Алый цветок

мини-сказка (м+м, слэш-романтика)

Фэндом: Ориджиналы
Пэйринг или персонажи: человек/полуэльф, два короля/фрейлина
Рейтинг: PG-13
Жанры: Гет, Джен, Слэш (яой), Романтика, Флафф, Фэнтези
Размер: Мини, 15 страниц

Описание:
Как один владелец мрачного замка ходил свататься к соседской принцессе

Предупреждение: мужчинам, гомофобам, несовершеннолетним читать запрещается! Только для девочек определенных вкусов ;)



— Сосед, значит? — нерадушно выгнул бровь король. Тот, что сидел на троне слева. С подозрением уставился на гостя.

      Гость не обиделся. Настроение хозяев было понятным. При таких семейных обстоятельствах у него самого дружелюбия было бы ни на каплю не больше. Поэтому гость вежливо кивнул и пояснил:

      — Угу. Вон мой замок, из окна видать. У нас с вами границы общие, по речке проходят. Ваши границы по этому берегу. А мои земли, соответственно, с той стороны начинаются.

      — Тот замок? — переспросил с недоверием король, что сидел на правом троне. Невольно поглядел в указанном направлении: замок явившегося знакомиться соседа действительно был хорошо виден в окно. Черные иглы башенок, на скалистом горном пике, за грядой дремучего хвойного леса. — А я слышал, будто в том замке живет чернокнижник. Колдун. Чародей. А, впрочем, не важно.

      — Нет, ваши величества, там живу я, — ответил гость. — Даже не представляю, кто и зачем распускает такие нелепые слухи.

      Гость попытался скрыть улыбку: слухи о таинственном чернокнижнике весьма способствовали спокойному проживанию в своё удовольствие. В замок не ломились бродячие торговцы и не лезли не менее бродячие менестрели. Странствующие рыцари также не горели желанием навязаться к нему на службу. Равно и соседи не ждали, что он будет тратить собственные, не лишние деньги на устроительство балов, званых празднеств или тому подобной чепухи. А к тем соседям, с которыми ему самому интересно познакомиться, он сам заявится с визитом, он не гордый.

      Оба молодых короля с высоты престолов продолжали мрачно изучать визитера: с долей недоумения, с толикой раздражения, без воодушевления. Стоящий перед ними парень лет двадцати выглядел подозрительным на первый взгляд и странным при более подробном рассмотрении. Вроде и не урод, и не противен взору, вполне наоборот, миловиден, но чем-то настораживал. И как-то не вязалось его приятно полноватое лицо и русые легкомысленные кудри с широкими плечами и могучей статью, коей позавидовали бы многие рыцари. Да и чисто чернокнижным одеянием смущал — весь в черном, с головы до пят. А самое подозрительное — черный плащ с глубоким капюшоном и множество амулетов на груди. Вдобавок, никто не видел его лошади, на которой он сюда прибыл. Не мог же он пешком придти?.. Какой-то странный у них оказался сосед по северной границе.

      — Позвольте узнать, чем всё-таки обязаны неожиданным знакомством? — поинтересовался король слева. Похоже, он не любил тратить время на ненужные церемонии, предпочитая сразу переходить к сути вопроса.

      — Ну, — застенчиво опустил глаза сосед, — я свататься пришел. Как бы, предложить руку и сердце, и мирный договор о сотрудничестве держав…

      Братья-короли переглянулись, поджав губы. Острые бородки выставились недовольными клинышками.

      (Единственная фрейлина, присутствовавшая при аудиенции, в испуге прикрыла смазливое личико пушистым веером, но глазками продолжила стрелять поверх трепещущих перьев с удвоенным интересом.)

      — Жених, значит? — процедил король слева.

      — Угу, — ощущая странную неловкость, подтвердил гость.

      — Я так и знал, — стукнул кулаком по подлокотнику трона король справа. Но чертыхнулся вежливо, негромко, свистящим шепотом.

      — И чем вам тут у нас намазано? — воскликнул, не сдержался, король слева. — Что вас всех к нам тянет?! Всё ходите и ходите!!

      — Простите? — опешил гость. Но смутился лишь чуть-чуть.

      Впрочем, если хорошенько подумать и взвесить, именно на такой прием он и должен был рассчитывать с самого начала. Однако…

      — Нет, ничего, — поспешно отмахнулся король справа. — Это вы нас извините. Стало быть, к нашей сестрице пожаловали? Предлагать руку и сердце?

      — Ну, к принцессе… — заикнулся было гость, но замолчал, как бы робея. Вовремя сообразил, что выгоднее сперва послушать, что старшие братья скажут.

      — Иди! — кивнул король, что слева, фрейлине. — Предупреди… гм… дражайшую сестрицу, что к ней… гм… очередной жених пришел. Предупреди, чтобы никуда не уходила из своей башни, где мы ее заперли. Ну, живенько! Брысь!

      Фрейлина, кивавшая каждому слову своего владыки, подхватила юбки и расторопно унеслась, повинуясь раздраженному взмаху руки.

      — Скажите, в вашем роду не было эльфов? — почему-то уточнил король справа. И на лице его отразилось брезгливое выражение.

      — Нет, — удивился сосед. Невольно окинул взглядом свои амулеты на груди, широкий ремень на поясе, с привешенными кошельками-мешочками, с охотничьим ножом в ножнах, черные штаны, черные сапоги, сияющие, словно только что из-под щетки. Разве похож он на эльфа? Отнюдь.

      — Простите, — уточнил король слева, — вы вообще благородных кровей? То, что у вас есть замок, еще ни о чем не говорит. Сами понимаете, наша сестра…

      — Ну, — замялся сосед. — Я как бы принц. Наполовину. Отец — король, а мать — лесная ведьма. Сейчас отец отошел от дел, наслаждается заслуженным покоем. Страной правит мой старший брат. Вы, кстати, с ним встречались этой весной — на охоте. Он погнался за оленем, который перескочил через речку…

      — Хорошо, — отмахнулись короли. — Неважно.

      Больше расспросов не последовало. Короли самолично проводили жениха к дверям принцессиной опочивальни.

      Покои запертой принцессы располагались в мрачной башне, позади которой начинался не то сад, не то огород, не то заросли, переходящие в чащу.

      К счастью, против ожидания, идти на самый верх не пришлось — гость, следом за ворчащими хозяевами, поднялся лишь на второй этаж.

      Короли громко постучали в крепкую дверь спальни. Можно сказать, подубасили. И один даже пнул ногой в сердцах.

      — Эй! — гаркнули без должной братской любви и нежности. — Сестрица!! Ты там? Встречай жениха.

      Развернулись и ушли, посчитав свой долг выполненным.

      — Да-да, тут я! — пропищал из-за двери высокий голос.

      — Ваше высочество? — осторожно спросил жених.

      — Да-да?

      Нарочито высокий голос принцессы, как будто натужно сдавленный, немножко… гм, смущал.

      — Ваше высочество, — набрал полную грудь воздуха соискатель. — Позвольте объясниться, я…

      — Жениться хочешь? — перебил понятливый голос.

      — Да, вроде того, — признал правомерность догадки гость.

      — В таком случае ты, прекрасный незнакомец, должен!.. — патетически заголосил голос из-за двери, даже не помышляя отпереть. (Ах, да! Принцесса же заперта! И братья-короли удалились, не подумав о возможности личного свидания…)

      — Ой, а ты достаточно прекрасен, незнакомец? — опомнилась суженая. — Я ведь принцесса утонченная! Наполовину эльфийских кровей!.. А, впрочем, не важно.

      Гость усмехнулся — невеста определенно сестра своих старших братьев.

      — Так вот, — продолжал с важностью рассуждать голос. Довольно-таки противный, надо признать, голосок. — Чтобы иметь смелость ко мне свататься, ты должен пройти испытание, которое я тебе назначу, о прекрасный незнакомец!

      — Назначайте любое, ваше высочество, — великодушно разрешил владелец соседского темного замка.

      — Принеси мне, пожалуйста, аленький цветочек! — распорядилась принцесса. — Но такой, чтобы был обязательно алым! Не красным, слышишь? Не пунцовым каким-нибудь! А именно алым.

      — Хорошо, ваше высочество, — кивнул жених, ни сколько не испугавшийся странного задания. — Завтра ждите меня с подарком.

      — Но только в горшке принеси! С корнями и комом земли! — капризно уточнила невидимая прелестница, препротивно растягивая слова. — Вот что! Сходи-ка ты, о прекрасный незнакомец, прямо сейчас в сад. Уточни у садовника — он тебе всё расскажет!

      — Что же тут рассказывать? — пожал плечами жених. — Задание понятно: алый цветок в горшке. Для самой чудесной принцессы на свете.

      — И всё же стоит спросить у садовника! — с каким-то особым нажимом настаивал голос.

      — Не стоит беспокоить занятого человека без особых причин, — легкомысленно отмахнулся гость.

      Не слушая раздраженного ворчания невесты, визитер откланялся и поспешил на поиски требуемого растения.

      
***

      

      На следующий день владелец соседнего мрачного замка снова явился во дворец. Под мышкой у него, под занавесью черного плаща, угадывались очертания керамического цветочного горшка.

      На сей раз короли не вышли встретить гостя. В тронный зал его вообще не пригласили. Прямо к принцессиной «темнице» жениха проводила вздыхающая о чем-то, унылая фрейлина.

      — Вы сие заказывали, ваше высочество? — Перед дверью спальни соискатель руки и сердца выставил горшок с яркими, ароматными гвоздиками.

      С той стороны послышалось сосредоточенное сопение. Запертая красавица явно изучала принесенное и самого явившегося через потайное отверстие то ли в двери, то ли в стене.

      — Ну? — устав от молчания, поторопил гость с ответом.

      — Не то, — отозвался голос. Сегодня голос был на удивление мелодичным, глубоким и очень приятным.

      — Не то? — переспросил жених, изогнув светлую бровь под кудрявой пышной челкой.

      — Ну что ты мне притащил?! — возмутилась принцесса. Опомнившись, она вновь перешла на капризную писклявость и натужную визгливость. — Это ж банальные красные гвоздики! Не алые!! В нашем саду их и без того полно! Вчера вон поливать замучился!.. Ой, то есть — садовник замучился! А я в окно смотрела. Я просила тебя принести романтичный, возвышенный, чудесный аленький цветочек! А ты меня хотел за обычные гвоздики получить? Как бы ни так! Разбежался!

      — Хм, так вы желаете… — задумчиво начал жених. Но невидимая принцесса перебила:

      — Я всё уже подробно объяснила! Сколько повторять, чтобы дошло? Если что-то не понимаешь — говорю ж: иди, найди садовника, спроси у него! Всё, ты мне надоел. Уходи!

      Однако замковладелец взмолился — чуть не на коленях выпросил прощение за свою непонятливость. И выторговал себе еще четыре попытки.

      Конечно, семь попыток было бы красивей — не зря семерка сакральное число. Но и в «пентакль» жених надеялся уложиться. Всё-таки капризную принцессу, как оказалось, можно уговорить смилостивиться — и это вдохновляло на подвиги!

      
***

      

      На третий день жених вновь явился точно в то же время, что вчера и позавчера. И снова никто из прислуги не заметил, куда он подевал своего коня. Впрочем, фрейлину, ожидавшую гостя возле ворот, наличие или отсутствие лошади мало волновало.

      Фрейлина любезно проводила жениха ко входу в башню, но на второй этаж с ним подниматься не стала. Судя по ее какому-то нервному поведению, ей было недосуг развлекать гостя светскими разговорами. Вообще. Даже не поздоровалась — скорее схватила за руку и потащила за собой.

      Пока почти бегом пересекли внутренний двор, девушка затравленно оглядывалась по сторонам — так что, к вящей досаде, не заметила попавший под туфельку колобок конского навоза. Чертыхаясь, красавица бросила гостя, который и так прекрасно знал уже, куда идти. Уковыляла скорее отмываться и отстирываться, рассеянно задирая юбки выше колена — не заботясь о том, что демонстрирует посетителю, а также всей дворовой прислуге, свои кружевные чулки с подвязками…

      — На чулки пялился? — посетовал голос из-за двери принцессиной опочивальни.

      — Вы… видели? Следили за мной? — польщено уточнил соискатель руки и сердца.

      — Еще чего! — последовал ответ. — От скуки на подоконнике торчала, только и всего. Принес цветы-то?

      — Принес, — сказал жених.

      Но прежде чем продемонстрировать выбранные для второй попытки цветы, гость явно задался целью вызвать невидимую невесту на разговор.

      — Ваше высочество, неужели и сегодня я буду лишен возможности лицезреть вашу красоту? — спросил он со всей жалобностью, на какую был способен.

      — В смысле, не откроется ли сегодня эта дверь перед твоим любопытным носом? — хихикнули с той стороны.

      — Ну, да, — подтвердил переиначенный вопрос жених.

      — Какой ты прыткий! — кокетливо протянул голосок, вновь сделавшись визгливым и противным. — Я тут в неглиже, понимаешь ли, а ты требуешь открыть да показаться? А вот фиг тебе! Пока не принесешь аленький цветочек, не отопру! Даже не мечтай!

      — Постойте, я не понял! — не очень вежливо перебил гость. — Я думал, вас братья заперли?

      — Заперли — не заперли! — пропел голосок. — Какая разница, у кого ключи? Они деспотически забрали все мои прекрасные платья! А в неглиже — куда я убегу? Даже имея запасные ключи? Но не имея платья!!

      Жениха столь откровенное признание заставило смутиться. В неглиже она, видите ли… Их разделяет лишь дубовая дверь — которую можно либо отпереть с ее стороны, либо выломать с его. А там — принцесса. В неглиже…

      — Нечего краснеть! — донеслось бурчание. — Вон, аж уши малиновые! Я тебя аленький цветочек просила принести, а не самому тут алой зорькой расцветать. Цветик нашелся…

      — За что же вас заперли? — осмелился спросить самое главное гость.

      — В воспитательных целях, — отрезала принцесса. Однако добавила с горечью: — Например, чтобы не сбежала с красивым садовником.

      — А у вас красивый садовник? — уточнил жених. Щеки его отчего-то запылали еще ярче, а на губах почему-то расцвела загадочная ухмылка.

      — Красивый, — не стал запираться голос. — Был. Прежний. И до этого — тоже был красавец. Эльфы — они ведь все красавцы.

      — А нынешний? — вкрадчиво поинтересовался соискатель.

      В ответ с той стороны насмешливо фыркнули:

      — Нынешний? Да полно!.. А, точно. Хватит-ка мне тут зубы заговаривать ерундой! Цветок принес? Ну так показывай!

      Делать нечего. Хозяин мрачного замка, что торчал на горизонте за окном, со вздохом поставил перед по-прежнему запертой дверью горшок с тюльпанами.

      — Исполнил ли я ваш заказ, милая красавица? — промурлыкал женишок.

      — Во-первых, я тебе еще не показывалась, потому красавицей меня величать права не имеешь, — сурово отозвалась суженая. — Во-вторых: это что?

      — Тюльпаны! — жених повел рукой (вернее, махнул полой черного плаща) над стройным рядом бутонов.

      — Вижу, что не репей, — ехидно согласился голос. — И какого они по-твоему цвета?

      — Алые, как ты и просила! — От колючести, прорезавшейся в голосе, соискатель в растерянности перешел на «ты».

      — Они малиновые! — послышалось раздраженное шипение. — Не подсовывай мне черте что! Я не слепая, к твоему сведению!

      — Очень рад, что у вашего высочества отменное зрение, — вздохнул жених, собираясь выкинуть горшок в окно.

      — Э, оставь! — остановили его суровым окриком из опочивальни. — Поставь, раз принес. Высажу на грядку… То есть, прикажу пересадить.

      — Разрешите попросить подсказку? — попросил огорченный хозяин мрачного замка. — Какой цвет вы подразумеваете под словом «алый»?

      — Цвет твоих ушей пару минут назад, — ехидно сообщили с той стороны двери. — Если тебе этого недостаточно — иди к садовнику, он тебе объяснит про алые оттенки во всех подробностях!

      — Обойдусь, — гордо проигнорировал совет гость.

      
***

      

      В четвертый свой визит во дворец несчастный жених вынужден был один, без провожатых, никем не встреченный, идти в башню. Даже фрейлины не было видно! А прислуга пониже рангом упорно делала исключительно занятой вид и хихикала в кулачок за его горделиво прямой спиной.

      Под заветной дверью гость помедлил. Тихо-тихо постоял, боясь даже сопеть громко. Из спальни доносились чарующие звуки флейты. Меланхоличная, прекрасная мелодия, уносящая души слушающего и играющего куда-то далеко-далеко, в голубые дали, в радужные небеса…

      Но принесенный горшок долго держать было тяжко. Соискатель принцессиной руки и сердца поставил подарок на пол — и неосторожно при этом стукнул. Горшок-то остался цел. А вот флейта по ту сторону замолкла.

      — Это опять ты?

      — Я, — повинился владелец мрачного замка.

      — Опять с цветами?

      — Опять.

      — Что на сей раз? Что-то пурпурное? Лиловое? Багряное? Или карминно-охровое?

      — Вам не скучно, ваше высочество? Целый день взаперти… Ваши братья слишком суровы.

      — Нисколько! — возмутился голос. — Я не бездельница и найду, чем себя занять! У меня тысяча разнообразных занятий!.. Хм… Думаешь, принцессы целыми днями только в окошко пялятся? Чем занимаются принцессы по-твоему?

      — Вышивают крестиком? — подсказал жених.

      — Ноликом! — гаркнула суженая. — Чем вышивать прикажете, если братья отобрали нитки с иголками?! Чтобы не сшила себе платье из занавески!.. Хотя мыслишь верно: я — великая рукоблудни… ой, рукодельница! Умею плести кружева из паутины! А еще мечу бисер!

      — Бисер? — вежливо переспросил гость, наслаждаясь звучанием мелодичного голоса, уже успевшего по-настоящему полюбиться. Запасть в душу, вливаясь густым медом через уши…

      — Бисер! — запальчиво подтвердил голос, напрочь забывая жеманно пищать и капризно подвывать. — Собираю икру с бутербродов, сушу — и мечу в залетающих в окно мух! Захватывающее занятие, можешь поверить! А еще!.. А еще!.. Дрессирую тараканов и мышей! Вот!!

      Невидимая принцесса замолкла, переводя дыхание. Похоже, очень довольная собой: теперь-то женишок точно откажется от матримониальных-маниакальных намерений! Кому ж нужна такая чокнутая жена? Порядочным принцессам положено мышей бояться до обморока, а не разводить у себя в опочивальне шапито!

      Но нет. Сумасшедший стоял, внимал каждому слову. И блаженно жмурился, расплываясь в мечтательной улыбке.

      — У тебя… у вас, ваше высоч… У тебя такой красивый голос! — выдал, запинаясь, искатель проблемных принцесс. — Когда ты не пищишь, конечно. Слушал бы и слушал!..

      В ответ на комплимент явно смутившееся высочество посопело и тоже принялось заикаться:

      — Ты… А?.. Как?.. Д-да? Правд-да?

      Сказано это было так тихо, что из-за двери едва можно было расслышать. Но кому надо — тот расслышал.

      — Зачем ты это делала, кстати?

      — Что? Ну… Настоящие принцессы должны именно так разговаривать, — застенчиво пояснил голос.

      Однако недолго висела пауза, наполненная искрами взаимного напряжения.

      — Давай, показывай, что принес, — негромко потребовали из опочивальни.

      Жених послушно зашуршал бумагой, в которую был завернут горшок.

      — Маки? — не поверила своим глазам принцесса.

      — Они, — кивнул настырный ухажер.

      — Но сейчас же не сезон? — недоумевала суженая.

      — Ну… — замялся гость.

      Но молчать на столь искреннее удивление было бы невежливо. Потому пришлось растянуть аудиенцию на лишний час, объясняя, что не только одни лишь эльфы способны волшебным образом управлять ростом и цветением растений. Если прочитать множество книг о чародействе, да с умом применить знания на практике — человеку откроются такие возможности управления живой природой, от коих дух захватывает! Такие необъятные горизонты! Такие невиданные перспективы!..

      Впрочем, против опасений, принцесса от лекции не заскучала, даже наоборот — заинтересованно требовала подробностей, порывалась записать что-то для себя. Спохватывалась и принималась невпопад уверять, что перескажет выспрошенные секреты цветоводства дворцовому садовнику…

      — Эх, надо было наших прежних садовников в пыточную отдать! — под конец мечтательно вздохнули по ту сторону двери. — Эльфы, черти, а ни черта такого вот не рассказывали! А могли бы, гады. Вместо того, чтобы… Э, да черт с ними.

      Почему-то жениха нисколько не коробило то, как невинная красавица чертыхается через слово. Слушал бы и слушал — словно музыка для сердца!..

      — Только твои маки всё равно не алые, — словно окатила ледяной водицей принцесса замечтавшегося воздыхателя. — Багряные они. Баг-ря-ны-е! Не алые, нет. Даже не мечтай.

      — Ну что ж, — покорно отозвался поклонник. — Тогда до завтра? У меня остается еще две попытки!

      — До завтра, — согласились тихо с той стороны. И еще тише добавили: — Я буду тебя ждать.

      
***

      

      — …Но ведь ты не эльф! — воскликнула принцесса. — Как же у тебя это получается?!

      Розы в горшке, повинуясь движениям руки гостя, раскрывали свои бутоны. Лепесток за лепестком — цветки разворачивались, лепестки наливались соком, кромки лепестков закручивались, головки роз сияли, точно граненые самоцветы…

      — Обалдеть! Вот это фокус! — позабыв о манерах, восторгались с той стороны.

      Поклонник продолжал колдовать над горшком с кустиком, втайне надеясь, что любопытство и восхищение заставит невесту потерять голову, и она откроет дверь, чтобы полюбоваться вблизи.

      Покорные воле хозяина, цветки из чисто-белых вдруг стали окрашиваться в яркий цвет. По тоненьким прожилкам бежала краснота — от сердцевин к краешкам лепестков, расходясь алыми узорами по снежно-белому…

      Онемевшая от восторга принцесса больше ничего не говорила, лишь слышались вздохи и охи.

      Однако в замочной скважине ключ так и не повернулся.

      И вот — розы застыли в чудесной красе. Воздыхатель смахнул пот со лба. И с тоскою во взоре покосился на запертую дверь. По-прежнему запертую.

      — Я же объяснял, не только эльфы могут овладеть магией, — повторил жених.

      — Потрясающе… — донесся вздох с той стороны.

      — Ничего особенно сложного, — делано безразлично пожал плечами гость. — Просто берем кустик подходящего размера, две недели поливаем специальным раствором…

      — Значит, поэтому тебя все считают чернокнижником? — брякнула принцесса.

      У жениха плечи поникли.

      — Нет, ты не подумай! Я не против! — поспешно заверила принцесса. — Спасибо за чудесный фокус!

      — Но цветы всё равно не алые? — уныло спросил жених.

      — Неа! — радостно откликнулась невеста. — Но красивые. Эти бордовые серединки, а в центре лепестки насыщенно пунцовые, а по кромке — нежно-розовые… Потрясающе!

      — Скажи, твой алый — с чем его можно сравнить?

      — Ну… С кровью, наверное. С рассветом ветреного дня. С пламенем пожара. С искорками, которые пляшут перед глазами, когда звезданулся лбом о дверной косяк…

      — Скажи, а что твои братья имеют против эльфов? — вдруг задал иной вопрос жених.

      — Ты же не эльф? — напряглась принцесса.

      — Нет, но интересно же!

      — Да понимаешь ли… А, впрочем, все в королевстве эту тайну знают. Расскажу и тебе, ничего страшного.

      Кавалера любезно пригласили найти себе стул и сесть поудобнее. История, которую собралась поведать принцесса, не была длинной или запутанной. Просто колдун-самоучка потратил довольно много сил, зачаровывая кустик роз, и теперь казался бледным даже через потайную дырку в двери.

      А всё дело в том, что королева-мать сбежала из родного королевства в компании с красавцем-садовником. С эльфом. К тому времени королева была уже не слишком молодой матерью четырех детей, к тому же рано овдовевшей. Дождавшись, когда старшие сыновья-наследники достаточно подрастут, матушка с облегчением перевалила бремя заботы о подданных на их крепкие плечи — и с чистой совестью и чувством выполненного долга отправилась путешествовать со своим любовником. Между прочим, отцом принцессы и младшего принца

      С тех самых пор братья-короли откровенно недолюбливают представителей эльфийского племени. Из-за того, что один остроухий околдовал их мать, им пришлось тратить лучшие годы юности не на развлечения и фавориток, а на усиленную учебу, совмещенную с тяжкой практикой — работой монарха, пусть и поделенной пополам.

      — Кстати, наша первая фрейлина тоже наполовину эльфийка, — добавила принцесса. — Если бы не это досадное обстоятельство, она давно бы вышла замуж. Бедняжка…

      …Когда владелец мрачного замка возвращался назад, на пути от башни к воротам его ждал неожиданный сюрприз. Случайно подсмотренная сценка показала ему, что принцесса, сидя взаперти, много чего упускает из вида, по своей невинности, наивности и неопытности.

      За каретным сараем, в укромной тени раскидистой липы, нашли друг друга трое. И только фрейлина заметила обращенный в их сторону взгляд округлившихся глаз уходящего гостя. Она вежливо кивнула на прощанье, одаривая хмельной, задорной улыбкой. Присесть в реверансе у нее никак не получилось бы — зажатой между братьями. Бедняжка!

      Принцесса не подозревала, насколько их фрейлине тяжко жилось всё это время! Бремя выбора было слишком тяжелым для хрупких полуэльфийских плеч… Но девушка мужественно выстояла — не поддалась уговорам и приказам! Ее так и не вынудили сделать выбор.

      Братья короли, опьяненные женским телом, наконец-то, видно, договорились и славно поделили идеальные округлости между собой. Один атаковал спереди — с упоением припал к груди, второй сзади целовал шею и мял не менее аппетитную попу, путаясь в мешающих пышных юбках.

      Гость хмыкнул, тихонько прикрывая за собой калитку, стараясь не стукнуть кованной узорчатой решеткой. Короли слишком пестовали свою нелюбовь к эльфийскому племени, так что одно чувство переросло в противоположное? Либо же тяга к острым ушкам просто у них в крови — непреодолимая и неизбежная.

      
***

      

      — Моя пятая и последняя попытка! — объявил настырный жених, притащив новый горшок.

      На сей раз это не была унылая башня. Это был сад за королевским дворцом. Хитрый поклонник подкараулил — и нагрянул на свидание в незапланированное время.

      — Ой, черт! — дернулся было юный садовник. Однако вовремя понял, что своим бегством может выдать себя сам, в то время как жених, возможно, просто наконец-то внял советам принцессы и пришел расспросить…

      Гость ухмыльнулся во весь рот, поймав на себе испуганный взгляд.

      — Лилии? — тихо сказал садовник, стараясь изо всех сил казаться спокойным, невозмутимым. В самом деле, чего ему бояться? — Но они же белые!

      Хозяин мрачного замка лыбился, как последний дурак, жадным взором лаская дрожащего перед ним юношу. Эльфийская порода чувствовалась! Пусть и разбавленная королевской кровью. Эта хрупкость, эта нежность, эта несгибаемая сила под обманчивой мягкостью!.. Вблизи парнишка нравился хозяину мрачного замка еще больше, чем через толстые линзы подзорной трубы.

      Горшок с белыми лилиями в руках соискателя принцессиной благосклонности очень напрягал садовника. И еще больше напугало его сверкнувшее лезвие охотничьего ножа — широкий клинок вдруг полоснул по раскрытой ладони гостя…

      — Ты что?! Совсем ополоумел?! — всполошился парнишка, засуетился, пытаясь помешать какому-то сумасшедшему обряду.

      Но женишок только рассмеялся. Обхватил одной рукой худенькие плечи, прижал к себе спиной, чтобы не вздумал мешать. А вторую руку, капающую кровью, поднял над белоснежными лилиями.

      Полуэльф, замерев в крепких объятиях, заворожено смотрел, как срывающиеся тяжелые капли окрашивают гладкие, атласные лепестки в алый. Настоящий, густой, насыщенный алый.

      — Ты… догадался? — выдохнул садовник.

      — Прости, что напугал, ваше высочество, — с улыбкой до ушей повинился настырный жених. — Тебе приказали добиться отказа от сватовства. Но я не мог отступиться. И не хотел. От тебя. Отказываться. Не хочу и не стану.

      — Значит, тебе всё известно? — пробормотал обиженный младший брат двух королей. — Ты передо мной спектакль разыгрывал? Ты всё знал? Ну ты гад…

      Жених только лыбился. Лыбился, забинтовывая пострадавшую за любовь руку чистым платком. Лыбился, потому что не мог не лыбиться, глядя на надувшего губы любимого.

      — Я часто любовался тобой из окна моей самой высокой башни, — признался теперь уже не тайный поклонник и вовсе не принцессин жених. — Я смотрел, как прежний садовник учит тебя копаться в грядках и выращивать дивные цветы.

      — Гад, подглядывал, значит! — пробурчал принц.

      — Прости! Это было выше моих сил, — покаянно повесил голову нахал, но взгляда не отрывал, пялился, блестя глазами сквозь кудрявую челку. — Я был тобой околдован. Рядом со своим учителем по цветоводству ты выглядел просто очаровательно! Как две куколки!

      — Гусеницы, тля!.. А еще что видел? — уточнил принц, медленно, но верно закипая.

      — Как ты открылся ему в своих чувствах. Как долго уговаривал быть с тобой, согласный любить за двоих, не требуя взаимности. Как вынудил его признаться, что он полюбил твою сестру и что их чувства взаимны. Как после ты устроил счастье сестры, отринув собственное — помог им сбежать. Принцесса выросла как две капли воды похожей на свою мать!..

      — Твою ж мать!.. — сквозь зубы выдохнул принц, мило краснея, пусть и от злости.

      — А потом, еще я видел, как тебя ругали братья, — торопился договорить жених, без минуты покойник. — Как ты вызвался сам заниматься садом, потому что братья поклялись больше никогда в жизни не заводить садовников. Тогда я дал себе клятву, что овладею магией растениеводства лучше, чем любой из эльфов! Чтобы доказать тебе, что не одни лишь эльфы достойны твоего внимания!!

      — И как это ты всё услышал через подзорную трубу, а? — уточнил полуэльф, ласково шипя по-змеиному.

      — Ну… — виновато прикрылся забинтованной рукой от его пламенного взгляда жених. — Я не только через подзорную трубу за тобой следил. Прости. Еще через волшебное зеркало. А оно может и звук передавать.

      — Ну ты гад!! — подытожил юный принц-садовник, примериваясь, взяться за лопату или грабли, сравнивая навскидку черенки по толщине.

      — За то, что ты помог сестре, братья велели тебе самому разбираться с ее женихами! — продолжал объяснения соседушка-подглядчик, прикидывая, по какой дорожке сподручней будет убегать от разъяренного возлюбленного. — Никому ведь не раскрыли тайну повторного позора семейства! Вот женихи и не знали! Вот и продолжали ломиться во дворец, в мечтах о выгодном браке и прелестной супруге!

      — Да я тебя, гада!.. — юный принц всё-таки не выдержал, схватился за тяпку. Острую, между прочим, очень хорошо заточенную!

      Воздыхатель не рискнул стоять на месте. Они затанцевали между клумб. Странный, причудливый танец признания, раскаянья и прощения-отмщения…

      — И женихов посылали к тебе, а ты изображал свою сестру и давал им разные сложные задания! — спешил высказаться несчастный влюбленный.

      — А ты всё следил?! Всё подглядывал?! — шипел юный садовник. Он умел обращаться с тяпкой — и как с садовым инструментом, и как с заменой алебарды. А искусству фехтования принца, похоже, обучили на хорошем уровне — к горю поклонника. — И сам явился за рукой моей сестры?! Не лучше прочих идиотов, принцев и рыцарей?! Зачем?! Ведь ты же знал?!

      — Да, я знал! Но я не к твоей сестре пришел свататься! Я вообще про твою сестру не заикнулся! Это твои братья мне слова сказать не дали — сразу к тебе повели! Но почему мне ты дал такое легкое задание? — воскликнул хозяин мрачного замка, подзорной трубы и шпионского зеркала, падая от ловкой подсечки спиной на клумбу, невольно сминая незабудки — к еще более яростному рычанию садовника. — Почему не затребовал, как у других, луны с неба? Или снега посреди лета?

      — Потому что… потому… Потому что для такого дурака и так задачка была невыполнима! — нашелся принц.

      — Неправда! Ты же думал, что я чернокнижник? Признайся, я тебе сразу понравился? С первого взгляда?

      — Как бы ни так!! Ненавижу тебя!!

      Безмерно злой, принц накинулся с кулаками на поверженного обидчика сверху. Запрыгнул, оседлал, заколотил в грудь, ходящую ходуном от хохота…

      И не заметил, как плетистые тени взвились от земли ввысь, сомкнулись над головой плотным изумрудным шатром. Ему вообще сейчас было наплевать, что вокруг творится!

      Исполинские цветочки закрыли всю клумбу плотным колпаком. Зеленая крыша из переплетенных стеблей, из узорных листьев, спустя мгновение покрылась быстро набухающими шариками крепких бутонов. Алые бутоны налились, затрепетали… и лопнули, раскрывшись пятилистными венчиками! Внутри же, вместо тычинок, плясали язычки яркого пламени. Колдовского пламени. Чарующего огня.

      — Что за ерунда? — спросили братья короли, подойдя к взбесившейся клумбе, ранее покрытой ковром смирных незабудок. Теперь же на этом месте расцвело черте что — не то пожар, не то шалаш? И цветки странные, невиданные! Яркие, аж смотреть больно.

      — И как не стыдно! — с одобрением прицокнула языком фрейлина, имея в виду что-то, невидное королям.

      Она повелительно взмахнула рукой — и переплетение шатра послушно разделилось на стебли, уползшие обратно в землю. Буйная волшебная растительность втянулась в клумбу, постепенно вернувшую себе обыкновенный вид. Только отчего-то вместо голубых, незабудки теперь полыхали алыми переливами и гаснуть не собирались.

      И вот, посреди цветочного ковра, взглядам братьев и фрейлины предстала парочка, сплетенная в страсти, что те стебли. Их тихоня младший братец-принц сидел верхом на странном соседе и самозабвенно целовал в губы, крепко удерживая за уши, чтобы точно никуда не делся. Тот и не думал никуда деваться — блаженно мычал тихонько, жадно оглаживая загребущими ладонями по спине, по бокам… И угомонился лишь, обрадовано найдя и облапав за попу.

      — Безобразие! — единодушно решили короли. — Опять эти эльфийские штучки!! Глаза б это колдовство не видели!..

      Фрейлина обернулась к ним обоим, выразительно подняла бровки в недоумении.

      — Нет, дорогая, тебя это не касается! — заверил один король, а второй поддержал брата энергичным киванием.

      — Но вот это! — второй король выбросил вперед указующий-обвиняющий перст. — Этого в нашем королевстве больше не допустим!! Запрещаем!

      — Более того, — подхватил брат, — к чертовой бабушке прикажу вырубить сад!! Прикажу разбить парк! Да!

      — Парк лесного типа! — продолжил второй король. — Чтобы сам по себе рос! Чтобы охотиться можно было! А не чтобы всякие садовники за нашей семьей охотились!!

      Пока они бушевали, притихший младший принц так и не слез с поверженного в цветы жениха. А тот и не просил — ему было не тяжело. И очень хорошо. Правда какая-то веточка из земли в спину колола, но это мелочи.

      — Повелеваем! — продолжали распоряжаться старшие братья. — За нарушение спокойствия тебя!.. — Два указательных пальца ткнули в сторону принца. — Изгоняем тебя туда!! — Два указательных пальца метнулись в сторону мрачного замка на горе. — Там чудите со своими чудесными цветочками, понятно?!

      Младший принц не сразу осознал, как круто меняется его жизнь, побледнел, понятное дело пугаясь. Хозяин же мрачного замка был совсем не против принять у себя во владениях такого миленького ссыльного. Огорошили братья-короли, осчастливили!

      — Так, а ты! — короли обернулись к фрейлине. — Брысь готовить подвенечное платье!

      Фрейлина охотно метнулась выполнять, только юбки оборками взметнулись.

      — Платье? — нахмурился принц.

      — Выдадим тебя за принцессу — и выдадим за него! — пояснили сердитые братья. — Или ты думал, что сбежишь от нас, а с сестрицыными женихами нам разбираться? Вот тебе хрен огородный! Дерево фига! Понял? Устроим свадьбу, чтобы все соседи видели, что мы сестру замуж отдали честь по чести. Чтобы никто больше не приставал с матримониальностями! Ну, а потом живи как знаешь и с кем хочешь.

      — Я согласен!! — вякнул, высунувшись из незабудок, сосед. — С каждым вашим предложением согласен, ваши величества!

      — А я — не!.. — открыл было рот принц, бывший садовник. Но жених уже знал, как его лучше заставить замолчать. Даже короли смутились, отвернулись.

      — Не вырубайте сад!! — с трудом оторвавшись от жадных губ, потребовал принц, тяжко переводя дыхание.

      — Ладно, — буркнули короли. — Отдадим тебе в приданое.

      

      

4 сентября 2014


Рецензии
...Хочу дальше королей и фрейлину... *капризничает* хочу-хочу-хочууу...

Эстелиель Эйманесси   12.09.2014 09:24     Заявить о нарушении