Хозяин тайги

Сначала по городу поползли слухи, что на одном из дальних озёр медведь напал на охотника. Потом - что охотник выжил, но госпитализирован в крайне тяжелом состоянии. А потом, стало известно его имя.

Мы знакомы с Евгением Шараповым лет тридцать. Он очень спокойный и рассудительный человек, прекрасный художник. В его картинах то, что любит больше всего на свете – тайга. Впечатление, что он со своим ружьем не вылезает из нее.

Однажды, я позвонил ему и попросил о встрече.

– Почему он напал на тебя?

 - Рыбаки рассказывали: он три дня подряд ревел в дальнем конце озера, обозначая своё присутствие. Я потом уже подумал, может,  подранок? Если так, то ничего удивительного в его поведении нет. Медведь зло помнит. Даже если в него попала одна дробина, он обязательно отомстит первому, кто окажется на его пути. Но главная причина того, что произошло – моя расслабленность. Когда много лет  бродишь по лесам, стирается чувство опасности. Кажется, что ты уже всё знаешь, всё видел и тебя ничем не удивить. А на самом деле, всё немного иначе.

– Предчувствий в то утро не было?

 - Да нет. Всё как обычно. Собрал рюкзак выше головы. У меня в него всё вмещается: от палатки до фотоаппарата. Друзья-охотники при встрече смеются: «Сначала рюкзак, а потом его хозяин по тропинке идут».
А знаешь, почему выше головы? Зверь, чаще всего, нападает сзади и метит в шею, а высокий рюкзак её прикрывает. Многие ходят с низкими, я думаю, это неправильно. Должна быть защита. В том числе, когда ты становишься на отдых. За спиной неплохо бы иметь дерево, а перед глазами пространство,  которое контролируешь. Конечно, это если собаки нет. Собака – дополнительное зрение. Процентов так на пятьдесят. Что ещё? Ружьё взял одностволку, патроны.

– Разве иметь в лесу двухстволку  не надёжнее?

 - Для гусиной охоты, конечно, лучше иметь два ствола. Но я предпочитаю один. Один, это честно. У птицы ведь тоже должен быть шанс. Промахнулся, ну значит так тому и быть, ей повезло.  Я никогда не расстраиваюсь по поводу промаха. Не то что раньше, по молодости, когда матерился и ружьё на землю швырял.

– Вы приехали на место, пешком добрались до озера…

 -  До озера проскочили с Кучумом, собакой моей, десятку, даже не вспотели. А к полудню небо заволокло, потянуло дождиком. Сентябрь. Повернули на болота. Так немного короче и хотелось до дождя успеть к избе. Пару раз вылетали рябчики. Кучум смотрел на них, но с тропы не свернул. Не та дичь. Дождь все-таки заморосил, а кобель куда-то исчез. Ну, думаю, мало ли, может,  почуял кого. В общем, не придал этому значения, шел себе спокойно, даже про ружьё забыл. Мало ли, кто тут бродит? И тут, впереди лаем завёлся Кучум. «Зло как работает, похоже, зверь», - подумал я. Прошла ещё пара минут, и в просвете меж деревьями, у озера, показался пёс. Подбежал ко мне, будто сказать хотел: «Хозяин, смотри, какое там чудище!». Это был медведь. Он не обращал на меня никакого внимания, что-то рыл себе в болоте. Тут я и совершил ошибку. Снял рюкзак, достал фотоаппарат, положил ружье на рюкзак и двинулся к медведю.

– Азарт фотографа?

 –  Ну да. И только поднял камеру, как  понял, что зверь несётся на меня на всех парах. Успел  нажать спуск, бросить камеру на землю и  рвануть к ружью. Выстрел в воздух его остановил, он пропал из поля зрения. А я поднял с земли камеру, вытер ее и стал укладывать в рюкзак. Но тут собака кинулась от меня. Обернулся. На тебе! Мой медведь уже рядом и делает второй заход. Я заорал,  обложил его матом, потрясая над головой незаряженным ружьём.  И он снова исчез, а я удивился, насколько быстро он передвигается по лесу!

Собака заметно волновалась, и, было похоже, что медведь близко.
Я достал из пулевого отдела патронташа два патрона. Первый зарядил, второй взял в зубы, чтобы не тратить время на перезарядку. Двинулись дальше. Идём. Озеро уже позади. Слева бугор, справа болото, а впереди ручьевина. И тут собаку снова понесло куда-то в сторону. Обернулся, а зверь движется на меня со стороны бугра. Метров пять до него всего. Выстрелил навскидку, медведя качнуло, полетела шерсть, а я понял: в стволе была не пуля, а дробь. Эжектор, спасибо, сработал исправно. Быстро загнал другой патрон в ствол – ещё один выстрел в упор, и тут же получаю удар когтями. Спасли только широкие ремни рюкзака. Если не они, разворотило бы всю грудь.

 А зубы медведя уже у самого горла. В голове: «Пусть лучше рука, чем жизнь», – сунул руку ему в пасть. Ясно слышу, как затрещали сломанные кости.  Бью правой, свободной, в глаз, и сразу же в нос. Левой давлю ему в глотку, не позволяя освободиться от руки. Кричу прямо в его оскаленную морду: «Ах ты …, мне всего полтинник, у меня внук маленький растёт, а ты, сука, убить меня хочешь?!» Уклоняюсь от удара по голове и всё время смотрю ему в глаза, давлю на психику. А там – удивление. В самом начале атаки было яростное – «убью», а теперь  удивление – «почему он не падает?»

– Женя,  я помню, в молодости, ты мог легко ответить неадеквату, пристающему к людям. Хотя драться совершенно не любил.

 –  И сейчас не люблю. Но навыки остались. Бью, попадаю пальцем в ухо. Как он заревел! Именно заревел от боли и свалился на бок. Я по инерции падаю на него, вместе с рюкзаком, который так и не успел снять. Он оттолкнул меня всеми четырьмя лапами, после чего оба вскочили и остановились. Стоит медведь на задних лапах – в метре от него я. Дышим. И тут он наносит очередной. Я не успел уйти. Удар пришелся по голове вскользь и по касательной, чуть ниже правого  глаза. Кровь хлынула по лицу.

– С такими травмами: рука прокушена, голова пробита, рана на лице  – можно просто истечь кровью.

 – Я не знаю,  чем это объяснить… Представь: развороченная рука, видны сломанные кости, сухожилия и вены, а кровь не идёт, её просто нет. Мясо своё вижу, а крови нет! Первая, появилась, когда он зацепил лицо. Он стал осторожен, внимательно смотрит за моей правой. Понял, что угроза исходит от неё, и не обращает внимания на другую, искалеченную. Опять попадаю ему в ухо. Машинально, вдогон, пошла левая рука. Зверь делает вид, что хочет схватить именно её,  но меняет направление атаки и смыкает челюсти на правой. Я снова слышу знакомый хруст ломающихся костей и понимаю: «Кирдык тебе, брат. Теперь убьет». Без обеих рук, ну какой ты воин?

- Другие мысли были?

 – Нет. Никаких. Время как будто расширяется, и ты реагируешь  так, словно тебе кто-то подсказывает: «Сделай это. Правильно. А теперь это». А в голове чистота, пустота и никаких посторонних мыслей, эмоций. И ощущение, что видишь перед собой замедленное кино. Только ты не внутри его, а со стороны, зритель в кинозале.
«Кучум! Возьми его! Возьми!», – кричу изо всех сил собаке, которая всё это время вертится под ногами. И он понял, схватил медведя сзади. Зверь взревел от боли и бросив меня кинулся за псом. Но успел сделать только несколько прыжков. Лапа его вдруг подломилась, и он рухнул на землю. Пуля от второго выстрела всё-таки сделала своё дело.

 Он лежал на листьях, не в силах подняться, глядел в мои глаза не отрываясь. Я же, валясь от усталости, снял наконец с себя рюкзак. Поставил его так, чтобы медведь мог видеть хоть что-то перед собой и не отвлекался на меня. Кое-как, с трудом, разбитыми руками закинул на плечо ружьё, отозвал беснующуюся собаку и спиной, отступая назад, не отрывая взгляда от глаз медведя, медленно ушел.

Я добрался до избушки в которой жили рыбаки. Два километра в полном тумане, на автопилоте, с одной мыслью: «надо дойти». Мужики перевязали как могли, влили два стакана водки, как средство от шока, и на каракате (самодельный вездеход – Авт.) вывезли меня из леса.

–  Ты продолжаешь ходить в тайгу. Изменилось отношение к ней, ее обитателям?

 - Знаешь, потом уже, когда меня подлечили, подлатали, вышел я на небольшое болото. Посредине озерцо с пятак, за ним сосна, а под ней медведица с медвежонком. Как закричу: «Э-э-эй! Я пришел!» – победитель медведей, хозяин тайги такой. Медведица встала на задние лапы, посмотрела на меня, медвежонку дала  под зад и ушла. А я стою: «Что же ты делаешь-то дурак, – думаю, – неужели тебе ещё мало?»

 Я жалею о том, что случилось. Всё должно было быть по-другому. Если бы открутить назад, я прошел бы мимо, обошел его стороной. Медведя нужно понять. В лесу  мы  гости, а приходим в чужой дом и ведём себя в нём  словно хозяева. Хотя на самом деле настоящий хозяин там он. Медведь.


Рецензии
Впечатлило. Почему же он все - таки напал? У меня были несколько встреч с медведем, но совершенно другое отношение зверя:
http://proza.ru/2016/06/08/1653
http://proza.ru/2018/03/27/1860
С уважением Николай.

Николай Валентинов   06.02.2021 13:10     Заявить о нарушении
На это произведение написаны 2 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.