелинда посмотрела на него в замешательстве.
 - Я спрошу у врача, он должен знать,  - быстро нашлась медсестра.
 - А где мои сыновья? Почему они не приходят ко мне? - Команданте явно забеспокоился и даже сделал попытку приподняться. Мелинда быстро вышла за врачом.
 
- Ты готов, Фиделис? Сегодня тебе предстоит нелегкий путь. Повторяй за мной. Я предстою перед тобой, Господь, прими меня таким, какой я есть!
Фидель молчал, но мысленно пробовал каждое слово, произнесенное Ангелом. Он вспомнил мать, ее набожность и подумал, что она могла бы больше проводить с ним времени в детстве и тогда... Но, что тогда, он уже не успел додумать.
Ангел и еще такой же, как первый, взяли Фиделя за руки и приподняли его над кроватью. О, боже, как легко! Он посмотрел на кровать, увидел себя, абсолютно ничего не почувствовав, и вдруг внутри него что-то заорало с непонятной силой и вырвало его вверх. Он подлетел к самому потолку и оттуда неведомая ему сила устремила его прочь из здания госпиталя на улицу, вернее, над улицами Гаваны, в которой уже наступал ранний вечер. Небо было голубовато-синим.  Ангелам пришлось его срочно догонять и вести за собой...


Рецензии
Мне всё время почему-то кажется, что команданте не сказал ещё последнего слова...

Борис Дьяков   10.09.2015 19:55     Заявить о нарушении
После времени собирания камней приходит время разбрасывать их.

Аля Летка   11.09.2015 20:24   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 4 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.