Часть Четвертая. Глава Двадцать Третья

ГЛАВА ДВАДЦАТЬ ТРЕТЬЯ
Найти, но не уничтожить


   Солнце уверенно доползло до середины неба, когда к воротам виллы, спрятанной среди каменистых холмов испанского курорта Коста-Брава, подъехал лимузин. Шофер в фуражке с козырьком, своим видом напоминавший лакея, на минутку покинул автомобиль. Приблизился к решетчатой ограде и позвонил в домофонное устройство. Ему ответили почти сразу. Не заставили ждать. Мужчина вернулся за руль, после чего транспорт чинно проследовал во внутренний сад. Красивый павлин хотел было перебежать дорогу, но шофер спугнул птицу гудком. Огромные дикие кошки, возможно, пумы или прирученные барсы следили сонным взглядом за проезжающей тенью. Но броситься на гостей не могли – их любопытство сдерживали прочные поводки с цепями, прикованные к мраморной колонне. Сама колонна возвышалась над зеленой рощей так высоко, будто служила солнечными часами с газоном вместо циферблата.
   Услышав шум двигателя, старик в креслице насторожился. Однако счел нужным завершить свой монолог.
   -…вот именно поэтому, юноша, «Джоконду» можно именовать высшим проявлением творческой искры! А произведение искусства, в котором обыватель не может найти загадку или отблеск вечной красоты, суть не более чем пустая растрата таланта. Изволите придумать хороший пример?
   -Нет, не изволю,- сухо произнес кучерявый собеседник.
   -«Последний день Помпеи» за авторством Карла Брюллова,- не смутился отказу испанец,- вот уж действительно омерзительное полотно, кое впору держать под белой простыней. Там нет надежды, а полет мечты и вовсе отсутствует. Картина, чью душу заменяют Хаос и Разрушение. Смерть и коллапс целой вселенной – какому душевнобольному тирану понравится на такое смотреть?
   -Никакому,- делая вид, что не затыкает уши, ответил кучерявый.
   -Наконец-то мы пришли к консенсусу, хотя бы в наших взглядах на искусство! «Последний день Помпеи» это нож, пронзающий сердце гуманиста. Жвачка с привкусом человеческой крови, которую подают в карнариуме, прежде чем несчастная дева, исполняющая роль Жанны д'Арк, будет взаправду сожжена на кресте ради оваций волков в овечьих шкурах.
   -А-а… Вот и до Жанны добрались. Два часа назад я просто спросил вас, будет ли обед. Как-то я спросил вашего друга, можно ли мне получать зарплату в каирском банке… Да, после его ответной реплики я уже не сомневаюсь – Луна действительно состоит не из сыра, и действительно является спутником. Или он про Юпитер рассказывал?
   -Смойте вашу усталую гримасу, юноша. А что касается Помпей, о которых мы только начали, то их, как вам известно, населяли двадцать тысяч живых душ…
   Сколько бы живых душ, сожженных огненным буйством Везувия, не населяли мертвый город, а такого фонтана как тот, возле которого расположились двое агентов Ящика, им не проходилось видеть. Вычурная конструкция с купидоном украшала дол, наполненный студеной водой. Каменные русалки, навечно застывшие в бесстыжих позах, ласкали свои прелести пальцами. Рядом плавали две кувшинки – одна с пурпурным бутоном, другая с изнеженно-розовым. Фонтан установили напротив парадного входа в усадьбу. Здание с многоступенчатой лестницей напоминало гасиенду конкистадора, однажды уплывшего за золотом Инков. На протяжении веков оно пустовало. И, окажись живым, весьма удивилось бы тому факту, что его хозяин вернулся спустя много лет живым и невредимым. Только, увы, безнадежно старым.
   Лимузин тем временем припарковался у лестницы. Несколько фигур прошли в переднюю, не выдав себя ни единым лишним звуков. Растворились в тенях комнат, словно призраки бури, предвещающие первые раскаты грома.
   -…тогда «Шторм средь парадиза», написанный кистью Адольфа Карлионе! Уж поверьте, достойнейший пример картины, где трагедия Неминуемой гибели и свет Надежды сливаются воедино. Волны в алых тонах опрокидывают баркас киприотских рыбаков, но те, не теряя воли к жизни, вздымают руки к небу. Есть ли в нашем бренном мире нечто, способное тронуть истинно гуманную душу в большей степени? Такое полотно можно смело вешать в любой галерее.
   -Угу, я тоже вот-вот повешусь.
   -Не желаете ли еще вина, чтобы предотвратить вашу попытку самоубийства?
   -Не желаю,- схватившись за рот и выдавив отрыжку, взмолился кучерявый брюнет,- дон, вы хуже пьяницы. Шесть бутылок вина в такую жару – как у вас язык не заплетается? У меня ноги ватные. Глядите, я рукой нормально не могу пошевелить. Эй, это два пальца или четыре? Эти ваши сигареты, как вам удается в таком количестве курить опиум? Ох, башка-то трещит…
   -Так вы, юноша, выходит, завзятый трезвенник?- изумился идальго.
   -Я убью вас, дон,- бессильно пригрозил кучерявый,- честное слово, задушу голыми руками.
   Дон Страдание всерьез озаботился физическим состоянием Войны, то есть Марка Юния Брута Цепиона, когда попытался поднять его тело с кресла. Новичок Ящика едва стоял. То и дело пытался сесть на землю и уснуть сном мальчишки, нашедшего тайный лаз в коньячный погреб.
   Только очутившись в коридоре с гобеленами и старинной утварью, Марк пришел в чувство. Вылупил глаза с красно-коричневой радужкой и попросил воды.
   -Дон, где здесь уборная?- с трудом выдавил бывший финансист.
   -Ай-ай, на такое времени нет.
   -А кого мы, собственно, ждем? Я из-за вас два дня не просыхаю,- Марк резко закашлялся, роняя слюну с едким привкусом виноградного спирта,- если я предстану перед Канцлером в таком виде, меня казнят.
   -Дадут выспаться и опохмелиться – куда вероятнее.
   -Не нравится мне веселая нотка в вашем голосе.
   -Нам предстоит знакомство,- благородно протянул руку мистер Три,- надобно идти и засвидетельствовать почтение пред лицом наших с вами коллег. Правда, есть мнение, что даже по такому случаю Ящик не удастся лицезреть в его полном составе. Мы ведь подлинные призраки, а призраки никогда не собираются в одном месте. Призраков не существует, правда?
   -Не врите. Ни один призрак не может часами болтать о Жанне д'Арк и каких-то идиотских картинах.

***


   Зайдя в овальную комнату, часть стены которой заменяло окно, Марк решил, что ослеп от пьянства. Густой сумрак ввел его в заблуждение. Книжные шкафы и стол казались бесформенными чернильными узорами. По неясной причине воздух заметно пах электричеством.
   Какой-то невысокий человек прошел в угол и дернул за шнурок с кисточкой. Шторы аккуратно разъехались в разные стороны, дав пространство густому, вместе с тем мягкому потоку дневного света. Окно скрывало весенний палисадник с кустами.
   -Мое почтение, драгоценный Война!- заголосил Первый Канцлер.
   Его Первая леди тоже была здесь. Брюнетка с лицом куклы держала фарфоровое блюдце и чашку, попивала кофе. Как всегда ее черты выглядели лишенными налета эмоций. Поэтому являли собой застывшую и совершенную красоту, слишком правильную для живой или даже бессмертной женщины.
   За гротескным столом, маниакально пожирая пирожные с сахарной пудрой, горбился желтолиций тип. Не узнать его было трудно, пятый агент Ящика не снимал визор. Все время обтирал шею салфеткой, источавшей аптечный душок. Его неровные зубы с чавканьем пережевывали угощенье. Главный соглядатай Организации и Канцелярии набивал живот.
   -О, насекомые все-таки изволили приползти,- буркнул он,- прости, дон, но к чаю сахара я тебе не оставил.
   -Не стоит столь сердито выказывать непочтение к хозяину дома,- рассмеялся Канцлер,- мы здесь лихие вторженцы. Благодарим вас, друг мой любезнейший, что отважились приютить наше собрание. Ваша гасиенда изумительна точно ваш стиль, дон Страдание.
   Пока старик с богом обменивались комплиментами, Марк уставился на четвертого гостя. Этого китайца он раньше не встречал. Поджав ноги в позе для медитаций, тощий незнакомец расположился на софе. Точнее, завис над подушкой как святой дух. Под туникой его ребра выпирали так сильно, что угрожали вот-вот прорвать кожу. Разросшиеся черные брови напоминали опахала – под каждой спрячешь пенал или два коробка спичек. Лоб китайца смахивал на сплошную складку столетних морщин, а хрупкое тельце говорило об анорексии в последней стадии.
   -Марк, как думаешь, сколько он весит? Чистой воды дистрофик, должно быть, лечится голоданием. Ты посмотри на его пальцы, Марк, ногти засохшие и белые как стиральный порошок. Неудивительно, что доходяга научился парить в воздухе, в нем ни грамма жира. Хм, это ведь от него пахнет грозой?
   -К чему стесняться,- подтолкнул патриция бог,- ваш старший коллега рад этой встрече. Вы ведь рады, верно?
   Не желая отвечать словами, китаец молча поднял вверх четыре пальца. Его полуистлевшие конечности двигались плавно, зато скрипели громче досок из сухой древесины. Марк не успел понять, что означает этот жест, когда большой палец незнакомца дотронулся ему до носа.
   Вспышка.
   Следом удар поражающей силы.
   Новичок Ящика отлетел от софы – будто наступил на кабель, по которому бежало высокое напряжение. Тело впечатало в угол, из глаз посыпались искры. Для живого человека такое приветствие закончилось бы ожогами и неделей в реанимации.
   -Даже на ногах не устоял,- тихо произнес мистер Четыре,- слабак.
   -Я говорил тебе,- подал голос номер Пять,- он пародия на секретного агента. Ты чересчур добр, стоило его хорошенько прожарить.
   Минутная агония в висках сменилась протяжным гулом. Тот словно рождался внутри перепонок. Изнемогая от боли и внезапной усталости, Марк пытался сообразить, что с ним произошло, и почему ему всюду мерещатся голубые пятна. Размытые облака лишали комнату привычных красок, смазывали фигуры начавших ругаться людей. Залп электричества ненадолго растворил и смешал все воспоминания, подействовал как удар шокером промеж глаз. Война не понимал, где находится. Не мог связать воедино старика в денди и китайца, на которого идальго набросился с обвинениями. Поезд мыслеобразов сошел с рельс, завалился в кювет на дне сознания. Где-то под коркой мозга возник образ давно мертвого старого знакомого, пугливого Эрехтея. Он молился, размахивал руками, плакал. С болью твердил – «За мной охотится человек-молния. Меня хочет убить Высший монетоносец стихии Электричества».
   -Невоспитанное животное,- дрожал от злости Страдание,- я вызываю вас на дуэль!
   -Не будем спешить с выводами,- соловьем пел Канцлер,- мне такие фокусы тоже не по нраву, однако…
   -Однако молнией стреляли не в вас!
   -Так в меня тоже стреляли. Когда мы с ним впервые встретились, Голод хотел приготовить из меня цыпленка кунг-пао. Славное блюдо, скажу я вам. Грудинку курицы отделяют от костей, затем…
   -Вы хорошо себя чувствуете?- склонилась к Марку леди.
   Кучерявый только приоткрыл рот, как в глотку ему влили стакан воды. Второй стакан плеснули в лицо. Холодные капли обожгли кожу, почерневшую в области носа.
   Стук в дверь заставил присутствующих насторожиться.

***
 

   Проклиная талант мистера Четвертого, патриций валялся на софе. Дон предупреждал его о «свинских» и «первобытных» манерах древнего китайца. Но Марк все равно был удивлен, просто ошарашен. При этом злился только на себя. По крайней мере, разряд ионов и искр уничтожил туман в голове. Винные пары рассеялись вместе с голубыми облаками. Мертвый Эрехтей уже не ронял слезы, выкрикивая мольбы среди осколков разбитой памяти. Мир снова стал той проклятой реальностью, в которой убийцу Цесаря заперли до конца дней. Марк наконец вспомнил, почему эта свора брюнетов называет его Войной.
   -Да снизойдет на вас свет вечности, Великий…
   -Мисс Пандора, отойдите от Голода!
   -Пусть правление ваше длится…
   -Мисс Пандора, не выписывайте ему штраф! Он обитает в горном монастыре, у него нет чековой книжки.
   -Предводитель мой единственный и совершенный, я…
   -Мисс Пандора, говорю вам, его бесполезно наказывать. Что значит, Голод нарушил устав? Я – ваш устав. Как это не я?
   -Великий Предводитель, разрешите…
   -Дон Страдание, положите шпагу на место! Эту дуэль я запрещаю.
   -Я…
   -Так, мистер Четыре, выбросите молнию. Да, ту, которая у вас руке. Нет, в окно кидать ее не стоит.
   Вслушиваясь в отрывки разговора, Марк нашел силы занять вертикальное положение. Он и дальше притворялся бы спящим, если бы не узнал обладателя серебряного галстука, пару минут назад вползшего в комнату на коленях. Этого шумера Война презирал. Страдал несварением желудка при одном упоминании о своем бывшем начальнике.
   Саргон Аккадский бросил на него взгляд полный омерзения. Так смотрят на лужу помоев, собираясь переступить ее. Владыка Азии то хмурился и рычал, словно зверь, то поворачивался к Канцлеру, становясь тихим и трепетным ягненком. В человеке, похоронившем Атлантиду, он видел Единственное Настоящее Божество. Прочие брюнеты интересовали эвинкара лишь в качестве объектов для унижения и неоправданной агрессии.
   -Наша милая встреча это не очередной дружеский банкет,- объяснил Предводитель, заняв место у стола,- поскольку Марк пришел в чувство, а шпагу у вас, дон, я все-таки отнял, то давайте-ка заведем беседу о конкретных материях. Собрать агентов Ящика вместе – невыполнимая задача. Вы, друзья мои славные, имеете много свободы и нагло пользуетесь ей для того, что отдельные личности называют тунеядством. А работа стоит на месте.
   -Стоит на месте? Я сплю только сорок минут в сутки, от компьютеров не отхожу,- огрызнулся желтолиций.
   -Так грош цена вашим усилиям именно потому, что вы, мистер Пять, не высыпаетесь. А вот душенька Саргон явно ладит с теплой подушкой. Нынче вас перещеголяли, можно сказать, обставили по всем фронтам. Вы, Голод, тоже учитесь. Иначе зачем бы мне приводить вас сюда за ручку.
   Китаец не отреагировал, даже веки не поднял. Суть готовящегося брифинга представлялась ему не важнее мухи, облюбовавшей недоеденный пончик.
   Завладев вниманием, Саргон разложил на столе бумаги. Показал рапорт, написанный группой соглядатаев, якобы работавших на правительственные службы Индии, а в действительности подчиненных галстукам из азиатской Канцелярии.
   Прошлая встреча эвинкаров запомнилась владыке как сборище предателей, относящихся к воле бога без должного уважения. Но хуже тупого Белиала, хуже апатичного Митры, хуже самоуправной Пандоры – хуже всех вместе взятых повел себя Изяслав. Блондин в конец распоясался. Он всегда был слишком спокойным, слишком деловитым. Слепцы в серебряных галстуках не замечали его неблагонадежности. А Саргон Аккадский, которому лишь по какой-то глупой ошибке не досталось кресло спикера Совета, сразу вычислил предателя. Тот факт, что русский эвинкар принес газету с заголовком «Икс-Мэны грабят московский банк», наилучшим образом доказывал – Изяслав имеет прямое отношение к незарегистрированным монетоносцам. Владыке Азии было по силам развенчать столь никчемный заговор. Он не спал часами. Днем и ночью названивал шпионам, спрашивая, не засветились ли где дерзкие брюнеты из Москвы. Спустя полгода усилия вознаградились сторицей. Агенты Саргона получили фотокопии со спутника, летящего на околоземной орбите вдоль экватора. Близ острова Шри-Ланка.
   -Мои рабы провели тщательный анализ каждого изображения,- глядя богу в глаза, распинался бородатый шумер,- отформатировали пиксели и добились максимального качества каждой фотографии.
   -Это действительно наши цели,- сухо констатировала Пандора.
   Марку стало любопытно. Минуту он изучал цветные изображения, обработанные специалистами трехмерной графики. Рассмотрел ангар, из которого высовывался нос самолета с двигателями, расположенными по обе стороны кабины. Потом увидел группу темноволосых муравьев. Знакомых ему людей, перетаскивающих непонятное оборудование и, должно быть, продолговатые блоки ядерных батарей. Марк читал о таких источниках питания в одной научно-популярной газетенке.
   -Я же говорил,- одобрительно закивал Предводитель,- вы, трижды гениальный мистер Пять, рано или поздно допустите ошибку. Вот, пожалуйста! Как ваше всевидящее око проворонило этих грабителей? Заклинаю, не вставайте в позу. И величайшим умам свойственно попадать впросак. Когда-то я тоже считал себя расчетливым человеком. Выдвинулся к стенам Атлантиды, желая пожать руку другу юности. А чем все кончилось? Этот друг плюнул мне в лицо. Атлантиды не стало…
   -Великий Град и ваша война с Мастерами здесь совершенно ни при чем,- запихнул в рот очередной пончик Болезнь,- вы сами отстранили меня от поисков этих незарегистрированных насекомых, или забыли?
   -Помню, конечно,- отмахнулся бог.
   -Он давно об этом забыл,- шепнула леди.
   Как ни крути, а камеры спутников не могли лгать. Саргон нашел «Иск-Мэнов», дерзнувших совершить налет на денежное хранилище в столице России. Пять с половиной брюнетов все-таки угодили в расставленные сети.
   -Я готов!- мечтая вернуть статус незаменимого служаки, крикнул Болезнь.
   -Вы готовы, извините, к чему?
   -Я лишу этих недоразвитых приматов их бессмертия. Для этой миссии нужен Четвертый. Вместе мы справимся.
   -Мой Канцлер,- настойчиво, практически стуча кулаком в грудь, взмолился Саргон,- уповая на ваше благоразумие, я прошу передать честь казнить их в мои руки. Клянусь Шамашом, мокрого места от них не оставлю. Выскочки, подчиненные Изяславу, должны стать кормом для червей.
   -Ну, прежде всего, я не жажду их гибели. Ваши, душенька, методы чересчур, хм… Грубы! Дай вам разойтись, так вы пальмы со Шри-Ланки сдуете. Бесспорно, остров находится в вашей юрисдикции, однако это не дает вам право крушить все на своем пути. Я, признаюсь, желал бы поручить работу Голоду, но в столь щепетильных вопросах он действует еще хуже. Его молнии там камня на камне не оставят. Нет, не вздумайте меня отговаривать, мы пойдем иным путем. Первая леди, окажите нам помощь, немедля свяжитесь с нашим самым умелым агентом.
   -Я здесь, стою перед вами,- прохладно сказала спикер Совета.
   -Не томите, иначе я опять опоздаю к чаю… Мистер Пять, оставьте мне хотя бы одно печенье! Нет, это вы уже надкусили. Да что ж вы его мне суете?! Хм… Спасибо, вкусно.
   Зеленоглазая брюнетка достала ноутбук. Подключила к нему электронное устройство похожее на плоский мобильный телефон с крохотной мигающей лампочкой в антенне. Экран высветил карту. Десять секунд курсор сам собой метался по Тибету, подскочил к границе Ирана, стремительно полетел вправо. И остановился на западном берегу Шри-Ланки.
   -Фантастическое совпадение,- обрадовался Канцлер, раскуривая трубку с ароматом яблока,- я думал, ему нравится Мексика. А наш рыцарь вдруг взял да решил покататься на слоне. Впрочем, если вспомнить одну давнишнюю беседу, он предпочитает тропики лунным пейзажам. Еще бы, на Луне он был сто раз еще в пятнадцатом веке.
   Последнее признание не оставило у Марка сомнений, о ком идет речь. В Новом Кноссе пожилой идальго, отпаивая новичка после испытаний, травил об этом типе просто несусветные байки. Признавался, что боится его.
   -Не трать время на догадки, Марк,- пытался следовать логической мысли патриций,- глупо считать, что если вы никогда не встречались, то его не существует. Старикашка рассказывал тебе о судьбе Австралийской Империи. Ее сравнял с землей мистер Первый, ага? Пришел и заставил целую страну исчезнуть. Археологам костей не оставил. Но тут есть другая беда. Саргон не собирается играть по правилам, если Канцлер закует его в кандалы, Бешеный Пес все равно полетит на Шри-Ланку.
   Пока шел оживленный дискус, в котором половину реплик составляли угрозы шумера в адрес русского эвинкара, дон хранил молчание. Покусывал ноготь большого пальца. Старик повторял в уме, что Предводитель по-своему любит всех эвинкаров и никогда не поверит в предательство человека, занимающего этот пост. Кроме того, Страдание был убежден, что преступники, совершившие ограбление, пусть даже лишившие жизни Кристаллического Демона, не заслуживают участи встретиться с Голодом. Такая казнь стала бы чудовищно жестоким наказанием. Настоящей расправой без права на апелляцию.
   -Никакие лицедеи не должны погибать от руки человека, лишенного манер и элементарных понятий о чести,- хлопнул в ладоши идальго,- вы, Саргон, выливаете чан вашей ярости на слабые души. Что эти брюнеты могут противопоставить вам или мистеру Четыре? Одно дело, если мы подразумеваем дуэль или битву. Но казнь с бессмысленным кровопусканием и красной пеной у губ палача суть гадкое зрелище. Посему вношу предложением отправить Войну! Пусть новичок покажет всю мощь гладиаторов римского Колизея.
   Услышав такое мнение, Марк потянулся за стаканом с водой и выпил тот залпом. Но во рту не осталось свежести. Только колючий привкус грядущих неприятностей.
   -Изумительное предложение,- согласился силуэт, окутанный щедрым яблочным дымом,- труд сделал из обезьяны человека, пойдем же на поводу у законов эволюции.
   -Да, их парочка всегда в резонансе,- грустно усмехнулся новичок Ящика,- для одного я вдруг стал гладиатором, второй сравнивает меня с шимпанзе. Интересно, как скоро я опущусь до их уровня и стану дураком, у которого язык без костей? Тебя, Марк, ждет веселая жизнь. Везет же Цесарю, он, по крайней мере, мертв. А ты, Марк, жив и заперт между двумя философами-болванами. Еще не поздно дать сдачи Голоду? Полежу месяц в больничке, там они от меня и отстанут.
   Марк представил себе, как расслабленно любуется на капельницу и розовощекую медсестру. Приятную фантазию нарушил старик в денди и пурпурной накидке, вломившийся в палату с громадным букетом и шестью бутылками вина. От кошмарного видения спящий гастрит заныл точно раковая опухоль поджелудочной железы.
   -Меня устраивает это предложение,- обозначила свою позицию брюнетка.
   -Мисс Пандора, а как же одноглазый? Надобно сперва набрать номер, вдруг он ответит на звонок, и проблема решится сама собой. Давайте-давайте, я мечтаю услышать его голос. Скажу вам честно, голос-то у него грубый как наждачная бумага, но нельзя же ночи напролет слушать пластинки Рахманинова. В таком случае, заверяю каждого присутствующего, уши ваши станут тугими а-ля барабан пигмея. Разнообразие, вот ключ к остроте восприятия. Давайте звонить!
   Бог, похоже, всерьез увлекся курительной трубкой. Забивал вторую порцию табака с патокой, однако не придавал значения количеству дыма. Если бы не открытая форточка, выходящая в палисадник, комната имела все шансы превратиться в сауну, где вместо водных испарений безраздельно господствует сплошная табачная завеса. Серая мгла резала глаза. Мешала дышать типу в визоре. Судя по всему, кроме проблем с сахаром в крови библиотекарь Нового Кносса мучился какой-то болезнью легких. Он начал чихать. Часто кашлял, сплевывая мокроту на гигиеническую салфетку. Салфетка вскоре стала влажной, окрасилась в бледно-алый цвет.
   -Он не берет трубку,- сказала Пандора, послушав гудки в телефоне,- жду дальнейших инструкций.
   -Можете ждать хоть моей смерти,- будто рассердился Канцлер,- коли первый агент Ящика не желает стать оружием в моих руках, то патрицию такое, извините за простой слог, раз плюнуть. Вы согласны, Война? А чего это вы зубами скрежещите и головой мотаете? Или заразились дурной привычкой на службе у душеньки Саргона?

***


   Когда Марка повели в подвал, он ждал натолкнуться там на руины очередного погибшего города. Подобное уже случалось во время визита в Новый Кносс. Гасиенда пожилого испанца запросто могла быть бутафорским сооружением, нарочно возведенным на скалах с целью скрыть развалины какой-нибудь мертвой цивилизации. Кучерявый почти поверил своей паранойе. Морально приготовился нести факел, освещая изувеченные колонны и перевернутые мраморные гробы. Вот только вместо факелов или лучин на стенах висели строгие энергосберегающие лампы. Таблички с подсветкой рекомендовали потушить сигарету и не пользоваться электрическими приборами. Сам бог внял этому совету и кончил дымить. Вручил курительную трубку Пандоре, наказав беречь ее как зеницу в оке.
   На десятиметровой глубине, аккурат под домом и в полумраке огромной пещеры с летучими мышами, стоял черный самолет.
   -Не хлопайте глазами, юноша,- приобнял его идальго,- или вы рискнули помыслить, что единственное транспортное средство доступное моему кошельку это велосипед?
   -Вы не умеете кататься на велосипеде.
   -С чего такие выводы?
   -У вас ноги танцующего кузнечика. На велосипеде или скутере вы проедете до ближайшего столба. Ваша походка как вальс.
   -Кажется, я нашел замену своей леди,- шутя, вмешался Предводитель,- как вам, Война, удалось скрыть от меня ваши феноменальные дедуктивные способности? Признавайтесь.
   Марк не пожалел бы тысячи долларов, чтобы сказать – «В Стране Дураков любого заурядного финансиста объявят гением дедукции». К счастью, патриций умел держать язык за зубами. В противном случае и за тысячу лет не поднялся бы выше уровня мясников Чистильщиков.
   Истребитель напоминал ворона, распростершего крылья с опереньем цвета ночи. Эту машину сконструировали для точечных бомбовых ударов. Максимум внутри поместились бы два человека – наводчик-штурман и старший пилот.
   -Тоска сжимает грудь,- всплакнул бог,- я вот-вот пущу слезу! Увы и ах, но брюнетка, сконструировавшая этот тысячу раз сногсшибательный самолет, отсутствует в наших рядах. Ирма Грезе, более известная под кодовым именем мисс Отчаяние, не почтила меня своим визитом. Она якобы душой горит за успехи «Мехатроники Интерпрайзес». Не может покинуть свой завод, расположенный в Мексике, ни на секунду. Дивная женщина с округлыми грудями, но только до момента, пока не столкнешься с ее расистскими замашками и взрывоопасным характером. Мистер Шесть, а как вы относитесь к такому социальному явлению, как расизм?
   -Все люди равны,- спонтанно выпалил кучерявый.
   Марк не успел подумать над вопросом. С аналогичной уверенностью новичок Ящика мог заявить, дескать, погода сегодня отличная, а колбаса вкуснее сырой рыбы.
   -Ах, вы импонируете мне все больше! Равенство наций и народов, скажу без лишнего нигилизма, вы подлинный человеколюб. А кто, изволю спросить вас, осмелится утверждать, что африканцы, монголы, славяне, и, примера ради, коренные островитяне Кубы не имеют права называться братьями? Человечество суть братство националистов и космополитов. Так к чему судить живых по цвету их кожи? Еще не родился немец, чей генетический код можно было бы счесть совершенным по отношению к ДНКа американского индейца или сицилийца. Люди равны. Но здесь-то и кроется их убожество, их повальная серость. Чистых рас не существует. Рискну призвать на свою голову миллиард проклятий, однако я лично стер с лица Земли последнюю достойную расу, род Атлантов. Я создал мультиэтнический хаос. И вынужден любить его подобно отцу, не имеющему сил отвернуться от плохо воспитанного чада.
   -Слава подвигам Предводителя,- воздел персты шумер, как если бы только и ждал момента, чтобы вставить какой-нибудь несуразный комплемент.
   -Мистер Первый все еще не отвечает,- молвила зеленоглазая, не переставая слушать гудки в сотовом.
   Война с любопытством обошел самолет. Свод пещеры ускользал от его взгляда, располагался на приличной высоте. Треклятый летучий мышонок спикировал вниз и метко сбросил «подарок». Выругавшись, кучерявый обтер лицо платком. Затем изучил установку с топливным насосом и пришел к выводу – подземелье располагает современным оборудованием, вполне отвечающим требованиям маленькой армейской базы. Только грязи многовато. Нет людей, которым платили бы за содержание пещеры в чистоте от мышиных экскрементов. Лизнув палец, Марк провел им по воздуху. Повторил ритуал два раза. Справа чувствовалось дуновение горячего воздуха, чуть-чуть солоноватого. Где-то там, далеко, был выход и тоннель, заканчивающийся над морем. Нос истребителя смотрел как раз в этом направлении.
   -Укромное местечко,- патриций закусил край губы,- бьюсь об заклад, люди сюда почти никогда не заходят. Каждый богач имеет тайный гараж с феррари или мерседесом из золота. Старикашка, значит, решил купить военный самолет… Ладно, тебе-то, Марк, какое дело? Причудами толстосумов тебя не удивишь. Испанец явно не беднее арабских шейхов, кармана для мелочи в его костюме нет. Только это ни черта не объясняет.
   -Надеюсь, вас не тошнит в полете,- прервал думы Войны бог,- выпейте на дорогу вина и подготовьтесь к встрече со своими первыми жертвами. Разрешаю отрезать им ноги или руки, только молю, не ломайте хребты. Московские бандиты нужны мне живыми. Вам надлежит найти их, но не уничтожить. Томлюсь узнать, каким же дьявольским образом этим незарегистрированным джентльменам достались монеты. И, если они знают анекдоты, пусть не рассказывают вам! Пользуясь правом главы Канцелярии, я желаю первым услышать их фирменные шутки. У столь хитрых злоключенцев точно есть парочка преинтереснейших историй для моих ушей.
   -Вам бы только смеяться.
   Канцлер не понял, кто бросил ему эту фразу. Изумленно посмотрел на Саргона, чьи уста расплылись глупой полуулыбкой. Бородатый шумер строил слащавые гримасы. Мучительно напрягал мышцы лица, от чего смахивал на жертву неудачной пластической операции.
   Бешеный Пес, не издавая ни звука, давился злобой. Если бы кровь в его жилах могла кипеть, то из ушей давно повалил пар. Предводитель отказался выслушивать обвинения в адрес киевлянина. Зачем-то привел к бесполезному самолету. Саргон Аккадский, двадцать четыре часа в сутки муштрующий своих рабов, должен был взять миссию на себя. Расквитаться с бандой, не стоящей ни волоска его маститой бороды. Но совершил ошибку, произнес свой доклад в присутствии Первой леди и Марка. Это он, владыка Азии должен был выслужиться, а не жалкое существо, в прошлом году служившее никчемным финансистом в Арабских Эмиратах. Мысли сверлили мозг эвинкара точно дрель. Лишь фанатичная любовь к богу, сравнимая с поклонением деревянному идолу, не давала бомбе ярости взорваться.
   -У меня отличный слух,- вздохнул Первый Канцлер,- я прекрасно слышу, как вы сквозь зубы бормочите ругательства.
   -Нет-нет, любое ваше решение для меня вернее закона. Правильнее догмы!
   -Прекрасно. Вас я уговорил, теперь давайте обратимся к мистеру Четыре. Голод, вы готовы уступить Войне? Как считаете, он справится лучше вас?
   И снова китаец не счел нужным дать ответ. Сложив колени на манер йога, висел в воздухе под крылом воздушной машины. Его хладнокровное спокойствие намекало – «Мне все равно, ваши проблемы меня не колышут».
   Марк привык к Саргону, видел его насквозь, однако не переставал удивляться, как мало знает о своих коллегах по Ящику. Во время испытаний, когда патриций едва не погиб, наслушался пространных куплетов бога и поверил, что Ящик Пандоры состоит из кровожадных марионеток. Агенты зеленоглазой леди представлялись ему нелюдями, готовыми убить хоть мать родную.
   -Страдание, конечно, плохой товарищ, однако не строит из себя черте что,- размышлял кучерявый,- иногда он говорит опасные вещи, зато прямолинеен в своих поступках. Хотел за тебя, Марк, заступиться – тут есть логика. А какая же логика в поведении китайца? Четвертый считает себя… Кем? Даже красные галстуки ведут себя скромнее. Почему Канцлер терпит его? Морщинистый недоносок с электричеством в жилах, нет, есть люди гораздо опаснее. Эй, будь умнее, Марк. Здесь какое-то соглашение… Что-то вроде «я тебя не трогаю, ты не трогаешь меня». Ну еще бы, его держат в Ящике потому, что мистер Четыре слишком опасен. Он пленник, а не слуга.

***


   Начало вечереть. Барсы, прикованные к садовой колонне, насытились ужином из баранины и, задрав лапы кверху, валялись на земле как котята. Мурчали так громко, что отгоняли слепней и даже дрессировщиков. Поедая вареного цыпленка, Марк следил за ними через окно обеденной комнаты.
   Самолет не был готов к долгому перелету. Пришлось послать за техниками, чтобы привести сверхзвуковой транспорт в рабочее состояние. Где-то через полтора часа бывший финансист ждал команды сесть в кабину.
   -Идиоты, просто невероятно безответственные люди,- вгрызся он в куриную ногу,- если с инструкцией в руке я еще смогу взлететь, то как сяду? Я даже не знаю, где аварийный парашют.
   Тук-тук…
   Марк не оторвался от тарелки. Снаружи стучали робко. Казалось, боялись потревожить. Скорее всего, благородный идальго решил пообщаться с новичком перед заданием.
   -Входите, но, чур, без бутылки. Эта ненормальная Пандора до сих пор околачивается у истребителя?
   -С вероятностью в ноль целых, ноль десятых процента.
   -Вы, дон, все-таки переборщили с опиумными сигаретами,- опустил в рот кусочек морковки патриций,- что, черт подери, у вас с голосом?
   -Паттерны моей устной речи всегда идентичны.
   Марк застыл с вилкой в зубах. Морозный холод прошиб его точь-в-точь жар, по какой-то причине имевший температуру подземного склепа. Обернулся он медленно и не сразу. К великому изумлению у входа в обедню не было ни души. Щелкнув замком, дверь с золотой ручкой тихо закрылась.
   Кучерявый пулей обернулся к столу. Там, напротив кувшина с минеральной водой и салфеток, сложенных в форме лебедей, уже сидела женщина. Человеческая самка пронзительной красоты, мстительно напоминающая нимфу или богиню. Или неуязвимую фарфоровую куклу.
   Пара очей с зеленой радужкой остановились на побледневшем лице Войны. Новичка Ящика испытывали на прочность. Щупали его нутро, не прикасаясь ни к единому участку кожи. Марк сравнил бы такое ощущение с внутриутробной агонией, предшествующей тому, как скальпель хирурга вонзится в плоть, желая вырезать ему сердце. Резать его, конечно, не собирались.
   -Я прощаю вам вашу грубость,- сказала Пандора,- за глаза агент Ящика имеет право называть меня так, как ему удобно. Уставу это не противоречит.
   Война разразился кашлем со слезами. Всему виной кость, которую он от ужаса проглотил. Треклятая курица застряла в горле, не желая давать выход кислороду. Пара секунд страданий, и она провалилась в пищевод.
   -Первая леди, я…
   -Вы считаете меня послушным роботом, при этом боитесь,- выдавили губы красотки. А потом однообразным заклинанием повторили,- Уставу Ящика это не противоречит.
   -Прощу прощения, я хотел бы доесть ужин, прежде чем…
   -Прежде чем убить Саргона Аккадского?
   -Все, приплыли,- испугался собственному внутреннему голосу кучерявый,- теперь она, Марк, твои мысли читает! Черт, думай о зефире, думай об Омаре, о чем угодно. Лучше не думай, дурак. Заткни себя, Марк. Пандору тебе не переиграть. Она же спикер Совета! Семь серебряных галстуков пляшут под дудку восьмого как дерьмовые куклы с ниточками. Ты ее раб, тебе думать вообще запрещается.
   Зеленоглазая склонила голову. Положила ее себе на плечо. Сузив веки, с хитрецой оценивала бывшего финансиста. Только хитрость эта была лишь игрой вечерних теней, упавших на черты брюнетки. Убитая пять тысяч лет назад и воскрешенная богом, Пандора давно разучилась притворяться или лгать.
   -Что вы, мистер Шесть, думаете насчет эвинкара Азии?
   -Саргон?
   -Да, каково ваше личное оценочное суждение о характере Саргона Аккадского?
   -Его раболепское поклонение богу хуже фанатизма,- внезапно набрался храбрости Война,- Бешеный Пес живет в другой исторической эпохе. Цесарь учил меня – всякого рабовладельца не минет участь загнанного в угол раба. Саргон чертовски опасен, но не для живых. Он втайне мечтает править Канцелярией. Если надо, устроит для этого ядерную войну между Китаем и Америкой. Его напускная верность лишь маска. Под ней сидит дикий зверь в тысячу раз страшнее любого демона. Пес угрожает всей системе. Его не остановить. Он конечно же полетит на Шри-Ланку. Устроит там ад.
   -Ад это ваша личная мера, сформированная из ваших представлений о добре и зле,- прикрыла веки брюнетка,- однако в данной ситуации вы правы с вероятность в девяносто три процента. Я умею отдавать приказы. Но устав Ящика ничего не говорит о запрете просить у моих подчиненных одолжения.
   Слово «одолжение» резануло слух новичка как коготь, скребущий по стеклу. Было трудно поверить, что Первая леди в принципе может кого-то о чем-то просить. Это противоречило ее прохладным манерам и статусу управленца высшего звена.
   -Поведение моего Канцлера оставляет желать лучшего. Есть свои плюсы – он всегда отвечает услугой на услугу. Вам это понятно?
   -Да, по-моему…- пробурчал Марк, уже не надеясь закончить трапезу.
   -Вы согласны заключить со мной сделку при условии, что Предводитель ничего не узнает?
   Кучерявый икнул. Просто не знал, совершенно не понимал, что тут можно сказать. В тишине пара провела несколько мучительно долгих минут. Точно само время взяло паузу.
   -Я заплачу вперед,- наконец продолжила леди. Она будто торопилась,- Заплачу вам одной тайной. Не ждите объяснений, примите информацию как факт. Однажды она будет вам полезна. Мы давно подозреваем, что Канцелярия региона Северо-Восток ведет двойную игру. Бессмертный по имени Изяслав имеет свои взгляды на порядок мирового устройства. История всегда повторяется. Последний Мастер Атлантиды тоже считал, что монетоносцы не должны быть у руля системы. У него был лучший друг. И друг этот не сумел спасти Мастера, не сумел переубедить его. От горя друг разрушил Атлантиду. Друг еще жив, Мастер мертв. Душа Мастера вернулась на Землю. Она не помнит, кем была в прошлой жизни. Но у этой души те же амбиции и те же устремления. Канцлер ждет, хочет понять, сумеет ли Изяслав повторить судьбу того, кем был раньше. Но больше всего хочет перед ним извиниться. Их звали Мирит и Урт. Великий кудесник и волшебник-недоучка. Друзья встретились снова. Изяслав и Первый Канцлер. Вот моя плата. Аванс за труп человека в серебряном галстуке и с кольчатой бородой.
   -Она ничем не лучше бога,- едва сдержал зевоту патриций,- травит байки, надеясь, что я вылуплю глаза и буду слушать ересь с разинутым ртом. Марк, будь честен, плевать тебе на Атлантиду. На всяких Миритов и Уртов. Чего это за имя такое, Урт? Звучит даже хуже, чем Боб или Свэн. Тебе надо думать, как посадить самолет и не разбиться, а тут такое. Господи боже, почему тебя, Марк, окружают люди, падкие на всякие откровения? Лучше бы ты умер в Риме. В истории Пандоры меньше смысла, чем в этом недоваренном цыпленке. Только чего она хочет? Или правда желает, чтобы ты снес башку Саргону? Ха, нет ничего проще. За такой благородный поступок и деньги брать стыдно.
   Тук-тук…
   -Войдите,- приказала зеленоглазая.
   -Красота моя ангельская,- высунулся из-за двери натуральный Дон Кихот, только в пурпурной накидке,- я думал, вы отдыхаете перед перелетом. Если я не к месту, спешу удалиться!
   -Все в порядке, мистер Три,- кивнула бездушная кукла,- я проводила инспекцию боевого обмундирования мистера Шесть. Вы приготовили ему обещанный подарок?
   -Естественно.
   -Рекомендую не затягивать беседу. Истребитель готов. Пилотом буду я.
   Когда помощница Канцлера удалилась, испанец и объект его внимания остались наедине. Дон улыбался как младенец. Кроме того, держал перед собой сверток, тяжелый на вид.
   -Если там бутыль, я размозжу ее о вашу залысину,- без иронии фыркнул Марк.
   -Перво-наперво взгляните, а уж потом размахивайте кулаками. Вы, юноша, знаете цену решительно всему и только поэтому не способны ничего оценить.
   -Сумасшедшая тавтология. На каком языке вы говорите?
   Подарок изумил новичка уже тем, что являлся подарком только наполовину. Старик принес ему шарнхорст. Тот самый, врученный Болезнью в оружейной палате Нового Кносса. Мощный револьвер, собранный умельцами Мехатроники, манил взять себя в руку и сделать пробный выстрел. Но сейчас у пушки появилась кобура. Кожаный чехол прикрепили к достойному ремню, снабдив последний удобными емкостями-мешочками для патронов. В целом вещица напоминала небесполезное украшение для ковбоя или ценителя американских вестернов.
   -Смею заверить, это ручная работа. Шили на заказ. Ремень как раз вам по фигуре.
   -Вы что, сняли мерку с моих штанов, пока я спал?- пошутил кучерявый.
   -Если быть честным до конца…
   -Что?! И правда сняли?
   -Да,- скромно сдался испанец.
   Никогда прежде Войне не хотелось схватить пожилого человека за шкирку и тумаками выставить вон. Он сдержался. Без лишних «спасибо» или «благодарю» взял сувенир. Проверил барабан оружия, огладил мушку. Шарнхорст весил как детская брызгалка и приятно грел кисть.
   -Славное оружие. Но у меня есть моя монета, мой Палихрон.
   -Монеты есть у многих. В том числе у московских гангстеров.
   -Я знаю, дон. И с каждым днем понимаю, что знаю больше, чем хотел бы.

***


   Пандора все-таки дозвонилась до мистера Первого. Сообщила об этом в пещере, но никакой свежей информации не последовало. План операции менять не стали. Зеленоглазая отключила телефон и подтолкнула патриция к самолету. Даже бог не сумел выведать у нее, что забыл на тигрином острове одноглазый и почему так долго не выходил на связь. Болезнь и Голод решили не провожать коллегу, тем более их попросили отойти от истребителя. Китаец испортил поперечник крыла, от скуки плюнув в него молнией. Это добавило техникам еще сорок минут восстановительных работ. Лишь Саргон, кусая ногти и норовя пасть на колени, заклинал возлюбленного идола дать ему полную свободу действий.
   -Лучезарный Предводитель,- охал бородач,- я ваш вернейший раб, никто не сделает эту работу лучше. Щелкните пальцами, и я раскрою им черепа, перетру позвонки в муку! Клянусь Шамашом, их окровавленные останки будут валяться у ваших ног.
   -У вас что-то с ушами, не исключено, отит,- забеспокоился Канцлер, посасывая трубку с имбирным табаком,- головной мозг воспаляется, не переваривает информацию, а из ушных каналов течет гной.
   -Но я бессмертен, я имею иммунитет ко всем болезням.
   -Если бы имели, то ваши уши, душенька, слышали бы то, что говорю я, а не то, что хотят слышать. Возможно, вы просто оглохли. Тогда извольте прочесть по губам – мне не нужны трупы, я желаю видеть пленников. Вы понимаете разницу между трупом и пленником? Если нет, к следующему дню рождения обещаю презентовать вам словарь.
   Кучерявый залез в кабину. Ему выдали специальный шлем с шумопоглощающими наушниками. На приборной доске оказалась готовая кислородная маска. Без такой хитрой вещи, созданной для подачи воздуха прямо в ноздри, перелет на высоте шести километров невозможен. Леди был предложен аналогичный комплект со стекловидным забралом – она отказалась и опустилась в кресло пилота, как если бы каждый день до этого получала максимальные оценки, управляясь со штурвалом компьютерного симулятора. Сверхнизкие температуры и отсутствие атмосферы в надоблачных высотах, где лежал маршрут железной птицы, не сулили ей проблем или угроз здоровью. Неуязвимость Пандоры лишала любую страховку смысла.
   Вскоре с приготовлениями было покончено. Три черных двигателя издали хрюкающий звук, а затем выплеснули поток бело-голубого пламени. Вдоль взлетной полосы замигали огоньки. Где-то далеко, среди камней над океаном, раскрылся выходной шлюз. Стайка летучих мышей пугливо оставила сталагмиты и вихрем ринулась в зияющие пропасти подземного мира.
   Пока шасси катились по гладкому металлу, новичок Ящика задал вопрос.
   -Мы ведь приземлимся на поляне?
   -В точке дислокации я активирую вакуумную катапульту и сброшу вас на цели. Парашют под креслом.
   -А шумер?
   -Он будет там с вероятностью в сто процентов.
   -Я должен… Убить его?
   -Данный вариант развития событий – наиболее предпочтительный. Даю рекомендацию – когда ситуация выйдет из-под контроля, постарайтесь выжить и не попасть под атаку мистера Первого. Пристегните ремень. Мы взлетаем.


Рецензии