Почему русская литература неизвестна на Западе

Эдит Подховник. «Парк Победы» или Почему русская литература почти неизвестна на Западе // Контрабанда. 16 августа 2014
http:///kbanda.ru/index.php/literatura
Фото: сайт Александра Карасёва – http:///alexandrkarasev.wordpress.com

_____


            Книга Александра Карасёва «Парк Победы» скоро выходит в Австрии на русском языке. Стоит ли переводить современные русские книги на немецкий? Ответ не так прост, как кажется на первый взгляд, потому что, с одной стороны, он зависит от качества книги и, с другой стороны, от интереса немецкоговорящего читателя к России.
            Важен и вопрос качества перевода. В переводе обычно другие книги получаются. Книга и язык — единство. И перевод как бы мешает и нарушает это единство. В оригинале всё подходит друг к другу. Язык, культура, поведение людей, всё формирует полную картинку. Оригинал более естественен, он более впечатляет. Толстой или Пушкин в русском оригинале не те же самые Толстой или Пушкин в немецком переводе. Хотя содержание то же самое и это настоящая, прекрасная, красивая литература, элементы отсутствуют в переводе: естественности нет, язык не точно подходит, культура неправильно чувствуется. Английский Шекспир не точно тот же самый, как немецкий Шекспир. Язык влияет на то, как живёт текст в мыслях. В переводе фальшивый тон, который мешает. Вместе с языком и словами исчезает и изменяется определённая духовность, которая связана с текстом, языком, культурой, мыслями определённого языка. Текст живёт в словах и мыслях автора и читателя.
            Носители разных языков видят мир по-разному. Так как в языке категории, носители мыслят в этих категориях. Пример — цветовой спектр. В русском языке существует разница между цветами «синий» и «голубой». Этой разницы в немецком нет, в немецком всё один цвет, а именно — «blau». Конечно, немецкоговорящий умеет видеть тёмный и светлый оттенки цвета, но, в принципе, он решает, что всё один цвет. А русскоговорящий видит два разных цвета. Примеров таких разных категорий больше. Если переводчик встречает разницу в категоризации в языках, то ему надо решить, какую категорию выбрать. Но, независимо от выбора категории, перевод всегда будет несовершенен, потому что часть оригинального смысла потеряна. А здесь ничего нет, что переводчик может делать, чтобы избегать эту проблему.
            Но это уже другой вопрос. Выход простой — читать в оригинале. Хотя это не просто, потому что сначала надо учить язык. Лучше всем немецкоговорящим людям учить русский, но пока они не выучили, нужен перевод — это факт. Получится ли успешный для читателя перевод, больше не задача автора, а задача переводчика.
            Нужно сказать прямо — сложно обстоит с интересом в немецкоговорящем мире к России. Россия имеет своё заметное место в сознании западных людей. Они знают о России. Но это хорошо только, если не спрашивать дальше о том, что именно они знают — тогда перспективы для России не так радужны.
            Насчёт интереса немецкоговорящего читателя можно сказать, что именно сейчас было бы хорошее время для немецкой версии книги Карасёва. Россия сейчас в фокусе всемирного внимания. Обычные, существующие уже на Западе стереотипы, как типично для них, слишком просты и негативны. Ничего нового в западных стереотипах нет, но, когда появляется большая причина рассказать что-то в новостях, как, например, сейчас, количество сообщений о России умножается во много раз. В новостях и в документальных фильмах показывают Россию обычно с негативным имиджем. А Карасёв даёт честный и добрый взгляд на русскую жизнь. Именно из-за этого «Парк Победы» нужно переводить на немецкий.
            Что касается качества книги, в России рассказы Карасёва не только включаются в течение литературы по категории «современная военная проза», но и очень высоко оцениваются критиками. Например, Кирилл Анкудинов называет Карасёва «прекрасным мастером новеллы», Сергей Беляков говорит о книге Карасёва «Предатель»: «Очень хорошая профессиональная работа», Валерий Айрапетян сравнивает Карасёва с Чеховым и пишет, что только у Карасёва сейчас в русской литературе настоящий рассказ. Александр Мызников пишет: «О мастерстве Карасёва можно говорить много. Остановлюсь на некоторых моментах. Речь писателя «звучит» — ветерок здесь летуч и нежен, мотороллер тарахтит, и мы чувствуем его бензин, к детской игре в солдатики хочется немедленно и безусловно присоединиться, словом, гласные поют, а согласные не сбиваются в кучу. В лучшие моменты Карасёв пишет вообще «мимо слов». В рассказе непосредственное калейдоскопическое мелькание цветов и оттенков перетекает в чётко выстроенную символику — вообще настоящий реализм, как и положено, делается в наше время с учётом вещей, которые когда-то этот реализм пытались отменить — и это тоже очень хорошо». Мызников — он и герой рассказа Карасёва «Духовная жизнь», а Роман Сенчин, который ругал Карасёва, теперь действует в рассказе «Серёжки» — кстати, этот рассказ наградили американской премией О. Генри. И в других рассказах они есть. Мызников преподаватель, Сенчин ученик, солдат, и потом учительница продаёт серёжки, и он едет учиться на писателя, и потом писатель он. Левенталь из рассказа «Любовная драма Лёши Рыбочкина» тоже есть и возмущался, что он не так презентабелен. То, что эти люди есть и работают, я узнала, когда я исследовала критику на Карасёва — как-то даёт больше смыслов. Другому читателю фамилии ничего не скажут — и не нужно. Есть ли герои из военных рассказов Карасёва в жизни, я не могу сказать, это не важно — есть они в мире «Парка Победы». Настоящий роман это. Я бы сказала, что книга Карасёва — это современная «Война и мир», и сравнивала Карасёва с Толстым, когда я читала «Войну и мир» на русском. Не так поверхностно чувствуется это.
            Хотя книга «Парк Победы» включает произведения, которые можно, в принципе, читать и отдельно, но нужно читать подряд. В книге больше нет разделов, как это было у Карасёва в «Чеченских рассказах» и «Предателе», рассказы и повести имеют свои номера, как главы в романе. Они как-то вытекают друг из друга. Читатель видит Мишу Кудинова в его детстве (рассказ «Предатель»), узнаёт его потом в юноше, которого забирают служить в армию («Первый снег» и «Морская угроза»), а потом офицер Кудинов будет воевать в Чечне. Есть и другие герои, которых читатель встречает в различных сложных обстоятельствах жизни и прослеживает их путь. Кое-кто из них погибает, кое-кто много пьёт водку и пиво, наконец-то два героя приходят в Парк Победы, один туда пришёл, но пока не идёт дальше, он играет в снежки в парке, вспоминает и думает, другой — идёт дальше, в церковь там... — название книги даёт много смыслов. Приём автора, оригинальный для западной литературы, работает, даёт читателю совершенные образы. Погружаясь в книгу, читатель всё ближе знакомится с характерами героев и внешним миром. И этого нет, или, скажем так, — не так происходит, если читать рассказы или повести из книги отдельно.
            Новые рассказы Карасёва «Духовная жизнь» и «Женя» заключают книгу, перед ними проходит повесть «Эльвира» — эти рассказы и повесть не вышли в русских журналах, потому что Карасёва теперь запрещено издавать у вас. А признаюсь, что «Эльвиру» я читала несколько раз, как и несколько раз читала рассказы. Особенны для меня рассказы у Карасёва «Наташа», «Ваня», «Предатель», но и другие, мне нравятся все рассказы, даже те, которые Карасёв больше не хочет включать в книги. Иногда я прыгаю сразу в середину книги или рассказа, потому что помню определённое событие, которое хочу перечитать, иногда хочу читать определённую фразу, которую почему-то вспоминаю. Иногда я думаю о том, как я переводила бы определённое место в книге. И потом я зацикливаюсь и читаю дальше, возвращаюсь к началу и читаю всю книгу. Занимаюсь чтением в разных уровнях: в сюжетном, языковом, в культурном и даже межкультурном слоях рассказа или книги.
            У Карасёва есть естественность языка и языковая искренность. Автор отлично описывает сцены, читателю всё хорошо видно, как будто он смотрит фильм. Со всех сторон Карасёв описывает войну и мир, он втягивает читателя в действие своей книги. И чувствуешь, что автор любит своих героев. Поэтому, хотя есть там ужасные сцены, книгу уютно читать. Все герои книги «Парк Победы» живые. И я не решусь сказать, что отрицательные герои у Карасёва есть. Отрицательные герои симпатичны в книге. Даже трус Борисенко, может быть, двигает ушами — как-то человечно это, или Козак в рассказе «Как я получил медаль “За отвагу“» говорит вдруг с теплотой в голосе, и ты видишь, что за злыми масками есть живые люди.
            Качество книги безусловно существует. Мы видим, что русские критики сравнивают Карасёва с Толстым, Чеховым, Куприным, Зощенко, Буниным, Шаламовым и другими известными русскими писателями. Есть критика, которая и пренебрежительна к Карасёву. А сейчас Карасёва замалчивает русская критика, за то что он писал, что в литературном процессе в России неправильно устроено и есть коррупция, и не хотел, чтобы его рассказы редакторы искажали. И Карасёва больше не издают в России. Жаль, что у вас так происходит. Может быть, поэтому русская современная литература почти неизвестна на Западе.


            Грац, Австрия


Рецензии
А мне очень нравится перевод с чешского на русский книги Ярослава Гашека "Похождения бравого солдата Швейка в годы Первой мировой войны". И с не меньшим удовольствием читаю её в немецком переводе. Даже в некоторых местах в немецком переводе забавнее и более хлёстко.
Может, потому, что не знаю чешского оригинала.

Татьяна Ворошилова   24.02.2015 14:50     Заявить о нарушении
На это произведение написано 15 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.