Шум осенних листьев

Основная похоронная церемония уже закончилась, и все гости, несколько минут назад с надрывами в голосе и слезами на глазах вспоминавшие покойного, теперь по очереди подходили к красивому белоснежному гробу для прощания. Я немного постоял в дальнем углу комнаты, а затем вышел на улицу.
Снаружи было слегка прохладно. Вся земля вокруг похоронного бюро была усеяна тысячами опавших жёлтых листьев, и припаркованные на стоянке чёрные автомобили напоминали лодки, пришвартованные в этом море желтизны. Пожелтевшие, но еще вполне упругие листья продолжали жёлтым дождём падать с верхушек деревьев.
На парковке между двумя чёрными машинами сидела женщина в ярко-красном платье. Она сидела прямо на тротуаре, как будто бы спрятавшись, и, когда я вышел из здания, она как раз достала из пачки длинную сигарету и теперь безуспешно щелкала зажигалкой в дрожащих руках, пытаясь закурить. Я сразу узнал её – это была вдова покойного Сергея. Кажется, её звали Наталья. Но то, что мне это было известно, показывать было отнюдь необязательно, даже нежелательно.
Я неторопливо подошёл ближе и, достав из кармана фирменную зажигалку, дал ей прикурить. Она подалась вперёд, неспешно затянулась и выдохнула облачко сладкого дыма, которое, изогнувшись причудливыми формами, немедленно растаяло в холодном воздухе. Она скользнула по мне взглядом, начиная с протянутой руки, в которой была зажигалка и заканчивая головой. Отведя взгляд в сторону, мимо меня, она усмехнулась:
- «Зиппо»? Как банально. Джентльмен зажигает сигарету даме.
- Это не «Зиппо», это «Саром», - поправил я, убирая зажигалку обратно в карман брюк.
- Правда? – с фальшивым интересом спросила она, приподняв левую бровь, но всё еще смотря куда-то вдаль, - Вы знали Сергея?
Ответ на этот вопрос пришлось обдумать.
- Нет, я не был с ним знаком, - ответил я, - Но знал я его очень хорошо.
Ответ, казалось, ни капли не смутил Наталью.
- А у меня всё ровно наоборот. По-моему, это я была с ним «знакома» последние девять лет, пока мы были женаты, но я никогда не знала его, - сказала она и снова затянулась. – Не могу назвать это «любовью». Любви больше не существует.
Возникла пауза. Я продолжал стоять, сунув руки в карманы – спешить было некуда, новая работа пока не появилась. Женщина, сидящая передо мной на тротуаре среди листьев, чем-то меня весьма заинтересовала, поэтому я решил просто молча подождать продолжения. И оно пришло.
- Мне кажется, те, кто говорят, что люди не меняются – не правы, - сказала она, - Они меняются, причём постоянно. Каждый шаг может изменить мир. Вы согласны? – она мельком взглянула на меня, но потом вновь опустила глаза, глядя на опадающие листья, - Когда-то давным-давно, по-моему, сотню лет назад я думала, что действительно люблю этого человека. Но сейчас мне кажется, что все мои чувства были лишь мимолётной иллюзией, которую я посчитала нужным закрепить и принять за реальность. Я была с ним всё это время, но это, скорее, была сила привычки, нежели необходимость. Сложно поверить, что ты живешь не в своём мире и не в сказке.
Она сделала еще одну паузу, затянувшись сигаретой. После этого она бросила окурок на лежащий на земле лист, но тот не загорелся, поскольку был еще влажным после ночного дождя. От окурка еще несколько секунд поднималась тоненькая изогнутая струйка дыма, но и она исчезла, растаяв в воздухе.
- Я начала понимать это несколько лет назад, - продолжила она, - Понимать, что не могу принимать свою жизнь за реальную, что существую по большей части лишь внутри себя, а этот мир может рухнуть в любую секунду. Странно, что реальный мир всё еще держится.
Она еще раз посмотрела на меня.
- Как вы думаете, что нас ждёт после смерти? Вы верите в загробную жизнь?
- Я – атеист, - честно ответил я.
- Я всегда считала, что наше существование прерывается полностью, раз и навсегда, - задумчиво сказала она, пропустив мою реплику мимо ушей, - Но не очень приятно осознавать, что оно является лишь мгновенной мизерной вспышкой, которая однажды погаснет, как бы ярко она не горела это единственное мгновение. Что-то во мне продолжало сопротивляться, противясь этой разрушающей гипотезе. Я не жду никаких мягких облачков с ангелочками, это слишком наивно. Я просто заинтригована чем-то… чем-то совсем другим. Невообразимым. Знаете, как у Ланы Дель Рэй.
Она прикрыла глаза и негромко пропела:
- Каждый раз, закрыв глаза,
  В рай тёмный попадаю я…*
Она ненадолго замолчала, глядя на своё платье.
- Я всё еще не могу признать, что забвение непоколебимо. Посмотрите – даже на похороны мужа я надела не чёрное, а красное платье, его любимое. Я решила, что это достойный ответ смерти. Видели бы вы, как его родственники пялились на меня, как будто я канкан станцевала, - она невесело усмехнулась.
- Красивое платье, - заметил я, сам не знаю почему.
Она продолжала говорить, открывая мне всё новые окна в свой разум, чтобы я мог заглянуть внутрь и увидеть всё многообразие мыслей этой удивительной женщины – и я смотрел, пусть даже большая часть этого многообразия была окрашена в разные оттенки одного и того же серого цвета. Любая другая на её месте уже поинтересовалась бы: «Не утомила ли я вас своими разговорами?» - но сейчас я был всего лишь зрителем в её театре, где она неспешно открывала мне все свои карты. Не из-за того, что могла доверять незнакомцу – наоборот, эта женщина больше не несла в себе доверия ни к кому в этом мире, она плотно закрылась ото всех в своей собственной голове, и сегодня, в день похорон её мужа, поневоле вынуждена была покинуть этот укромный и неприступный уголок. Безразличие к окружению в её голосе сменялось искренним, неподдельным, почти детским интересом к тому, что обыденным больше не являлось, что даже нельзя было ассоциировать с серой чередой повседневных дел и забот. Я всего-навсего оказался рядом в тот момент, когда два её мира – внешний и внутренний – соприкоснулись, взорвавшись потоком откровений, чувств, мыслей.
- Люди не любят тайн, они стремятся их раскрыть, – словно прочтя мои мысли, сказала она. – При этом они сами остаются тайнами навсегда – как друг для друга, так и для самих себя. Отказываются признавать свои ошибки, иногда – наоборот, не принимают своих побед, считая их мимолётной, случайной удачей, хотя сами приложили немало усилий, чтобы получить результат. Мне это всё больше не нужно. Все мои цели – иллюзия, фикция, я в них больше не верю. Я просто не хочу больше верить ничему из этого. Разве в мире нет чего-то, что способно удержать меня здесь? Смотрите, какие красивые листья.
Она подняла один упавший лист с земли и повертела в руке. Он был полностью жёлтым, этим самым напоминая отколовшийся осколок солнца. Наталья вертела этот листок, превращая его в крутящийся пропеллер, разглядывала его с таким интересом, словно изо всех сил надеялась, что листок раскроется перед ней, показав ей что-то новое, что-то скрытое глубоко в его природе. Этого, конечно, не произошло, и листок, выпущенный из её тонких пальцев, мягко спикировал обратно на мокрый асфальт.
- Честности больше нет, правда умирает вместе с людьми, хранящими её, - вздохнула Наталья и, подняв голову, посмотрела мне в глаза, - Кто вы? Подарите мне свою правду. Больше её никто никогда не узнает. Это всё, чего я прошу.
- Меня зовут Олег Проскурин, - ответил я, даже не моргнув. Вряд ли когда-либо я хотел так открыться кому-нибудь, но в этот момент понял, что могу дать ей то, чего она хочет. – Я – наёмный убийца, и это я убил вашего мужа.

Листья продолжали падать на землю, осень обретала всё новую власть на земле, проникая в каждый её уголок. Я и Наталья смотрели друг на друга еще пару минут, не отрывая взгляда, а затем я развернулся и ушёл, не оборачиваясь.
Мир позади меня остался прежним, но что-то изменилось внутри меня.
И это что-то способно было изменить весь мир.

*Lana Del Rey - Dark Paradise


Рецензии
Браво маэстро.... вы гений!!!

Ксения Лобачева   13.11.2014 01:52     Заявить о нарушении
Ох, спасибо, засмущали :)

Феликс Кривенцов   13.11.2014 13:37   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 2 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.