Пепел. Книга 1. Глава 1

КНИГА 1. ГЛАВА 1.

«Пепел… Жар. Боль. Пить. Пепел… Жар. Боль», - обрывки мыслей сплетались в горячий липкий комок и знойной лавой стекали по телу. Вдруг сладостная прохлада коснулась воспалённых губ и сбежала живительным ручьём по подбородку и шее.
 «Вода!! Пить!! Да! Да! Ещё!» - я жадно глотала свежую воду, не разлепляя будто запорошённых песком глаз и цепляясь руками за студёный кувшин и чьи-то горячие ладони.
 «Рэм! Это ты! Помоги, родной. Плохо… мне».

- Рэ-э-эм, - от моего придушенного хрипа кувшин резко дёрнулся, и мои руки скользнули вниз на какие-то шкуры.
- Это… ты? – я хотела услышать спокойный голос Рэма.
В ответ молчание. Но рядом явно кто-то был. Тяжёлое дыхание и странный шорох – чья-то рука судорожно мяла шкуры, на которых лежало моё пышущее жаром  тело.

Я попыталась открыть горячечные глаза. Я знаю, они запорошены пеплом… Глянуть щелочками удалось мне  лишь с третьего раза. «Темнота. Нет. Вон там, справа тусклый свет»…
Несмотря на резь я всё вглядывалась в уже полутемь, которая обретала формы и полутона. «Хижина… Хибара просто. Стены покатые. Чем-то покрыты. Не пойму. Тогда чум? Шест посреди, высокий. Шкуры чьи-то подо мной. Пахнут жуть. Ну, вот. И запахи вернулись ко мне».

Я уже хотела устало прикрыть глаза, как тень заслонила мне почти половину моего обретённого мирка. Лицо. Худое. Мальчишеское.  Два агатово блестящих глаза. Смотрят затравленно, с какой-то мольбой. «Не Рэм».
- Кто ты? Где я? – я напряглась, сердце застучало в виски. Но голос не слушался, руки тоже, тело запылало с новой силой. Муть через глаза стала наполнять меня до самых кончиков пальцев.
И, внезапно, будто водопад обрушился на лицо, плечи, живот, ноги. Я радостно захлебнулась желанной стынью и легко уплыла в забытье.


- Тэсс! Слава Богу, очнулась! Как ты, девочка? – Рэм озабоченно обегал взглядом моё лицо.
- Рэм! Я знала, что это всё-таки ты! -  я приподнялась на шкурах и потянулась к нему.
- Нет, Тэсс, я далеко. Не знаю, как сказать… Просто ты позвала меня, - Рэм прозрачным облаком клубился метрах в двух от меня.
- Как это. Не понимаю, - я заворожено смотрела, как сквозь лицо и тело Рэма проступает брезент на стенах убогой хижины.
-  У меня ответа нет. Но ты уже звала меня.

И мозг полоснул по моим горячим глазам ярким до жути воспоминанием: пепел, пепел, пепел, земля дыбится подо мной, я падаю, приподнимаю голову и начинаю ползти, почти ничего не видя, впиваясь поломанными ногтями в растерзанную землю. «Саид! Саша! Аля! Боже.  Где вы все? Рэм», - кажется, что ору, на самом деле шепчу.

- Рэм. Произошло что-то ужасное. Пахло пеплом!! - я запрокинула тяжёлую голову и бессильно опустилась на шкуры.
- Пепел – тени твоего прошлого, малыш, - Рэм напряжённо смотрел сквозь меня, -  здесь что-то другое. Что-то происходит непонятное. Но мы всё выясним. Постарайся взять себя в руки, меньше расходуй силы, – Рэм говорил спокойно, но его  ошеломлённость лезла из всех щелей его наигранного спокойствия.
- Плохое УЖЕ произошло. И происходит сейчас… - меня била странная дрожь.
- Спасательная команда в пути. Найти тебя и ребят – дело нескольких часов. Большее – день-два. Как ты?  Держишься? – мужчина с явным напряжением, пытался хоть как-то взбодрить меня в нездоровой ситуации.

Я, свинцовой рукой откинув волосы со лба, старалась смотреть на него в упор. Это было нелегко, глазам было трудно не закрываться, а Рэм покачивался и иногда  рассеивался.
-  Держишься. Даже сейчас. Царица Савская - точёное тело, чёрные кудри, глаза. Мистика… Реальность… - Рэм стылым взглядом смотрел сквозь меня, будто не он был облаком, а я.
- Рэм, - мне вдруг стало трудно дышать. – Если мы… Если я всё ещё на этом свете, дай хоть какое-то вразумительное объяснение. Я скоро опять потеряю сознание.
Рэм мгновенно подобрался и, цепляя взглядом моё помертвелое лицо, быстро и сосредоточенно заговорил.
– Не знаю, что произошло. Всё видел, как в кино. Ты ведь далеко, а здесь вдруг прям передо мной! Сон, не сон. Явь, не явь. Фильм-катастрофа. Всё в каком-то дыму, земные толчки, вы все падаете. И всё это только на поляне! Кричал, чтоб ползла в лес. Звал тебя, пока ты не потеряла сознание. Когда наваждение прошло, понял, что кричу в стену своего кабинета. Прежде, чем позвонить в психушку, сначала решил связаться с вашей экспедицией. Молчок. Понял, что дело плохо. Решил запросить…
Моё сознание вновь стало проваливаться в пустоту, я уже ничего не слышала, а Рэм начал  тихо таять, с мрачной тревогой глядя на меня и беззвучно шевеля губами.


Мне легче, я могу приоткрыть глаза, но не хочется. Хочется лежать и ощущать капель всем телом: вот вода щекочет лицо, вот шею, вот грудь… Чей-то шершавый палец дотронулся до соска, чуть придавил его, дрожа, приласкал вкруг, и опять придавил. Я почувствовала, как напряглась грудь и затвердели соски – приятно. Это Рэм. Я сильнее зажмурила глаза и попыталась спрятать слабую улыбку. Капли застучали по животу, скатываясь на бока, бёдра. Внизу живота полыхнуло жаром. А жёсткий палец, нервно тронув мой пупок, удивительно нежно и робко стал приглаживать дыбком вставшие волосики, с каждым прикосновением подбираясь всё ближе, туда, где уже пульсировало набухшее желание.
«Рэм, любимый!» Я прикусила губу, чуть выгнулась от клокочущей страсти и попыталась раскинуть ноги. Боль обожгла как удар кнута! Я широко открыла глаза, приподнялась на локтях, и мой стон страдания слился со стоном страсти и всхлипами хрупкого юноши, притулившегося у моих ног.
 
- Ты кто?! Уходи!! – я оттолкнула его ногой и обессиленная упала навзничь.
Жуткий вой наполнил хижину. «Что это? Он сумасшедший?» Но это был не юноша. Это был волк. Огромный волчище! Странного серебристого цвета.   Он в один прыжок оказался рядом со мной. Я, не замечая боли, поджала ноги и выставила вперёд руку.
- Не смей! Уходи! – мои глаза неотрывно смотрели прямо в волчьи, янтарно-хищные.
Юноша, грязной кучей, лежащий неподалёку, что-то гортанно крикнул зверю. Тот повёл ушами и сел, будто задумался. Потом решительно подошёл вплотную ко мне. Мальчишка прерывисто и угрожающе заговорил, по-моему, на эвенкийском, но очень коряво, слегка прихрюкивая. Он показывал пальцем на выход. Но волк, не обращая на него никакого внимания, потянулся носом к моему животу. Парень проворно вскочил на ноги и замахнулся на зверя кувшином. Я сжала ладонь в кулак, готовясь дорого продать свою жизнь.

Волк открыл пасть и… лизнул мою руку, потом подлез под неё и начал нюхать мой живот, бока и бёдра. Я, обомлевшая и начисто вымотавшаяся от пережитой сцены, не сопротивлялась и даже несколько раз несмело погладила волка меж ушей. Мне вдруг стало странно спокойно. Будто всё это происходило не со мной.
Оторопевший юноша отбросил кувшин, встал на колени и, раздвинув лохмотья, сжал грязноватой рукою свой смуглый толстый пенис. Потом вдруг упал головой вперёд, как будто решил помолиться нам с волком, глухо прерывисто застонал и откатился в тёмный угол.

Я уже ни на что реагировать не могла. Волк, осторожно  лизнув меня в шею, с минуту принюхивался то ли к волосам, то ли к впадинке у головы, потом ткнулся мокрым носом в щёку и медленно пошёл к просвету в стене. На полдороге оглянулся, черканул по мне янтарным глазом и, опустив морду к земле, растворился в ярком свете треугольного выхода. Парнишка же подобрал кувшин и, согнувшись пополам, выскочил вслед за зверем.
«Что это вообще было? Боже, где я? Где все?  Как же я устала…» Голова потяжелела, и я опять провалилась в «зазеркалье».


Рецензии
На это произведение написаны 4 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.